ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

7. Будучи формой рационализма, наукой о наивсеобщем и наиуникальнейшем в человеке

в аспекте его целостности, педагогика в этом отношении сходна с религией и медициной.

В этих науках первичны именно вторичная редукция сознания и имеет место соответствие реальности понятиям, а также огромно значение веры: медицинской и медицинского авторитета, религиозной и религиозного авторитета и педагогической веры и авторитета. Но это, разумеется, не означает тождество педагогики и медицины, педагогики и религии.

Разработанная методология исследования позволила выявить, сделать объектом анализа differentia specifica guid sit школы России, истории русской историко-педагогической мысли, тогда как ранее выявлялись лишь всеобщие основания педагогик.

Данная модель педагогического знания реализована в книге П.А.Гагаева ’’Философия школы России. Идея человека в русской культурноисторической традиции. История русских историко-педагогических учений XVIII-XX вв.: культурно-исторический аспект". Пенза, 1998.517с.

К ВОПРОСУ о ХРИСТИАНСКОЙ ПЕДАГОГИКЕ

Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО

С.И. Бреев, доцент кафедры педагогики МГУ им. Н.П. Огарева, кмед.н.

Для Достоевского характерно рассуждение такого рода, что человек есть тайна, которую надо разгадать, именно это и поможет ему стать настоящим человеком. Такое суждение сравнительно молодого писателя вполне согласовывалось со временем. В шестидесятые годы XIX столетия тема быть человеком широко обсуждалась педагогами, публицистами, художниками, учеными. Все они горячо откликнулись на статью выдающегося ученого Н.И. Пирогова, выступившего со статьей: «Вопросы жизни», которая была опубликована в 1856 году в журнале «Морской сборник».

Правда, Ф.М. Достоевский пришел к этой проблеме иным путем, на него большое влияние оказал французский писатель Виктор Гюго, в частности, его роман «Собор Парижской богоматери». В предисловии к этому роману он заметил, что в постановке вопроса о человеке Гюго является чуть ли не первым провозвестником. Сама эта мысль христианская и высоконравственная, ее формула: восстановление погибшего человека, задавленного несправедливо гнетом обстоятельств, застоя веков и общественных предрассудков. Эта мысль - оправдание униженных и всеми отринутых парий общества. Данная задача стала программой всей его жизни. Она носит просветительский, подлинно педагогический характер.

При этом следует иметь в виду, что просветители ХУ111-Х1Х вв больше внимания обращали молодежи. Хорошо известно, что выдающийся просветитель конца XVIII века Н.И. Бецкой ставил вопрос о воспитании новой породы отцов и матерей, что явилось толчком мощного педагогического движения екатерининских времен. Но Ф.М.

Достоевский сделал смещение в сферу взрослого человека. В письме к А. Майкову он признавался, что его первый замысел - это русский человек, уже в летах, который потерял веру в бога, «шныряет» по новым поколениям, по атеистам, по славянофилам, по русским изуверам, попадается, на удочку иезуитам, организатору - поляку, спускается от него в глубину хлыстовщины и под конец обретает землю русского Христа, русского бога. В этом изречении высказано отношение к «шатаниям» отечественной просветительской мысли, выражена его личная просветительская стратегия.

На первых порах Достоевский, подобно Н.П. Огареву, ограничивался постановкой скромного вопроса-поднятия в униженных их человеческого достоинства. Но и это, по глубокому убеждений писателя, не такое уж простое дело, разобраться в натуре «маленьких людей» сложно, задача трудная, процесс долгий и нелегкий.

Важнейшей предпосылкой осуществления восстановления человека является отказ от «трафаретного» понимания личности, свойственного дворянским кругам, преодолеть в себе своего рода барство, надо увидеть и в «маленьких людях» человека. В те времена среди просветителей получили широкое распространение теория разумного эгоизма и теория развития личности английского философа Джона Локка. Они широко обсуждались, по ним шли ожесточенные споры. Свое мнение по ним имел Ф.М. Достоевский. К ним он относился как к порождению западной цивилизации, неприемлемой для России. Россия - иная страна, чисто христианская, у нее должны быть свои постулаты. Основанием для решения проблемы

восстановления человека должно стать христианство. Но сама, можно утверждать, концепция восстановления человека, иначе его перевоспитания, у Достоевского сложилась не сразу, она претерпела свою эволюцию.

