УДК 572.087

Н.С. Яковенко, соискатель, преподаватель, natashamal2005@hotmail.ru (Россия, Воронеж, ВГМА)

К ВОПРОСУ О ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ НАГРУЗКЕ АНТРОПОНИМОВ В РОМАНАХ В. В. НАБОКОВА «ИСТИННАЯ ЖИЗНЬ СЕВАСТЬЯНА НАЙТА» И «ЛОЛИТА»

Рассматриваются функциональные особенности литературных антропонимов в романах первой половины англоязычного творчества В.Набокова. Выявлены такие основные функции имен собственных, как аллюзийная, структурообразующая, ироническая, орнаментальная и функция скрытого авторского присутствия.

Ключевые слова: литературная ономастика, функции литературного

антропонима, творчество В.Набокова.

На современном этапе одним из наиболее актуальных направлений ономастики является изучение антропонимов художественного текста. Как известно, имя персонажа любого из произведений является неотъемлемым элементом формы художественного произведения, одним из средств, создающих художественный образ. Художественные тексты являются совершенно особой областью коммуникации, поэтому, помимо облигаторных языковых функций антропонима (номинативная, идентификационная, дифференцирующая), в художественном тексте доминируют иные функции: номинативная, прагматическая, эстетическая (стилистическая) и текстообразующая. Рассмотрение основных функций литературных антропонимов в англоязычных произведениях В.Набокова является целью данной статьи.

Английская исследовательница Дж.Т. Локрантц, изучившая ряд стилистических ономастических приемов в прозе В. Набокова, предложила их функциональную классификацию, которая включает 5 функций: аллюзийную, соединительную, тематическую, ироническую и орнаментальную [1, p. 45]. Данная концепция намечает возможности нового подхода к разработке всеобъемлющей функциональной классификации антропонимов на примере англоязычного творчества В.Набокова. Однако нам представляется возможным расширить классификацию Дж.Т. Локрантц, так как в ходе исследования романов первой половины английского творчества В.Набокова нами были выявлены дополнительные функции антропонимов: функция

маркирования скрытого авторского присутствия и текстообразующая функция.

Опираясь на исследования как отечественных, так и зарубежных лингвистов и на проведенный нами анализ можно сделать вывод, что важнейшей функцией антропонимов в прозе В.Набокова является

текстообразующая. Под текстообразующей функцией понимается способность ономастических единиц быть связующим и конструктивным элементом содержательно-смыслового информационного пространства и структуры текста.

Одним из важнейших для понимания смысла романа «Истинная жизнь Севастьяна Найта» является «шахматный» текстообразующий ономастический ряд. Так, фамилия главного героя Knight имеет «шахматное» значение - «конь», все остальные персонажи также соотнесены с фигурами, а топонимы в пространстве текста - с различными шахматными реалиями. Первая возлюбленная Найта - Клэр Бишоп (Clare Bishop, Bishop - по-английски «шахматный слон»). Вторая женщина, ворвавшаяся в жизнь Найта, первоначально носила фамилию Туровец (ср. русское название ладьи - «тура»), затем эта героиня в замужестве стала мадам Лесерф (в этой фамилии, если отбросить французский артикль le, скрывается анаграмматически зашифрованный «ферзь»). Имя дяди Севастьяна Г. Стайнтона (H. Stainton) только одной буквой в фамилии отличается от имени Говарда Стаунтона (Howard Staunton) - английского шахматиста и историка шахмат, чемпиона мира в 40-х годах XIX века.

«Шахматная» тематика помогает объединить персонажей и события в систему. Так, в молодости Севастьян вместо подписи под своими стихотворениями рисовал черного шахматного коня, такого же коня, только что снятого с доски, держит в руке Павел Речной, открывая дверь повествователю г-ну В. Но только в конце романа открывается более важный смысл данного “снятия с доски”: место, где находится больница, куда всю ночь и весь следующий день стремится повествователь., безумно желая застать своего брата в живых, называется Сен-Дамье (St.Damier), а damier по-французски значит шахматная доска. Рассказчик не сразу вспоминает это название, но, оказавшись в кабинке телефона-автомата, он замечает, что «какой-то безвестный художник начал было чернить квадраты - шахматная доска, ein Schachbrett, un damier... В мозгу у меня что-то вспыхнуло, и слово осело на языке: Сен-Дамье!». Some anonymous artist had begun blacking squares — a chess board, ein Schachbrett, un damier.... There was a flash in my brain and the word settled on my tongue: St Damier! [2, p. 185].Так, географическое название и упоминание о снятом с доски коне соединяются в финале романа в формулу “В Дамье нет Найта” = “на доске нет коня”. Кроме того, мать главного героя умирает в городке Рокбрюн (Roquebrune, от французского глагола «roquer» - рокироваться). В романе «Истинная жизнь Севастьяна Найта» также встречаются два прозвища, мотивированных ситуативно и состоящих только из нарицательного компонента - Белый и Черный (Black, White) - это персонажи, разыгрывающие партию в шахматы белыми и черными фигурами соответственно. (Белый оказывается Павлом Речным, а Черный

