Рецензии

Е. В. Пономарёва

«АРХАИЧЕСКИЙ» АНТИТРАДИЦИОНАЛИЗМ (Л. С. Яницкий. Архаические структуры в лирической поэзии XX века)

Когда берёшь в руки издание, посвященное рассмотрению круга проблем, связанных с лирическим родом литературы, первая мысль, которая закономерно возникает в сознании,—это мысль о том, не станет ли книга очередной: очередным перечислением закономерностей лирики, вяло или, напротив, чрезмерно проиллюстрированных малоизвестными текстами; очередной констатацией специфических возможностей лирического мирообраза, вряд ли нуждающейся в появлении новых доказательств; очередным набором псевдолитературоведческого новояза, превращающего разговор о красивом, вечном и понятном в умозрительный, скучный внутренний диалог литературоведа (либо вынужденный спровоцированный автором диалог читателя с литературной энциклопедией или словарём).

Знакомство с книгой Л. С. Яницкого позволяете очередной раз убедиться в том, что в случае, когда автор идёт «от материала», когда исследование зиждется на очень стройной концепции, изложенной к тому же ясным, теоретически корректным языком, работа «обречена» на успех. Книга, посвященная исследованию роли ритуально-мифологических, архаических структур в эстетике и практике различных литературно-художественных направлений XX века, носит характер остросовременной и своевременной, так как рубеж веков и тысячелетий—весьма оправданное время для подведения итогов и попытки создания объективной (насколько это возможно в рамках гуманитарной науки), обобщённой концепции лирического творчества в XX веке.

Подкупает книга и оригинальностью, точностью выражения авторской позиции, которая, впрочем, аккумулирует все современные достижения литературоведческой науки во взгляде на проблему реализации архаических структур в поэтических экспериментах XX века. Вслед за С. Н. Бройт-маном, Н. Л. Лейдерманом, М. Н. Липовецким, В. И. Тюпой исследователь констатирует факт сосуществования в рамках мирового и национального литературного процессов двух типов культуры, обозначенных Л. Яницким как неотрадиционализм и антитрадиционализм (хотя, по нашему мнению, даже в радикальные эпохи — модернизма и постмодернизма — продолжают творить и приверженцы классического типа культуры, без необходимого присоединения приставки «нео»). Близость этих парадигм, на первый взгляд, опровергающих друг

друга, определяется согласно мысли исследователя опорой на мифопоэтические универсалии, обращение к архаическим пластам культуры. На наш взгляд, это очень продуктивный подход, открывающий перспективу многогранного, обоснованного исследования явлений культуры, восходящих к глубинным основам человеческого мышления и чувствования, позволяющий выйти зарамки национальной культуры.

Особый ракурс рассмотрения всегда открывает новые грани в творчестве поэтов, обретших в культурной памяти, благодаря усилиям советского литературоведения, статус хрестоматийных. Книга импонирует широтой контекста, уникальной попыткой проследить типологические схождения в творчестве авторов, творивших в различные эпохи, принадлежащих к различным национальным и конфессиональным типам культуры. При этом явной доминантой исследования становится обращение к творчеству поэтов рубежавеков (И. Анненского, А. Ахматовой, Н. Гумилёва, В. Маяковского) и поэтов второй половины XX века — А. Тарковского и И. Бродского. Новый взгляд на творчество поэтов, во многом определивших ориентиры искусства XX века, позволил автору на материале анализа поэтических текстов постулировать проблему соотношения лирического и мифологического начал, изучить возможности и функции реализации архаических структур как в рамках традиционалистской, так и антитрадиционалис-тской модели мира. Аналитическое прочтение текстов -— своеобразное погружение непосредственно в исследовательскую лабораторию автора, бесспорно, уникально в силу оригинальности самой предложенной концепции. Вопросы в данном случае могут возникнуть в связи с принципами представленности поэтического контекста. Говоря об этом, мы ни в коем случае не подвергаем сомнению оправданность выбора указанных авторов Л. Яницким. Однако не сужает ли это панораму литературных опытов XX в., модус рассмотрения которой заложен уже в заглавии? Думаем, что обращение к поэтическим опытам В. Брюсова, К. Бальмонта, чьи творческие эксперименты явно учитывали возможности мифопоэтики, архаики не просто расширило рамки исследования, а добавило бы убедительности и объективности выводам. Это размышление возникает и при знакомстве с образцами лирики второй половины XX века, представленной в несколько усечённом виде, хотя

Серия «Социально-гуманитарные науки», выпуск 4

277

Философия

этот аспект, на наш взгляд, особенно интересен и актуален. Впрочем, недостатки работы, как правило, являются продолжением её достоинств: перспективные возможности расширения поэтического контекста обусловлены объективностью проблемы и интересом к самому исследованию.

