© И.В. Великанова, 2007

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ КОНФЛИКТ И ОСОБЕННОСТИ СЮЖЕТОСТРОЕНИЯ В ПРОЗЕ Б. ЕКИМОВА

И.В. Великанова

Творчество современного писателя Бориса Петровича Екимова опирается на лучшие традиции русской классической литературы. Его произведения выделяются на фоне нынешнего «прозоподобия» (А. Марченко) глубоким знанием жизни, реалистичностью изображения, определенностью авторской позиции. В критике неоднократно отмечалась глубокая и органичная связь творчества Б. Екимова с русской классической литературой. В частности, В. Сердюченко называет имя волгоградского прозаика в одном ряду с именами Л. Толстого, И. Гончарова, И. Тургенева. Основанием такого сближения, по мнению критика, является «общий пафос его (Б. Екимова. - И. В.) дарования: демократизм, народность, абсолютная правдивость, нравственная чистота авторской позиции и, что главное, изобразительный талант»1.

Идейно-эстетическое своеобразие прозы Б. Екимова во многом обусловлено особенностями художественного конфликта, определяющего, в свою очередь, закономерности сюжетостроения рассказов и повестей писателя. Назовем три основных типа художественного конфликта, характерных для еки-мовской прозы: социально-этический, психологический, онтологический. Каждый из них отличается особой структурой содержания и формирует определенный тип сюжета.

Социально-этический тип конфликта широко представлен в ранних рассказах писателя. Его содержание в общем виде может быть сведено к следующему: жизненная позиция героя, его нравственные и гражданские принципы приходят в столкновение с противоположными устремлениями других персонажей или со всеобщим, устоявшимся укладом; результатом испытания внутренней позиции главного героя является ее укрепление, торжество.

Общим для рассказов «Все для доченьки», «Девушка в красном пальто», «Веселый

блондин Володя» и других является то, что конфликт в них получает внешнее выражение, раскрывается через открытое противостояние персонажей - у героя в каждом случае находится свой «оппонент». Переживаемое Володей Хому-товым чувство тревоги и ответственности за жизнь другого человека наталкивается на равнодушие и формализм руководителей цеха («Девушка в красном пальто»). Молодой рабочий («Веселый блондин Володя») отстаивает чувство собственного достоинства и свое понимание рабочего долга в спорах со старшим мастером. Внимательное, заботливое отношение к людям старейший работник завода, Петрович, противопоставляет равнодушию отдельных руководителей («Все для доченьки»).

Единство природы конфликта в названных рассказах обусловило наличие общих закономерностей в их сюжетостроении. Прежде всего произведения отличаются развернутостью фабулы, детальностью повествования: сюжетные события в них подготавливаются исподволь, тщательно мотивируются. Это, в частности, находит выражение в наличии пространной, обстоятельной экспозиции. Рассказ «Веселый блондин Володя» начинается с описания тех событий, которые заполняют день молодого рабочего: обход цеха, починка неисправного станка, мимолетный разговор с приглянувшейся девушкой и т. п. Все эти мелкие происшествия становятся объектом внимания со стороны автора, фиксируются едва ли не с протокольной точностью. Подчеркивая повседневность, обыденность происходящего (с этой целью в экспозиции используется форма настоящего времени - как выражение повторяемости, многократности описываемых действий), автор в развернутой экспозиции не только воссоздает ту обстановку, в которой действует его герой, но и подготавливает завязку конфликта. На фоне множества фабульных событий, из описания которых складыва-

ется картина обычного дня, каких было и будет в жизни Володи множество, первым, знаменующим завязку конфликта, становится то событие, которое нарушает обычный порядок вещей. Мастер Панов в очередной раз злоупотребляет своим положением, но Володя впервые открыто протестует против этого.

