А. В. Никандрова

ИЗДАНИЯ ДНЕВНИКОВ ПИСАТЕЛЕЙ 1990-2000-х ГОДОВ (к вопросу о специфике жанра)

Работа представлена кафедрой книгоиздания и книжной торговли Северо-Западного института печати Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор К. Д. Гордович

На примере публикаций дневников писателей в журналах и книжных изданиях постсоветского времени рассматривается жанровое своеобразие этих текстов: функциональная роль «заготовок», художественная составляющая, сосуществование разностильных отрывков и др. Ставится вопрос о роли редактора и комментатора в подготовке дневников писателей к изданию, о характере «вмешательства» в авторский текст.

Ключевые слова: дневники, записные книжки, рабочие «заготовки», жанровые особенности, редакторское «вмешательство» в текст, феномен совместных дневников, комментирование.

A. Nikandrova

PUBLICATIONS OF WRITERS’ DIARIES IN 1990-2000 (on the genre specificity)

Viewing the publications of writers ’ diaries in magazines and book editions of the post-Soviet time, the author of the paper considers the genre originality of these texts: the functional role of rough works, the art component, coexistence of fragments of different styles, etc. Special attention is given to the role of an editor and a commentator in preparation of writers’ diaries for publication and to the character of “intervention” into the author’s text.

Key words: diaries, notebooks, working rough copies, genre features, editorial intervention into text, phenomenon of joint diaries, commenting.

Дневники писателей в постсоветский период издаются достаточно активно. Прежде всего стоит сказать о журнальных публикациях. В ряде толстых литературных журналов мы встречаем постоянную рубрику «Из дневников писателей», в которую, как правило, включаются очерки по проблемам литературного развития. Так, на протяжении 5 лет в «Новом мире» печатали очерки А. Солженицына «Из литературной коллекции» (1997-2000, 2003 гг.), в этом же журнале за 2004 г. опубликована статья В. Маканина «Ракурс. Одна из возможных точек зрения на новый русский роман». В журнале «Дружба народов» в 2005 г. были опубликованы воспоминания Е. Долгопят «Страна забвения. По мотивам дневниковых записей». В этом разделе выступают иногда постоянные авторы, например, в журнале «Звезда» это Ольга и Владимир Новиковы («Дневник двух писателей», 2006, 2008 гг.). Дневник писателя может быть посвящен и общественным проблемам. Продолжается традиция «Дневника писателя» Ф. Достоевского, когда по различным вопросам общественной жизни высказывается известный писатель. Например, в журнале «Октябрь» был опубликован очерк О. Павлова «Правопорядки» (2008, № 8), а в журнале «Знамя» - очерк Ю. Карякина «Перемена убеждений» (2007, № 11). Дневники писателя в данном случае выступают как художественно-публицистический текст, и можно говорить не столько о расширении жанровых особенностей дневника, сколько о привлечении внимания к материалу, который принадлежит перу авторитетного человека.

Кроме того, в разделах «Мемуары», «Из литературного наследия» за последние деся-

тилетия напечатаны дневники многих русских писателей и литературных деятелей. Особенность этих публикаций и в том, что они, по аналогии с художественными произведениями, чаще всего печатаются с названиями. При подготовке к изданию редактор отбирает дневниковые записи иногда по годам, и тогда в названии приведены годы, в которые записи велись (например, Н. Эдельман «Дневник (1980-1984)» (журнал «Звезда», 2000, № 7), М. Пришвин «Дневник 1937 года» («Октябрь», 1995, № 9)). Иногда редактор или публикатор выделяет наиболее значимый аспект и в качестве названия использует фразу из авторского текста (например, И. Дедков «Обессоленное время» в журнале «Новый мир», 1998, № 5, 6).

Журнальные публикации дневников писателей можно рассматривать и как вполне самостоятельные художественные произведения, отражающие своеобразие авторского стиля, передающие неповторимую личность писателя, особенности его личной судьбы и общественной жизни.

В постсоветские годы многие дневники писателей вышли однотомными и даже многотомными изданиями. Отдельного разговора заслуживает история публикации дневников М. Пришвина: на сегодняшний день выпущено уже 8 томов. В 2-х томах вышли дневники К. Чуковского, З. Гиппиус. Можно назвать целый ряд однотомных изданий (дневники М. Булгакова, М. Кузмина, Р. Ивнева, И. Бабеля и др.).

