ских текстах и их значение // Славянский и балканский фольклор. - М., 1971. - С. 124-157.

8. Строптивый Кулун Куллустуур: Якутское олонхо. (Эпос народов СССР). - М.: Наука, 1985. - 608 с.

9. Кузьмина Е.Н. Систематизация типических мест эпоса сибирских народов // Гуманитарные науки в Сибири. - 2001.

- №3. - С.42-47.

10. Модун Эр Содотох / Исполнитель В.О. Каратаев; Зап. 1975 и 1986 гг.; Зап. В.П. Еремеева, В.В. Илларионова; Расшифровка В.В. Илларионова (1975 г.); Зап. М.Л. Дидых, Ю.И. Шей-кина; Расшифровка В.В. Илларионова (1986 г.) // Архив ЯНЦ СО РАН Ф.5, оп.7, д. 153.

11. Могучий Эр Соготох. Якутский героический эпос. (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока т. 10)

- Новосибирск: Наука. Сибирская издательская фирма РАН, 1996. - 440 с.

12. Кузьмина Е.Н. Указатель типических мест героического эпоса народов Сибири (алтайцев, бурят, тувинцев, хакасов, шорцев, якутов). - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005. -1383 с.

13. Илларионов В.В. Жизнь и творчество олонхосута А.С. Васильева / Якут. гос. ун-т им. М.К. Аммосова. - Якутск: ДНиСПО МО РС(Я), 2000. - 120 с.

Работа выполнена при поддержке гранта АВЦП «Развитие высшего потенциала высшей школы» 3.2.3/7134, и ГЦП «Олонхо»

T. V. Illarionova

The variation of epic formulas and typical places in the Yakut heroic epos (on the example of multi-temporal records of Yakut national epos olonkho "Mighty Er Sogotokh" by V.O. Karataev)

The article examines the variability of epic formulas and typical places in olonkho. The study was conducted on the basis of records olonkho by VO. Karataev "Mighty Er Sogotokh» in 1972, 1982, 1986. The author analyzes the typical location on the example of the epic descriptions of time, anger and the heroic race of the warrior’s horse. The study reveals their stability and variability.

Key words: olonkho, epic, epic formulas, typical location, rants, variability, resistance, improvisation, supporting words, different-time record, epic tradition.

УДК 821.512.157:1

А.Н. Мыреева

ФОЛЬКЛОРНЫЕ ТРАДИЦИИ И РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФСКОЙ ПРОЗЫ В ЯКУТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Рассмотрены неисследованная в якутском литературоведении проблема жанра философской прозы, роль фольклорных традиций, преданий и олонхо в возникновении и развитии жанров философской прозы, в т.ч. рассказов и повестей П.А. Ойунского, Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона, историко-философских романов В.С. Яковлева-Далана и И.М. Гоголева-Кындыла.

Ключевые слова: традиция, жанр, фольклор, предание, олонхо, философская, проза, гуманизм, мифологическая поэтика, мировоззрение.

Интенсивность нравственно-философских исканий характерна для литературы в переломные моменты общественного развития. Художественная философия времени опосредованно влияет на своеобразие жанровой картины в литературе, отражаясь в нравственно-этической концепции литературного произведения.

Как верно заметил М.М. Бахтин, философскую прозу отличает стремление соотносить проблемы времени с «вечными», общечеловеческими: «философская проза рождается как единственно возможная форма открытия и воплощения глубин общечеловеческого универсально-

МЫРЕЕВА Анастасия Никитична - с.н.с. сектора литературоведения ИГИиПМНС СО РАН, д.филол.н., доцент.

E-mail: litved@mail.ru

го содержания», и далее: «Именно этот универсальнообщечеловеческий план становится ценностным центром философской прозы и определяет ее жанрово-стилевую структуру» [1, с. 228].

В якутской литературе прослеживается давняя традиция философского повествования. С точки зрения интенсивности нравственно-философских изысканий наиболее показательна литература начала ХХ века и его конца.

Как свидетельствуют ведущие исследователи проблемы И.В. Пухов [2] и В.Т. Петров [3], устно-поэтические традиции, традиции народных преданий и олонхо оказали определяющее влияние на развитие эпических жанров якутской прозы.

Народно-поэтические традиции претерпели сложную эволюцию на протяжении истории якутской литературы.

