ОБЗОРЫ И РЕЦЕНЗИИ

М.Н. Дарвин

ЕЩЕ РАЗ О «НЕДОСТРОЕННОМ ЗДАНИИ» ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОЭТИКИ А.Н. ВЕСЕЛОВСКОГО Рецензия на: Веселовский А.Н. Избранное: Историческая поэтика / А.Н. Веселовский; сост. И.О. Шайтанов. - М.: РОССПЭН, 2006. -

608 с. - (Российские Пропилеи)

В Москве вышло новое издание А.Н.Веселовского1. Факт отрадный. Знаменитый академик, отечественный филолог, кому в России установлен памятник, не избалован переизданиями книг вообще и «Исторической поэтики» (далее - ИП) в частности. Напомним, что под названием ИП труды А.Н. Веселовского выходили у нас трижды.

В 1913 г. - в собрании сочинений, где ей были отведены два первых тома. Второй выпуск второго тома так и не вышел, а собрание сочинений завершено не было.

В 1940 г. по случаю юбилея, 100-летия со дня рождения А.Н. Веселовского, появилось издание, подготовленное В.М. Жирмунским, а в 1989 на его основе - сокращенное издание ИП для студентов филологических факультетов вузов. Вот и все. Маловато для основоположника исторической поэтики, ведущего направления отечественной филологии.

Перед нами четвертое издание ИП А.Н. Веселовского. В чем его отличие от предыдущих? В чем его новизна и необходимость?

Ответ на поставленные вопросы приходит сам собой одновременно с просмотром содержания нового издания ИП А.Н. Веселовского. Бросается

в глаза абсолютно новая версия публикация трудов академика. Смысл этой новой версии состоит в тщательном выстраивании последовательности публикации различных работ А.Н. Веселовского, которые, с одной стороны, можно обозначить как «Избранное», а с другой - объединить под известным названием «Историческая поэтика». Все предыдущие издания ИП А.Н. Веселовского выходили под влиянием твердого убеждения, что систематика взглядов ученого осталась незавершенной, поэтому его исследования разных лет печатались в основном по академическому принципу в хронологическом порядке. Следствием такой издательской практики было, например, то, что особенно интересные и глубокие, на мой взгляд, для современного литературоведения поздние наброски А.Н. Веселовского объединялись издателями обычно в приложении под условным названием «Задачи исторической поэтики».

В новом издании ИП А.Н. Веселовского привлекательно прежде всего бережное отношение составителя к автору, стремление следовать его воле и его замыслу. «Проблема состоит в том, чтобы издать “Историческую поэтику”, отказавшись от хронологии прижизненных публикаций, а следуя логическому плану автора, соотнося с этим планом то, что было им сделано». (Веселовский, С. 18). Такой видит свою задачу составитель и комментатор тома И.О. Шайтанов.

Несомненная удача нового издания А.Н. Веселовского - реализация наброска авторского плана издания ИП, который еще в 1959 г. в журнале «Русская литература» опубликовал В.М. Жирмунский и на который, как-то так случилось, никто не обратил особого внимания. И вот спустя полвека он наконец-то лег в основу абсолютно новой версии издания трудов А.Н. Веселовского. На мой взгляд, без всякого преувеличения можно сказать, что это издание будет поворотным моментом в изучении богатейшего наследия великого российского ученого. Дело не в том, что составителям удалось обнаружить и опубликовать какие-то новые неизвестные ранее на-

учной общественности фундаментальные труды А.Н. Веселовского по исторической поэтике. Нет. Время таких открытий, видимо, прошло, хотя из написанного А.Н. Веселовским еще далеко не все опубликовано. Речь идет, уточним, именно об исторической поэтике.

Суть реализации авторского плана издания ИП, предпринятого И.О. Шайтановым, состоит в том, что оно (это новое издание) способно принципиально поменять наше восприятие теоретических основ ИП А.Н. Веселовского. Попробую пояснить.

