Материалы IV Всероссийского Конгресса эндокринологов

Ассоциация полиморфных маркеров генов-кандидатов с диабетической нефропатией у больных сахарным диабетом 1 типа

Н.М. Горашко, М.В. Шестакова, Д.А. Чистяков,

O.E. Воронько, Л.А. Чугунова, Н.Б. Бабунова,

М.Ш. Шамхалова, Е.В. Зотова, В.Г. Дебабов,

И.И. Дедов, В.В. Носиков

Государственный научный центр РФ “ГосНИИ генетика ” 1 (дир. — член-корр. РАН В.Г. Дебабов), 1 ГЪсударственное учреждение | Эндокринологический научный центр | (дир. — академик РАМН И.И. Дедов) РАМН, Москва I

сследования патогенеза диабетической нефропатии (ДН) при сахарном диабете (СД) типа 1 показали, что гипергликемия не всегда служит причиной для развития ДН. Правомочным является использование подхода, основанного на полиморфных маркерах генов-кандидатов для изучения генетической предрасположенности к развитию ДН.

Потенциальные гены-кандидаты ДН можно условно отнести к нескольким основным группам в соответствии с функциями кодируемых ими белков. К этим группам относятся гены ренин-ангиотензиновой системы: ангиотензиногена (AGT), фермента, превращающего ангиотензин I (АСЕ), сосудистого рецептора ангиотензина II типа 1 (AT2RI); ген химазы (СМА1) - фермента, который параллельно с ферментом, превращающим ангиотензин I, расщепляет ангиотензин 1; ген jYO-синтетазы клеток эндотелия сосудов (NOS3), кодирующий фермент, обеспечивающий синтез окиси азота (N0) — основного фактора релаксации сосудов; гены антиоксидантной защиты: каталаза (САТ), супероксиддисмутаза митохондрий (SOD2), внеклеточная супероксид-дисмутаза (SOD3), глутатион пероксидаза (GPX1) и параоксоназа 1 (PONI)\ ген альдозоредуктазы (ALR2), кодирующий основной фермент сорбитолового пути обмена глюкозы, и ген метилен-тетрагидрофолат-редуктазы (MTHFR), определяющий уровень гомоцистеина в крови.

Для анализа мы обследовали 2 группы больных СД типа 1 - с наличием (ДН+, п=42) и отсутствием ДН (ДН-, п=65). Анализ распределения аллелей и генотипов в этих группах показал, что полиморфные маркеры TI74M и М235Т гена AGT, А1166С гена AT2R1, A(-1903)G гена CMAI, C1I67T гена САТ, Ala(-9)Val гена SOD2, Arg213Gly гена SOD3, Pro 197Leu гена GPX1, Gln¡92Arg гена PONI, Ala222Val гена MTHFR и полиморфный микросателлит в промоторной области гена ALR2 не ассоциированы с развитием ДН.

В определении гена АСЕ мы использовали два полиморфных маркера: вставка/отсутствие вставки (I/D) в ин-троне 16 и мононуклеотидный полиморфизм в интроне 7 (G783IA). Полиморфный маркер G7831A не показал ассоциации с ДН, тогда как при использовании полиморфного маркера I/D было показано, что носители генотипа II гена АСЕ имеют значительно меньший риск развития ДН (OR = 0.25), а носители аллеля D, напротив, предрасположены к развитию ДН (OR = 1.96). В случае гена NOS3 мы

также использовали два полиморфных маркера: минисателлит в интроне 4 (ecNOS4a/4b) и мононуклеотидный полиморфизм в кодоне 298 (остаток глутаминовой или аспарагиновой кислот - Glu298Asp).

Можно уверенно говорить о том, что в русской популяции в Москве только полиморфные маркеры генов АСЕ и NOS3 выраженно ассоциированы с ДН.

Основным метаболическим фактором риска развития ДН является гипергликемия (длительность диабета). Однако многие индивиды в течение десятилетий переносят возникающие при диабете метаболические нарушения без развития ДН, что позволяет говорить о том, что в развитии ДН играет роль и наследственность, особенно при диабете типа 1 [12, 14].

