Е.В. Перевалова

А.С. Пушкин - журналист, издатель, редактор

Публицистическая, журналистская и издательская деятельность А.С. Пушкина имела значительное влияние на процесс профессионализации журналистики в 1830-е годы XIX века. Многие проблемы, поднятые Пушкиным-журналистом (межнациональные отношения; роль России на Кавказе; значение просвещения в жизни общества; морально-этическая позиция журналиста и редактора), не утратили своей актуальности и на современном этапе развития массово-информационной деятельности.

Ключевые слова: Пушкин, журналистика, публицистика, издатель, редактор, очерк, фельетон, журнальная периодика.

Пушкин как уникальное явление русской жизни интересен как филологам, так и историкам, философам, лингвистам, политологам, журналистам. Представители каждой области будет искать - и находить - у Пушкина то, что их волнует. Для журналистов интерес представляет, в первую очередь, та часть наследия классика, которая может быть использована в современной профессиональной деятельности. При этом «журналистское прочтение» Пушкина, в отличие от чисто «филологического подхода», безусловно, не претендует на доскональное исследование лингвистических тонкостей его текстов, не предполагает глубокого изучения художественных достоинств пушкинского наследия. Для журналистов в наследии Пушкина важно прежде всего то, что имеет связь с их реальной ежедневной практикой, влияние деятельности Пушкина как журналиста, публициста, издателя и редактора на дальнейшую профессионализацию журналистики.

Пушкин начал творить в тот период, когда российская журналистика еще только превращалась в общественную силу. Это было время активного развития традиций прогрессивной дворянской культуры, традиций патриотических и гражданских. В то же время в эпоху Пушкина невозможны были многие из тех явлений, которые характеризуют общественно-политический процесс в 1850-1880-е гг., когда журналистика смело вступала в обсуждение общественно-политических проблем, публиковались статьи по проблемам гласности, недостаткам чиновничье-бюрок-ратической системы, нередкими были случаи коллективных обращений редакторов изданий и публицистов к правительству.

Можно сказать, что в пушкинскую эпоху журналистика только становилась профессией в современном понимании этого слова, выделялась

Филологические

науки

Литературоведение

в самостоятельный институт как массовая информационная деятельность. В эти годы лишь складывались основы журналистики, ее традиции, разрабатывались этические и правовые нормы, система жанров, виды и формы общения с массовым читателем, совершенствовались методы сбора и поиска информации, шла дифференциация журналистского труда, постепенно повышалось качество информации и т.д.

В России в 20-30 е годы XIX в. издавались лишь две общероссийские газеты, только-только начала складываться система провинциальной, ведомственной и специальной печати. Но при этом существовало несколько «толстых» журналов энциклопедического характера: «Московский телеграф» Н.А. Полевого, «Телескоп» Н.И. Надеждина, «Отечественные записки» А.А. Краевского, «Библиотека для чтения» О.И. Сен-ковского, «Московский вестник», «Атеней», «Европеец» и др. Правда, многие из этих изданий быстро закрывались, как правило, «по высочайшему повелению».

Трудно сказать сейчас, насколько Пушкин разделял журналистику и собственно литературное творчество. Он в целом ценил «сан» литератора, предъявляя к нему самые высокие требования: гражданственности, нравственной принципиальности, самостоятельности мнений, независимости от меценатов, взыскательности по отношению к самому себе. Пушкин побуждал товарищей к осознанию профессиональной ответственности, признавал существование «класса писателей», выполняющего свои социальные функции, главной из которых считал распространение просвещения.

Он внимательно следил за развитием журнальной периодики, а после 1825 года вошел в «сословие журналистов», которое, по его мнению, должно было стать «рассадником людей государственных». В эти годы его поэтические и публицистические произведения начали появляться в «Сыне Отечества», «Московском телеграфе», «Полярной звезде», «Телескопе». Позже, в 1825-1830 гг., он активно печатался в альманахе «Северные цветы», в 1830-1831 гг. - в «Литературной газете» и, наконец, в последний год жизни получил разрешение на издание собственного журнала.

В целом Пушкиным было опубликовано в периодической печати около 50 материалов, среди которых особо следует выделить его публицистические выступления.

