№ 1, 2001

на я отличительная черта Иуды - жажда денег. Деньги стали основой в век капитализма. С ними связано предательство и в романе «Преступление и наказание», и в романе ’’Идиот”. Забылся в Мармеладове человек, и потому ради денег он предаёт то, что дороже всего в жизни. И если Иуда предаёт Христа и посылает его на распятие за 30 серебреников, то Мармеладов предаёт дочь и заставляет её страдать, получив за это 30 копеек. При этом оба они видят безропотное согласие со стороны своих жертв. Оба они знают, что такие «не на земле, а там о людях тоскуют, плачут, а не укоряют! А это боль-ней-с, больней-с» (1, 24). Оба они после совершенного предательства раскаиваются и не могут заглушить боли в сердце. И ради заглушения этой боли и Иуда Искариот, и Иуда Мармеладов рады бы быть распятыми. А деньги, нажитые предательством, ни тому, ни другому не идут впрок.

С образом Иуды Достоевский связывает в романе «Идиот» образ Вани Иволгина. Их Близость сразу же угадана Парфёном Рогожиным. «А, вот он, Иуда! - говорит он - Здравствуй, Ганька, подлец” (2, 116). ”3а 3 целковых на Васильевский остров ползком доползёт,” - подчёркивает Настасья Филипповна (2, 167). Деньги-

цена унижения всех Иуд. Именно они способны сделать из Гани ’’короля иудейского”. Это его мечта-возвыситься над остальными. В Новом завете царем иудейским именуют Иисуса Христа. Достоевский намекает на надпись, сделанную над головой Христа (”Сей есть Иисус, царь иудейский”), но вместо Христа под королем иудейским Ганя подразумевает короля биржи” Ротшильда.

Для Достоевского обращение библейским образом естественно и постоянно. Они служат иллюстрацией для его размышлений о трагических судьбах мира и России.

Литература

1. Достоевский Ф. М. Преступление и наказание //Собрание сочинений: в 15 т.- М: Наука, 1989.-

Т.5.

2. Достоевский Ф. М. Идиот|| Собрание сочинений: в 15 т. -М: Наука, 1989. - т. 6.

3. Библия - М: Московская патриархия, 1992 г.

4. Альтман М. С. Достоевский. По вехам имен. - Сар: Саратовский университет, 1975.

5. БеловС. В. Роман Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” Комментарий-Л: Просвещение, 1979.

Ф.М. ДОСТОЕВСКИМ И ПРАВОСЛАВИЕ

Н.Ф. Фирстова, зам. директора средней школы №24 г. Саранска,

Н.А. Фирстова, аспирант МГУ им. Н.П. Огарева

Вряд ли можно назвать другого писателя, роткая дружба с Белинским не поколебала ос-

чей художественный талант, взгляды на мир, на новной любви писателя - любви ко Христу,

вечные ценности - вопросы духа и совести - так резко вторгаются в нашу жизнь.

Один из постулатов Достоевского звучит так : «Все видимое временно, невидимое - вечно.», слова которого могли повторить и святые отцы Православной Церкви.

Он, как никто другой, умел увидеть и вскрыть общий смысл исторического процесса

- битвой между верой и апостасией.

Есть тема, которая раскрыта очень слабо. Это

- «Достоевский и Православие» или (более конкретно) «Достоевский и Церковь». В отношениях между Достоевским - художником и Православной Церковью есть недоговоренность и неясность.

Дед писателя был священником в По-

Даже будучи заговорщиком (в период деятельности в кружке Петрашевского), писатель ни на миг не отошел от своего главного Идеала. Перед казнью, когда шли последние к ней приготовления, Достоевский, по воспоминаниям князя Ф.Львова, подошел к Спешневу, своему соучастнику, и сказал : «Мы будем вместе с Христом!».

Годы каторги стали для писателя годами великого духовного переворота: узнав, приняв и по-настоящему глубоко и искренне полюбив русский народ, он узнал и принял почти тысячелетнюю веру своего народа - Православие.

Каторга развила в нем его главные качества - сострадание, милосердие, любовь. «Он человек весьма набожный, - отзывались о нем дру-

дольской губернии. С самой ранней юности глав- зья-каторжане, - но в церковь ходил редко... Го-

ной книгой Достоевского стало Евангелие. Ко- ворил о Христе с восторгом.»

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

Достоевский умер христианской смертью. евангельского учения о спасении. Эта любовь

Перед смертью он сказал жене: «Аня, прошу тебя, пригласи немедленно священника, я хочу исповедаться и причаститься». Тысячи людей, провожавших его, пели: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!»

