ФИЛОЛОГИЯ ПЛЮС..

М.В. Орлова

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ПАМЯТНИКА Н.В. ГОГОЛЮ: штрихи к портрету скульптора Н.А. Андреева

В статье рассказывается об истории создания первого памятника Н.В. Гоголю в Москве. Чтобы дополнить «написанный» разными исследователями портрет скульптора Н.А. Андреева новыми штрихами, используются забытые, ранее не опубликованные материалы, хранящиеся в отделе рукописей Государственной Третьяковской галереи.

Ключевые слова: памятник Н.В. Гоголю; Москва; скульптор Н.А. Андреев; художница М.П. Гортынская; портрет.

Казалось бы, об истории создания первого памятника Г оголю в Москве, как и о скульпторе Андрееве, уже все написано. Памятник «живет» сто первый год, скульптору посвящены статьи и книги. Художница Мария Петровна Гортынская, жена Николая Андреевича Андреева, в своих неопубликованных воспоминаниях1 отмечала достоинство работ искусствоведов А.В. Бакушинского, А.И. Замошкина и особенно Л.П. Трифоновой . Впрочем, перечисленные имена упомянуты Г ортынской в связи с работой Андреева над образом В.И. Ленина, художница рассказала об этом этапе искусствоведам и сама не оставила подробных воспоминаний.

В 1997 г. в номере 43-44 журнала «Наше наследие» опубликована статья Н. Семеновой «Скульптор Николай Андреев», в которой автор, отойдя от канонического изображения Андреева-творца «Ленинианы», представила скульптора многогранным художником, назвав его «целой эпохой русского искусства». Хотя такая формулировка достаточно шаб-

лонна, она справедлива. К сожалению, некоторые факты, упоминаемые в статье, даны Н. Семеновой без ссылок на источники, что снижает научную ценность использованного ею интереснейшего материала.

В 2009 г. издан многолетний иллюстрированный труд историка А. Шефова «Скульпторы Николай и Вячеслав Андреевы», где подробно изложена творческая биография братьев Андреевых - художников Николая Андреевича и Вячеслава Андреевича Андреевых. Автор ссылается на работы искусствоведов В. Зименко, Н. Дубовицкой и многих других.

Во втором и третьем томах «Бахрушинской серии» (2009 г.) среди материалов, собранных в начале ХХ в. Алексеем Александровичем Бахрушиным, представлена хроника событий, связанных с этапами создания памятника и его открытием.

К столетию со дня открытия памятника в периодической печати появились статьи, в которых были впервые опубликованы забытые документы . Особого внимания заслуживает статья сотрудника Государственной Третьяковской галереи Натальи Ильиной «Вокруг памятника Гоголю»4. Автором впервые представлены уникальные материалы, хранящиеся в отделе рукописей Третьяковской галереи в фондах Николая Андреевича Андреева, Ильи Семеновича Остроухова и Александры Павловны Боткиной. Н. Ильина цитирует письма современников Андреева, представляет фотографии закладки памятника Гоголю, макета на строительной площадке, модели памятника в мастерской Н.А. Андреева, пригласительные билеты, программы торжеств по случаю открытия памятника и другие материалы.

Во время работы в отделе рукописей Третьяковской галереи для комплектования одного из фондов Дома Н.В. Гоголя были «открыты» малоизвестные документы, по разным причинам не публиковавшиеся ранее. Этим забытым документам посвящена данная статья в связи с необходимостью дополнить новыми штрихами портрет Н.А. Андреева в годы создания памятника Н.В. Гоголю.

Известно, что гоголевские торжества в России в начале XX в. отмечались с невиданным размахом. О Гоголе писали книги, статьи, стихи, его именем называли улицы, учебные заведения, издавали его сочинения. Дмитрий Философов в 1905 г. в письме к Илье Остроухову, в то время уже известному коллекционеру сообщил о том, что в «Кружке любителей изящных изданий» членами кружка разыгрываются 26 оригинальных рисунков Кардовского в беспроигрышную лотерею по 15 рублей билет. В Петербурге издан «Невский проспект» Гоголя с иллюстрациями Кардовского - 125 экземпляров, и на днях книга поступит в продажу и в Москве, 25 рублей экземпляр5. О новых изданиях сочинений Гоголя, доступных широкому кругу населения, в юбилейные годы писали в газетах. Например, в 1909 г. в газете «Русские ведомости» сообщили: «Главными новинками на книжном рынке по части Гоголя являются два издания: одно - петербургское (товарищество «Общественная польза», другое - московское (издание т-ва И.Д. Сытина)»6.