Если воспользоваться подготовленной А.Н. Веселовским рукописью того, что должно было стать первой частью ИП «Определение поэзии», то в ней мы обнаружим две части: А) поэтическое предание; и Б) личность поэта. (Веселовский, С. 13). А теперь вспомним знаменитую цитату из работы А.Н. Веселовского «Поэтика сюжетов», с которой начинают всякий раз, когда речь заходит о предмете и задачах исторической поэтики как науки: «Задача исторической поэтики <... > - определить роль и границы предания в процессе личного творчества» (Веселовский, С. 537). Если сопоставить смысл этой формулы А.Н. Веселовского с его же собственным планом издания ИП, то становится совершенно очевидным, что понятия «предание» и «личное творчество» оказываются не просто понятиями, но категориями исторической поэтики, о которых мы в теоретическом отношении все еще очень мало знаем. Парадокс состоит в том, что данные категории ИП А.Н. Веселовского до сих пор еще не осмыслены как следует в своих основных положениях. После опубликования авторского плана ИП и приведения с ним в связь известных работ А.Н. Веселовского статус категорий «предание» и «личное творчество» просто обязывает нынешнее и последующее поколения филологов серьезно заняться их разработкой.

Другой возможный аспект - изменение научно-критического восприятия самого контекста ИП А.Н. Веселовского. Теперь работы А.Н. Веселовского, составляющие основной корпус текстов ИП, не могут воспри-

ниматься просто как разрозненные подготовительные материалы для ИП. Они должны как-то соотноситься с планом (макетом) издания ИП самого А.Н. Веселовского.

Разумеется, план - не книга, и мы не имеем завершенного авторского текста ИП А.Н. Веселовского и не сможем иметь его никогда. Но ИП -главный труд А.Н. Веселовского, и, естественно, к нему, как центру, неизбежно стягиваются все большие и малые, законченные и незаконченные его работы. Поэтому новое издание ИП А.Н. Веселовского, предпринятое И.О. Шайтановым, представляет собой интересный опыт реконструкции ИП, близкой к автору.

Не будем входить в подробности этого опыта реконструкции, отмечать его удачи и неудачи, неизбежные, видимо, в любом серьезном филологическом труде. По настоящему это сделает тот, кто продолжит благородное дело издания и переиздания трудов А.Н. Веселовского.

Необходимо только отметить, что составителем рецензируемой книги А.Н. Веселовского, И.О. Шайтановым, проделана огромная текстологическая работа, связанная не только с уточнением и выверкой известных трудов А.Н. Веселовского, но и с нелегким исследованием рукописей, справиться с которыми, по словам первого публикатора ИП В.Ф. ТТТитттма-рева, «не легче, чем с французской скорописью XVI века». Тексты А.Н. Веселовского снабжены необходимым параллельным комментарием: приведены собственные комментарии автора и комментарии составителя. Вообще представляется, что данное собрание трудов А.Н. Веселовского может служить хорошей базой для издания полного собрания трудов ученого, которое когда-нибудь, уверен, пополнит золотую серию трудов выдающихся отечественных филологов. Позволю себе только одно критическое замечание.

Когда мы говорим обо всем творчестве Веселовского, не стоит, думаю, все же отождествлять все его научное наследие с исторической по-

этикой. Если А.Н. Веселовский и сказал о личном творчестве как об одной из главных проблем исторической поэтики, то это не значит, что, скажем, его замечательная поздняя книга о Жуковском «Поэзия чувства и “сердечного воображения”» как раз и являет собой пример исследования «личного творчества» в аспекте ИП. О Жуковском А.Н. Веселовский писал не историческую поэтику, но биографию, которую не решился назвать биографией. В этом вся драма А.Н. Веселовского: борьба эмпиризма и эстетики, борьба, не выявившая победителя.

Подвести итог мне хочется словами составителя нового издания ИП А.Н. Веселовского: «Мы не имеем завершенного текста “Исторической поэтики”, но система исторической поэтики достаточно ясна и закончена. Она складывалась на протяжении всей творческой деятельности А.Н. Веселовского и представляет собой ее обобщение» (Веселовский, С. 18).

1 Веселовский А.Н. Избранное: Историческая поэтика. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006. 608 с. (Российские Пропилеи). Составитель тома, а также автор вступительной статьи и комментариев - доктор филологических наук, профессор РГГУ И.О. Шайтанов. Ссылки на это издание даются далее в тексте рецензии с указанием в скобках фамилии автора и номера страницы.