- его родственник). В другой главе романа «мы наблюдаем за кротким

стариком-шахматистом по фамилии Шварц [нем. «черный»], как он «присаживается на стул в комнате дома призрения, чтобы показать мальчику-сироте, какходит конь...» [3, с. 167].

Как и «Истинная жизнь Себастьяна Найта», роман «Лолита» пронизан структурно-тематическими ономастическими рядами, в значительной степени обусловливающими смысловой потенциал текста. Среди основных рядов есть ряд, связанный с именем и фамилией Лолиты Гейз, Гумберта, «карменовский» (связанный с темой новеллы «Кармен» П.Мериме) и другие.

Обратившись к некоторым из этих рядов, начнем с «карменовского» ономастического ряда. Стремясь придать истории отношений Гумберта и Лолиты черты извечной человеческой драмы, повторяющейся в различных вариантах в разные времена и эпохи, В. Набоков соотносит её с целым рядом известных типологически схожих сюжетов, в числе которых и сюжет «Кармен». Тут и многочисленные упоминания о Кармен: песенка «О Кармен, Карменситочка, вспомни-ка там. и гитары, и бары, и фары, тратам <...> » [4, с.78], O my Carmen, my little Carmen, something, something, those something nights, and the stars, and the cars, and the bars, and the barmen [5, p. 79].

Главную героиню Гумберт называет my little Carmen (моя маленькая Кармен), Carmencita , пронизывают текст и франкоязычные вкрапления-цитаты из новеллы П. Мериме:

Changeons de vie, ma Carmen, allons vivre quelque part où nous ne serons jamais séparés; [5, p. 394].

Carmen, voulez-vous venir avec moi? [5, p.394].

Таким образом, проблема структурно-тематических

ономастических рядов напрямую связана с основными мотивами набоковского текста. Практически всякий конкретный пример присутствия того или иного мотива имеет антропонимическое выражение и, как показывают наши наблюдения, в целом система мотивов и антропонимы, задействованные в их выражении, подчинены игровым целям.

Еще одна важная функция художественных антропонимов -аллюзийная функция - выступает у В.Набокова в комбинации с оценочной и текстообразующей, так как намеки на те или иные культурноисторические реалии, литературные факты и онимы дают писателю возможность показать свое видение окружающего мира, дать косвенную характеристику персонажу и выстроить текстообразующие ономастические ряды. Наиболее частотными в романах В.Набокова являются аллюзии на авторов и героев произведений русской и зарубежной художественной литературы. В их числе - Г.Флобер (учительницу музыки Лолиты зовут мисс Ламперер - имя учительницы госпожи Бовари); Шекспир (годы жизни которого зашифрованы в автомобильных номерах ВШ 1564 и ВШ 1616 , и др.); Дон Кихот,

Достоевский, Чехов, Гоголь и др. Исследователь творчества В.Набокова Карл Проффер приводит список из более 50 авторов, которые не стали «утраченными аллюзиями» [6, с. 31].