Согласно гемодинамической концепции развития ДН, которая наиболее полно объясняет ранние события в становлении патологии, важную роль в формировании повышенного давления внутри почечных клубочков играет дисбаланс в действии агентов, суживающих и расширяющих сосуды. Большое значение в патогенезе нефропатии могут гены, продукты которых участвуют в регуляции тонуса сосудов.

В ряде работ показана ассоциация полиморфных маркеров TI74M и М235Т (табл. 1) гена ангиотензиногена (AGT) с артериальной гипертонией [8, 9, 24] и ДН [17]. Однако в ряде других работ такой ассоциации обнаружено не было [11, 30], в том числе отсутствовала ассоциация полиморфного маркера М174Т с ДН и в русской популяции [4]. Сравнительный анализ опубликованных данных об ассоциации полиморфного маркера типа I/D гена фермента, превращающего ангиотензин I {АСЕ), с ДН показал, что имеет место слабая ассоциация аллеля D с ДН при диабете типа 1 [20]. Для большинства полиморфных маркеров гена рецептора ангиотензина II типа 1 (ATRI) не было обнаружено ассоциации с ДН при СД типа 1 [5, 13, 32]. Только в случае полиморфного маркера А1166С гена ATR1 у гомозиготных носителей аллеля С, при стабильно высокой гипергликемии в первые 10 лет развития диабета относительный риск развития ДН был досто-

Материалы IV Всероссийского Конгресса эндокринологов

Са зрный диабет

Таблица 1

Полиморфные маркеры генов-кандидатов, продукты которых регулируют микроциркуляцию крови и сосудистый тонуг

Ген Хромосомная Тип Число Метод

локализация полиморфизма аллелей обнаружения

Ангиотензиноген (АСТ) 1 q42-43 Metl74Thr 2 RS Neo /

Met235Thr 2 RS Sfa 1

Фермент, превращающий ангиотензин 1 17q23 l/D 2 По размеру

(АСЕ) G7831A 2 RS Pst 1

Рецептор ангиотензина II типа 1 (АТ2/?1) 3q21-q25 A1166C 2 RS BsfDE 1

Химаза сердца (СМА1) 1 4q 1 1.2 A(-1903)G 2 RS BstX 1

ЫО-синтетаза клеток эндотелия сосудов 7q36 VNTR 2 По размеру

(N053) Glu298Asp 2 RS Mbo /

Metl74Thr - полиморфизм в положении 174 аминокислотной последовательности; RS - полиморфизм участка узнавания рестриктазы; i/d - полиморфизм типа вставка/отсутствие вставки; G7831А - полиморфизм типа G—>А в положении 7831; VNTR - тандемный повтор с изменяющимся числом копий. •

верно выше, чем у пациентов с генотипом АА [15].

Использование полиморфного участка А(-1903)0 гена химазы позволило установить, что возможна ассоциация при гипертрофической кардиомиопатии [27]. Ассоциация полиморфного участка А(-!903)С гена химазы с ДН при СД типа 1 до настоящей работы не исследовалась. 2 группы исследователей изучали ассоциацию полиморфных маркеров (см. табл. I) гена эндотелиальной ЫО-синтетазы (N053) с развитием ДН при СД типа 1 в европейских популяциях США и России; показано, что полиморфный маркер б1и298Азр не ассоциирован с ДН, однако маркер есМ084а/4Ь показал выраженную ассоциацию с этим заболеванием [1, 35].

При гипергликемии происходит активация полио-лового (сорбитолового) пути обмена глюкозы.

Этот процесс обусловлен не столько химическими свойствами самой глюкозы, сколько повышением концентрации этого моносахарида при СД и низким сродством к нему альдозоредуктазы, восстанавливающей глюкозу до сорбитола, который далее окисляется при участии сорбитолдегидрогеназы до фруктозы. В 5'-концевой части гена альдозоредуктазы (АЯ2) примерно в 2.1 т.п.н. от участка инициации транскрипции расположен полиморфный динуклеотид-ный повтор (АС)п (табл. 2) [25].

