УДК 027.1(09С) - 4 Тургенев И.С.

Т. Н. Токмакова

К ВОПРОСУ ОБ ИСТОКАХ ФОРМИРОВАНИЯ РОДОВОЙ БИБЛИОТЕКИ И. С. ТУРГЕНЕВА

Аннотация. Статья посвящена исследованию книжных предпочтений семейства Лутовиновых-Тургеневых во второй половине XVIII - первой половине XIX в., в частности проблеме возникновения и формирования родовой библиотеки И. С. Тургенева. В данной статье освещена история возникновения родовой библиотеки И. С. Тургенева, выявлены литературные вкусы представителей рода Лутовиновых и Тургеневых, а также сделан вывод о влиянии книжной культуры семейства Тургеневых на формирование мировоззрения И. С. Тургенева. Статья основана на архивных (в том числе неопубликованных) документах и мемуарных исторических источниках.

Ключевые слова: книга, родовая библиотека, книжная мода, провинциальная книжная культура, книжные предпочтения, галломания.

Abstract. The article is devoted to the research of book preferences of the Lutovi-novs - Turgenevs in the second half of the XVIII century - the first half of the XIX century, in particular, the problem of the origin and formation of I. S. Turgenev's ancestral library. This article throws light upon the history of I. S. Turgenev 's ancestral library, identifies literary tastes of the Lutovinovs' and Turgenevs' representatives, and concludes that the literary culture of Turgenevs had the influence on the formation of I. S. Turgenev's outlook. The article is based on archives (including unpublished), historical documents and memoirs.

Key words: book, private library, bookish fashion, provincial bookish culture, book preferences, Gallomania.

Иван Сергеевич Тургенев - выдающийся русский писатель, популярность и известность которого не ограничивается ни пределами Российского государства, ни временем. Однако мало кто задается вопросом о том, какую роль могли сыграть его предки в формировании книжной культуры и мировоззрения писателя. В этой связи представляется весьма интересным и актуальным проследить истоки формирования родовой библиотеки, которую унаследовал И. С. Тургенев, и выявить особенности круга чтения представителей семейства Лутовиновых-Тургеневых.

В Орловском государственном литературном музее И. С. Тургенева хранится более 4,5 тыс. книг и журналов, принадлежавших писателю и его семье. Это книги библиотеки, которая находилась в усадьбе Тургенева -Спасском-Лутовинове. Они были перевезены в Орел в 1918 г. при основании музея. В составе библиотеки - книги с автографами В. Г. Белинского, А. И. Герцена, самого И. С. Тургенева.

История возникновения и формирования родовой библиотеки И. С. Тургенева уходит своими корнями вглубь XVIII столетия. Она отразила книжные предпочтения и читательские устремления нескольких поколений предков И. С. Тургенева. Библиотека Тургенева содержит ценнейшие материалы для воссоздания духовного облика не только великого писателя, для которого на протяжении всей жизни книги играли важнейшую роль, но и его семьи.

В письме от 12 июля 1874 г. из Спасского-Лутовинова И. С. Тургенев, описывая одному из ближайших друзей вид своего жилища, не забыл упомянуть о его достопримечательностях: рабочий кабинет с иконой, диван «само-сон», старые портреты в столовой, «очень хорошую библиотеку» [1, т. X, с. 261].

Основа родовой библиотеки Лутовиновых-Тургеневых закладывалась во второй половине XVIII в., когда в России наступил век светской книги. Библиотека формировалась на протяжении более чем столетия в глубине России, в селе Спасское-Лутовиново.

Начало образованию библиотеки положили книги основателя Спасской усадьбы, предка Тургенева по материнской линии, Ивана Ивановича Лутови-нова, и его брата Алексея, позже к ним присоединились книги бабки Тургенева, Екатерины Ивановны Лутовиновой-Сомовой. Им принадлежали книги, изданные в XVIII и первой четверти XIX в. В большинстве эти книги одеты в кожаный темно-бурый переплет с золотым тиснением на корешках. Но вместе с тем немало книг в дешевых издательских обложках. Очевидно, они покупались сразу большими партиями, и уже по прочтении для полюбившихся хозяевами книг заказывали переплет по своему вкусу.