Но прежде следует сказать о том значении, которое имела публицистика в пушкинскую эпоху. Она призвана открыто обсуждать и по мере возможности воздействовать на общественные процессы. Однако в течение всей первой половины XIX века в России сохранялся мощный аппарат

цензуры, всякое публичное и, в первую очередь, печатное выступление с обсуждением внешнего и, особенно, внутреннего положения страны находилось под строгим контролем. В условиях столь жесткой цензуры существование публицистики в традиционных для нее жанровых формах было невозможно.

Поэтому общественная мысль в России в те годы вынуждена была искать другие пути. Русская публицистика уходила под прикрытие иных сфер общественного сознания, проникала в социальные науки - историю, политическую экономию, философию, педагогику и, конечно же, в литературную критику и русскую литературу. Дорогу к читателю она находила через литературные журналы. Именно там нагляднее всего отражалось развитие российской словесности в частности и общественного мнения по злободневным проблемам того времени в целом.

Именно поэтому «История государства Российского» Н.М. Карамзина, «Философические письма» П.Я. Чаадаева, «Опыт теории налогов» декабриста Н.И. Тургенева стали фактами огромного общественно-политического значения. В этой же связи можно отметить, что «История пугачевского бунта» А.С. Пушкина - произведение не только историческое, но и публицистическое.

С другой стороны, «История...», представляющая безусловную историческую и художественную ценность, является прекрасным образцом журналистского расследования, принципы проведения которого могут служить примером в творчестве современных журналистов. В работе над «Историей пугачевского бунта» Пушкин, изучая обстоятельства пугачевского восстания, использовал принципы и методы сбора информации, которые сегодня считаются классикой журналистского расследования.

То же самое можно сказать о путевых очерках писателя. «Путешествие в Арзрум», «Путешествие из Москвы в Петербург» имеют не только художественное значение. Они обладают публицистическими элементами, которые сегодня являются обязательными для журналистских текстов, написанных в жанре очерка: фактичность, точность воспроизведения подлинного объекта, стремление охватить очень важные, злободневные вопросы. При этом обобщающие выводы Пушкин делает на материале конкретных событий и судеб людей. Все эти качества присущи очерку как одному из самых интересных, но и трудных журналистских жанров. К сожалению, сегодня этот синтетический жанр, совмещающий качества как журналистских, так и литературно-художественных текстов, встречается редко.

Основное содержание «Путешествия в Арзрум» - страсти, которые кипят на Кавказе, - сохраняет актуальность. Тогда, как и сегодня,

Филологические

науки

Литературоведение

Кавказ - самая острая проблема России. События русско-турецкой войны развивались на фоне сложных взаимоотношений с народами, населявшими Кавказ: чеченцами, грузинами, осетинами, армянами, черкесами.

В очерках поднимается столь актуальная и ныне тема взаимоотношений с нерусскими народами, населяющими Россию. Политика вооруженного подавления, как и сегодня, не приводила к желаемому результату, и в обществе все чаще обсуждались проекты мирного экономического завоевания Кавказа.

Пушкин просто, без «восточной» экзотики изображает жизнь Востока, показывает Кавказ - место, где уже не первый год идет война во всей ее неприглядности. Отсутствует романтика войны, о войне рассказывается как о будничной действительности, наполненной смертями и страданиями.

Вот несколько цитат, которые могли бы лишь в несколько измененной форме появиться и в современной прессе:

«Только успели мы прибыть на место, как вдруг небо осветилось, как будто метеором, и мы услышали глухой взрыв. Сакля, оставленная нами назад тому четверть часа, взорвана была на воздух: в ней находился пороховой запас. Разметанные камни задавили нескольких казаков».

«Турки исчезли, оставя на горе голый труп казака, обезглавленный и обрубленный. Турки отсеченные головы отсылают в Константинополь, а кисти рук, обмакнув в крови, отпечатывают на своих знаменах».

«Лошадь моя, закусив повода, от них не отставала, я насилу смог ее сдержать. Она остановилась перед трупом молодого турка, лежащим поперек дороги. Ему, казалось, было лет 18; бледное девическое лицо не было обезображено. Чалма его валялась в пыли; бритый затылок прострелен был пулею».