Сюжет ранних рассказов Б. Екимова отличается динамичным характером: действие в них развивается напряженно, стремительно, все сюжетные элементы четко выражены. Именно в событиях сюжета заключен его основной смысл, а их расположение подчинено усилению напряженности, нарастанию конфликта. Динамический характер сюжета проявляется и в определенном соотношении фабульных и вне-фабульных элементов - роль последних в ранних рассказах менее значительна, чем в произведениях 1980-1990-х годов. В рассказе «Веселый блондин Володя» сугубо урбанистический «пейзаж» (асфальт, бетон, железо), на фоне которого разворачивается действие, казалось бы, не оставляет герою возможности соприкосновения с природным миром. И все же автор вводит в повествование выразительную пейзажную зарисовку: посланный с каким-то заданием на крышу, Володя наблюдает за восходом солнца, с замиранием сердца следит за исчезновением тонкой грани, отделяющей сумерки от наступления утра. «Буйное половодье» красок на мгновение заслоняет собою серый цвет. Казалось бы, пейзаж замедляет движение сюжета, но он в данном случае выполняет важную идейно-эстетическую функцию. Умиротворение и внутренний покой, разлитые в утреннем небе, заставляют по контрасту острее почувствовать неурядицу человеческих отношений, переживания Володи. Вместе с тем введение пейзажа придает внутреннюю цельность характеру главного героя: его восхищение внешней гармонией, гармонией природы, напрямую соотносится с его стремлением к справедливости и ясности в отношениях с окружающими людьми.

Динамичности сюжета способствует и форма выражения кульминации; нередко (и не только в ранних произведениях) в тот момент, когда развитие конфликта достигает своей наивысшей, кульминационной точки, происходит смена форм повествования. Формой выражения кульминации становится

диалог, что, во-первых, драматизирует действие, а во-вторых, приводит к предельной концентрации времени - время действия и время повествования совпадают.

В каждом произведении, повествующем об испытании нравственной позиции героя, в качестве важнейшего, центрального в сюжете выступает событие, содержанием которого является поступок героя (во всех названных рассказах его смысл сводится к противодействию по отношению к несправедливому решению руководителя). Не существует строгой соотнесенности центрального события с какой-либо определенной стадией развития сюжета - оно может выступать и как завязка («Веселый блондин Володя»), и как кульминация («Все для доченьки», «Девушка в красном пальто»), но отчетливо прослеживается взаимосвязь этого события и финала. Несмотря на то что фабульная развязка в каждом из рассмотренных рассказов демонстрирует торжество не героя, а его «оппонентов», финал обладает определенностью нравственного итога. Герой терпит поражение в этом конкретном случае, но развитие сюжета не оставляет сомнений в твердости, незыблемости его позиции.

Особенности сюжетостроения, характерные для ранних рассказов Б. Екимова, во многом сохраняют свое значение и в его последующем творчестве. Это развернутость фабулы, детальность повествования; динамичность сюжета, в котором внефабульные элементы занимают небольшой объем; наличие в качестве центрального такого события, содержанием которого является поступок героя; противоречие фабульной развязки и нравственного итога рассказа.

Сюжетная схема, сложившаяся в ранних рассказах Б. Екимова и соответствующая первому типу конфликта, в основных чертах реализуется и в его повестях «Частное расследование», «Донос».

Значительную роль в сюжете екимовс-ких произведений играет ситуация нравственного выбора, которая является исходной точкой развития конфликта во многих рассказах и повестях писателя. Автор ставит своего героя перед необходимостью выбора между пассивным восприятием событий, подчинением сложившемуся порядку вещей и

активным преобразованием обстоятельств (большинству екимовских героев свойственна именно активная жизненная позиция). Конфликты, порождаемые ситуацией нравственного выбора, отличаются глубиной, а нередко и драматизмом, так как основаны на столкновении взаимоисключающих позиций и устремлений, а решаемые вопросы имеют для героев принципиальное значение.

Особую остроту конфликт приобретает в тех произведениях, в сюжете которых на первый план выступает ситуация нравственного выбора, связанная с жизненным самоопределением. В этой ситуации оказываются герои рассказов «Шурочкино племя», «Белые воды», «Учительница Маруся». Выбор, который они делают, коренным образом изменяет их жизнь, определяет дальнейшую судьбу. Напряженность конфликта возрастает оттого, что вовлеченными в него оказываются люди, находящиеся между собой в близком родстве, но тем явственнее проступает несовместимость их нравственных устремлений. На первый взгляд возникающая в названных рассказах смысловая оппозиция сводится к противопоставлению семейных и профессиональных интересов, но конфликт следует «прочитывать» глубже. Автор фактически противопоставляет различные принципы человеческого существования, один из которых основан на эгоцентрическом мировосприятии, другой же соотнесен с общечеловеческими духовными ценностями. Во всех названных рассказах кульминационной точкой в развитии конфликта становится принятие решения героем, и в этом заключен основной смысл произведения.