Параллельно с активизацией изданий дневников писателей идет изучение особенностей этого жанра. В Варшавском университете

прошли конференции, посвященные эго-жанрам. Защищены диссертации Н. Г. Крюковой «Дневники И. А. Бунина в контексте жизни и творчества писателя»; А. М. Новожиловой «Петербургские дневники Зинаиды Гиппиус («Синяя книга», «Черная книжка», «Серый блокнот»): проблемы поэтики жанра» и др. Опубликованы статьи, посвященные дневникам писателей и рассматривающие жанр дневника писателя в контексте литературы и культуры (Л. А. Рязанова «Об освоении литературного наследия М. М. Пришвина»; П. Крючков «Большой Чуковский»; С. Рудзи-евская «Дневник писателя в контексте культуры ХХ века» и др.).

Исследователями отмечен ряд наиболее характерных жанровых особенностей дневников писателей. Наиболее очевидная из них - двойственность дневников: с одной стороны, они являются своеобразным «черновиком», и это подчеркивает «произвольная логика творческого процесса, спонтанность, элементы потока сознания» [5, с. 13], с другой стороны, дневник представляет собой «беловик», первый вариант, который одновременно является и последним. Лишь в некоторых случаях автор возвращается к своим записям, добавляя пометки на полях (например, М. Пришвин) или дорабатывая текст в надежде на публикацию (З. Гиппиус).

Некоторые исследователи готовы объединить дневник писателя с записными книжками [3, с. 10]. Основания для этого есть -тот и другой текст может быть «заготовкой» для будущих произведений. Однако если записные книжки - это именно рабочие записи только для себя, то дневники можно рассматривать и как художественные произведения, предполагающие читателя.

Например, для М. Пришвина изначально дневники были материалом для последующих произведений, он часто рассказывал о тех идеях, которые у него возникли в процессе написания дневников, делился сомнениями по поводу того или иного персонажа уже написанного или только задуманного произведения. Пришвин в дневниковых записях отмечал, с каким настроением он создает то или иное произведение, приводил эпизоды, послужившие толчком к написанию произведения.

Пришвин часто записывал в дневниках конкретные сюжеты для будущих произведений, прописывал характеры персонажей в дневниках. Его дневник - это действительно творческая лаборатория писателя: «Сюжет для рассказа. Нелюдимая старуха и приват-доцент. Был такой доцент, очень тосковал и завел себе старуху, но старуха оказалась мрачною: не вступала в разговор, не отвечала на шутки...» [7, с. 8]. В 1920-е гг. из дневниковых записей Пришвина рождаются повести «Мирская чаша» и «Раб обезьяний», очерк «Башмаки», рассказы «Родники Берендея» и «Ленин на охоте».

Особо стоит остановиться на вопросе о разностильности, многосоставности дневников - в них сосуществуют размышления, диалоги, «картинки» из жизни и т. д. Писателю важно сохранить память не только о событии, свидетелем или участником которого он был, но и об эмоциональном состоянии, сомнениях и противоречиях, о реакции других людей.

Например, З. Гиппиус вела свои дневники в форме не просто подневных записей событий, для нее была важна сиюминутная фиксация настроений и впечатлений прожитого дня, этому способствовали и пометы о времени и месте записей. Она как автор постоянно присутствует на страницах своего дневника, иногда смотрит на происходящее со стороны, иногда ведет прямой диалог с будущим читателем. У Гиппиус есть и свой главный герой - это сам город, Петербург, который является основным образом в дневнике. Вместе с автором читатель следит за его судьбой, гуляет по его улицам и ужасается повседневному быту революционного города.

Ю. Казаков в «Северных дневниках» тоже приоткрывает свои душевные волнения и сомнения и постоянно «присутствует» на страницах дневника, подробно описывая, в каких условиях ведутся записи. При этом важно не просто изложение фактов, а настроение автора, пытающегося осмыслить жизнь окружающих его людей. Эти тексты являются ярким примером неоднородности дневников, их многосоставности и разностильности. «Северные дневники называют книгой очерков, но это не совсем точное определение. Книга Казакова сочетает в себе и собственно

дневник, и готовые очерки, и материалы для будущих рассказов. Так, например, последняя глава «Северного дневника» посвящена ненецкому художнику Тыко Вылке. Впоследствии Казаков написал о нем повесть «Мальчик из снежной ямы» (1972-1976) и сценарий фильма «Великий самоед» (1980).