Особенности эпического повествования и мифологическая поэтика проявляются в литературном произведении многоуровнево: в сюжетно-композиционной структуре, в своеобразии стиля, в принципах изображения характера, в авторской позиции, в целом, в нравственнофилософской концепции произведения.

Исследователи героического эпоса олонхо особое внимание уделяли философским основам олонхо. Так, в своем труде о зарождении философской мысли народа саха А.Е. Мординов [4] подчеркивал, что философия саха имеет древние истоки в фольклоре, в эпосе олонхо, который отличали обширность содержания, глубина мысли, богатство образного языка. Основное содержание олон-хо глубоко патриотично - защита народа племени «айыы аймага» от злых сил, победа света над тьмой.

По мнению К.Д. Уткина, в олонхо отразились глубинные истоки мировоззрения народа саха, его космогонические представления, мифологическое сознание, культ природы [5].

Зачинателем жанра философской прозы в якутской литературе в 1920-1930-е годы является П.А. Ойунский. В поэме «Красный шаман» («олонхо-тойук») и в повести-предании «Кудангса Великий» органически развиты традиции народного поэтического творчества, олонхо, вобравшего в себя «мифологию народного шаманистского мировосприятия» [6, с. 118]. Эти произведения пронизаны космогоническими представлениями древних якутов о вселенной, основная мысль - о назначении человека, о судьбе народа саха.

В обстановке переоценки эстетического наследия прошлого важным становится осмысление сложного философского содержания произведений П.А. Ойунского. Дистанция исторического времени позволяет по-новому раскрыть гуманистическую концепцию произведений писателя, особенно философских. К числу таковых мы с полным правом можем отнести рассказы «Сумасшедший Никус» (1923), «Александр Македонский» (1935), «Соломон Мудрый» (1935), драматическую поэму «Красный шаман», повесть-предание «Кудангса Великий» (1929) [7].

В рассказе «Сумасшедший Никус» П.А. Ойунский проникновенно выразил убеждение в огромной силе воздействия на людей мысли философа-пророка, помогающего светом своего разума, как яркая молния, осветить добро и зло, предугадать будущее.

В последние годы внимание исследователей привлекает многозначный философский подтекст рассказа «Александр Македонский» (1935), написанного в период репрессий. Повествуя о далеком прошлом, писатель ставит актуальные во все времена проблемы власти и бесправия, роли личности, смысла человеческой жизни. Наставник Македонского, философ Аристотель, ясно осознает разность их жизненных целей: «твоя дорога -кровь, моя - познание, победа разума». Огнем и мечом покорив Мидию, в диалоге-споре с царем Солоном Ма-

кедонский терпит моральное поражение. Упоенному победой жестокому властителю раскрывается тщета собственных усилий: все его блистательные победы - капля воды в океане песка, в море истории человечества. Истинная победа - это победа человеческого разума, движимого любовью к людям.

Одно из наиболее сложных произведений П.Ойунского повесть-предание «Кудангса Великий» (1929) построена как эпическое сказание, что и обусловило ментальную значимость ее поэтики. Своеобразие стиля повести обусловлено тем, что рассказ ведется как бы от лица народного певца-сказителя.

Космизм мироощущения древнего народа в повести выражен в утверждении единства человека и природы. Как писал И.В.Пухов, «в олонхо все словно дышит природой» [2, с. 41], так и в этом произведении.

Драматизм жизни северного народа обусловлен прямой зависимостью от стихий природы. Кудангса Великий, отличаясь несгибаемой волей, смысл своей жизни видит в служении народу. Во имя этой цели он готов попрать давние законы и никак не может согласиться с тем, что «уповая на Одун Хана, нельзя спасти умирающего... выручать гибнущего». Он утверждает право человека на бессмертие: «Ум и стремления двуногого. никогда не померкнут», - отстаивает он в споре с Шаманом Чачы-гыр Таасом свое мнение о предназначении человека.

В произведение, полное трагизма, светлые ноты вносят пейзажные картины, утверждающие добрые начала жизни, овеянные любовью к родной земле. Мать-земля описана в традициях народного поэтического творчества: «опоясанная восьмицветной, ясной радугой, освещенная ослепительно-сияющим солнцем, с нависшим над глиняным ликом ее лучезарно-белым небосводом, с холмами из красного песка, с пологими горами долгими, с земляными горами - уступами, милая земля саха, хоть и вздыхает тяжело, взметая в небо сполоха., хоть и дышит она студеным вихрем, обрела родная земля неиссякаемое изобилие, неизбывное будущее, взрастила, взлелеяла на лоне народ Саха» [8, с. 65].