Наиболее ранние дошедшие до нас издания этого собрания увидели свет в первой половине XVIII в. Среди старых книг - Библия на французском языке, вышедшая в 1739 г. в Эдинбурге, амстердамское издание сборника «Зритель, или современный Сократ», «Жизнеописания знаменитых мужей» Плутарха, сочинения Н. Буало [2, с. 15].

Следует отметить, что в семье Лутовиновых-Тургеневых прочно утвердилась любовь к книге. На протяжении долгих десятилетий ее представители неустанно пополняли полки своей родовой библиотеки книжными новинками и журналами. Иван Тургенев вырос в семье, где книга вошла в быт, где существовала прочная традиция и культура чтения, где был огромный по тем временам выбор книг. Вот типичная картина вечера в семье Тургеневых, которую описывает 12-летний Иван в письме к дяде: «В 8 часов сижу уж за столом классным на моем месте и оканчиваю письмо, на учительском сидит Ни-коленька ест шепталу и читает альманах, против меня Никанор читает «Телеграф», против Николеньки сидит г-н Мейер и читает там «Мифологию», маменька сидит за своим столом, учит немецкие слова» [1, т. I, с. 149].

Уже к началу XIX столетия Спасская усадьба постепенно становится одним из культурных гнезд серединной России, хозяева которой могли судить «о политике, о новых указах, о продаже, о романах, даже русских», любили читать, имели понятия о вещах, «вне их круга делающихся» [3, с. 126].

Братья Лутовиновы, чьи книги положили основу формирования родовой библиотеки, хорошо знали распространенный тогда в дворянской среде французский язык. И. И. Лутовинов1, пережив братьев, получил в наследство, очевидно, не только владения, но и книги.

Среди немногих книг первой половины XVIII в. отметим изданный на французском языке в Амстердаме журнал под названием «Зритель или современный Сократ» (1731). Он является единственной дошедшей до нас кни-

1 И. И. Лутовинов (1753-1813) обучался в Пажеском корпусе, где его однокашниками были Радищев, Тормасов, граф Морков. В 1785 г. он становится наследником родительского и дедовского гнезда.

гой, имеющей указание на принадлежность родному деду писателя П. И. Лу-товинову1; наличие ее опровергает версию о необразованности Петра Ивановича: как видно, он хорошо владел французским языком и интересовался чтением. На титульном листе издания имеется владельческая запись: «Из собственных книг Петра Лутовинова (нрзб.) доставших от Павла Мешкова. Иван Лутовинов № 125». Это свидетельство ценности, которую придавали книге, и указание на то, какими путями попадали книги в дом И. И. Лутовинова, а также и наиболее ранний знак каталогизации книг в Спасской библиотеке.

После пожара, случившегося в Спасском в мае 1839 г. и уничтожившего две трети усадебного дома, дедовские книги выжили. Они составили затем основу библиотеки И. С. Тургенева. Скорее всего, в результате пожара пострадали книги, приобретавшиеся родителями писателя. Как бы то ни было, но «ядро» родовой библиотеки сохранилось.

Среди разнообразных по тематике книг почти совсем нет литературы, связанной с религией. Равнодушие семьи Лутовиновых к религиозным вопросам подтверждается и самим составом библиотеки. Ее характер определяют книги преимущественно «вольнодумного» содержания. Лутовиновым принадлежали сочинения просветителей, подвергшихся в свое время преследованиям: сочинения Мабли, Рейналя, Руссо, известный трактат Мармонтеля «Инки или разрушение перуанской империи» (1777), «Утопия» Т. Мора. Здесь «полная коллекция» сочинений Руссо, изданная в 1775 г. (сохранилось 10 из 11 томов), посмертное издание сочинений Руссо, отпечатанное в Женеве (девять томов), три тома знаменитого трактата «Эмиль или о воспитании» (Женева, 1785), не менее знаменитая в Европе книга «Юлия или Новая Элоиза».