В 1902 г. был организован комитет по сооружению памятника Гоголю, его возглавил городской голова князь В.М. Голицын. В 1905 г. избран новый московский городской голова - Н.И. Гучков, он стал и главой комитета. Гучков был компаньоном, родственником и сторонником взглядов И.С. Остроухова, избранного попечителем Третьяковской галереи в том же, 1905 г. Комитету по сооружению памятника Остроухов предложил отказаться от конкурсов, поручив работу одному талантливому скульптору, и сам провел удачные переговоры с Андреевым.

В начале XX в. имя скульптора мало известно. Он интенсивно работает и живет в доме, в то время находившемся во владении художника-мраморщика В.И. Орлова, в Большом Афанасьевском переулке . В 1957 г. на доме 27, строение 3 была установлена мемориальная доска с надписью: «В этом доме в 1900-1932 годах жил и работал выдающийся советский скульптор Николай Андреевич Андреев». Диапазон творчества Андреева

широк. «Произведения этих лет очень неравноценны и разностильны. В них проявились импрессионизм, и модерн в различных его проявлениях, и стилизация, и воздействие искусства примитива, а какой-то мере налет Парижского салона», - охарактеризовала период Л.П. Трифонова8. Первая скульптурная работа, посвященная Андреевым Гоголю - бюст, установленный в Миргороде в 1904 г. Остроухов считал этот бюст удавшимся, а скульптора - высокоталантливым.

М.П. Гортынская в главе воспоминаний, названной «Памятник Н.В. Гоголю», в рукописи зачеркнула первую фразу: «Николай Андреевич не любил говорить о своей работе над памятником (как и вообще о своих работах), но очень интересно рассказывал о лете, проведенном на Полтавщине...». Художница не написала в воспоминаниях о поездке Андреева на родину Гоголя, рассказав об этом в разное время искусствоведам. Текст главы воспоминаний начинается с упоминания о необычном условии, поставленном Николаю Андреевичу комитетом перед началом работы: если хоть один из членов комитета будет против проекта Андреева, комитет обратится к другому скульптору9. Как известно, проект памятника позже, 28 апреля 1906 г., был принят единогласно. Во время работы над образом Гоголя скульптор читал произведения писателя, делал зарисовки, много фотографировал. Исследователи неоднократно писали о том, что при создании барельефов постамента Андрееву позировали актеры Московского художественного театра, сестры, писатель В.А. Гиляровский, сестра Н.В. Гоголя Ольга Васильевна Гоголь-Головня.

Не раз отмечалось, что Андреев ценил работу с натуры. Как преподаватель Строгановского училища Андреев, по словам Гортынской, признавал только работу с натуры. Художница вспоминала о занятиях в классе скульптора: «Нам позировали гуси, петухи с курами, лиса, медвежонок, обезьяна Яшка. Все это находилось в непрерывном движении, от которого голова шла кругом»10. Скульптору нравился профильный портрет Гоголя,

сделанный с натуры дедом М.П. Гортынской Э.А. Дмитриевым-Мамоновым в 1852 г.11, а для изображения писателя, по утверждению Л. П. Трифоновой, Андрееву позировал брат - Вячеслав Андреев. Таким образом, при работе над созданием памятника непосредственное восприятие натуры совместилось с воображением художника12.