Исключительно выразителен и богат язык повести, передающий суть мировидения народа, создавшего песенный эпос. Язык произведения богат экспрессией народной речи, особые ритм и мелодию которой определяют повторы, инверсии, сложные синтаксические построения. Вместе с тем автор сознательно архаизирует язык, что позволило воссоздать духовную атмосферу далекого прошлого народа.

В подтексте этих сложных произведений важен вопрос о том, насколько оправданы средства в деле достижения благородной цели - спасение, освобождение народа. И в этом отношении не может быть однозначного понимания итогов жизненного пути героев П. Ойунского

- победили ли они или потерпели поражение. Подчеркивая трагическое содержание образа Кудангсы Великого, Софр.П. Данилов в своем труде о П.А. Ойунском отме-

чает, что в этом произведении автора волновали мысли о последствиях, к которым может привести вмешательство человека в устоявшийся мир природы [9].

В отличие от названных произведений, повесть «Николай Дорогунов» в своем содержании более приближена к современности. Жанр произведения автор обозначил как «повесть-предание». Важна установка на сказовость, что также основано на традициях народного эпического творчества, олонхо.

Повесть изобилует вставками таких жанров народной поэзии, как тойук, благословение - алгыс. Для стиля характерны красочный слог, повторы устойчивых оборотов, традиционных эпитетов. Проза писателя приобретает ритмический характер. Как стихотворение в прозе, звучит описание ликующего цветения весенней природы, которое органично превращается в гимн во славу вечной любви, радости жизни.

Повесть «Николай Дорогунов» - произведение о «философии любви» как высшем счастье человека.

Да здравствует любовь!

Без любви нет жизни! [7, с. 117]

Как свидетельствует опыт мировой литературы, философское, гуманистическое содержание творчества гения всегда глубже и шире той эпохи, к которой он принадлежит.

Творческое и гражданское мужество П.А. Ойунско-го, проявленное в атмосфере 1920-1930-х годов, выразилось в утверждении непреходящей ценности философского, нравственно-гуманистического содержания народного поэтического наследия. Богатство культурноисторического, социального и духовного опыта якутского народа, творчески осмысленное и отраженное П.А. Ойунским, позволяет ныне говорить о воссоздании писателем его менталитета. Его произведения открыли миру национально-самобытный духовный мир якутского народа. Гуманизм мироощущения, философские идеи писателя приобретают в современных условиях общечеловеческое значение, что присуще творением истинного гения.

Традиции философской прозы П.А. Ойунского были продолжены в разные периоды истории якутской литературы в творчестве Н.Е. Мординова-Амма Аччыгыйа, Д.К. Сивцева-Суорун Омоллоона, Софр.П. Данилова и др.

Творчество Д,К. Сивцева-Суорун Омоллоона является связующим звеном традиций гуманизма и народности якутской классической литературы и современности. Гуманизм писателя коренится на традициях народного поэтического творчества, олонхо. В образах и символах олонхо, утверждал он, ставятся и разрешаются вековечные проблемы, волновавшие человечество на всем протяжении его истории, «проблемы творчества любви и счастья людей, детей солнца», а «человек олонхо олицетворение несокрушимой человеческой силы, силы духовной и физической, могущей основать свое счастье. на прекрасной матушке земле» [10, с. 60].

Извечная традиция гуманистической литературы -особое внимание к женской судьбе - хорошо прослеживается в творческом наследии этого писателя. В разных жанрах многопланово выражено преклонение перед женским, материнским жизнетворящим началом как основой философской концепции человека и мира.

В драме «Айаал» народный философ Айыы-Сээн убежден: «Самое прекрасное - это человек, его чистые помыслы чище ясного неба, его острый ум сверкает ярче лучей солнца.» [11, с. 133]. В драматической инсценировке олонхо «Нюргун Боотур» образ прекрасной Туйаа-рыма Куо равноценен главным героям - Нюргун Бооту-ру и Юрюнг Уолану. Богатыри ведут борьбу не только за свободу и светлое будущее народа, но и за счастье и любовь.

