Sie

die

den

Text

Beschreiben Strafprozessordnung.

— Lesen Sie «Strafverfahren».

— Ordnen Sie den Textabschnitten bberschrifte zu.

— Unterstreichen Sie die Schliisselworter.

[das Strafverfahren, das

Ermittlungsverfahren, gerichtliches Verfahren, der Beschuldigte, der Staatsanwalt, Beweise erheben, das Gericht, der Vorsitzende des Gerichtes, die Verhandlung, die beteiligten Personen, die Verkundung des Urteils]

— Sammeln Sie die Defmitionen.

[der Beschuldigte, der Angeklagte, der Belastungszeuge, der Entlastungszeuge, das Prinzip «in dubio pro reo»]

— Geben Sie Antworten auf die entstandenen Fragen.

— Schreiben Sie die relevanten Fachworter im Bezug auf einen konkreten Gegenstand (hier: Strafverfahren) heraus.

[eine Tat j-m zur Last legen, die Anklage, der Freispruch, die Verurteilung]

— Wiederholen und tiben Sie die notigsten grammatischen Strukturen.

[zu + Infinitiv, Passiv, Satzgefiige]

Machen Sie AuPerung zum Thema «Strafprozessordnung».

[Das Strafverfahren regelt das Verfahren der Gerichte, des Staatsanwalts und der Untersuchungsorgane in

Strafsachen. Es gliedert sich in Ermittlungsverfahren und gerichtliches Verfahren. Das Ermittlungsverfahren wird vom Staatsanwalt geleitet. Dabei soil man Beweise einer Straftat erheben und den Sachverhalt aufklaren. Das gerichtliche Verfahren fuhrt der Vorsitzende des Gerichts. Die beteiligten Personen sind hier Schoffen, der Rechtsanwalt, der Staatsanwalt, die Zeugen und der Angeklagte selbst. Wahrend der Verhandlung vernimmt man die Zeugen und den Angeklagten, schatzt man Beweise ein. Nach der geheimen richterlichen Beratung wird der Urteil verkiindet. Dabei gilt das Prinzip «in dubio pro reo». Das heisst im Zweifel muss man fur den Angeklagten sprechen. Der Urteil kann als Freispruch des Angeklagten oder seine Verurteilung lauten]

Подобная методика ранее применялась в практике преподавания немецкого языка. При наличии базовых знаний и выполнении предваряющих упражнений (повторение и закрепление в упражнениях соответствующих грамматических конструкций, лексического материала) она способствует достаточно уверенному использованию языка для решения профессиональных вопросов, а именно при обработке печатной информации (документация, тексты договоров, статьи) или в устном общении (переговоры, выступления).

Поступила 21.01.05.

ИЗУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА 3. ДОРОФЕЕВА В КОНТЕКСТЕ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ТРАДИЦИЙ ЛИТЕРАТУР ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ

Т. И. Кубанцев, доцент кафедры финно-угорских литератур МГУ им. 77. 77. Огарева

В статье творчество зачинателя мордовской литературы 3. Дорофеева рассматривается в аспекте преемственности традицийи новаторства. Это позволяет автору глубже проникнуть в суть его художественных исканий, осуществить типологическое сопоставление его творчества с литературами финно-угорских народов Поволжья и Урала.

Художественная литература как эс- этапы становления и развития, опреде-

тетическая категория имеет свою спе- ленным образом влияющие на всю ее

цифику, исторические корни и традиции, эволюцию. Этот процесс многомерный,

Ш Т. И. Кубанцев, 2005

его бытование обеспечивается творчеством неповторимых творческих индивидуальностей. Путь каждого художника в литературу своеобразен. Вместе с тем есть ряд обстоятельств — как социально-политических, так и общественно-эстетических, — которые создают условия для появления на литературной арене творческих индивидуальностей. Особое значение среди них имеют предшествующий художественный опыт, его творческий результат. «Результат этот тем значительнее, — отмечает академик А. Бушмин, — чем полнее, совершеннее осуществлено творческое преобразование унаследованного, воспринятого элемента. Высший эффект преемственного развития литературы состоит не в полноте и частоте сходства последующего с предыдущим, а в их различии. Если при этом сходство позднего с ранним и сохраняется, то сохраняется как нечто общее в разных индивидуальностях, как сходство отдельных аспектов в непохожем целом. Так по крайней мере проявляют себя преемственные связи в творчестве больших художников»1. Вывод А. Бушмина созвучен высказыванию Н. Чернышевского о том, что предшествующий художественный опыт может «...оказывать на последователей, в зависимости от степени их дарования и понимания общественного назначения искусства, и благотворное воздействие — возбуждать к самостоятельному творчеству. . ,»2.