Оба владельца Спасского-Лутовинова - братья Алексей и Иван Луто-виновы (третий брат, родной дед И. С. Тургенева, Петр Иванович Лутовинов, умер рано, и в библиотеке сохранилась только одна книга с его автографом) были «усердными читателями»; их инициалы и автографы значатся на очень многих изданиях родовой библиотеки, обнаруживая интерес владельцев и к философским трактатам французских вольнодумцев, и к новинкам отечественной беллетристики [2, с. 15]. Последняя представлена в библиотеке сочинениями М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова, Я. Б. Княжнина, Г. Р. Державина, М. М. Хераскова и многих других авторов второй половины XVIII в. -первой четверти XIX в. Русские книги из родовой библиотеки были любимым чтением маленького Тургенева. Наиболее ранние его воспоминания связаны с двумя книгами, хранящимися в мемориальной библиотеке. Это «Рос-сияда» М. М. Хераскова и «Эмблемы и Символы» Н. М. Максимовича-Амбодика. Вот как описывает это сам Тургенев в письме от 18.09.1840 г. к другу своей молодости А. П. Ефремову: «В нашей части (комнате) стояли запыленные шкафы домашней работы черной краски со стеклянными дверцами. Там хранились груды книг 70-х гг., в темно-бурых переплетах, кверху ногами, боком, плашмя, связанных бечевками, покрытых пылью и вонявших

1 П. И. Лутовинов (1743-1787) - родной дед писателя. После смерти отца ему было отмежевано усадебное место в центре спасско-лутовиновского массива. Едва успев соорудить флигель, он умер в 1787 г. Построенную им усадьбу назвали Петровское. Петр Лутовинов прославился в Орловской губернии как человек беспутный, буйный и жестокий.

мышами. Мне было лет 8 или 9. Я сговорился с одним из наших людей, молодым человеком, даже стихоплетом, порыться в закрытых шкафах. Дело было ночью, мы взломали замок и я, став на его плечи, исцарапавши себе руки до крови, достал две громады: одну он тотчас унес к себе, - а я другую спрятал под лестницу и с биением сердца ожидал утра. На мою долю досталась «Книга эмблем» и т.д., тиснение 80-х гг. <...> Целый день я перелистывал мою книгу и лег спать с целым миром смутных образов в голове. <...> С тех пор я бегал к «Книге эмблем» пуще черта; и даже в прошлом году, бывши в Спасском, взял ее в руки с содроганием» [1, т. I, с. 201-202]. На многие годы сохранилось в душе воспоминание о чтении «Россияды» Хераскова. Дав его в том же письме к Ефремову, Тургенев потом снова через десятилетия воскресит его на страницах повести «Пунин и Бабурин»: «О «Россияда»! и о Херасков! Какими наслаждениями я вам обязан! Мы с Леоном уходили каждый день в сад, в беседку на берегу пруда и там читали - и как читали! или правильнее. он читал - и как читал!» [1, т. I, с. 200].

Инициалы и автографы Ивана и Алексея Лутовиновых стоят и на «Персидских письмах» Монтескье, и на рукописном переводе вольтеровского «Кандида», запрещенного Екатериной Великой [4, с. 66]. Им принадлежали «Размышления о множестве миров» [4, с. 186] Фонтенеля, «Житие канцлера Франциска Бекона» - одного из родоначальников английской материалистической философии. И, наконец, совершенно необычно в деревенской глуши в помещичьем доме на книжной полке стояли тома «Путешествий Пифагора», принадлежавшие перу одного из самых решительных и самых крайних деятелей Французской революции Пьера Марешаля.

Можно сказать, что в семье Тургеневых в полной мере испытали обаяние французских просветителей. Особое отношение было к Вольтеру. В Спасской библиотеке богатейшая коллекция сочинений «фернейского мудреца» на русском и французском языках. Уникален в составе лутовиновской библиотеки в рукописном переводе вольтеровский «Кандид», запрещенный Екатериной Великой. Список 1770-х гг. был изготовлен по заказу двоюродного деда писателя, бригадира А. И. Лутовинова (его инициалы имеются на корешке переплета). «Орловский» вариант перевода знаменитой повести включал в себя наиболее смелые, купированные в других переводах из цензурных соображений выпады против российского государственного устройства [5, с. 282-284]. К числу редчайших книг можно отнести и «Полное собрание всех до ныне переведенных на российский язык и в печать изданных сочинений г. Вольтера» [6, т. I, с. 177-178, № 1086], изданные известным просветителем екатерининского времени И. Г. Рахманиновым1. Такую же редкость представляет и «Размышления о греческой истории» аббата Мабли в переводе и с примечаниями А. Н. Радищева. Эта та самая книга, в которой Радищев осмелился сказать: «Самодержавие есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние».