«Первое замечательное место есть крепость Минарет. Приближаясь к ней, наш караван ехал по прелестной долине, между курганами, обросшими липой и чинаром. Это могилы нескольких тысяч умерших чумою. Пестрелись цветы, порожденные зараженным пеплом. Справа сиял Кавказ; впереди возвышалась огромная, лесистая гора; за нею находилась крепость. Кругом ее видны были следы разоренного аула... Легкий одинокий минарет свидетельствует о бытии исчезнувшего селения».

« Черкесы нас ненавидят. Мы вытеснили их из привольных пастбищ; аулы их разорены, целые племена уничтожены. Они час от часу далее углубляются в горы и оттуда направляют свои набеги. Дружба мирных черкесов ненадежна: они всегда готовы помочь буйным своим единоплеменникам. Дух дикого их рыцарства заметно упал. Они редко нападают в равном числе на казаков, никогда на пехоту и бегут, завидя пушку. Зато

никогда не пропустят случая напасть на слабый отряд или на беззащитного. Здешняя сторона полна молвой о их злодействах. Почти нет никакого способа их усмирить, пока их не обезоружат ..., что чрезвычайно трудно по причине господствующих между ими наследственных распрей и мщения крови. Кинжал и шашка суть члены их тела, и младенец начинает владеть ими прежде, нежели лепетать. У них убийство - простое телодвижение .».

В результате путевые заметки и впечатления складываются в обобщения, имеющие историческое для России и Кавказа значение. Пушкин оправдывает присоединение Кавказа к России (а не к Турции), обосновывает прогрессивный характер действий России на Кавказе интересами самих коренных народов. В противном случае, по убеждению Пушкина, Кавказ мог стать местом жестокого колониального разбоя, колонизаторских притязаний европейских государств.

Часть публикаций Пушкина в журналистике 1820-30-х гг. - это литературная критика. В небольших, как правило, публикациях Пушкин рассматривает такие принципиально важные для развития литературы того времени вопросы, как разработка принципов эстетики реализма; народность и общественная роль литературы; историческая обусловленность литературного процесса. Другая часть - это статьи, заметки по истории и теории литературы, обзоры современных альманахов, рецензии и библиографические отзывы на произведения русских и зарубежных писателей.

Одним из первых Пушкин обратился к жанру памфлета и пародии, которые публиковались под псевдонимом Феофилакт Косичкин в «Литературной газете» и «Телескопе». Объект насмешки Пушкина - так называемое «торговое направление» в журналистике: Булгарин и близкие ему литераторы, стремящиеся превратить литературу и журналистику прежде всего в доходное предприятие и обеспечить коммерческий успех своим изданиям любой ценой. В фельетонах «О записках Видока», «Торжество дружбы, или Оправданный Александр Анфимович Орлов», «Несколько слов о мизинце г. Булгарина и о прочем» Пушкин одним из первых использовал такие сатирические приемы, как полунамек, использование двусмысленных имен, обыгрывание фразы своего литературного противника, небрежный, полушутливый стиль. Эти приемы активно применялись затем как в российской, так и в советской журналистике. В частности, фельетон как жанр был очень востребован в советский период, можно вспомнить имена Зощенко, Кольцова, Зорича, Ильфа, Петрова и других. Это было обусловлено опять же жесткой цензурой, когда журналистам приходилось искать различные пути для выявления негативных сторон действительности.

Филологические

науки

Литературоведение

Особая тема - стиль и язык Пушкина. Простота пушкинской прозы остается до наших дней идеалом словесного отражения действительности, к которому стремится любой журналист. Особенно сегодня, в эпоху электронных СМИ, потенциал, заложенный в прозаическом творчестве Пушкина, приобретает все большее значение на пути краткости и точности в публицистике.

Но Пушкин был не только создателем текстов, но и, выражаясь современным языком, организатором производства. В 1827 году он был одним из основателей «Московского вестника», в 1830-м стал инициатором и организатором «Литературной газеты», в последний год жизни издавал «Современник».