Использование данного маркера позволило выявить сильную ассоциацию с ДН при СД типа 1 в европейской популяции Великобритании [21]. Однако в ряде

последующих работ, проведенных у больших групп больных и в разных европейских популяциях, эти данные подтверждены не были [3, 16, 24].

Гипергликемия при СД приводит к стабильному повышению концентрации свободных радикалов [34], уменьшению эффективности антиоксидантной защиты [33] и развитию «окислительного стресса» [6].

Основными ферментами, обеспечивающими инактивацию супер-оксидных радикалов, являются супероксиддисмутазы (SODI, SOD2 и SOD3). Разложение образующейся при этом перекиси водорода осуществляет каталаза (CAT). Гены, кодирующие эти ферменты, могут рассматриваться в качестве генов-кандидатов при изучении генетической предрасположенности к ДН. Другим возможным геном-кандидатом является ген глутатионпероксидазы, кодирующий один из основных ферментов, обеспечивающих восстановление окисленных форм глутатиона.

В наших предыдущих работах при изучении возможной ассоциации генов CAT и SOD2 с развитием ДН использовались полиморфные микросателлиты D11S907 и D11S2008, расположенные рядом с геном CAT, и полиморфный микросателлит D6S392, расположенный рядом с геном SOD2. При сравнении встречаемости аллелей и генотипов этих маркеров не было выявлено достоверных

Таблица 2

Полиморфные маркеры генов-кандидатов, продукты которых регулируют инактивацию свободных радикалов и перекисей

Локус-ген Хромосомная локализация Тип полиморфизма Число аллелей Метод обнаружения

Mn” супероксиддисмутаза митохондрий (SOD2) 6q25.2 Ala(-9)Val 2 RS BshT 1

Внеклеточная Cu^/Zn** супероксиддисмутаза (SOD3) 4pter-q21 Arg213Gly 2 RS Eco52 1

Каталаза (CAT) 11 pi 3 T1 167C 2 RS BstX 1

Глутатион пероксидаза (GPX1) 3q 1 1 -q 1 2 Pro 197Leu 2 RS BstDE 1

Параоксоназа 1 (PONI) 7q 21-22 Argl 92Glu 2 RS BspP 1

Альдозоредуктаза (ALR2) 7q35 DINUC 7 По размеру

Метилен тетрагидрофолат редуктаза (MTHFR) lp36.3 Ala222Val 2 RS Hinf 1

Ala(-9)Val - полиморфизм в положении -9 аминокислотной последовательности; RS - полиморфизм участка узнавания рестриктазы; TI 167С ~ мононуклеотидный полиморфизм типа Т—>С в положении 1 1 67; DINUC - динуклеотидный полиморфный микросателлит.

/20С

39

различий между группами больных СД типа 1 с наличием и отсутствием ДН [3].

Зависимая от ионов Mn SOD2 обеспечивает инактивацию свободных радикалов в митохондриях. В гене SOD2 обнаружен моно-нуклеотидный полиморфизм CI183T, которому соответствует аминокислотный полиморфизм (остатки аланина или валина в положении -9 сигнального пептида - Ala(~9)Vaí). Вариант с остатком валина в положении -9 имеет существенно более низкую скорость образования зрелого белка 1221. Аллель Val является фактором риска развития кардиомиопатии.

Основную роль при инактивации свободных радикалов в межклеточном пространстве и в сосудах играет внеклеточная суперокТаблица 3

Характеристика групп больных СД типа 1 с наличием (ДН+) и отсутствием (ДН-) (М±т)

Показатель ДН+ (п = 54) ДН- (п = 65)

Пол, м/ж 26/28 29/36

Возраст, лет 22.3 ± 4.5 37.9 ± 9.4

Возраст начала СД типа 1, лет 10.1 ± 4.3 10.4 ± 5.4

Длительность СД типа 1, лет 12.2 ± 2.1 27.5 ± 7.2

Уровень НЬА,, % 11.8 ± 2.2 11.2 ± 2.6

Скорость экскреции белка, мг/сут 1371 ± 1115 26.1 ± 14.8

Систолическое давление, мм рт. ст. 130.5 ± 21.5 121.3 ± 14.4

Диастолическое давление, мм рт. ст. 87.4 ± 17.2 75.7 ± 8.7

Таблица 4

Распределение аллелей и генотипов полиморфных маркеров в генах АСТ, АТ2/?I и СМА1 у больных СД 1 с наличием (ДН+) и отсутствием (ДН-)