От тезисов, высказанных исследователями, в значительной мере зависит решение многих идейно-эстетических и художественных задач, касающихся как научной трактовки тех или иных общелитературных явлений,так и творчества отдельных писателей. В то же время при изучении историко-культурных явлений и фактов, а также при исследовании современного литературного процесса критики и литературоведы чаще всего характеризуют литературные закономерности, жанры, метод и его стилевые проявления, издержки и передержки, пози-

тивные и негативные моменты явлений или отдельных произведений — иначе говоря, замыкаются в структуре художественного произведения. Личность автора (не в биографическом, а в творческом смысле) при этом почти не учитывается. А между тем в литературе и искусстве «творческая индивидуальность — это личность писателя в ее важнейших социально-психологических обстоятельствах, ее видение и художественное претворение мира, это личность художника слова в ее отношении к эстетическим запросам общества, в ее внутренней обращенности к читательской аудитории, к тем, ради кого создается литература»3.

Появление творческих индивидуальностей в конечном счете можно рассматривать как показатель художественного прогресса духовной культуры народа в целом, как интеллектуальный фактор ее развития, ибо творческая индивидуальность писателя — это высокохудожественное отражение социальной, исторической и духовно-нравственной памяти народа, это фактор, ускоряющий процесс формирования и закрепления новых эстетических и художественных начал в литературной культуре народа, и наконец это типологически наиболее концентрированное проявление общечеловеческих начал национальной литературы, национальная гордость народа и богатство общества.

С обозначенных выше позиций относительно категории «творческая индивидуальность» мы и исходили при изучении наследия 3. Дорофеева (1890— 1952), заложившего прочную основу мордовской художественной литературы. Его появление на литературной арене — факт весьма примечательный. Не имея достаточного творческого опыта, 3. Дорофеев за какое-то десятилетие прошел путь от первых полуфольклорных стихотворений до социально-исторических полотен эпического характера. Это — яркий, наглядный пример его «ускоренного созревания», свидетельство того, что

поэт встал на путь сознательного исторического творчества. Причем надо иметь в виду что «ускорение» означает не просто убыстрение, но и возникновение новых новаторских черт: пристальное внимание к глубинным закономерностям и вопросам жизни, стремление к более широкому философскому осмыслению и художественному обобщению явлений действительности. 3. Дорофеев как бы предвосхитил известное положение М. Горького и воплотил в своей творческой практике «не только две действительности — прошлую и настоящую, но и... действительность будущего»4, поднявшись на большую высоту художественного осмысления и воплощения реальной жизни.

Раннее приобщение к общественным делам и проблемам позволило писателю выработать четкую гражданскую позицию, дало ему широту политического мышления. Глубокое знание жизни мордовского народа, понимание его интересов, психологии, отношения к происходящим событиям — еще одна причина «ускоренного созревания» 3. Дорофеева как поэта-реалиста.

Важной особенностью творчества 3. Дорофеева является и то, что национальная жизнь отражена им сквозь призму революционно-демократического идеала. Этому служит, в частности, и жанровая система его произведений, которая свидетельствует о постоянном углублении реализма. Начав с романтизма, 3. Дорофеев расширил его диапазон за счет обращения к различным жанровым формам (стихотворение, поэма, рассказ, очерк), осмысляя разные стороны жизни — социальную, историческую, политическую, философскую. В этом смысле благодаря ему мордовская литература сформировалась как целостная жанрово-эстетическая система.