В первом печатном произведении писателя - в стихотворении в прозе «Лена», основанном на традициях народного эпического сказания, воспето всеобъемлющее материнское начало природы. Все в природе благословляет мать-реку, для всего живого она - живая вода вечности, творения: «Оттон иЬинээди иирэ талахтар ийэ-лэрин илгэтиттэн илэ уерэн, эт-сурэх сэбирдэхтэринэн илибирии мехселлер» [12, с. 56].

Величавая река прекрасна во все времена года: и весенней ночью, и ранним утром, человека вдохновляет ее красота и мощь: «Итини барытын агсатан, атаада суох, эр сурэхтээх, эрчим санаалаах, эрдэ турар киЬи керен, кемускэтин иччитин кундулуур, куустээх туеЬунэн то-лору кегсуллук тыынар» [12, с. 57].

Завершается рассказ гимном во славу родной реки-кормилицы, мыслями о ее вековечной материнской заботе - охранять и защищать людей айыы: «Онтон, иЬиттэн ыраас айыы сандаа сырдык салгын туЬэн ийэ дойдубу-тун арчылыыр» [12, с. 57].

Пронзительное гуманистическое чувство сострадания отличает ранний рассказ «Аанчык» (1927). Основа сюжета - трагическая судьба простой крестьянской девушки. Рано выйдя замуж, Аанчык духовно погибает в среде чужих, жестоких и равнодушных людей. Сама форма повествования - от первого лица, прием воспоминания придает рассказу особую эмоциональность, психологизм. Прием эпического параллелизма тонко выражает трагизм судьбы героини. Юная Аанчык сравнивается с первым нежным весенним цветком, растоптанным злой стужей недоброго. Этот маленький рассказ наполнен большим смыслом о назначении человека, о настоящем счастье. Мычаар, потеряв любимую, потерял смысл жизни. Лирическое звучание рассказа усиливают пейзажные обрамления, описание тихой летней ночи.

В драматических произведениях Суорун Омоллоона женские образы также играют существенную роль в выражении авторской концепции, философии времени: это и Кюн Чомчуук («Айаал»), и Кюннэй («Кузнец Кюкюр»), и Абакаяда («Абакаяда»). Эпичен образ мудрой якутской женщины Сайсары в одноименной драме.

Мы живем в эпоху переоценки многого в недавнем прошлом. По-разному можно трактовать идейный смысл таких драматических произведений, как «Кузнец Кю-кюр», «Айаал», «Сайсары», но созданные автором типы народных героев не теряют своего значения, в них отразились важные грани народного характера, человека эпохи, эволюция личности.

Если на начальной стадии возникновения жанров якутской прозы характерна активная роль фольклора, то в последующий период становления литературы наблюдается в силу ряда причин ослабление этой тенденции. Однако в лучших явлениях эпической прозы эта традиция не иссякла, а проявляется на глубинном, философском уровне. Так, в эпических романах 1940-1950-х гг., в «Весенней поре» (1942, 1952) Н.Е. Мординова-Амма Аччыгыйа и в «Судьбе» (1947, 1964) Н.Г. Якутского фольклорная традиция определяет основу философской концепции мира и человека.

Литературный процесс последних десятилетий XX в. знаменателен новым интересом к народно-поэтическому наследию, к олонхо, к эпическим преданиям и мифу, что во многом определяется ростом национального самосознания, усилением внимания к исторической памяти народа, к нравственным истокам. О качественном обновлении эпических традиций убедительно свидетельствуют историко-философские романы В.С. Далана, И.М. Гоголева, Н.А. Лугинова и др.

Органическая связь с национальной эпической традицией характерна для романа В.С. Яковлева-Далана «Тыгын Дархан» (1993) [13]. Роман написан на основе народных преданий, наполнен поэзией олонхо, и это определило своеобразие стиля повествования. Постоянные реминисценции из олонхо органичны в структуре романа, все объясняется художественной логикой, авторской позицией. Писатель творчески переосмыслил народные предания, пропустив их сквозь призму своего личностного восприятия, насытив повествование глубоко эмоциональным лирическим чувством патриота и гуманиста.