Генетический маркер Частота Уровень значимости

ДН+ (п = 39) ДН- (п = 62)

AGT(T174M)

Аллель Т 0.696 0.800 >0.05

Аллель М 0.304 0.200 >0.05

Генотип 7Т 0.514 0.655 >0.05

Генотип ТМ 0.371 0.291 >0.05

Генотип ММ 0.1 14 0.055 >0.05

AGT (М235Т)

Аллель М 0.569 0.643 >0.05

Аллель Т 0.431 0.357 >0.05

Генотип ММ 0.361 0.429 >0.05

Генотип ТМ 0.417 0.429 >0.05

Генотип 7Т 0.222 0.142 >0.05

AT2R1 (А1166С)

Аллель А 0.696 0.729 >0.05

Аллель С 0.304 0.271 >0.05

Генотип АА 0.500 0.562 >0.05

Генотип АС 0.393 0.333 >0.05

Генотип СС 0.107 0.104 >0.05

СМА! (А(-1903)G)

ДН+ (п = 58) ДН- (п = 68)

Аллель А 0.586 0.507 >0.05

Аллель G 0.414 0.493 >0.05

Генотип АА 1 0.379 0.235 >0.05

Генотип AG 0.414 0.544 >0.05

Генотип GG 0.207 0.221 >0.05

сиддисмутаза (ЕС-SOD или SOD3). В гене SOD3 обнаружен моно-нуклеотидный полиморфизм C760G, которому соответствует аминокислотный полиморфизм в С-концевой области фермента: остатки аргинина или глицина - Arg213Gly 119]. При изоферменте, содержащем остаток Gly в положении 213, количество энзима в межклеточном пространстве существенно ниже и в основном находится в крови изофермент SOD3-Gly213. Оба изофермента обладают одинаковой активностью [29].

Ни один из описанных полиморфных маркеров генов SOD2 и SOD3 до настоящего времени не использовался для изучения ассоциации этих генов с ДН. Нами разработаны удобные методы быстрой идентификации аллелей этих маркеров.

Описан мононуклеотидный полиморфный маркер С1167Т, расположенный в кодирующей области гена CAT, но не приводящий к аминокислотному полиморфизму [18]. В гене GPX1 обнаружен мононуклеотидный полиморфизм С593Т [18], которому соответствует аминокислотный полиморфизм (остатки пролина или лейцина - Prol97Leu). Оба этих полиморфизма (табл. 2) до настоящего времени не использовались для изучения ассоциации генов CAT и GPX1 с наследственными заболеваниями.

Таблица 5

Распределение аллелей и генотипов пoлимopф^ генов антиоксидантной защиты у больных С с наличием (ДН+) и отсутствием (ДН ных маркеров ІД типа 1 -і

Генетический маркер 1 Частота Уровень значимости

ДН+ (n = 39) ДН- (n = 62)

, САТ(С1167Т)

Аллель С 0.319 0.348 >0.05

Аллель Т 0.681 0.652 >0.05

Генотип СС 0.528 0.500 >0.05

Генотип СТ 0.306 0.304 >0.05

Генотип ТТ 0.167 0.196 >0.05

GPX1 (Pro 197Leu)

ДН+ (n = 34) ДН- (n = 50) I

Аллель Pro 0.985 0.960 >0.05

Аллель Leu 0.015 0.040 >0.05

Генотип Pro/Pro 0.971 0.920 >0.05

Генотип Pro/Leu 0.029 0.080 >0.05

Генотип Leu/Leu 0.0 0.0 >0.05

SOD2 (Ala(-9)Val)

ДН+ (n = 54) ДН- (n = 65)