Принято считать, что использование литературных аллюзий способствует выполнению конечной цели коммуникации - воздействию информации на реципиента (читателя). Предполагается, что литературные аллюзии должны быть достаточно широко известными, поэтому авторами в основном привлекаются классические произведения мировой литературы. Обыгрываемые имена героев подобных произведений стали нарицательными, входят в обязательные фоновые знания современного образованного человека. Отправитель информации (автор), как полагают некоторые филологи, надеется, что при дешифровке адресат (читатель) не испытывает трудностей. Считается, что авторы будто бы активно помогают читателям при разгадывании аллюзий, указывают на фамилию создателя персонажа или название претекста. Данное утверждение лишь отчасти является верным в отношении творчества Набокова, т.к автор не всегда пытается облегчить задачу читателю - интеллектуальный уровень автора достаточно высок и он рассчитывает на такого же эрудированного читателя. Так, исследователь творчества В.Набокова американский литературовед Карл Проффер в своей книге «Ключи к "Лолите"» утверждает, что «мало кто из писателей требует от своей аудитории больше, чем Набоков. Исходные данные предполагают, что идеальный читатель «Лолиты» должен быть опытным литературоведом, свободно владеющим несколькими европейскими языками, Шерлоком Холмсом, первоклассным поэтом и, кроме того, обладать цепкой памятью» [6, с.11].

В связи с именем Севастьяна Найта (Sebastian Knight), главного героя романа «Истинная жизнь Севастьяна Найта», представляется принципиально важным как для понимания смысла романа, так и для определения взаимодействия между различными структурнотематическими ономастическими рядами исследовать историю возникновения данного имени. Следует сказать, что имя Севастьян не имело хождения в русском высшем сословии, к которому принадлежал его отец в то время - конец XIX - начало XX века. То есть, можно предположить, что автор при выборе данного имени руководствовался желанием “зашифровать” некий дополнительный смысл всего произведения. В имени «Севастьян Найт» заложено несколько аллюзийных игровых элементов, используемых в тексте. В романе указана дата рождения главного героя - 31 декабря, согласно святцам в этот день празднуют именины люди по имени Севастьян. Как известно, Святой Себастьян - христианский святой, почитаемый как мученик. Согласно легенде, Себастьян был римским легионером, капитаном лучников, который принял христианство и стал обращать в свою веру других. За это император Диоклетиан приказал казнить его. 20 января 354 г. Первое

житие Св. Севастьяна появилось в V веке и постепенно обрастало новыми подробностями, в частности, Святой Себастьян приобрел славу защитника от чумы. Можно сделать вывод, что Набоков, делая акцент в заголовке романа на то, что речь пойдет об истинной жизни главного героя, проводил параллель с жизненным путем Святого Севастьяна, который в тайне исповедовал христианство. И хотя в романе Набокова нет прямых ссылок на религиозный аспект данной аллюзии, «тайная» сторона жизни Севастьяна Найта - это именно то, что пытается разгадать повествователь. Кроме того, имя «Севастьян» вызывает ассоциацию с муками Святого Себастьяна и, соответственно, с муками творчества, которые испытывает главный герой на всем протяжении романа.

Другое значение слова «knight» - «рыцарь» - также обыграно в тексте и соотнесено с «творческим» каламбурным рядом. Автор учитывает и то, что в картах «knight» становится «валетом», а это вызывает ассоциативные связи (на уровне фабулы) с романом «Король, дама, валет» (King, Queen, Knave). Правда, это значение - устаревшее и в названии английской версии романа сам В. Набоков использует более употребительный в современном языке синоним «knave», но в данном случае нужно учитывать сознательную ориентацию писателя на использование редких слов и значений. Knight также выступает в романе в отношения с омонимом «night» - «ночь», - и это позволяет В. Набокову создать связующие звенья между «шахматным», «творческим»,

«шекспировским» рядами, а также оппозициями «черное - белое» и «свет

- тьма». Наконец, можно предположить, учитывая склонность В. Набокова зашифровывать своё имя и инициалы в именах своих персонажей, что в романе «ИжСН» рассказчик В. повествует о писателе Н.(первая согласная в фамилии Knight по правилам английского произношения не читается, получается удобный инициал Н).

Аллюзийная функция окказиональных антропонимов часто сочетается с оценочной и иронической функциями, что подтверждается примерами из романа «Лолита»: I was under impression that the accursed playlet belonged to the type of whimsy for juvenile consumption, arranged and rearranged many times, such as... «The Emperor New Clothes» by Maurice Vermont... [4,c.279].

Вследствие этого у меня сложилось впечатление, что проклятая пьеса принадлежит к типу прихотливых пустяков для детской аудитории, приспособленных и переделанных тысячу раз, как, например,. «Новое платье короля» неких Мориса Вермонта.. ,[5,с.258].