Роль автора-повествователя в романе близка позиции эпического сказителя, что и определяет основной тон, своеобразие стиля, внутренний ритм. Как и в олонхо, роман открывается с эпического описания величественной природы долины Туймаады - колыбели народа саха. Сам слог произведения, торжественный и красочный, изобилующий метафорами и сравнениями, повторами и синтаксическими параллелизмами, наполнен атмосферой эпического сказания. Развернутые пейзажные описания, как отличительная особенность поэтики олонхо, играют важную роль и в современных эпических жанрах. Символический, повторяющийся образ счастливой долины Туймаады способствует воссозданию единства пространственно-временных отношений, обозначая и время, и место действия.

В этом эпическом повествовании естественны мифо-логизм и анимизм, позволяющие показать своеобразное мироотношение и мировосприятие народа. Анимистические воззрения нашли отражение в многочисленных мифологических персонажах, одухотворяющих мир природы, воссоздающих народное миросозерцание: это и хозяйка матери-природы Аан Алахчын Хотун, и жестокий бык зимы, и духи трав и деревьев, и бог коня Джесегей.

Сознательная архаизация языка, фольклорные реминисценции позволили писателю воссоздать духовную атмосферу времени, своеобразие колорита эпохи, национально-самобытный духовный мир героев.

Произведение В.С. Яковлева-Далана пронизано заботой о нравственном здоровье молодого поколения, по логике авторской позиции для формирования личности важна сама атмосфера народных эпических сказаний, героические образы олонхо. Недаром юный Тойук мечтает быть похожим на Нюргуна Боотура - защитника народа.

В русле оптимистической философии олонхо в полифонии сложной художественной системы эпического романа утверждается главное - народный идеал мирной жизни; касаясь извечной дилеммы «война и мир», писатель-гуманист призывает к приоритету мира, поэзии человеческих отношений, основанных на любви и дружбе, к жизни в согласии с природой.

Произведение В.С. Яковлева-Далана - не стилизация фольклорного материала, а оригинальное художественное произведение, соединившее в себе национальные эпические традиции и богатые возможности современного социально-психологического повествования.

Органическая связь с фольклорной традицией характерна и для романов И.М. Гоголева «Богиня милосердия» (1993), «Третий глаз» (1999), «Манчаары» (2000), отличающихся напряженностью нравственно-философских исканий.

Уже в первом романе писателя «Черный стерх» (1977-1987) [4] проявились отличительные черты его творческой индивидуальности: опора повествования на фольклорные источники, на предания, лиризм, этнографическая конкретность и внимание к внутреннему миру героя, психологизм. В центре романа - люди необыкновенные, талантливые, ищущие смысл жизни, веры.

Предание о Кыталык Куо, отраженное в метафорическом названии произведения, организует сложную структуру произведения, выражая философскую концепцию. В судьбах главных героев трилогии Хобороос и Кысалга показана печальная участь одаренных людей из народа, не получивших возможности применить свои способности и не осуществивших своего главного жизненного предназначения, в итоге ставших Хара Кыталык - Черным стерхом, символизирующим трагедию личности.

Новая ступень в развитии романного мышления И. Гоголева представлена в произведении «Богиня милосердия» (1993) [15]. Динамика общественного развития, отказ от устаревших догм и стереотипов ставят литера-

туру перед необходимостью освещения связи прошлого, настоящего и будущего, идет интенсивный процесс переосмысления основных тенденций развития общества. В романе «Богиня милосердия» автор закономерно во главу угла выдвинул традиционные нравственно философские, религиозные представления народа саха, выраженные в вере Айыы - в верховные божества солнечного мира, в вере в три кута человека, составляющие его суть (буор кут, ийэ кут, салгын кут - букв. земляная душа, материнская душа, воздушная душа).

В произведении, написанном в манере «магического реализма», реальное и фантастическое, историческое и мифологическое соседствуют, получая многозначность и сложный философский подтекст. В целом фольклорную поэтику как стилеобразующее начало в прозе И.М. Гоголева отличает новое глубинное качество, органичность в выражении философской концепции. Единство сложного внутреннего мира произведения определяет авторская гуманистическая концепция, выраженная в вере в человека, в разумные начала жизни: какие бы трудные испытания ни выпали на долю человека, он в любых обстоятельствах должен сохранять свою человеческую суть, не потерять веру в жизнь.