Аллель А/а 0.667 0.585 >0.05

Аллель Val 0.333 0.415 >0.05

Генотип А/о/Ala 0.426 0.415 >0.05

Генотип Ala/Val 0.481 0.339 >0.05

Генотип Val/Val 0.093 0.246 0.024

1 SOD3(Arg23 1 Gly)

ДН+ (n = 54) ДН- (n = 65)

Аллель Arg 0.463 0.431 >0.05

Аллель Gly 0.537 0.569 >0.05

Генотип Arg/Arg 0.056 0.031 >0.05

Генотип Arg/Gly 0.815 0.800 >0.05

Генотип Gly/Gly 0.130 0.169 >0.05

Материалы IV Всероссийского Конгресса эндокринологов Сахарный диабет

Инактивация перекисей липидов осуществляется группой ферментов, получивших название параоксоназы (PON). К настоящему времени известны два гена PONI и PON2, кодирующие ферменты, которые входят в состав липопротеинов высокой плотности плазмы крови (HDL2) и являются естественным антиатерогенным фактором. Для гена PONI описаны два полиморфных маркера, связанные с различиями в проявлении специфической активности фермента [28]. Один из них расположен в экзоне 6 гена PONI (см. табл. 2) и представляет мононуклеотидный полиморфизм (A584G), которому соответствует аминокислотный полиморфизм (Gtnl92Arg). Данный полиморфизм до настоящего времени не использовался для изучения ассоциации гена PONI с ДН при СД типа 1.

Повышенная концентрация гомоцистеина в крови больных приводит к повышенному риску развития ИБС; параллельно может развиваться и ишемия почек. Концентрация гомоцистеина зависит, главным образом, от активности метилен-тетрагидрофолат-редуктазы (MTHFR). В гене MTHFR обнаружен полиморфный маркер С677Т (см. табл. 2), которому соответствует полиморфизм аминокислотных остатков (аланин или валин) в положении 222 аминокислотной последовательности. В русской популяции на относительно небольших группах больных СД типа 1 с наличием и отсутствием ДН была показана ассоциация полиморфного маркера С677Т с ДН [31]. В группах пациентов с СД типа 1 и 2 из Польши и Германии не было обнаружено ассоциации полиморфного маркера С677Т с ДН [7].

Чтобы снизить маскирующее влияние негенетических факторов риска, при формировании групп пациен-

' Таблица 6

Распределение частот аллелей и генотипов полиморфных маркеров генов, продукты которых участвуют в сорбитоловом пути обмена глюкозы в метаболизме гомоцистеина и инактивации перекисей липидов у больных СД типа 1 с наличием (ДН+) и отсутствием (ДН-)

Генетический маркер Частота Уровень значимости

ДН+ (п = 39) ДН- (п = 62)

STR в 5'-области гена ALR2

Аллель 21 0.028 0.027 > 0.05

Аллель 22 0.028 0.036 > 0.05

Аллель 23 0.1 67 0.170 > 0.05

Аллель 24 0.264 0.348 > 0.05

Аллель 25 0.250 0.161 > 0.05

Аллель 26 0.1 67 0.223 > 0.05

Аллель 27 0.097 0.036 > 0.05

MTHFR (Ala222Val)

Аллель Ala 0.679 0.631 > 0.05

Аллель Val 0.321 0.369 > 0.05

Генотип Ala/Ala 0.487 0.426 > 0.05

Генотип Ala/Val 0.385 0.410 > 0.05

Генотип Val/Val 0.128 0.164 > 0.05

PON J (G/n 192Агд)

Аллель Gin 16.94 23.15 > 0.05

Аллель Arg 83.08 76.85 > 0.05

Генотип G/n/G/n 0.00 2.00 > 0.05

Генотип G/n/Arg 33.85 42.60 > 0.05

Генотип Arg/Arg 66.15 55.50 > 0.05

тов мы использовали принцип крайних («полярных») фенотипов и неперекрывающиеся критерии отбора. В группу «ДН+» вошли больные с длительностью СД типа 1 не более 15 лет и альбуминурией больше 300 мг/сут. Группу «ДН-» составили пациенты с альбуминурией менее 200 мг/сут, болеющие СД типа 1 на протяжении 20 лет и более (табл. 3).