В числе изданных в последние годы дневников писателей нельзя не отметить уникальный жанровый феномен совместных дневников. Это две необычные книги дневников - «Мы с тобой. Дневник любви» М. М. Пришвина,

В. Д. Пришвиной (1996 г.) и «Дневник Мастера и Маргариты» М. А. Булгакова и Е. С. Булгаковой (2005 г.). Наличие двойного авторства уже нарушает особенности эго-жанра, по определению не предполагающего соавторов. Более того, в этих книгах принципиально значим и третий создатель текста - составитель-комментатор, который отбирает материал, компонует дневниковые записи (в дневниках Пришвиных это Л. А. Рязанова, в дневниках Булгаковых -

В. И. Лосев). В результате в книге Пришвиных записи Валерии Дмитриевны идут параллельно с записями Михаила Михайловича, дополняя и комментируя их, а в книге Булгаковых - по датам, соответствующим записям Елены Сергеевны, подобраны письма Михаила Афанасьевича, благодаря этому рождается удивительное созвучие мыслей и чувств.

При издании дневников писателей роль редактора и комментатора крайне велика. В большинстве случаев дневники издаются после смерти писателя, поэтому подготовкой текста занимаются именно публикаторы. Авторские записи неизбежно требуют «вмешательства», но очень корректного и тактичного.

Например, при подготовке к изданию первого тома дневников М. Пришвина в 1991 г. издатели стремились представить основной текст наиболее полно, сверяя материалы по рукописям дневников, хранящимся в РГАЛИ. Составители постарались полно передать пометы, сделанные автором на полях, слова, выделенные в автографе, даются в издании вразрядку, сохранено написание названий месяцев с прописной буквы по автографу, тематические подзаголовки как наиболее важные авторские пометы, без которых не будет пол-

ностью понят смысл произведения. Но записи Пришвина все-таки подверглись небольшим изменениям: были опущены несущественные повторы, записи бытового характера, хозяйственные расчеты.

Обобщая наблюдения о специфике жанра дневника писателя, отметим принципиальную связь дневников с художественным творчеством автора - в проблематике, авторской установке, стилистике. Одна из особенностей дневников - в сочетании сугубо личного с общезначимым. Автор на страницах дневника воспринимается как литературный герой этого текста, а те, о ком он пишет, - как персонажи. Дневниковый текст - это не «уход» от литературы, а другая ее форма.

Обратим внимание на словарное определение жанра дневника, согласно которому дневник - это периодически пополняемый текст, состоящий из фрагментов с указанной датой для каждой записи. Но необходимо отметить, что дата, хотя и является одним из важных признаков дневников, не всегда обязательна. Некоторые писатели в своих дневниках отмечали не дни, а только годы повествования, а некоторые - и вовсе не записывали конкретную дату. Например, в кавказском дневнике А. Пушкина две записи («Мы достигли Владикавказа» и «Мы ехали из Арзрума») не имеют даты. Записи без дат можно встретить в лицейском и кишиневском дневниках поэта. Еще один пример - дневники Е. Шварца 1955-1956 гг., которые легли в основу его «Телефонной книжки», представляющей собой миниатюрные портреты современников писателя.

Остается спорным вопрос - есть ли основания считать, что дневники писателей отличаются от дневников представителей других профессий. Видимо, да, поскольку и в дневниковых записях профессиональный писатель остается художником и даже записи «для себя» не может не ориентировать на возможного читателя.

Можно предположить, что в ближайшие годы процесс издания дневников писателей будет развиваться. Тем актуальнее стоящие перед исследователями задачи по изучению специфики жанра и обобщению опыта комментаторов и издателей дневников писателей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гордович К. Совместные дневники Пришвиных и Булгаковых как жанровый феномен // Михаил Пришвин: диалоги с эпохой. Елец: ЕГУ им. И. А. Бунина, 2008. С. 134-138.

2. Крючков П. Большой Чуковский // Новый мир. 2007. № 12. С. 172-180.

3. Михеев М. Дневник как эго-текст. СПб.: Изд-во СПбГУ 2007. 264 с.

4. Пивоварова Л. Дневник как литературная форма // Ученые записки Казанского государственного университета. 2007. Т. 149. Кн. 2. С. 144-151.

5. Рудзиевская С. Дневник писателя в контексте культуры ХХ века // Филологические науки. 2002. № 2.

С. 12-19.

6. Рудзиевская С. Художественные возможности и истоки жанра дневника писателя // Вестник Литературного института им. М. Горького. М., 2002. № 1. С. 85-92.

7. Рязанова Л. А. Об освоении литературного наследия М. М. Пришвина // Михаил Пришвин и русская культура XX в.: сб. ст. Тюмень: Вектор Бук, 1998. 189 с.