Многопланово раскрывается в этом романе одна из центральных проблем современности - экологическая. Произведение И.М. Гоголева трагично, трагическая нота определяется состраданием к людям, которые сами изгнали бога из своей души и тем самым привели к гибели родную природу (судьба реки Вилюй). Роман завершается преданием о людях, изгнавших богиню милосердия, явившуюся им в образе прекрасной девушки. Глубоко современна тревога писателя о том, что дух наживы, торгашества может привести человека к предательству высших идеалов, к потере нравственности. Итоговая мысль романа: только после тяжелых испытаний, ценой больших усилий человек сможет вновь обрести веру и к нему вернется богиня милосердия.

В романе писателя «Третий глаз» (1999) [16] характерно лирико-философское начало, выраженное в самом авторском определении жанра произведения - «роман-эпопея». Использование национальных эпических традиций определяет своеобразие стиля повествования, то, что называется прозопоэзией - свободный переход от прозаического слога к поэтическому, порой грань между ними трудно различима. В прозе поэта существенную роль играет аллитерация, появляется внутренний ритм, слог отличает особая экспрессивность и насыщенность образными выражениями.

Особую стереоскопичность, глубинный философский смысл придают роману предания, легенды, мифы, свидетельствующие об углублении народно-поэтической основы творчества писателя и обогащении его концепции мира и человека. Сюжет романа основан на предании о шаманке-удаганке с необыкновенной судьбой,

в котором переплетаются реальное и фантастическое. Мифологизированное повествование организовано по законам метафорической ассоциативности. Время-пространство в романе характерно для произведения, основанном на предании, мифологично, в нем мало конкретно-исторических реалий. Как теплые лучи солнца неразделимо соединяют небо и землю, так в судьбе героини переплелись прошлое, настоящее и будущее. Подобно олонхо, время-пространство в романе воистину космично.

В своем мифологизирующем повествовании И.М. Гоголев на основе глубинных мифо-синкретических структур мышления порой сознательно идет на нарушение причинно-следственных связей, причудливо совмещая времена и пространства, основываясь на изначальных архетипических константах человеческого бытия и природы, таких как огонь, солнце, гора, вода, детство, старость, смерть и т.п.

Главный философский вопрос о предназначении человека скрыт и в символике названия произведения: «Третий глаз» - это зрение сердцем, сверхчуткость ко всему живому. В лирико-философской прозе И.М. Гоголева много света, доминирует идущий от народного миропонимания оптимизм, основанный на вере в человека. В структуре романа значимы песни, появляющиеся в самые патетические моменты. Высоким слогом воспевается человек - «украшение земли».

Кемустээдэр кунду, Дороже золота,

Кунду таастаадар кэрэ Прекраснее дорогого камня

Урун кун анныгар еруу В подсолнечном мире

Утуе санаа эрэ. [16, с. 174] Лишь доброта человека.

(Перевод наш — А.М.).

Вновь многопланово утверждается философия любви как закона жизни: «Только любовь делает человека богом. Только любовь наделяет человека чистым, высоким разумом, доброй душой. Только любовь делает человека по-настоящему свободным» [6]. В народном предании Ньыка Харахсын, лишенная возможности любить, гибнет.

Основная идея произведения звучит в словах Учителя: «Самое дорогое для человека - это родина, материнский язык, свобода». В романе поэтически выражена непоколебимая убежденность в том, что только у счастливого народа могут быть эпические сказания, передающиеся, как звонкое эхо, от поколения к поколению.

Таким образом, фольклорные традиции существенным образом повлияли на развитие философских жанров в якутской литературе, начиная с 1920-1930-х годов и до современности. Эпические произведения современных писателей свидетельствуют о плодотворном развитии традиций якутской классики в творческом использовании народно-поэтического наследия, олонхо. Взаимодействие и взаимообогащение фольклорных и литературных традиций способствуют обновлению эпических жанров.

Л и т е р а т у р а

1. Бахтин М.М. Автор и герой: к философским основам гуманитарных наук. - СПб.: Азбука, 2000 - 332 с.

2. Пухов И.В. От фольклора к литературе. - Якутск: Якутское книжное издательство, 1980. - 127 с.

3. Петров В.Т. Фольклорные традиции в якутской советской литературе. - М.: Наука, 1978. - 137 с.

4. Мординов А.Е. Зарождение якутской философской мысли. // Избранные произведения в 2 т. Т.2. - Якутск: Бичик, 2010.