1 В библиотеке сохранились отпечатанные в имении И. Г. Рахманинова Ка-зинка Тамбовской губернии части 2 и 3 задуманного издателем «Полного собрания сочинений Вольтера». Книги представляют собою редкое издание, уцелевшее во время пожара 1797 г. (тогда погибло 200 экземпляров второй части, 400 экземпляров третьей части и весь тираж четвертой части). Екатерина Великая распорядилась «выкупить и конфисковать» первые три части издания.

0 раннем знакомстве Тургенева с творчеством Вольтера, которое, вероятнее всего, произошла именно в домашней библиотеке, говорит отрывок из его письма от 1831 г., где он сообщает, что «в риторике... учил начало «Ген-риады» и ранее знакомые стихи Вольтера, на которые есть музыка» [1, т. I, с. 157]. Имя Вольтера упоминается на страницах повестей «Фауст», «Несчастная», «Вешние воды», в романе «Дворянское гнездо», в рассказе «Мой сосед Радилов».

Среди книг по русской истории на полках родовой библиотеки Лутови-новых было скандальное издание «Российская история» П.-Ш. Левака, которое являлось «первой основательной французской работой по русской истории» [7, с. 82]. В библиотеке Тургенева сохранился редкий парижский экземпляр данной книги1.

Такой подбор книг позволяет судить о том, что Лутовиновы стремились быть с веком наравне, что у них были широкие общественные связи. Очевидно, для И. И. Лутовинова не прошли бесследно годы учения вместе с А. Н. Радищевым в Пажеском корпусе.

В мемориальной библиотеке находится целый ряд изданий, посвященных Петровской эпохе и деятельности самого Петра, которого Н. Н. Новиков, как и многие другие современники, справедливо считали образцом просвещенного монарха. Не удивительно, что книги о Петре I заняли центральное место среди трудов по истории, издававшихся Н. И. Новиковым.

В 1788-1789 гг. Новиков предпринял 12-томное издание «Деяний Петра Великого». На корешках томов «Деяний», имеющихся в родовой библиотеке, значатся инициалы «Н. Т.», что дает возможность определить их принадлежность дяде писателя Николаю Николаевичу Тургеневу2, который долгие годы жил в Спасском-Лутовинове и, по свидетельству современников, имел большую библиотеку и числился среди библиофилов Тульской губернии.

События Великой французской революции, безусловно, не могли оставить равнодушными представителей семейства Лутовиновых. На полках родовой библиотеки появляются в оригинале коллекция мемуаров времен Французской революции в издании Баррьера, труды по истории гражданской войны в Вандее (1824), «Тайная история Французской революции» Пажеса (1800)и др.

Значительное место в родовой библиотеке занимали книги по древней и новой истории: сочинения Геродота, Фукидида, Плутарха, Тацита, Иосифа Флавия, Тита Ливия и др.

После смерти Ивана Ивановича Лутовинова книги унаследовала его племянница, Варвара Петровна Тургенева, мать писателя. Варвара Петровна не застала деда и бабку [8, с. 5]. Воспоминания рисуют В. П. Тургеневу как

1 Хотя в начале XIX в. держать эту книгу было небезопасно, так как ее

тома были запрещены.

2 Н. Н. Тургенев (1795-1881) - родной дядя писателя. В его характере сочетались веселый нрав, молодость и незаурядное физическое развитие, искренняя любовь к детям. Он стал истинным воспитателем для мальчиков, Ивана и Николая, в раннем возрасте. Судя по переписке, между дядей и младшим племянником были очень теплые и дружественные отношения. «Сударик» - памятное и ласковое слово

Н. Н. Тургенева в отношении к племянникам. Н. Н. Тургенев опекал семью брата, когда С. Н. Тургенева не было в Москве. Впоследствии дядя писателя несколько лет управлял Спасским-Лутовиновом.