Зимой 1906 г. Андреев предложил студенткам, своей будущей жене и ее подруге, по словам художницы «в память о прежних заслугах, как он сказал, принять участие в рисовании с натуры в мастерской его соседки, скульптора Синицкой <...>». «Николай Андреевич, - продолжает Гортынская, - тут уже был не преподавателем, а рисовал сам. С осени следующего года мы перебрались к нему в “маленькую” мастерскую - в “большой” он лепил фигуру Г оголя для памятника и никого к себе не пускал; барельефы

13

к памятнику, уже отформованные, висели на стенах» . На зимних и весенних каникулах 1907 г. в подмосковном имении Дарьино под руководством Андреева все желающие и среди них актеры Московского художественного театра лепили из снега «огромную бабу в виде маркизы». «Тетя, после моего возвращения домой, - писала М.П. Гортынская, - довольно ехидно говорила: «Слышала, твой рыжий Андреев вскружил голову всем дарьин-

ским дамам». Не желая замечать насмешки, я радостно отвечала: «Я же тег - - 14

бе говорила, что он замечательный, и совсем не рыжий» .

Фигуру Гоголя Николай Андреев закончил и отформовал в гипсе к 30 марта 1907 г., а 19 мая 1907 г. в газете «Парус» сообщали: «Вчера эта колоссальная фигура, разделенная на четыре гипсовые глыбы, упаковывалась в ящики для отправки в Петербург. Там на заводе Морана фигура будет отливаться из бронзы. Пока произведение художника не вышло из мастерской, для оценки его не наступило время»15. М.П. Гортынская вспоминала об этом времени: «Большая мастерская освободилась, и мы перенесли свои занятия туда»16. В машинописной копии воспоминаний автор добавила карандашом вставку - краткое описание места жительства и работы

практичного Андреева: «Это было высокое, большое помещение с застекленной стеной. Там же очень остроумно были устроены просторные антре-

17

соли, где и жил сам Николай Андреевич» . Один из корреспондентов, взявший интервью у скульптора в феврале 1908 г., описал мастерскую подробнее: «На двор выходит громадное, из множества стекол, связанных решеткой, чуть ли не в два этажа, окно. <...>. Мастерская. Два стула и кругом них какие-то непостижимые глыбы, покрытые саванами из мокрого, грубого холста»18.

От дома Андреева до Арбатской площади, - места, выбранного для возведения памятника, - всего несколько минут ходьбы, и это было удобно для скульптора. В письме, хранящемся в фонде А.П. Боткиной и ранее не опубликованном, Андреев писал Остроухову 31 августа 1908 г. в Карлсбад, где Илья Семенович лечился на водах: «Многоуважаемый Илья Семенович!

Глубокий поклон Надежде Петровне19.

У нас теперь отличная погода - ясные прохладные дни и теплые ночи, - луна.

У меня теперь которое утро прогулка на “Г оголя”. Все заметьте быстро идет к концу: лестницы готовы и замкнулись в ступени, легли бычки.

Можно там стоять, прислонясь к забору, что со стороны бульвара: солнце сзади. Перед глазами широкая лестница, дальше, на уровне глаз, первые камни пьедестала над ними. Колоннада бревен - очень внушительно.

А жаль, что Николай Васильевич в свое время не переехал на Пречистенку - памятник вышел бы интереснее лицом к бульвару. С площади же его смотреть совсем нельзя - слепит солнце. Да и некому; - все на трамвай спешат или трамвая остерегаются.

А что если бы повернуть? А сзади вдоль решетки понасадить лип -вырастут и закроют от площади, а с бульвара красиво... особенно благодаря лестнице.

За границу выехать не придется - начинается самое важное: завтра приезжают монтеры Морана, Виллер начинает ставить решетку. Готова цинковая модель фонарей. Техники в частной беседе обещают, что через 10 лет цинк выкристаллизовывается в рыхлую-хрупкую массу. Утешительно !

На днях комитет.

Пока писать нечего. Вот теперь начнется работа, заметите - буду писать часто.

В Москве никого не вижу и ничего не знаю.

Всего, всего хорошего.

Ваш искренне преданный»20.

Очевидно, что Андреев испытывал сомнения, что все его мысли были связаны с деятельностью по созданию памятника, у скульптора было мало времени даже на общение. Андреев вел активную всепоглощающую работу и по сооружению памятника, и по оформлению территории вокруг него: работал с московской фирмой Виллера для изготовления литейной части решетки и фонарей, с художественной бронзо-литейной и гальвано-пластической фабрикой Морана в Санкт-Петербурге. На фабрике Морана к сентябрю отлили памятник. В газете «Утро России» 26 сентября 1907 г.