Использованные в настоящей работе полиморфные маркеры генов-кандидатов приведены в табл. 1 и 2. В табл. 4, 5 и 6 показано распределение аллелей и генотипов полиморфных маркеров ряда генов-кандидатов в группах с наличием (ДН+) и отсутствием (ДН-). Полиморфные маркеры генов AGT, AT2R1, СМА, SOD2, SOD3, САТ, GPX1, PONI, ALR2 и MTHFR не ассоциированы с развитием ДН. '

Полиморфный маркер G783IA не показал ассоциации с ДН, тогда как в случае полиморфного маркера I/D показано (табл. 7), что носители генотипа II гена АСЕ имеют значительно меньший риск развития ДН (OR = 0.25), а носители аллеля D, напротив, предрасположены к развитию ДН (OR = 1.96).

Маркер Glu298Asp не ассоциирован с ДН. Маркер ecNOS4a/4b показал выраженную ассоциацию с ДН. Повышенный риск развития ДН был обнаружен у

Таблица 7

Распределение аллелей и генотипов полиморфных маркеров генов АСЕ и ЫОБЗ у больных СД типа 1 с наличием (ДН+) и отсутствием (ДН-)

Генетический маркер Частота Уровень значимости OR

ДН+ (п = 39) ДН- (п = 56)

АСЕ (I/O)

Аллель/ 0.458 0.625 0.01923 0.51

Аллель D 0.542 0.375 0.01923 1.96

Генотип II 0.139 0.411 0.00465 0.25

Генотип ID 0.639 0.429 0.03917 2.31

Генотип DD 0.222 0.160 >0.05 1.49

АСЕ( G7831A)

ДН+ (п = 52) ДН- (п = 63)

Аллель G 0.644 0.659 >0.05 -

Аллель А 0.356 0.341 >0.05 -

Генотип GG 0.385 0.492 >0.05 -

Генотип AG 0.519 0.333 0.03414 2.13

Генотип АА 0.096 0.175 >0.05 -

NOS3 (ecNOS4a/4b)

Аллель 4а 0.389 0.223 0.02492 2.23

Аллель 4Ь 0.61 1 0.777 0.02492 0.45

Генотип 4а/4а 0.083 0.018 >0.05 3.86

Генотип 4а/4Ь 0.61 1 0.41 1 >0.05 2.21

Генотип 4Ь/4Ь 0.306 0.571 0.03255 0.35

NOS3 (Glu298Asp)

Аллель Glu 0.819 0.795 >0.05 -

Аллель Asp 0.181 0.205 >0.05 -

Генотип Glu/Glu 0.667 0.625 >0.05 -

Генотип Asp/Glu 0.305 0.339 >0 05 -

Генотип Asp/Asp 0.028 0.036 >0.05 -

е?

41

носителей аллеля 4а ((Ж = 2.20) и особенно генотипа 4а/4а {ОЯ = 3.86). Пониженный риск развития ДН обнаружен у носителей аллеля 4Ь (ОЯ = 0.45) и особенно генотипа 4Ь/4Ь (ОЯ = 0.35).

Обнаружение ассоциации полимофных маркеров генов АСЕ и ИОБЗ с развитием ДН свидетельствует в пользу гипотезы о важной роли ренин-ангиотензиновой системы и системы синтеза N0 в клетках эндотелия сосудов ДН.

Желательно, чтобы обнаружение положительной ассоциации с каким-либо геном сопровождалось генетическим анализом семей. Анализ сцепления с использованием ядерных (оба сибса с ДН) и «дискордантных» (один сибс с ДН, другой без ДН) семей труден в случае ДН, так как необходимое количество семей собрать сложно вследствие преждевременной смертности больных с ДН.

Тем не менее, в одном из исследований проведен анализ сцепления с ДН участков хромосом, содержащих гены АСЕ, А ОТ и А Т,Я /, в семьях с дискордантными сибсами из европейской популяции США |26]. Показано, что области генома, содержащие гены АСЕ и А ОТ, не сцеплены с ДН при СД типа 1, но обнаружено сильное сцепление с ДН участка хромосомы 3 (Зя21ч]25), содержащей ген АТ,Я1. Использование группы дополнительных полиморфных микросателлитов позволило сузить эту область до 20 сМ, причем ген АТ<Я1 остался внутри этого фрагмента хромосомы 3 [26|.