женщину незаурядную, с живым острым умом, которая унаследовала необузданный нрав лутовиновского рода [9, л. 10]. Не получив достаточного образования в детстве, она впоследствии с гордостью заявляла, что «сама себя воспитала и образовала» [10, с. 28]. Приобретенные ею книги значительно расширили и пополнили библиотеку Лутовиновых.

Муж В. П. Тургеневой, Сергей Николаевич Тургенев1, - человек, несомненно, просвещенный, воспитанный в правилах строгой нравственности и нерушимой чести, герой 1812 г. С. Н. Тургенев служил в привилегированном кавалергардском полку, однако карьерного взлета сделать ему не удалось, возможно, из-за некоторых свойств его характера и отсутствия устойчивых связей в кругах знати [11, т. III, с. 230-232]. Несмотря на ум, развитость, он оставался человеком неуверенным в себе и внутренне скованным [12, с. 122].

Как уже упоминалось, семья Лутовиновых зачитывалась сочинениями французских писателей. В начале 1820-х гг. В. П. Тургенева записывает в памятной «Голубой тетради» [13, Ед. хр. 5, л. 23] поручение купить в московской книжной лавке французское издание «Персидских писем» Ш. Монтескье, несмотря на уже имеющееся в родовой библиотеке русское издание данного сочинения 1779 г.

0 своей любви к чтению Варвара Петровна признавалась своему сыну: «А я читаю, как поедают раки, книг много, да глаз нет» [14, л. 7]. Читательские интересы В. П. Тургеневой были очень разнообразны. «Путешествие было мечтой моей жизни», - признавалась она в письме к сыну [3, с. 125]. В библиотеке сохранилась богатая коллекция книг о путешествиях по Европе и Америке, описания путешествий в Индию, Китай, Турцию и другие страны. Среди приобретенных В. П. Тургеневой книг - 24-томное издание Делапорта «Французский путешественник» [4, с. 154], «Путешествие к Северному полюсу Кука» [4, с. 154], «Путешествие Мезендорфа в Оренбург и Бухару» [4, с. 154], ее автограф стоит на описании путешествия капитана русского флота Головина в Японию в 1811, 1812 и 1813 гг. [4, с. 154]. В библиотеке сохранилось издание «Писем русского путешественника» Н. М. Карамзина -одной из самых любимых книг в круге чтения в начале XIX в.

Помимо страсти к путешествиям, было еще одно увлечение у Варвары Петровны - это любовь к садоводству и в особенности к цветоводству. Варвара Петровна читала научные сочинения по естествознанию и всевозможные руководства по устройству садов и цветников, учила даже латынь, чтобы понимать названия цветов и трав. Среди книг данной тематики можно назвать труд знаменитого естествоиспытателя Ш. Бонне «Созерцание природы» [4, с. 60], «Естественную историю» Бюффона. В библиотеке сохранилась французская книга «Садовник-цветовод», подаренная ей детьми, Иваном и Николаем в день именин.

1 С. Н. Тургенев (1793-1834) 16 лет от роду поступил юнкером в кавалергарды, однако, несмотря на храбрость и ранение в бою, медленно продвигался по карьерной лестнице. В 1813 г. он стал поручиком, а спустя четыре года был жалован в штабс-ротмистры. В 1821 г. он вышел в отставку в чине полковника. Будучи знакомым с декабристами, он вплоть до самой смерти находился под надзором секретной полиции. Привлеченный рекламой некоего европейского доктора, якобы лечившего каменную болезнь особым способом, С. Н. Тургенев не получил должного лечения и умер. Иван был сильно потрясен смертью своего отца. С. Н. Тургенев был похоронен на Смоленском кладбище в Петербурге, но могила его потом затерялась.