Начиная с «Записок охотника «(1861 -1862гг), каждое новое произведение Достоевского оказывалось в центре литературной и общественной жизни.

как сила исцеляющая, возрождающая и проповедуется Достоевским во всех, можно сказать, произведениях, к ней зовет он людей.

Вспомним заключительную сцену из «Братьев Карамазовых», когда Ракитин, семинарист, зло радуясь, приводит Алёшу к Грушеньке, надеясь увидеть позор праведника. Но позора не получилось. Напротив, Грушенька была потрясена чистой любовью-состраданием к ней Алё-

Особое место занимает роман «Преступле- ши. Все дурное враз исчезло у нее, когда она уви-

ние и наказание» (1866г). В набросках к роману дела это. «Не знаю я, - говорила она Ракитину, - не

ведаю, ничего не ведаю, что он мне такое сказал, сердцу сказалось, сердце он мне перевернул...Пожалел он меня первый, единый, вот что!..»

Достоевский показал со всей силой своего таланта, что живет Бог в человеке, живет в человеке добро, несмотря на всю ту наносную грязь, которой он покрывает себя. Хотя и не ангел человек по жизни своей, но и не злобное он животное по своей сущности. Потому Достоевский и не произносит суда над грешникам, что видит в нем искру Божию, как залог его восстания и спасения. Вот потому Д. Карамазов заявляет Алё-

писатель оставил запись: «Православное воззрение, в чем есть Православие...»

Как замечает автор, главная мысль романа «Преступление и наказание» есть воплощение шестой заповеди Божией - «Не убий». Достоевский показывает читателю неотвратимость расплаты за содеянное зло. Именно, как утверждает Раскольников, герой романа, самое сильное наказание наказание в себе самом за свое пре-

ступление.

Тема милосердия к «униженным и оскорбленным», ко всем «бедным людям» проходит

сквозной в творчестве писателя. Писатель уве- ше : «Пусть я проклят, пусть я низок, подл, но

рен в своем мнении, что как воскрес Христос, пусть и я целую край той ризы, в которую обле-

так может воскреснуть и каждая душа челове- кается Бог мой... Я все-таки и Твой сын, Госпо-

ческая - воскреснуть, восстать из состояния своей греховности. Без этого воскресения нет веры Достоевского.

Что является главным Предметом Достоевс- сти до читателей : через страдания, к которым

ди, и я люблю Тебя, и ощущаю радость, без которой миру нельзя стоять и быть...».

Писатель убежден в мысли и это хочет доне-

кого. На этот вопрос легко ответить - человек, его сердце, его душа. В.С.Соловьев 1 февраля 1881 года говорил на могиле Достоевского : «...любил он прежде всего живую человеческую

душу во всем и везде, и верил он, что мы все род Божий, верил в бесконечную силу человеческой души...». Его воззрение на человека есть воз- го на русский народ как на народ-богоносец,

ведут иногда и страшные преступления, освобождается человек от своего внутреннего зла и вновь обращается к Богу в своем сердце, спасется. Это спасение Достоевский видит только во Христе, в Православии, в Церкви.

Отсюда и особенность взгляда Достоевско-

зрение, исходящее из Евангелия.

народ, который может и должен спасти Евро-

Потому-то везде и всюду, если не прямо ело- пу... а с нею и весь мир. «Все, все, что ищет рус-

вом, то всей изображаемой жизнью героя, его ский народ, заключается для него в Правосла-

падениями и восстаниями Достоевский призы- вии - в одном Православии и правда и спасение

вает человека к смирению и труду над самим собой. В уста старца Зосимы («Братья Карамазовы») писатель вкладывает замечательные слова : «Братья, - поучает старец, - не бойтесь греха людно, любите человека и во грехе его, ибо сие уже подобие Божественной любви и есть верх любви на земле...»

народа русского».

Религиозная жизнь Достоевского тесно связана со всеми его представлениями о мире, о цели жизни, судьбе человека, общественном идеале. Всё его мировоззрение имеет православно-христианский характер.

Живое сознание того, что Бог существует,

Подобное же настроение мы видим и у пья- дает человеку само по себе величайшее удов-

ницы Мармеладова («Преступление и наказа- летворение, по мнению Ф.М. Достоевского. В

ние»), когда он говорит о Страшном суде Божи- «Записных тетрадях» он пишет: «Есть существо

ем : «И всех рассудит и простит, и добрых и злых, выше, и за то счастье».