1. Воронько О.Е., Чистяков Д.А., Шестакова М.В., Чугунова Л.А., Шам-халова М.Ш., Носиков В.В., Дебабов В.Г., Дедов И.И. // Сахар, диабет. - 1999. -№ 2. - С. 2-3.

2. Воронько О.Е., Шестакова М.В., Савостьянов К.В., Чугунова Л.А., Чистяков Д.А., Шамхалова М.Ш., Носиков В.В., Дедов И.И. // Материалы IV Всероссийского конгресса эндокринологов "Актуальные проблемы современной эндокринологии'. - С. 41. Санкт-Петербург, Россия (1_5 июня 2001 г.).

3. Туракулов Р.И., Чистяков Д.А., Чугунова Л.А., Шамхалова М.Ш., Шестакова М.В., Носиков В.В., Дебабов В.Г., Дедов ИИ. // Проблемы эндокринологии. - 1999. - Т. 45. - С. 13-17.

4. Чистяков Д.А., Туракулов Р.И., Кондратьев Я.Ю., Шестакова М.В., Носиков В.В., Дедов И.И., Дебабов В.Г. // Молекулярная биология. -1999.-Т. 33. - С. 21 1-213.

5. Чистяков Д.А., Туракулов Р.И., Кондратьев Я.Ю., Шестакова М.В., Носиков В.В., Дедов И.И., Дебабов В.Г. // Молекулярная биология. -

1999.-Т. 33. - С. 211-213.

6. Baynes J.W. // Diabetes. - 1991. - Vol. 40. - P. 405-41 2.

7. Bluthner М., Bruntgens A., Schmidt S., Strojek K., Grzeszczak W., Ritz E. // Nephrol. Dial. Transplant. - 1 999. - Vol. 14. - P. 56-57.

8. Caulfield М., Lavender P., Farral М., Nunroe P., Lawson М., Turner P., Clark A.J.I. // N. Engl. J. Med. - 1994. - Vol. 330. - P. 1629-1633.

9. Caulfield М., Lavender P., Newell-Price J. et al. // J. Clin. Invest. - 1995.

- Vol. 96. - P. 687-692.

1 0. Chistyakov D.A., Savost'anov K.V., Zotova E.V., Nosikov V. V. // BMC Medical Genetics. - 2001. - Vol. 2. - N. 4.

1 1. Chowdhury T.A., Dronsfield M,J., Kumar S. et al. // Diabetologia. -

1996. - Vol. 39. - P. 1108-1 1 14.

1 2. Chowdhury T.A., Dyer P.H., Kumar S., Barnett A.H., Bain S.C. // Clin. Sci. (Colch). - 1999. - Vol. 96. - P. 221-230.

1 3. Chowdhurry T.A., Dyer PH., Kumar S. et al. // Diabet. Med. - 1997. -Vol. 14. - P. 837-840.

1 4. Chowdhury T.A., Kumar S., Barnett A.H., Bain S.C. // Diabet. Med. -

1995. - Vol. 12. - P. 1059-1067.

1 5. Doria A., Ji L., Warram J.H., Krolewski A.S. // Hum. Mol. Genet. -1994. - Vol: 3. - P. 1444.

1 6. Dyer PH., Chowdhury T.A., Dronsfield M.J., Dunger D., Barnett A.H., Bain S.C. // Diabetologia. - 1 999. - Vol. 42. - P. 1 030-1031.

Результаты этого исследования подтверждают ранее полученные данные об отсутствии ассоциации с ДН полиморфных маркеров генов АСЕ, AGT и ATR1. Приблизительно в этой же области хромосомы 3 (3q21 -q25) находится ряд других генов: гены субъединицы ЬЗ Na/K-АТФазы, гликогена и переносчика глюкозы типа 2, однако в какой мере эти гены могут быть вовлечены в развитие ДН, в настоящее время не ясно. В наших исследованиях показано, что и в русской популяции в хромосомной области 3q21-q25 находится локус, предрасполагающий к развитию ДН у больных СД типа 1 [2]. Предполагаем, что некоторые гены, в том числе, возможно, один “главный” ген, могут интерферировать с метаболическими факторами риска и инициировать развитие ДН, тогда как другие гены модулируют ее прогрессию. Видимо, к последним относится и ген АСЕ.