Значительный интерес представляет обширное собрание драматических произведений на русском и французском языках. Известно, что у В. П. Тургеневой был свой крепостной театр в Лутовинове [10, с. 30]. Варвара Петровна очень любила французскую литературу, много читала и с увлечением занималась театральным искусством. В библиотеке находились зачитанные, иногда со следами театральной обработки пьесы молодого Грибоедова, Княжнина, Коцебу, комические оперы, переделки иностранных пьес, многотомные серии репертуара французских театров: «Комедии из театра господина Мольера, переведенные Кропотовым», пьесы Реньяра и Лессинга. Очень много было произведений отечественных драматургов - от комедии «Добродетель, увенчанная верность», сочиненной в 1774 г. М. Прокудиным, до знаменитой «Ябеды» В. Капниста и водевилей А. Шаховского, Н. Хмельницкого. На некоторых пьесах надпись - «Из книг Варвары Лутовиновой» [4, с. 112, с. 118].

В области художественной литературы вкусы В. П. Тургеневой определялись, скорее всего, так называемым легким чтением. Среди ее книг много популярных в то время французских романов д’Арленкура, Пиго-Лебрена, мадам Жанлис, Жан Батист Луве де Кувре, многотомные сентиментальные романы Сталь-фон-Гольштейн.

Конечно, мать Тургенева читала и русские книги. В. П. Тургенева приобретала басни Крылова, стихотворения Жуковского, повести Марлинского, но к русской литературе и русским писателям относилась свысока. Она говорила сыну: «Что такое писатель? По-моему писатель и писец - одно и тоже. И тот и другой за деньги бумагу марают. Дворянин должен служить и составить себе карьеру и имя службой, а не бумагомаранием. Да и кто же читает русские книги?» [15, т. I, с. 44].

Мать и отец Тургенева создавали в семье атмосферу уважения к книге, они следили за чтением детей и их успехами в учебе. У маленьких Тургеневых особой популярностью пользовалось «Собрание образцовых русских сочинений», включавшее в себя стихи Ломоносова, Державина, Крылова, Жуковского.

Совсем немногое можно сказать о пополнении библиотеки, сделанном Сергеем Николаевичем Тургеневым, отцом писателя. По уровню образования он стоял выше своей жены. Он знал не только французский, но и немецкий язык. Вероятно, ему принадлежали немецкие книги начала XVIII в. Скорее всего, С. Н. Тургенев вывез их из Германии во время заграничных походов против Наполеона, в которых он участвовал в составе наших войск. Можно думать, что ему принадлежал и «Опыт теории налогов», написанный его однофамильным декабристом и Н. И. Тургеневым, с которым С. Н. Тургенев был лично знаком и обменивался письмами. Книга сохранилась в библиотеке, несмотря на запрет имени Н. И. Тургенева в России после 1825 г. Известно, что во время путешествия во Францию в 1830-1831 гг. С. Н. Тургенев виделся с изгнанником, что послужило основанием для полицейского надзора за отцом писателя вплоть до самой смерти.

Как подчеркивал М. Н. Куфаев, в России тогда «признаком хорошего вкуса служило обладание запрещенными книгами» [16, с. 43]. Связи Тургенева с декабристскими кругами пока еще не вполне ясны, однако возможно, что они были более близкими, чем это принято считать. А сам Иван в характере отца видел черты независимости и свободолюбия1.

1 Сравните образ героя из автобиографической повести «Первая любовь».

Упомянутый Николай Иванович Тургенев принадлежал к масонскому ордену «иллюминаторов». Масонами считались и многие другие друзья Сергея Николаевича. А он сам? Не исключено, что и отец писателя примыкал к какой-нибудь ложе. Экслибрис на его книгах в семейной библиотеке явно вписывался по графике в масонскую символику: внутри правильного прямоугольника с изображением кирпичной кладки расположен овал в форме ока, по периметру которого прочитывается надпись «Из библиотеки» и ниже: «С. Н. Тургенева по каталогу №.» [4, с. 16].

Известно очень раннее развитие Ивана Тургенева. Можно с уверенностью полагать, что им он во многом обязан обширной домашней библиотеке. Еще более важную роль играла библиотека для Тургенева в годы его учения в Московском и Петербургском университетах. Ее книги создавали почву, фундамент для его созревания и развития. Так, например, известно, что свою первую автобиографию 15-летний Тургенев начал писать под влиянием только что прочитанной «Исповеди» Руссо. К своей родовой библиотеке писатель не раз обращался и в зрелые годы.