Для понимания генезиса данной концепции

представляет интерес его роман «Униженные и оскорбленные», в нем зафиксирован по существу начальный этап ее развития, намечаются контуры. И все это связано как раз с отношением к теории разумного эгоизма, выступающей в роли методологии процесса «восстановления» человека. Достоевский в романе явно полемизирует с Чернышевским, его романом «Что делать?», очень популярном среди молодежи в то время. В нем как раз и в художественных образах раскрывается суть разумного эгоизма, как способа регулирования человеческих отношений. Ее Чернышевский ввел в рамки лирической, любовной ситуации, проявляемой в известном треугольнике: Кирса-нов-Лопухов-Вера Павловна. Два молодых человека влюблены в одну молодую персону. По обычаям дворянской молодежи спор в этом случае решался на дуэли - знаменитая дуэль Онегина и Ленского. Чернышевский же, опираясь на теорию разумного эгоизма, предложил совершенно мирный способ разрежения жизненно важного для молодежи конфликта.

Аналогичная ситуация сложилась и в романе Достоевского «Униженные и оскорбленные». Правда, здесь изменен состав любовного треугольника: две девушки и один молодой человек - Наташа, Катя и Алеша. И в этом случае была предпринята попытка разойтись, сообразуясь с разумом, примерно так же. как и в романе «Что делать?» Но здесь все приняло другой драматической оборот. Наташа, увлеченная Алешей, покидает отчий дом, вступает в небрачные отношения с Алешей, что вызвало гнев у отца, который в порыве чувств изрекает проклятие своей дочери. Это для истинного христианина большое наказание, повод для большого семейного скандала, для родителей просто большой позор.

Получилось так, что теория разумного эгоизма у Чернышевского вроде стала благом, у него атеистический подход, у религиозного Достоевского та же теория явилась яблоком раздора.

И разрешить семейный конфликт, грозивший трагический исходом, помогло Евангелие, которое автор вложил в уста девчонки Нелли. С ним ребенка в детстве знакомил дедушка, с ним она учила заповеди Христа, в том числе заповедь любви и прощения. Об этом она и напомнила разгневан-

ным родителям, усмирила отца Наташи, внесла

мир и покой в отчий дом, где дочь была принята с радостью.

Обозначенный в романе «Униженные и оскорбленные» путь избавления человека от порока путем обращения к богу получает свое развитие в романе «Преступление и наказание». Здесь миссия залечивания глубоких душевных ран возложена на образ Сони, она выступает в роли Христовой совести преступника, заблудшего сына Раскольникова. Соня, познавшая всю мудрость Христа, побуждает Раскольникова принять покаяние, просить прошения перед всем светом, Раскольников просит Соню почитать ему Евангелие, как источник духовного возрождения.

В самом становлении концепции восстанов-

%

ления человека наметились собственные дополнения. Речь теперь идет не столько о выправлении исковерканной души, сколько о наполнении человека новой моралью, чувством христианского смирения, самовоспитания, как испитие чаши страдания. И страдание становится как бы основной нравственной категорией, при этом окончательно отвергается положительная роль разума в формировании человека, отдается предпочтение непосредственному чувству, самой жизни, которая способна поставить человека на ноги. И проблема разума, и чувства, и жизни - общие социально-психологические и педагогические понятия.

В более полном виде концепция восстановления человека, или его самовоспитания, развернута в романе «Идиот» в образе князя Мышкина. Этот литературный герой преисполнен Христовой правды, в нем уравновешены нравственные и духовные чувства, он разделяет идеал бедности, для него Христос - нравственный идеал, не нуждающийся в каком-либо обосновании. Христос нужен людям как символ, как вера, без него распадется само человечество, пофязнет в игре интересов. Истина плод усилий разума, Христос -нечто органичное, вселенское, все покоряющее. Для князя Мышкина страдание - высший критерий нравственности человека.

Свое законченное выражение педагогическая концепция Достоевского нашла в романе. «Братья Карамазовы» в образе Алеши Карамазова, послушника Зосимы. Для понимания главного ядра концепции представляет интерес юбилейная речь Достоевского, произнесенная им по случаю открытия в Москве памятника Пушкину Великого поэта он назвал правозвесником братств людей. Им сказано: Смирись, гордый

человек!