Вопрос о выборе дальнейшего жизненного пути со всей остротой встает перед героиней рассказа «Учительница Маруся», которая мечтает об иной, полнокровной жизни. Стремления Маруси просты и человечны: свой дом, семья, а главное - любимая работа, возможность общения с людьми. Однако ее бесхитростным желаниям не суждено сбыться, пока она живет вместе с мужем и маленьким сыном на отдаленном безлюдном хуторе. Центральный конфликт рассказа возникает вследствие несовпадения, резкого противопоставления систем жизненных ценностей, которые сложились у Маруси и ее мужа. Интересы Кон-

стантина целиком сосредоточены на возможности заработать и накопить как можно больше денег. Позиции персонажей, раскрывающиеся постепенно, по мере развития сюжета, противопоставлены следующим образом: жизнь для себя - жизнь среди людей, соотнесение своих интересов с общими.

В обширной экспозиции рассказа детально изображается повседневная жизнь героини. Конфликт стремительно развивается с того момента, когда Константин говорит о возможности переселения на пустынный хутор - сначала в виде предположения (завязка), а затем уже как о безоговорочно принятом решении (кульминация). Константин опьянен открывающейся возможностью заработать сказочные деньги и поэтому, услышав отказ Марии, бросает ей в лицо недобрые слова. В этот кульминационный момент непонимание героев достигает высшего предела: Константин словно и не помнит, что речь идет о его собственных детях, Мария в какой-то момент перестает слышать горячечные уговоры мужа, думая о своем. Отсутствие развязки конфликта еще более подчеркивает напряженность сюжета. Действие обрывается на кульминационной ноте - достижение согласия между действующими лицами оказывается невозможным.

Острота конфликта в рассказе «Учительница Маруся» обусловлена как содержательными факторами (противопоставление позиций близких людей), так и формальными (усложнение внутренней структуры самого конфликта, широкое использование приема антитезы, отсутствие развязки). Большую роль в рассказе играют внутренние монологи героини, позволяющие раскрыть ее душевное состояние и тем самым мотивировать развитие конфликта.

Ситуация нравственного выбора является определяющей и для сюжета рассказов «Елка для матери», «За теплым хлебом», «Пара осенней обуви», «Живая душа» и др. Но и природа конфликта, и строение сюжета в названных произведениях имеют свои особенности. Источником конфликта в них становятся нравственные убеждения героя, приходящие в противоречие не с устремлениями других персонажей, а с общепринятыми, широко распространенными представлениями. Возникающий конфликт выражен менее резко, чем в произведениях, в ко-

торых противопоставляются позиции героя и другого персонажа (персонажей).

В рассказе «За теплым хлебом» описан долгий зимний день из жизни деда Архипа, отправившегося в райцентр и безуспешно пытающегося раздобыть уголь. Действие в рассказе разворачивается неторопливо, оно лишено резких контрастов и ярких всплесков. Однородные фабульные события передают бытовые подробности предпринятой поездки. Смысл, заключенный в рассказе, раскрывается в финале, когда промерзший и уставший, огорченный неудачей дед Архип отправляется пешком домой, за много верст, чтобы порадовать старуху теплым хлебом, буханку которого он бережно укрывает на груди. Ярко выраженного конфликта в рассказе не возникает. Однако из контекста произведения становится понятно, что атмосфере равнодушия и безучастности, как бы «растворенных» в окружающей жизни, противопоставляется горячее, искреннее движение человеческой души. Именно эти качества - способность сострадать, отзываться на чужую боль, беду, просто умение «услышать» другого человека - Б. Екимов неизменно подчеркивает в своих героях.