- С. 125-180.

5. Уткин К.Д. Древнеякутские корни: типологические параллели: Сборник трудов, кн. 4. - Якутск: Бичик, 2006 - 176 с.

6. Ойунский П.А. Сочинения. Т.7. - Якутск: Якутское книжное издательство, 1962. - 224 с.

7. Ойунский П.А. Собрание избранных сочинений. Т.2. Повести, рассказы, драматические произведения. - Якутск: Би-чик, 2005. - 365 с.

8. Ойунский П.А. Кудангса Великий. Повесть-предание. -Якутск: Сахаполиграфиздат, 1995. - 88 с.

9. Данилов Софр.П. Великий сын якутского народа. -Якутск: Полиграфиздат, 1993. - 26 с.

10. Сивцев Д.К.-Суорун Омоллон. Мысли вслух - Аман ес.

- Якутск: Сахаполиграфиздат, 2003. - 520 с.

11. Сивцев Д.К.-Суорун Омоллоон. Сочинения. - Т.1. Драмы, либретто. - Якутск: Бичик, 1996. - 574 с.

12. Сивцев Д.К.-Суорун Омоллоон. Избранные произведения. В 2-х томах. Т.2. Стихотворные произведения, рассказы, статьи и воспоминания. - Якутск: Якуткнигоиздат, 2003.

13. Яковлев В.С.-Далан. Тыгын Дархан: Роман. - Якутск: Бичик, 1994. - 432 с.

14. Гоголев И.М. Хара кыталык. - Якутск: Бичик, 2008. -912 с.

15. Гоголев И.М. Богиня милосердия. («Иэйэхсити кэлэ-тии»). - Якутск: Бичик, 1993. - 272 с.

16. Гоголев И.М.-Кындыл. Третий глаз. Роман-эпопея. (УЬус харах). - Якутск: Бичик. - с. 240

A.N. Myreeva

The folklore traditions and the development of the philosophic prose in the Yakut literature

The article deals with the genre of the philosophic prose, which has not been studied in Yakut theory and history of literature. The article examines the role of folklore traditions, legends and Yakut heroic epos olonkho in appearance and development of philosophic prose genre, including stories and novels of PA.Oiuunskiy, D.K. Sivtsev-Suorun Omollon, the historical and philosophic novels of V.S.Yakovlev and I.M.Gogolev-Kyndyl.

Key words: tradition, genre, folklore, legend, Yakut national epos olonkho, philosophic prose, humanism, mythological, poetics, outlook

---------------------------------

УДК 81 38:39 (571.56) Л.Е. Манчурина

СТИЛЕОБРАЗУЮЩИЕ КОНСТРУКЦИИ УСТНОГО ПОЭТИЧЕСКОГО СИНТАКСИСА ЯКУТСКИХ АЛГЫСОВ: ПЕРИОДЫ

Рассмотрены периодические конструкции устного поэтического синтаксиса на примере якутских алгысов, классифицированы виды периодов на основе его признаков, выявлены стилистические функции периодов.

Ключевые слова: периоды, периодические конструкции, бинарность конструкции: аподозис и протазис, синтаксический параллелизм, стилистическая фигура, торжественно-поэтический стиль, высокий стиль.

Язык фольклора имеет характерные структурные особенности и ни с чем не сравнимые художественноизобразительные возможности. В разное время исследователями отмечены сложно построенная синтаксическая конструкция, “которую можно назвать периодом”, параллелизм синтаксических конструкций [1], которая создает особую ритмику устной поэтической речи [2, 3, 4],

МАНЧУРИНА Лидия Егоровна - к.филол.н., доцент института языков и культуры народов СВ РФ СВФУ E-mail: manchurinale@mail.ru

насыщенность застывшими сквозными формулами и выражениями, часто имеющими символический, сакральный смысл [5], сложные определительные конструкции (эпитеты), являющиеся “абсолютно доминирующим видом семантико-синтаксической связи слов в якутском фольклоре” [6, с. 208]. Как известно, вся эта особенность синтаксиса делает язык фольклора красочным, художественно организованным, образно целостным, а стиль высоким, поэтическим или торжественно-эпическим.

Язык алгыса, несомненно, имеет все эти особенности, которые являются общими для всей фольклорной