сообщили, что памятник «в настоящее время уже отлит из бронзы на фаб-

21

рике Морана в Петербурге» .

Некоторые исследователи полагают, что Ф.О. Шехтель разработал архитектурное оформление памятника. Историк А. Шефов в книге «Скульпторы Андреевы» заключил, что ни фонари, ни стилизованная решетка Шехтеля не были связаны с памятником единой идеей и не состав-22

ляли ансамбля . Исследователь Н. Семенова утверждала обратное: «[Шех-

тель] к “Г оголю” ровно никакого отношения не имел (если не считать тот факт, что выдающийся московский архитектор был членом Комитета по постановке памятника). По андреевским <...> эскизам отливали решетку с

23

венками и изящные фонари <...>» . Н. Семенова не сделала ссылку на факты, подтверждающие авторство Андреева, но они есть: во-первых, упоминание Андреева в письме Остроухову 31 августа 1908 г. о готовых цинковых моделях фонарей, во-вторых, о созданных Андреевым моделях оснований говорилось в газетном интервью в 1908 г. Описывая мастерскую Андреева, корреспондент упоминал об основании для фонаря в виде трех гипсовых львов: на эту гипсовую отливку, занимавшую в мастерской скульптора целый угол, сам Андреев указал журналисту24.

Шли приготовления к официальному открытию памятника. В газете «Русские ведомости» 26 апреля 1909 г. была напечатана программа предстоящих Гоголевских торжеств по случаю открытия памятника в Москве. В очередной раз сообщили, что закончилась выдача билетов на гоголевские торжества. О том, как прошло открытие памятника 26 апреля, как подвела погода, как в последний день решили, что сооруженные для гостей трибуны могут не выдержать «живой» массы, какая шумиха поднялась в газетах после открытия, и графиня Уварова обещала пожертвовать 12 тысяч рублей тому, кто снесет памятник, как ее поддержал в городской думе депутат Шмаков, - обо всем этом писали не раз. Стоит добавить к этому забытое замечание жены скульптора: «Николай Андреевич выносил эти нападки внешне хладнокровно и говорил, что от таких людей похвалы были бы ему даже оскорбительны, но я думаю, что в конце концов все это не могло совсем на него не действовать, и мне кажется, что с этого времени он стал нервнее, раздражительнее, и начали проявляться признаки болезни сердца, которую он получил как следствие ревматизма, еще будучи учеником Школы Живописи Ваяния и Зодчества, где лепил в сырой мастерской фигуру Георгия Победоносца для фронтона Третьяковской гале-

реи (по эскизу Васнецова)» . Андреев умер от болезни сердца в 1932 г. после третьего «впрыскивания гравидана» во время лечения по методу доктора Замкова (мужа В.И. Мухиной), писала в воспоминаниях Гортынская.

В фонде А.П. Боткиной в отделе рукописей Третьяковской галереи хранится еще один уникальный неопубликованный документ - визитная карточка Н.А. Андреева. К началу XX в., как известно, визитная карточка стала неким кичем в полиграфической индустрии: развивался новый виток украшательств. Использовались бесцветные тиснения, золочение, вырубка, цветная бумага, конвертики. Вежливое напоминание о владельце сменилось на престижность самой визитной карточки, информация становилась агрессивной, кричащей. Визитная каточка Н.А. Андреева поражает краткостью и сдержанностью, на ней - только самая необходимая информация о ее владельце. Это - скромный листок плотной бумаги цвета слоновой кости размером 8,3 х 5 см с упоминанием имени, отчества и фамилии вверху карточки, а также места жительства и работы справа внизу: «Арбат, Б. Афанасьевский пер. д. Орлова».