Одним из наиболее удачных разделов книги стала глава, в которой рассматривается диапазон использования культурной архаики в рамках создания циклических единств. Вызывает симпатию корректность, оправданная осторожность, гибкий подход исследователя в работе с понятиями, до сих пор носящими характер дискуссионных в современном литературоведении. Широта трактовок понятий «цикл», «цикличность», «книга», «сборник», думается, заложены уже в самом феномене подобных художественных образований, тем более, когда речь идёт о веке синтеза и экспериментов. В ряду прочих циклическая модель мира в XX веке подвергается целому комплексу процессов, связанных с поисками вариантов трансформации традиционного мирообраза в такой, который мог бы являться адекватным духу времени. Л. Яницкому, с его талантом выбирать самые явные и точные характеристики явления, на наш взгляд, удаётся избежать соблазна погрузиться в эмпирику и пунктирно, избирательно отметить наиболее сущностные аспекты, демонстрирующие манифестацию культурной архаики в лирике XX века: циклизация рассматривается как коммуникативная стратегия; ставится вопрос о природном жанровом качестве лирики (на наш взгляд, этим качеством обладают малые жанры—как лиро-эпические, так и эпические) ассимилироваться в единый контекст. Очень важно, что автор не просто фиксирует явление, а определяет его сущностную основу, поэтому (хотя с различной степенью развёрнутости) в исследовании определяются некоторые из возможных принципов циклообразования.

Достаточно убедительно Л. Яницкий рассуждает и о причинах распространённости циклических единств в лирике XX века. Подчеркнём корректность и научную точность авторского подхода: Л. Яницкий пытается оттолкнуться от концептуальной основы произведений, рассматривая формальные принципы организации циклического целого не как самоцель, а как способ воплощения уникальной модели мира, парадоксально модернизирующей даже те структуры^ основе которых заложен глубинный фундамент архаики. Если говорить предметно, то к функциональ-ным факторам, «цементирующим» циклическое единство в рамках неотрадиционализма, корректиру-ющим концепцию произведения, автор относит, в частности, архетипическую память чисел, мифотектонический и ритмотектонический уровни стихотворного цикла. С убедительностью концепции Л. Яниц-кого, как и с убедительностью доводов, касающихся функции числа, трудно не согласиться—доказательством тому является обширный литературный кон-

текст XX века: проза, как и поэзия, продемонстрировала возможности числовых интерпретаций в рамках многокомпонентных ансамблевых единств. Микроциклы, состоящие из двух и трёх произведений, создавались, например, в 20-е годы XX века В. Ивановым, А. Соболем,К. Фединым,В.Шишковым и многими другими. Обращение к архетипическим структурам и жанрам в рамках прозаических циклических единств в прозе XX века вообще можно считать явлением распространённым. Что касается мифо- и ритмотектоники, то сам раздел воспринимается читающим на волне подъёма интереса, потому что автору, действительно, удалось заинтересовать и ввести читателя в существо проблемы. И вот тут-то подстерегает некоторая степеньразочарования по поводу того, что разговор лишь намечен, но как будто бы оборван. В то же время, по нашему мнению, именно этот аспект нуждается в особой тщательности и полноте исследования. Внутри циклических единств XX века, с их особой компенсатор-ностью, связанной с заменой классических носителей жанра новыми, основанными на возврате к корневым, глубинным, открываются дополнительные скрепы, к которым, в первую очередь, особенно, когда речь идёт о поэзии, нужно относить мотивную, ритмическую организацию текста. Калейдоскопической, мозаичной, фрагментарной, сбивчивой эпохе удаётся преодолеть выплеск этих характеристик в текст во многом благодаря архитектонической, ритмической стройности, присущей, в первую очередь, лирике. Лирическая гармония,удвоенная гармонией цикла-круга (и даже цикла-последовательности, цикла-монтажа, когда речь идёт об ансамбле, строящемся на принципах совмещения разнохарактерных сегментов), способна противостоять историческому хаосу повседневности, предоставленному XX веком в полном объёмен укрупнённом масштабе.

В целом, книга Л. Яницкого производиточень приятное впечатление. Перед нами новое оригинальное исследование, основанное на утончённом анализе поэтического материала, изложенное научным, корректным стилем, что, бесспорно, расширяет круг потенциальных читателей. Раскрывая комплекс сложных литературоведческих проблем, исследователь в то же время оставляет перспективу для дальнейшей деятельности, так как концепция, подход к проблеме очень перспективны. Стройная архитектоника исследования, попытки проникнуть внутрь семантического ядра явления, логическая точность, оправданность цитирования, умение мыслить масштабно, избегая контекстуальной узости, стремление делать выводы на основе материала, а не наоборот, подгоняя его под свою концепцию (как это часто бывает с молодыми исследователями), позволяют автору в значительной степени достичь, думаем, промежуточной цели своего общенаучного поиска—с достаточной степенью убедительности раскрыть проблему реализации архаических структур в поэтическом наследии XX столетия.

278

Вестник ЮУрГУ, № 7(47), 2005