Книжное собрание Спасской усадьбы писателя уже при самом своем основании представляло большую ценность. Библиотека Лутовиновых-Тургеневых отразила читательские вкусы и устремления нескольких поколений предков писателя и имеет общие типические черты с другими книжными собраниями дворянских усадеб той эпохи. Столь обширная и разнообразная коллекция, собранная предками И. С. Тургенева, в тот период являлась редкостью. По своему содержанию книги, принадлежавшие Лутовиновым, очень разнообразны: сочинения древних и новых европейских авторов на французском языке, сочинения по философии, генеалогии, европейской истории, религиозно-мистическая литература (в том числе масонские издания), книги по военному делу, механике, гидравлике, книги о путешествиях, судебные справочники, пособия по устройству парков и садов, медицине, а также календари, книги по воспитанию, беллетристика и коллекция драматических произведений зарубежных и отечественных авторов для постановки домашних спектаклей. Анализ родовой библиотеки Лутовиновых-Тургеневых позволяет сделать вывод о богатстве и разнообразии книжного наследия, а ее владельцы предстают перед нами как незаурядные и разносторонне развитые личности, обладающие широким кругозором, стремящиеся идти в ногу со временем.

Список литературы

1. Тургенев И. С. Полное собрание сочинений и писем : в 28 т. / И. С. Тургенев ; АН СССР. - М. ; Л. : Наука, 1965.

2. Португалов, М. В. Тургениана: Статьи, очерки и библиография / М. В. Пор-тугалов. - Орел : Орл. отд-ние Госиздата, 1922. - 110 с.

3. Малышева, И. Письма матери / И. Малышева // Тургеневский сб. / под ред. Н. К. Пиксанова. - Пг., 1915. - С. 120-136.

4. Библиотека И. С. Тургенева : каталог. Книги на русском языке / сост. и автор вступит. ст. Л. А. Балыкова. - Орел, 1994. - Ч. 1. - 207 с.

5. Заборов, П. Р. Рукописный «Кандид» в библиотеке И. С. Тургенева / П. Р. Заборов // Сравнительное изучение литератур. - Л. : Наука, 1976. - 562 с.

6. Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII в. : в 5 т. - М. : ГБЛ, 1962.

7. Сомов, В. А. Книга П.-Ш. Левака «Российская история 1782 г.» и ее русский читатель / В. А. Сомов // Книга и библиотеки в России в XIV - первой половине XIX вв. - Л. : БАН СССР, 1982. - С. 73-89.

8. Чернов, Н. М. Провинциальный Тургенев / Н. М. Чернов. - М. : ЗАО «Центр-полиграф», 2003. - 425 с.

9. Государственный архив Орловской обл. (ГАОО). Ф. 231. Оп. 6. Ед. 32.

10. Афонин, Л. Повесть об Орловском театре / Л. Афонин. - Тула : Приокское книжное изд-во, 1965. - 243 с.

11. Сборник биографий кавалергардов : в 4 т. - М. : Минувшее, 2001. - Т. 3. - 402 с.

12. Ден, Т. П. С. Н. Тургенев и сыновья / Т. П. Ден // Русская литература. - 1967. -№ 12. - С. 120-138.

13. Институт русской литературы РАН (Пушкинский дом). Ф. 13506.

14. Орловский государственный литературный музей И. С. Тургенева (ОГЛМТ). Фотокопии. Ф. 7742.

15. И. С. Тургенев в воспоминаниях современников : в 2 т. - М. : Худ. лит-ра, 1983.

16. Куфаев, М. Н. История русской книги в XIX веке / М. Н. Куфаев. - М. : Пашков дом, 2003. - 360 с.

Токмакова Татьяна Николаевна аспирант, Орловский государственный университет

E-mail: Tokmakova_TN@mail.ru

Tokmakova Tatyana Nikolaevna Postgraduate student,

Orel State University

УДК 027.1(09С) - 4 Тургенев И.С.

Токмакова, Т. Н.

К вопросу об истоках формирования родовой библиотеки И. С. Тургенева / Т. Н. Токмакова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2012. - № 2 (22). - С. 12-20.