Позже, после Октябрьской революции, когда скульптор включился в осуществление Ленинского плана монументальной пропаганды, он, по словам Гортынской, «был занят по горло», писал дома доклады и по вечерам зачитывал тексты жене, «чтобы убедиться, доходит ли их смысл до публики». М.П. Гортынская вспоминала: «Я иногда возражала, что мысли выражены так сжато, что их трудно сразу освоить и что для облегчения надо прибавить немного “водички”. Он сердито отвечал: “Никаких водичек”. Так же как в скульптуре он не любил лишних деталей, все только са-26

мое главное» .

1 Воспоминания М.П. Гортынской хранятся в отделе рукописей Государственной Третьяковской галереи в фонде Н.А. Андреева (Фонд 86). Существует рукопись и машинописная копия с авторскими правками. Далее в примечаниях ссылки будут даны по

рукописи: ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 224, а также ссылка на текст машинописной копии (Ед. хр. 227).

2 ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 224. Л. 64.

3 Среди них: Вражек С. Два памятника // Арбатские вести. 2009. № 6 (208); Титова Н. «Об Гоголя»: раз в столетие. Цифры, буквы, избранные картинки и точные даты - калейдоскоп столичной жизни // Московское наследие. 2009. № 8. С. 42-53; Турчин В. Памятник Гоголю - символ России // Наше наследие. 2009. № 85-90. С. 2-9.

4 Ильина Н. Вокруг памятника Н.В. Гоголю // Русское искусство. 2009. № 3. С. 46-53.

5 См. письмо Д.В. Философова к И.С. Остроухову от 19 марта 1905 г. // ОР ГТГ. Ф. 10. Ед. хр. 6537. Л.1-2 (об).

6 Якушкин В. Новые издания сочинений Гоголя // Русские ведомости. 1909. № 95. Воскресенье, 26 апреля. Цит. по: ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 93. Л. 9.

7 Об этом доме, сохранившемся в Москве по сей день в Большом Афанасьевском переулке, см., например, статью: Португалова В. Создатель московских шедевров // Арбатские вести. 2009. № 18 (18 августа). С. 8, 12.

8 ТрифоноваЛ.П. Скульптор Н.А. Андреев. Л., 1987. С. 13.

9 ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 224. Л. 24-25.

10 Там же. Л. 9.

11 Подробнее об этом: ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 224. Л. 26.

12 Трифонова Л.П. Скульптор Н.А. Андреев. Л., 1987. С. 21-22.

13 ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 224. Л. 18.

14 Там же. Л. 20.

15 Памятник Гоголю // Парус. 1907. 19 мая. Цит. по: Николай Васильевич Гоголь. Материалы, собранные А.А. Бахрушиным. 1893-1912: в 3 т. Т. 2. М.; СПб. 2009. С. 307.

16 ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 224. Л. 22.

17 ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 227. Л. 16.

18 Т-ин. Памятник Гоголю (Беседа со скульптором Н.А.Андреевым) // Раннее утро. 1908. № 16. 19 февр. Цит. по: Николай Васильевич Гоголь. Материалы, собранные А.А. Бахрушиным. 1893-1912: в 3 т. Т. 3. М.; СПб. 2009. С. 333.

19 Надежда Петровна Остроухова, урожденная Боткина, жена И.С. Остроухова.

20 ОР ГТГ. Ф. 10. Ед. хр. 6537. Л. 1-2 (об.).

21 Цит. по: Николай Васильевич Гоголь. Материалы, собранные А.А. Бахрушиным. 1893-1912: в 3 т. Т. 3. М.; СПб. 2009. С. 327.

22 Шефов А. Скульпторы Николай и Вячеслав Андреевы. М., 2009. С. 30.

23 Подробнее об этом: Семенова Н. Скульптор Николай Андреев // Наше наследие. 1997. № 43-44. С. 169.

24 См. об этом: Т-ин. Памятник Гоголю (Беседа со скульптором Н.А.Андреевым). Цит. по: Николай Васильевич Гоголь. Материалы, собранные А.А.Бахрушиным. 1893-1912: в 3 т. Т. 3. М.; СПб. 2009. С. 334.

25 ОР ГТГ. Ф. 86. Ед. хр. 224. Л. 29-30.

26 Там же. Л. 47.