Рассматривая деятельность Пушкина как издателя и редактора, опять же следует вспомнить о том, что в эти годы лишь немногие издания выделялись наличием определенного направления (концепции). В частности, в то время не существовало изданий, которые открыто ставили перед собой профессионально значимые задачи. В этом смысле «Литературная газета» была новаторским изданием, так как сразу заявила о своей специфике. Можно сказать, что этим газета была обязана Пушкину, который, участвуя в работе над ее созданием (газета выходила 1 раз в пять дней, с 1 января 1930 по 30 июня 1831 года, всего вышло 109 номеров), сразу «задал тон» и определил ее направление. Название газеты, строгое и простое, без метафорического подтекста, открыто провозглашало ее назначение, выделяло ее среди периодики своего времени («Цветник», «Мне-мозина», «Свиток муз», «Соревнователь просвещения и благотворения» и др.).

Газета носила просветительский характер, знакомила образованную публику с новейшими произведениями европейской и особенно русской литературы. Было четкое деление на отделы: «Проза», «Стихотворения», «Библиография русская и иностранная», «Ученые известия», «Смесь». Последние три сообщали сведения о новых открытиях, идеях, книгах, о новостях культурной жизни.

В то же время подобную «определенность», узкую профессиональную направленность газеты можно назвать вынужденной. С самого начала Пушкин, не мысливший газеты без политических новостей, стремился получить разрешение на политический отдел. В этом отношении он был близок А.А. Бестужеву, который в своих обозрениях литературы доказывал необходимость для просвещенного человека «занятий политикой» и видел преимущество русских журналов перед европейскими в том, что они больше откликаются на политические вопросы, что соответствовало, по его мнению, «естественной умонаклонности» русской нации. Пушкин

разделял подобную гражданскую позицию критика. Кстати, его охлаждение и отказ от участия в журнале М.П. Погодина «Московский вестник» объясняется в том числе и тем, что другие сотрудники издания противодействовали попыткам Пушкина превратить журнал из сугубо философского в общественно-политический и литературный для широкого круга читателей.

Это также характеризует Пушкина как профессионала в журналистике того времени. Периодическое издание может быть успешным, поддерживать интерес читателей или с помощью политической информации, или вступая в полемику. Пушкин это прекрасно понимал. В письме к П.Я. Вяземскому он писал: «Чисто литературного издания у нас быть не может: нужно принять в союзницы или моду, или политику».

Для сравнения: конкурент и оппонент Пушкина, уже упоминавшийся Ф.В. Булгарин так определял концепцию своей «Северной пчелы», которая начала выходить в 1825 году: «Газета! Помните, что «Пчела» - газета! Большинство публики любит легкое! Помните, что заглавие иногда, а даже часто заменяет дело. Публика наша только тогда любит политику, когда в политике таскают друг друга за волосы и бьют по рылу». Насколько это близко к тому, что мы наблюдаем в современной журналистике! К сожалению, следует отметить, что и с коммерческой точки зрения предприятие Булгарина было более успешным, нежели все начинания Пушкина. «Северная пчела» вошла в историю журналистики как первая массовая, по выражению А. А. Бестужева, «газета для насущных новостей».

Одной из причин успешности «Пчелы» было то, что она имела право (единственная из частных) печатать политическую информацию. Тогда как организаторы «Литературной газеты» разрешения на публикацию политических новостей получить не смогли. В результате Пушкину и его коллегам - А.А. Дельвигу, О.М. Сомову - не удалось сделать из газеты злободневнее политическое издание, что, безусловно, сказалось на его конкурентоспособности.

«Литературную газету» как издание «литературной аристократии» можно рассматривать как противовес «Северной пчеле», которая сразу увидела в «Литературной газете» конкурента и заявила, что она не может существовать по той причине, что у нас нет литературы. Пушкин сразу же вступил в полемику с «Северной пчелой», возразив, что если бы это было справедливо, то мы не нуждались бы и в критике; однако произведения нашей литературы, как ни редки, живут и умирают, не оцененные по достоинству. Поэтому издатели старались привлечь читателей высоким художественным уровнем печатавшихся произведений.

Филологические

науки

Литературоведение

Сам Пушкин публиковался очень активно. Не случайно М.П. Еремин, исследовавший газету (и с этим мнением согласны большинство ученых), утверждает, что роль Пушкина в газете была настолько велика, что она никак не может быть определена словом «сотрудник». В.Г. Белинский рассматривал платформу «Литературной газеты» в зависимости от позиции Пушкина, высказанной на страницах издания.