Жанровое богатство творчества 3. Дорофеева проистекало из богатства его реалистического метода. Вместе с тем он опирался на философско-мировоз-зренческий опыт национального фольк-

лора и на опыт русской литературы предшествующих эпох — В. Жуковского, А. Пушкина, А. Кольцова, М. Лермонтова, Н. Некрасова и др., что позволило ему сделать большой шаг вперед в эстетическом развитии. Его вклад в мордовскую литературу — целостная эстетическая система, отличающаяся высотой реалистического метода, в котором социологический анализ исследования мордовской жизни обогащен постановкой философских и нравственно-этических проблем человеческого бытия.

В творчестве 3. Дорофеева живо воплотились, по выражению Н. Тихонова, «самый образ и давление времени». Художественная эстетика поэта родилась как отклик на жизнь действительную, она возникла из боли поэта, уязвленного в самое сердце страданиями народа. В его произведениях с самого начала звучало эхо героической борьбы за свободу от национального и социального гнета.

3. Дорофеев вошел в мордовскую литературу как певец гражданского долга и человеческого мужества, как представитель поколения, естественно включившегося в борьбу за новую жизнь, наделенного обостренным сознанием великих перемен. С первых же поэтических выступлений 3. Дорофеев зарекомендовал себя как поэт-новатор, искатель непроторенных путей в искусстве слова. Огромная жажда постижения перемен в революционную эпоху, страстное стремление найти, увидеть героев рубежа веков — вот что характеризует творческую индивидуальность основоположника мордовской литературы.

Художественное наследие 3. Дорофеева как историко-культурное явление не может быть в полной мере объяснено и понято исходя из одного лишь национально-культурного контекста. Сопоставление творчества 3. Дорофеева с другим национальным материалом поможет найти новый подход к изучению некоторых магистральных явлений или процессов в истории не только мордовской, но и других национальных литератур, ибо «рас-

сматриваемые сравнительно в контексте мирового (или регионального) развития национальные литературы нередко выступают своими новыми гранями, обретают новое значение» (И. Неупокоева). Отсюда возникает необходимость изучения творчества 3. Дорофеева в контексте финно-угорской общности литератур, и прежде всего в сопоставлении с творчеством марийца С. Чавайна, удмурта К. Герда, коми И. Куратова. Общим, типологически сближающим явлением в творчестве всех основоположников стало то, что каждый из них, хотя и с различных позиций, решал проблему приобщения своего народа к прогрессивным социальным тенденциям эпохи.

В будущем в контекст рассматриваемой проблемы можно включить и творчество венгерского поэта Шандора Пе-тефи. Ш. Петефи, 3. Дорофеев, С. Ча-вайн, К. Герд, И. Куратов — это явления сходного типологического порядка в литературно-эстетическом, философском и в научно-филологическом плане. Опередив национальные литературы поволжско-приуральского региона в художественном развитии по крайней мере на целый порядок, Ш. Петефи в то же время органично вписывается в более широкий культурологический контекст — общероссийский, в зону пересечения его с европейским. В этой зоне и формировалось то общее «культурное пространство», в сфере воздействия которого оказались, с одной стороны, Ш. Петефи, а с другой — представители литератур финно-угорских народов поволжско-приуральского региона.

Разумеется, по стадиально-типологическому уровню развития венгерская и мордовская литература середины XIX — начала XX в. — явления несравнимые. Биографические данные Ш. Петефи также не дают оснований говорить о каких-либо контактах с представителями региона, но тем не менее его появление на литературной арене Венгрии в разгар венгерской революции 1848 г., на наш взгляд, служит основанием для тех или

иных типологических сопоставлений его поэтических произведений с произведениями зачинателей литератур поволжс-ко-приуральского региона, ибо их творчество — это своего рода «единое звено» общего идеологического явления, отражающее судьбы народов в их эволюционном развитии.

Рассмотрение исторической основы и духовно-культурного своеобразия в литературном развитии финно-угорских народов является важным и необходимым условием для объективного установления закономерностей возникновения и формирования их регионально-эстетического и регионально-художественного единства. В этой области достигнуты определенные результаты. Для многих появившихся за последние годы исследований характерны общие черты эстетического и социологического анализа литератур финно-угорских народов, широкое применение сравнительного и типологического методов исследования литературного процесса, его закономерностей, сущности и форм общности, соотношения национального и интернационального, общего и особенного.