Ровное течение сюжета, отсутствие внешне ярких событий - общее свойство названных произведений. Исключение в этом плане составляет развязка конфликта. Прежде всего отметим ее «обязательность» для сюжета данного типа. Кроме того, развязка по своему характеру новеллистична, являет собой неожиданный сюжетный поворот. Ее содержание постоянно - конфликт разрешается через поступок героя. Важно отметить, что этот поступок не влечет за собой каких-либо существенных изменений в окружающей жизни, вообще может не иметь практического результата. В связи с этим возникает вопрос: в чем же тогда заключен смысл именно такого разрешения конфликта?

Герой рассказа «Елка для матери», Алексей, в канун новогоднего праздника поставлен перед почти невыполнимой задачей: ему необходимо по просьбе больной матери найти елку. На самом деле елка нужна не матери, а ее лечащему врачу, женщине черствой, равнодушной. Алексей берется за это дело в надежде хотя бы немного облегчить нравственные страдания ожидающей операции

матери. Фабульная канва рассказа раскрывает последовательное преодоление героем всевозможных физических и моральных препятствий. А когда цель наконец-то достигнута, оказывается, что все мучения Алексея были напрасными: на балконе у «врачихи» уже красуется пушистая ель. Казалось бы, желаемый результат достигнут, но при этом действия героя оказываются лишенными смысла.

Но все дело в том, что автор рассматривает одно и то же событие в разных системах координат, сопоставляет две точки зрения - житейскую, бытовую, и этическую. Поступок Алексея, соответственно, получает две оценки: в обыденном представлении он действительно теряет всякий смысл, но в то же время приобретает особое значение для героя, прекрасно им осознаваемое. Это понимание подлинного смысла действия выражено во фразе, завершающей рассказ: «Ведь елка-то была для матери. Для нее одной»2. Таким образом, в произведении раскрывается глубокая авторская мысль: показать в своем герое победу нравственного, подлинно человеческого начала, умение подняться над житейской суетой и соображениями практической целесообразности. Дидактизм в рассказах Б. Екимова носит неявный, скрытый характер, но сам ход сюжета, а также настойчивое, многократное воссоздание именно такого конфликта, варьирование именно этой ситуации в различных произведениях позволяют понять важность заключенного в них смысла.

Социально-этический тип конфликта в прозе Б. Екимова представлен наиболее широко; его содержание, внутреннее смысловое ядро можно охарактеризовать как «испытание позиции (нравственной, мировоззренческой) героя». В числе важнейших закономерностей, характеризующих сюжетосложение произведений данного типа, следует назвать динамичность сюжета, большую роль фабулы. Композиция сюжета отличается отчетливой выраженностью всех его элементов (не является обязательным лишь наличие развязки, но ее отсутствие компенсируется определенностью нравственного итога).

Психологический конфликт представляет собой противоречие между привычными и новыми убеждениями героя и носит внут-

ренний характер. Переворот в сознании персонажа является сюжетным стержнем в рассказах «Эксперимент», «Стенькин курган» и др., повести «Высшая мера». Э. Шубин, анализируя принципы раскрытия характера в «малом» прозаическом жанре, пишет о том, что в современной новеллистике широкое распространение получили рассказы, в основе сюжета которых лежит «перестройка, неожиданная ломка сложившегося характера, внезапное, обусловленное ситуацией изменение каких-то существенных сторон в сознании человека»3. Рассказы этого типа обладают особой сюжетной концентрированностью содержания, позволяют раскрыть характер в его развитии. Уже в самой структуре сюжета заложена возможность показа нравственного, идейного возвышения человека, что является одним из важнейших содержательных элементов в прозе Б. Екимова.

Основные черты сюжета, в котором воплощается второй тип конфликта, отчетливо проявляются в рассказе «Эксперимент». Небольшое по объему произведение является однособытийным. Центральным событием в рассказе становится перелом, изменение, происходящее в сознании героя. В начале повествования Николай Каничев - самый обыкновенный житель небольшого поселка, занятый повседневными, привычными делами. В финале это человек, душой болеющий за общее благополучие, страдающий от чьей-то безответственности и бесхозяйственности и пытающийся по-своему этому воспрепятствовать. Внимание автора целиком сосредоточено на изображении момента возникновения у Каничева нового отношения к окружающему миру. Писателю важен уже сам факт возможности изменения героя, проявления у него способности задумываться. Все, что предшествовало этому событию, остается за рамками повествования. Поэтому экспозиция в рассказе предельно лаконична, содержит лишь самые общие сведения о герое (имя, род занятий и т. п.).