Maurice Vermont^ Maurice (Maeterlinck) + (Paul) Ver(laine)+ (K.Bal)mont (Морис Вермонт - контаминация имён трех знаменитых символистов: бельгийского драматурга Мориса Метерлинка, П. Верлена и К. Бальмонта).

Еще одна функция, выполняемая антропонимами в романе В. Набокова - функция маркирования скрытого авторского присутствия,

- достаточно часто фиксируется в текстах В. Набокова, в особенности применительно к окказиональным именам собственным. Автор настойчиво подчеркивает свой контроль над текстом, использует весь спектр возможностей, которыми располагает. Согласно А.Долинину, Набоков вводит в тексты свои атрибуты (бабочки, шахматы, «цианистые

каламбуры») и своих заместителей, через которых диктует авторскую волю, доказывая тем самым полную власть над «приватным миром» [7, с.455-456]. Цель Набокова - включение своей персоны в широчайший контекст культуры - достигается путем прямого или закодированного упоминания личного имени, фамилии или псевдонима в собственных произведениях. Чаще всего присутствие Набокова на лексическом уровне мы обнаруживаем в именах-анаграммах второстепенных персонажей, в которых зашифровано имя самого автора. Например, в анаграмме Вивиан Дамор-Блок - имя дамы-драматурга в «Лолите»[5,с.33]: Vivian Darkbloom (Вивиан Дамор-Блок) ^ Vladimir Nabokov (Владимир Набоков). В эссе «Первое стихотворение» читаем: «Вивиан Дамор Блок, моя философская подруга, в последние годы говаривала, что тогда, как ученый видит все, что происходит в точке пространства, поэт чувствует все, что происходит в точке времени». Среди одноклассников Лолиты есть ученица по имени Виола Миранда — анаграмма Владимир Н.

Орнаментальная функция окказиональных имен собственных в набоковском тексте, вероятно, далеко не главная, однако и она вносит дополнительные штрихи в создание особого игрового пространства набоковской прозы. Чаще всего мы апеллируем к ней в тех случаях, когда другие функции не представляются особенно перспективными. Орнаментальная функция окказиональных антропонимов обычно выступает в комбинации с определенными элементами набоковской фонетики, с ритмическим рисунком предложения или абзаца, а также рифмами и созвучиями. Homberg (Гомберг), Hamburg (Гамбург), Homburg (Гомбург), Humberg (Гумбург), Hamburger and a Humburger, Dorothy Humbird (Доротея Гумбард) от Humbert (Гумберт). Shirley Holmes (Шерли Хольме) от Sherlock Holmes (Шерлок Холмс).

Таким образом, можно сделать вывод, что художественные антропонимы в романах В. Набокова «Истинная жизнь Севастьяна Найта» и «Лолита» выполняют ряд конкретных функций: текстообразующую, аллюзийную, оценочную, орнаментальную и функцию маркировки скрытого авторского присутствия. Системное изучение функционирования имени собственного в контексте художественного произведения дает возможность не только полноценно осознать «сложное единство» авторского текста, но и выявить текстовые механизмы, осуществляющие реализацию языка в его эстетической функции.

Список литературы

1. Lokrantz J. T. The Underside of the Weave: Some Stylistic Devices Used by Vladimir Nabokov. Uppsala: Almquist and Viksell, 1973. 133 p.

2. Nabokov V. The Real Life of Sebastian Knight Из-во

Vintage,1992. 224c.

3. Набоков В. Истинная жизнь Севастьяна Найта: Роман / пер. с англ. - СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2008. 352 с.

4. Nabokov V. Lolita: Книга для чтения на английском языке.

Бином пресс, Тверь, 2005. 544 с.

5. Набоков В. Лолита: Роман / пер.с англ. авт. СПб.:

Издательский Дом «Азбука-классика», 2008. 416с.

6. Карл Проффер. Ключи к "Лолите". СПб, Изд-во: Симпозиум, 2000. 304 с.

7. Долинин А. Цветная спираль Набокова// Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Роман. Эссе, интервью, рецензии. М., 1989. С.622-669.

N.S. Yakovenko

THE FUNCTIONAL PECULIARITIES OF LITERARY PROPER NAMES IN NABOKOV’S NOVELS «THE REAL LIFE OF SEBASTIAN KNIGHT» AND «LOLITA» .

Key words: literary onomastics, literary proper name function, V.Nabokov’s works.

Получено 2 04.2011 г.