Вместе с тем приходится констатировать, что еще не создано работ, в том числе и по творчеству 3. Дорофеева, в которых бы полно, с учетом реальной практики мордовской литературы была представлена целостная картина закономерностей ее становления и развития. Требует уточнения и углубления методология систематизации и обобщения опыта русской литературы, нуждаются в усовершенствовании принципы анализа финно-угорских литератур в их единстве и неповторимости.

Современные филологические исследования, привлечение новых архивных материалов позволяют значительно уточнить и углубить жанровую систему мордовской литературы, внести коррективы в раскрытие тех явлений и процессов, которые до сих пор остаются недостаточно изученными или воспринимаются как противоречивые. Кроме

того, писательская индивидуальность, психология и стиль далеко не в первую очередь учитываются при анализе творчества отдельных художников слова. Не в должной мере принимается во внимание и историко-литературный контекст эпохи.

Осмысление творчества 3. Дорофеева под указанным углом зрения позволяет глубже проникнуть в суть его художественных исканий, раскрыть то, что роднит его творчество с основоположниками литератур финно-угорских народов, с одной стороны, и с русской классической литературой — с другой.

От решения этих задач зависит понимание многих проблем как общелитературного характера, так и творческих индивидуальностей, в том числе и 3. Дорофеева.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бушмин А. С. Преемственность в развитии литературы / А. С. Бушмин. М., 1978. С. 97.

2 ЧернышевскийН. Г. Полн. собр. соч. : в 15 т. М., 1949. Т. 2. С. 125.

3 Алешкин А. В. Творческая индивидуальность писателя и накопление художественных ценностей / А. В. Алешкин // Современная мордовская литература (60—80-е годы). Саранск, 1991. С. 9.

4 Горький М. Собр. соч. : в 30 т. М., 1960. Т. 29. С. 82.

Поступила 24.05.05.

ПЕЧАТЬ И ЛИТЕРАТУРА НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И РАЗВИТИЕ

П. Ф. Потапов, профессор кафедры современной журналистики и общественного мнения МГУ им. 77. 77. Огарева

В статье прослеживается воздействие региональной печати на литературу. Анализируются публикации, в которых рассматриваются актуальные аспекты идейно-эстетического и художественного развития современных литературных традиций и литературного процесса народов Поволжья — мордовского, татарского, чувашского. На основании анализа работы средств массовой коммуникации автор приходит к выводу о том, что художественное слово и в наше сложное время находит отклик в душах людей.

Литература народов Поволжья дает богатый материал для размышлений, сопоставлений и выводов. Через создание самобытных национальных характеров писатели совместными усилиями решают не только узконациональные проблемы, но и общероссийские, общечеловеческие. В этом они постоянно помогают друг другу. Недаром еще В. Г. Белинский отмечал: «Народы начинают сознавать, что они — члены великого семейства человечества, и начинают братски делиться друг с другом духовными сокровищами своей национальности»1.

Процесс формирования художественного творчества народов Поволжья был сложен, отличался по времени и интенсивности развития. Большим препятствием для зарождающихся литератур было отсутствие письменности на родном язы-

ке, а следовательно, и отсутствие собственных печатных традиций.

Национальная художественная литература у татар имеет сравнительно древнюю историю, уходя корнями в богатое наследие письменной культуры эпохи Волжской Болгарии. Заметно в ней влияние и тюркско-мусульманской культуры Востока. Широко известны среди поволжских татар были поэмы болгарского поэта Кул-гали «Кисс-и Иусуф» (нач. X в.), татарского поэта Мухамедьяра «Тухвани мар-дан» и «Нуры содур» (XVI в.)2. Начиная с XIX в. татарская литература стала испытывать ощутимое воздействие со стороны рационалистически-реформаторско-го, а затем демократическо-просветительского движения. Участились переводы на татарский язык художественных произведений русских писателей.

С) П- Ф. Потапов, 2005