Если сопоставить завязку конфликта в рассказе «Эксперимент» с аналогичной его стадией в произведениях, воплощающих первый тип конфликта, обнаруживаются следующие ее особенности: завязка не мотивирована, не подготовлена заранее; фабульное со-

бытие, непосредственно ей предшествующее, по своему характеру является случайным. Николай забирается на крышу собственного дома, чтобы починить разрушившийся конек, и отсюда, сверху, замечает творящиеся вокруг неполадки. Тот факт, что государственные машины разъезжают целый день порожними, вначале вызывает у него удивление. Мысль оказывается неотступной, и тогда Николай ставит крестики и нолики на разлинованном листе бумаги, обозначая количество пустых и груженых машин. Произведя нехитрый расчет, Каничев приходит к неутешительному выводу.

В сюжете рассказа могут быть выделены все его обязательные элементы (завязка, кульминация, развязка), однако не в этих событиях заключен основной содержательный смысл. Они являются, скорее, скрепляющим каркасом сюжета, обрамляющим раздумья героя. Николай Каничев много размышляет об увиденном, и ему становится горько, оттого что добываемые нефть, уголь, газ, наконец, сам труд людей расходуются понапрасну. Именно внефабульные элементы сюжета приобретают решающее значение для раскрытия содержания произведения.

Таким образом, можно говорить о возникновении нового соотношения между фабульными и внефабульными элементами в произведениях данного типа. Последние играют важную роль в структуре сюжета, несут большую смысловую нагрузку, в то время как фабула не отличается развернутостью, выполняет объединяющую функцию.

Кульминация и развязка в рассказе переведены в нарочито бытовой, даже комический план: Каничев пишет письмо в Кремль, к которому и прилагает листок с крестиками и ноликами. Конфликт, таким образом, получает формальную развязку, но совершенно очевидно, что главный итог сюжетного развития заключается не в этом, конкретном поступке героя, а в появлении у него новых взглядов, в изменении самосознания. Николай Ка-ничев выходит за узкие рамки частных интересов, ему становятся доступны общечеловеческие проблемы. Однособытийность рассказа «Эксперимент» не лишает его внутренней динамики, но проявляется она не в событийном движении, а в развитии характера.

Психологический конфликт раскрывается в сюжете повести «Высшая мера», одном из наиболее зрелых и совершенных в художественном отношении произведений Б. Екимо-ва. Повышенный интерес писателя к духовному содержанию жизни человека, стремление к разрешению нравственных проблем, к художественному исследованию возможности изменения сознания человека получают яркое воплощение в этой повести. Как и в других произведениях второго типа, главный герой «Высшей меры», Константин Любарев, приходит к переосмыслению своей жизни, переживает процесс нравственного возвышения над самим собой. Необычность сюжета в данном случае заключается в том, что нравственное прозрение героя становится возможным лишь после пережитого им полного жизненного краха. Падение героя, потеря того, что составляло смысл и основу существования, становится источником его морального возвышения.

Пережив запоздалое раскаяние, Любарев приходит к мысли о том, что он недостоин жить, и просит сделать ему «смертельный» укол, то есть подвергнуть «высшей мере наказания». Этот эпизод является кульминацией в развитии внутреннего конфликта, его же развязка в повести отсутствует: автор не показывает, как сложится жизнь героя в дальнейшем. Однако отсутствие развязки в некоторой степени компенсируется композиционными особенностями. Помещение эпилога в начало повести, а затем повторение его уже в финале как бы замыкает Костино существование стенами больничной палаты, не оставляет надежды на возвращение к нормальной жизни.

В эпилоге повести отчетливо выявляется антиномия фабулы и сюжета. На фабульном уровне изображается полное падение человека, завершившееся помещением в психиатрическую больницу. Развитие сюжета приводит к итогу, противоположному фабульному: его можно трактовать как историю нравственного возвышения человека над самим собой.