Если проанализировать номера газеты, то окажется, что публикации Пушкина на ее страницах значительно преобладали - их насчитывается более 30. Это были произведения разных жанров и видов творчества: отрывки из романов и очерков, поэзия, литературно-критические статьи, рецензии, заметки, полемические отклики. В первом номере были опубликованы отрывок из восьмой главы «Евгения Онегина» и критические миниатюры, во втором - «Стансы» («Брожу ли я вдоль улиц шумных...») и небольшая заметка, посвященная переводу «Илиады» Н.И. Гнедичем.

В «Литературной газете» Пушкин смог осуществить свое желание: участвовать не только в качестве автора, но и заниматься редактированием. А. А. Дельвиг, подготовив два номера, вынужден был уехать и перепоручил все хлопоты другу. После отъезда Дельвига с третьего по двенадцатый номер газеты Пушкин совместно с О.М. Сомовым выступал в качестве редактора и издателя.

Как редактор, Пушкин привлек к участию в издании известных литераторов: А. А. Вяземского, Е.А. Баратынского, П. А. Катенина, А. А. Шаховского, Д.В. Давыдова, В.Ф. Одоевского и др. Он предъявлял высокие требования к публикациям, имея в виду их содержательность, художественную выразительность, а также разнообразие, занимательность и воспитательную ценность. Однако работа по отбору и редактированию материалов отнимала много времени. Пушкин жаловался в письме к П.А. Вяземскому в конце января 1830 г: «Высылай ко мне скорее Дельвига, если ты сам не едешь. Скучно издавать газету одному». После отъезда Пушкина в марте 1830 года в Москву руководство изданием вновь перешло к Дельвигу. Весьма вероятно, что охлаждение Пушкина объясняется необходимостью ограничиваться исключительно литературной тематикой, невозможностью касаться политических вопросов.

После закрытия «Литературной газеты» Пушкин хлопотал о разрешении на издание газеты или журнала. Однако хлопоты затянулись до середины 1832 года. Был даже набран макет пробного номера под заголовком «Дневник. Политическая и литературная газета». Однако издание этой газеты с обширной программой, включавшей политические обзоры и полемику, фельетоны, критику, библиографию и т.д., не осуществилось.

В «Современнике», разрешение на выпуск которого было получено лишь в конце 1835 года, Пушкин был главным и единственным хозяином, вел организационно-хозяйственную сторону, редактировал весь материал, заполнял треть объема журнала своими статьями и художественными произведениями.

Так, одним из главных стал вопрос о народе - его положении, возможностях. Эта тема поднималась, прежде всего, в материалах, посвященных Отечественной войне 1812 года: в рецензии на «Походные записки Артиллериста с 1812 по 1816 год» И.Т. Радожицкого в первом томе, в «Записках Н.А. Дуровой», двух статьях П. А. Вяземского во втором томе, в сочинении «О партизанской войне» Д. Давыдова, в стихотворении «Полководец» самого Пушкина в третьем томе. Четвертый том открывается статьей Д. Давыдова «Занятие Дрездена 1813 года 10 марта» и завершается «Объяснением» Пушкина по поводу его стихотворения «Полководец». Можно утверждать, что сквозной нитью через все эти материалы проходит мысль о том, что судьбу России в 1812 году решил «наш простой русский народ». И хотя у Пушкина нет статей, посвященных положению народа, о многом говорит его демонстративное молчание на фоне многочисленных статей о народном благоденствии.

Вслед за просветителями XVIII века Пушкин на страницах журнала поднимает вопрос о роли просвещения в жизни общества. Этой теме посвящены публикации «Императрица Мария» (о постановке женского образования в России) и «Разбор парижского математического ежегодника на 1836 год». В «Путешествии из Москвы в Петербург» Пушкин пришел к выводу, что ускоряющееся разорение дворянства сказывается на самих рарных его слоях. Этот тезис был повторен и на страницах третьего тома в статье М.П. Погодина «Прогулка по Москве». Во втором томе помещена статья «Российская академия», в текст которой вставлены знаменитые «Вопросы» к Екатерине II. Здесь тема просвещения преломляется в ином ракурсе - «просвещенной» монархии.