Таким образом, обнаружена значительная ассоциация с ДН двух полиморфных маркеров генов АСЕ (типа I/D) и NOS3 (ecNOS4a/4b), что свидетельствует в пользу гипотезы о роли ренин-ангиотензиновой системы и системы синтеза N0 в развитии ДН.

Данное исследование финансировалось Федеральной программой РФ “Сахарный диабет” и Российским Фондом Фундаментальных Исследований.

£

1 7. Fogarty D.G., Harron J.C., Hughes A.E., Nevin N.C., Doherty C.C., Maxwell A.P. // Diabetes. - 1996. - Vol. 45. - P. 1 204-1 208.

1 8. Folsberg E., de Faire U., Morgenstern R. // Hum. Mutât. - 1999. - Vol.

13. - P. 294-300.

1 9. Folz R.J., Peno-Green L., Crapo J.D. // Hum. Mol. Genet. - 1994. -Vol. 3. - P. 2251-2254.

20. Fujisawa T., Ikegami H., Kawaguchi Y. et al. // Diabetologia. - 1998. -Vol. 41. - P. 47-53.

21. Heesom A.E., Hibberd M.L., Millward A., Demaine A.G. // Diabetes. -

1997. - Vol. 46. - P. 287-291.

22. Hiroi S., Harada H., Nishi H., Satoh M., Nagai R., Kimura A. // Biochem. Biophys. Res. Commun. - 1999. - Vol. 261. - N. 2. - P. 332-339.

23. Isermann B., Schmidt S., Bierhaus A. et al. // Nephrol. Dial. Transplant.

- 2000. - Vol. 15. - P. 918-920.

24. Jeunemaitre X., Soubrier F., Kotelevtsev Y.V. et al. // Cell. - 1992. -Vol. 71. - P. 169-180.

25. Ko B.C., Lam K.S., Wat N.M., Chung S.S. // Diabetes. - 1995. - Vol. 44. - P. 727-732.

26. Moczulski D.K., Rogus J.J., Antonellis A., Warram J.H., Krolewski A.S.

// Diabetes. - 1998.-Vol. 47.-P. 1164-1169.

27. Pfeufer A., Osterziel K.J., Urata H., Borck G., Schuster H., Wienker T., Dietz R., Luft F.C. // Am. J. Cardiol. - 1996. - Vol. 78. - P. 362-364.

28. Ruiz J., Blanche H., James R.W., et al. // Lancet. - 1995. - Vol. 346. -P. 869-872.

29. Sandstrom J., Nilsson P., Karlsson K., Marklund S.L. // J. Biol. Chem. -1994. - Vol. 269. - P. 19163-19166.

30. Schmidt S., Giessel R., Bergis K.H. et al. // Nephrol. Dial. Transplant. -

1996.-Vol. 11.-P. 1755-1761.

31. Shcherbak N.S., Shutskaya Z.V., Sheidina A.M., Larionova V.l.,

Schwartz E.l. // Mol. Genet. Metab. - 1999. - Vol. 68. - P. 375-378.

32. Tarnow L., Cambien F., Rossing P., Nielsen F.S., Hansen В.V., Ricard S., Poirier D., Parving H.H. // Nephrol. Dial. Transplant. - 1996. - Vol.

1 1. - P. 1019-1023.

33. Tsai E.C., Hirsch I.В., Brunzell J.D., Chait A. // Diabetes. - 1994. - Vol. 43. - P. 1010-1014.

34. West I.C. // Diabet Med. - 2000. - Vol. 17. - P. 171-1 80.

35. Zanchi A., Moczulski D.K., Hanna L.S., Wantman M., Warram J.H., Krolewski A.S. // Kidney Int. - 2000. - Voi 57. - c 405-41 3.

Литература