и премудрых, и смирных...». В данном случае Дмитрий Карамазов, сидя в остроге и пред-

Достоевский умело переложил начало и основу видя работу в рудниках на каторге, восклицает в

№ 1, 2001

беседе с Алёшей : «О, да, мы будем в цепях, и не будет воли, но тогда, в великом горе нашем, мы вновь воскреснем в радость, без которой человеку жить невозможно, а Богу быть, ибо Бог дает радость, это его привилегия великая... Да здравствует Бог и Его радость! Люблю его! Митя, произнося свою дикую речь, почти задыхался. Он побледнел, губы его вздрагивали, и из глаз катились слезы. (X1,4)

Вера в Бога спасала и поддерживала Достоевского в трудные минуты его жизни. И в своем мировоззрении Достоевский, как настоящий христианин, выводил все мировые ценности, придающие жизни смысл и обеспечивающие конечную победу добра, из положения, что Бог существует.

Неудивительно поэтому, что Дмитрий Карамазов в тюрьме был встревожен беседами с Ракитиным, отрицавшим Бога. Он говорил Алёше : «Меня Бог мучит. Одно только это и мучит. А что, как Его нет? Что, если прав Ракитин, что это идея искусственная в человечестве?..»

Сам писатель задает себе вопрос: «Если нет абсолютных ценностей в мире, то и личность человеческая не есть абсолютная ценность». Но отсюда рождается формула: «Все дозволено».

Достоевскому иногда приходила в голову мысль, что если бы человечество окончательно утратило веру в Бога и бессмертие, то, может быть, тогда все силы людей направились бы на любовь друг к другу и к природе. Мысли эти писателя часто противоречивы: то он твердо стоит на своем, утверждая мысль о существовании Бога, то сомневается в своем же утверждении.

Об этом он говорит устами Макара Ивановича в «Подростке» :

«Безбожника-то я совсем не встречал ни разу, а встречал заместо его суетливого - вот как лучше объявить его надо. Всякие это люди; не сообразив, какие люди; и большие и малые, и глупые и ученые, и даже из самого простого звания бывают, и все суета.»

Интересна мысль Достоевского о Боге, высказанная в романе «Идиот». Вот один эпизод.

Писатель вместе с князем Мышкиным восхищался мыслью о Боге, услышанной на улице от простой бабы, у которой на руках был грудной ребенок; ребенок ей улыбнулся в первый раз от своего рождения. «Смотрю, она так набожно, набожно вдруг перекрестилась. «Что ты. говорю, молодка ?» - «А вот, говорит, точно так, как бывает материна радость, когда она первую от своего младенца улыбку заприметит, такая же точно бывает и у Бога радость, всякий раз, когда Он с неба завидит, что грешник перед Ним от всего сердца на молитву становится».

Это конкретно-художественное восприятие Бога стоит ближе к истине. Оно руководило Достоевским в его мироощущении, противоположном «бунту» Ивана Карамазова, но в точных понятиях он его не выразил.

Образ Христа является основополагающим в миропонимании Достоевского. Безгранична его любовь к Христу. Идеал Его для Достоевского настолько велик, как сам он утверждает, что «если б кто доказал, что Христос вне истины, и действительно был бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы остаться с Христом, нежели с истиной». Именно через личность Христа писатель приходит в Церковь.

«...любя русский народ, Достоевский стал внимательно всматриваться в то, что дорого русскому народу и в чем выражаются его достоинства, при этом ему открылась самоценность Русского Православия... Любовь к Русскому народу и любовь к Русскому Православию составляют в его душе органическое целое...», замечает Н.О.Лосский, всемирно известный философ, в книге «Достоевский и его миропонимание христианское». В Православии видит Ф.М. Достоевский национальную идею.

Мир писателя огромен и неисчерпаем. Главное, что можно отметить: в основе миропонимания Достоевского мы нашли Христа и две заповеди Его, составляющие сущность христианства, любовь к Богу больше, чем к себе, и любовь к ближним, как к себе. Поэтому миропонимание его подлинно можно назвать христианским.

Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ И Я.П. ПОЛОНСКИЙ

К.В.СмородиНу гл. ред. журнала «С

Известно, что в своих произведениях Ф.М. Достоевский довольно часто «спорил» со своими оппонентами, а мог и взять кого-либо из них прототипом в какое-либо произведение да и разделать того «под орех», - конечно, не самого че-

ловека, а его взгляды или «неправильные» по мнению Достоевского действия. Прототипы могли быть и литературными и взятыми с натуры, скажем, в «Бесах» в Степане Трофимовиче Верховенском можно узнать профессора Гра-