Столь актуальная ныне тема межнациональных взаимоотношений была одной из основных и в пушкинском «Современнике». Так, проблеме насильственной христианизации народов России посвящена статья А. Емичева «Мифология вотяков и черемис», помещенная Пушкиным во втором томе.

Анализ характера художественного материала «Современника» за 1836 год позволяет судить об отказе Пушкина от многочисленных отделов, весьма характерных для журналов 1830-х гг. Весь материал делится, как правило, на два отдела: стихотворения и проза. При этом в отдел прозы включались как художественные произведения, оценки, мемуары,

Филологические

науки

Литературоведение

так и научно-популярные статьи. Отдел комплектовался в основном не из беллетристики, а из документальных произведений, дневников, писем, мемуаров. Это стремление к фактической документальной литературе можно объяснить принципиальными установками самого Пушкина. В своей редакторской работе он преимущественное внимание уделял документальным жанрам и историческим исследованиям. Очерки, мемуары и письма занимают основное место в журнале. При этом Пушкин активно привлекал молодых авторов: опубликовал стихи мало известного тогда Ф.И. Тютчева, А.В. Кольцова, записки Н.А. Дуровой, романтикоэтнографический очерк горца Султана Казы-Гирея.

Несмотря на то, что Пушкин был вынужден соблюдать чисто литературный характер журнала, он постоянно стремился выйти за пределы той узкой программы, которая была разрешена цензурой. Например, пытался поместить статью о Радищеве.

Пушкин сделал попытку поставить журнал на профессиональную основу. Он давал своим сотрудникам заказы и выплачивал высокий авторский гонорар - 200 рублей за печатный лист. Пушкин, кстати, отнюдь не игнорировал коммерческую составляющую своего предприятия. Собираясь издавать «Современник», в 1835 году он писал начальнику III отделения генералу А.Х. Бенкендорфу: «Я хотел стать журналистом, чтобы избавить себя от упреков, что я пренебрег 40 тысячами годового дохода, которое это мне могло обеспечить». Но во всех своих проектах Пушкин прежде всего стремился обрести свою публику - не просто создать коммерчески успешное издание, но расширить круг образованных людей России. Для Пушкина журналы и газеты - средство просвещения, культуры.

Однако редкая периодичность издания (1 раз в три месяца), вынужденная академичность, невозможность включиться в полемику привели к снижению тиража, который к лету составлял порядка семисот экземпляров. Летом 1836 года Пушкин задумал реформу журнала и обновление его редакторского коллектива, о чем начал вести переговоры с В.Г. Белинским.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что изданием «Литературной газеты» и «Современника» Пушкин положил начало серьезному отношению к периодике, сделав ее не только предметом для занимательного чтения, но и средством воспитания и просвещения читателей.

Но значение Пушкина для журналистики нельзя сводить только к признанию того, что он сам был журналистом, издателем, редактором, а его деятельность в этой роли оказала значительное влияние на развитие отечественной журналистики и ее становление как самостоятельной профессии.

В 20-30-е годы XIX века в отечественной журналистике все было буквально «пропитано» именем Пушкина. На протяжении двух десятков лет в России трудно было найти периодическое издание, в котором бы оно не упоминалось, будь то его собственные литературные произведения или литературно-критические статьи, библиографические заметки, обзоры литературы, фельетоны, объявления о продаже книг и т.д. В последующие периоды в российской периодической печати имя Пушкина неоднократно становилось поводом для ожесточенной полемики, как это было, например, в период реформ 1860-х годов. Причем эта полемика носила опять-таки не чисто литературный, а политический характер, а имя Александра Сергеевича было «пробным камнем», отражавшим позицию издания в переходную эпоху.

Анализ периодики в этом контексте позволяет обнаружить идейные искания, общественные настроения, этические установки, эстетические вкусы в определенный исторический период.

А если говорить о журналистике сегодняшнего дня, то хотелось бы, чтобы в ней все-таки преобладали принципы Пушкина, а не Булгарина.

Филологические

науки