Сюжет повести «Высшая мера» характеризуется событийной насыщенностью, развернутостью фабулы. Стремительность действия обусловлена, с одной стороны, незначительным объемом описаний, с другой стороны, обилием диалогов, в которых время повество-

вания совпадает со временем действия. Включение в повесть эпилога, его двукратное повторение (в начале и в финале произведения) подчеркивает важность его идейно-эстетической функции. В эпилоге сходятся различные сюжетные нити повествования, раскрывается смысловое ядро содержания повести.

Название произведения приобретает неоднозначный смысл. Высшая мера (смерть) в глазах самого Любарева является единственно возможным и заслуженным завершением его жизни. Но в названии повести прочитывается иной, более обобщенный смысл. Высшей мерой в жизни любого человека всегда должна оставаться совесть - единственно достойное основание для оценки прожитого.

Таким образом, сюжет произведений второго типа в прозе Б. Екимова основан на развитии внутреннего противоречия, главным итогом которого становится возникновение новых взглядов у героя. Принципы сюжетос-троения в произведениях данной группы различаются в зависимости от жанра. Рассказы этого типа однособытийны, едва намеченная фабула играет в них второстепенную роль; центральное событие в сюжете не мотивируется. Главными и в содержании, и в структуре сюжета являются внефабульные элементы - описания, в которых и раскрывается характер, направление изменений в сознании героя. В сюжете повести описательные элементы и динамичная фабула являются равнозначными.

Результатом эволюции мировоззрения и художественного мышления Б. Екимова становится создание в 1990-е годы ряда произведений, в которых отчетливо проявилось стремление писателя постичь важнейшие, коренные основания человеческого бытия. В связи с этим в его прозе формируется особый тип конфликта - онтологический. Его возникновение не зависит от действий, поступков героев, а сущность раскрываемого противоречия предельно обобщена. Смысл конфликта может заключаться в противопоставлении жизни и смерти, краткости пребывания человека на земле и вечности природного мира и т. п. Соответственно, сюжет произведения заключает в себе не возникновение и развитие данного противоречия, а момент либо процесс осознания его героем. Художественная

структура произведений подобного рода имеет свои особенности: наиболее адекватной раскрытию онтологического конфликта становится форма «свободного повествования» (Э.А. Шубин), важнейшими структурными признаками которой являются отказ от новеллистической завершенности сюжета; мозаичность композиции; наличие сложного, не мотивированного событийной фабулой сюжета; придание произведению формы лирического монолога; включение в повествовательную ткань «отступлений», связанных между собой ассоциативно.

Принципы «свободного повествования» определили своеобразие художественной структуры небольшого екимовского рассказа «Проездом», в котором раскрывается мысль

о красоте, вечности и неисчерпаемости природного мира, его безграничности во времени и пространстве. Большая часть повествования представляет собой описание могучей реки и придонских земель, открывающихся взгляду автора-повествователя. Доминирующим в описании является настроение покоя и умиротворенности, чувство благоговения перед красотой природы. Сюжет в рассказе организован не событием, а посредством сцепления статических образов. Статичность определяет синтаксическую структуру отдельных фрагментов повествования, представляющих собой цепь номинативных предложений: «Донская вода... Займище... Луговина... И дальше -земля и земля». Или: «Улица - в тополях. Тишина. Ветер. Петушиный клич»4. Сцепление статичных образов определяется движением взгляда повествователя, местоположение которого в пространстве (он находится на высоком речном обрыве) дает возможность охватить взором огромный, «немереный» простор («вся земля перед взором твоим»). Пространственное положение, которое занимает автор («высоко над миром»), придает особый масштаб повествованию. Доступное взору расстояние измеряется в десятках и сотнях верст, а то и в «закраях» (мера, означающая: «насколько видит глаз, до горизонта»). Здесь, на этом высоком обрыве, само небо «принимает землю в свои объятия», «высокий небесный ветер дышит в лицо»5. Автор предельно расширяет не только пространственные, но и временные рамки повествова-

ния: рассказ включает в себя изображение видимого пространства в разные времена года, суток. Главное здесь - создание ощущения необъятности и вечности природного мира.

Фабула в рассказе едва намечена, она исчерпывается в его названии: автор оказывается на донском берегу «проездом», возвращаясь из хутора в город. В то же время фабульное «обрамление» придает произведению композиционную стройность и логическую завершенность.

Еще в большей степени внутреннее единство повествования достигается благодаря воплощению в рассказе единой авторской точки зрения. Рассказ написан в форме от первого лица; авторское отношение к изображаемому, авторская оценка доминирует в рассказе, организует его сюжетно-композиционную структуру. Рассказ строится как цепь картин -пейзажных зарисовок; движение мысли при этом подчиняется движению взгляда автора-повествователя. Важно отметить, что описание природы в рассказе «Проездом» не является для автора самоцелью: у Б. Екимова всегда на первом плане человек, его духовная сущность. В данном случае соотнесение с природным миром дает возможность острее почувствовать краткость человеческого существования и в то же время ощутить благодарность за то, что эта жизнь дана ему: «Спасибо за все. И за этот короткий миг, что стою на донском обрыве и гляжу. За короткий миг птичьей жизни моей»6.

В рассказе «Наш солдат» Б. Екимов обращается к теме войны, которая получает в произведении этико-философское осмысление. Несмотря на незначительную роль фабулы, произведению в целом присуща напряженная внутренняя динамика, соответствующая характеру конфликта. Динамизация повествования достигается путем изменения точки зрения автора-повествователя, которая в рассказе является определяющей. Ее движение направлено от поверхностного взгляда и неприятия к осознанию несоответствия, противоречия и далее - к установлению новой, адекватной точки зрения, прямо противоположной первоначальной. В процессе повествования изменяются и сами его формы: авторская речь и описания уступают место диалогам, драматизирующим действие. В решении художественного конф-

ликта на первый план выступают композиционные средства, прежде всего прием антитезы; его использование напрямую связано с характером художественного противоречия, которое не может быть разрешено в рамках произведения. Контраст является основным стилевым принципом в данном рассказе, находящим воплощение на разных уровнях: в соотношении сюжетных ситуаций, в смене точек зрения автора-повествователя, в противопоставлении изобразительных ракурсов, в подборе контрастирующих деталей.

Ослабление фабульного начала является важной особенностью поэтики произведений, в сюжете которых раскрывается онтологический конфликт. Степень ослабления может быть столь существенной, что повествование следует рассматривать как бесфабульное. Поэтику названных произведений характеризует то-чечность фабулы, раскрытие конфликта посредством композиционных средств, построение повествования в форме внутреннего монолога, существенная роль художественной детали.

Преобладание на разных этапах творчества того или иного типа художественного противоречия позволяет судить об изменении масштаба авторского мировидения. От изображения событий, происходящих с отдельным героем, - к осознанию им своего места в человеческой общности и далее - к осмыслению наиболее общих закономерностей чело-

веческого бытия - такова внутренняя динамика конфликта в творчестве Б. Екимова.

Анализ сюжетостроения позволяет выделить два основных, полярных типа сюжетной организации в произведениях писателя: 1) сюжет предстает как система событий, организуется посредством события, проходит в своем развитии ряд последовательных стадий (эта разновидность сюжетостроения соответствует первому и второму типам конфликта - социально-этическому и психологическому); 2) строение сюжета подчиняется законам организации лирического произведения. Наиболее адекватной формой воплощения конфликта в данном случае является форма «свободного повествования» (сюжетная организация такого рода соответствует третьему типу конфликта - онтологическому).

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сердюченко В. Русская проза на рубеже третьего тысячелетия // Вопросы литературы. 2000. N° 4. С. 95.

2 Екимов Б.П. Избранное: В 2 т. Волгоград, 1998. Т. 2. С. 18.

3 Шубин Э.А. Современный русский рассказ. Вопросы поэтики жанра. Л., 1974. С. 135.

4 Екимов Б.П. Сочинения: В 3 т. Волгоград, 2000. Т. 2. С. 198, 200.

5 Там же. С. 199.

6 Там же. С. 201.