УДК 811.11-12

В. А. Тырыгина

ЖАНРОВЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СУБСТАНТИВНЫХ НОМИНАЦИЙ

В настоящей статье рассматривается взаимодействие номинативного аспекта текста и его жанровой принадлежности. В ходе сопоставительного анализа диктем пяти британских медиажанров - портретного очерка (profile), светской хроники (gossip), тематической статьи (feature), репортажа (reportage), комментария (commentary) - выявляется обусловленность выбора субстантивных номинаций жанровой категорией диктемы.

Обращение к жанру в рамках науки о языке не преследует цели изучения лишь исключительно жанра самого по себе, обращение к жанру - это в конечном счете изучение языка в действии. Поскольку вне жанра нет высказывания, поскольку «мы отливаем нашу речь в жанровые формы», которые организуют нашу речь почти так же, как ее организуют грамматические формы» [1, с. 255], поскольку «дискурсивное мышление, обслуживающее задачи создания многообразных речевых произведений, изначально имеет принципиально жанровый характер» [2, с. 18], постольку, изучая одновременно группу жанров в сопоставлении, исследователь неминуемо погружается в безбрежное пространство функционирования языка, наблюдая, как ресурсы языка гибко приспосабливаются к постоянно меняющимся коммуникативным условиям.

С точки зрения теории порождения речи (ПР) речевая деятельность рассматривается как путь от мысли к высказыванию через механизмы номинации и предикации. «Существенно упрощая процесс ПР, характеризуя только его главное направление, - пишет Е. С. Кубрякова, - можно сказать, что рождение внешнего речевого произведения начинается в сознании человека тогда, когда «предмысль», разбиваемая на личностные смыслы, создает кардинальное противопоставление этих смыслов: одни выстраиваются таким образом, чтобы сформировать будущую пропозицию и связать ее отношениями актуализированной предикации, другие так, чтобы сгруппироваться в единицы номинации или номинативные блоки, которые затем включатся в пропозицию и будут с ней согласованы» [3, с. 31] (курсив наш. - В.А.Т.).

В языке есть «два принципиально различных способа распределить смыслы по языковым единицам и категориям» [3, с. 65]: номинативный путь (подвести смыслы под лексическое значение слов и их эквивалентов) и предикативный, синтаксический (подвести смыслы под грамматические, синтаксические значения сентенционального типа).

На необходимость разграничения номинативного и предикативного механизма речи (заметим, что не все лингвисты видят необходимость в этом) обращает внимание М. Я. Блох в «Теоретических основах грамматики»: «Функциональная сущность предикации до сих пор формировалась обычно как выражение отношения высказывания к действительности или в более расчлененном представлении, как выражение отношения содержания предложения (высказывания) к действительности... Не трудно заметить, что в подобных представлениях предикации не различаются две кардинальные стороны содержания предложения - номинативная и предикативная» [4, с. 100] (курсив наш. - В.А.Т.). По мнению М. Я. Блоха, общее содержание, переда-

ваемое предложением, далеко не ограничивается выражением предикативных значений. «В самом деле, для того, чтобы установить в речи... отношение некоторой субстанции к окружающей действительности, нужно сначала назвать данную субстанцию, что и осуществляется в предложении при помощи номинативных средств, которыми оно располагает [4, с. 99] (курсив наш. - В.А.Т.).

В качестве единицы исследования в работе принята диктема. М. Я. Блох, разработавший теорию диктемы, под диктемой понимает элементарную тематическую единицу текста, выраженную либо объединением предложений, либо одним-единственным предложением, поставленным в позицию особой информативной значимости [5, с. 56-67].

В содержательном плане в ней находят совокупное выражение четыре главных знаковых аспекта речи: называние объектов и ситуаций (номинация), установление их связи с действительностью (предикация), смысловое упорядочивание их отражения, отвечающее информационной цели сообщения (тематизация), и, наконец, выбор языковых форм, соответствующих условиям и требованиям коммуникации (стилизация).

Предпосылкой выбора диктемы в качестве единицы исследования при сопоставлении жанров служит ее способность передавать стилевые особенности всего текста: «именно в диктеме как относительно законченном фрагменте текста выявляется коммуникативное назначение речи как таковой: что говорится, кому говорится, для чего говорится, а отсюда - как, каким образом, какими средствами говорится» [5, с. 63].

Номинация - это «отражение внеязыковой действительности в слове» [4, с. 103], именно к ней, к внеязыковой действительности, обращен жанр одной из своих сторон, причем один и тот же фрагмент реальности преломляется по-разному в разных жанрах. Способ представления реальности (события, факта, явления), т.е. разная полнота ее охвата, разный масштаб ее изображения, разный угол зрения на нее - все это обозначается в данной работе через понятие «предмет жанра». Справедливо ли утверждение, что аналогично тому, как происходит выбор единицы номинации в процессе «ословливания» мира, происходит выбор единиц номинации и в процессе создания текста, относящегося к тому или иному жанру? Если да, то что общего можно обнаружить между этими двумя процессами? Прежде всего связь того и другого с внеязыковой действительностью, с онтологией мира. «Для отражения мира в дискретном виде использовались дискретные классы слов, каждый из которых должен был отличаться от другого особым способом представления действительности в особых речемыслительных категориях» [6, с. 26]. Такими речемыслительными категориями явились части речи. Части речи (речь идет о кардинальных частях речи - существительном, глаголе, прилагательном, наречии) по-разному связаны с онтологией мира и по-разному репрезентируют мир в своих семантических структурах.

В рамках ономасиологического подхода к частям речи акцент делается не столько на том, какие конкретные значения передают отдельные части речи, сколько на том, для обозначения каких сущностей в мире они были созданы. Дифференциация частей речи сопрягается с онтологическими факторами. Признается, что, в реальном мире существуют разнородные объекты разной природы с нетождественными свойствами. Разные сущности, соответственно, именуются разными классами слов. «Способность называть разные

атрибуты материи по-разному, способность слов служить обозначением по-разному осмысленных фрагментов мира приводит постепенно к разному оформлению наименований для разного содержания» [6, с. 26].

В объективной действительности человеческое сознание выделяет прежде всего предметы (статические объекты) и процессы, связанные с этими предметами (их действия, изменения состояния, отношения), а также характеристики объектов и характеристики процессов. Соответственно, существительные и глаголы обозначают субстанции и процессы. Прилагательные и наречия обозначают характеристики субстанций и процессов. Именные классы слов (предметные и признаковые) несут основные ономасиологические категории - категории предметности, процессуальности, признаковости. В основе существительных лежат пространственные координаты, фиксируемые сознанием, они обращены к пространственному параметру мира, в основе глаголов - временные, они организованы временной осью [7, с. 104].

В определенной степени можно согласится с идеей о том, что текст, по сути, является «единицей номинации» [8] и что его наиболее важным аспектом является «номинативная сторона», т.е. соотнесенность языковых элементов с обозначаемыми ими внеязыковыми объектами, реально существующими или мыслительными, т.к. всякий текст «говорит о чем-то» [9, с. 61-66].

Предмет речи, предметная ситуация, находит выражение в номинативном аспекте текста, более того, «любая предикация строится на некоторой номинации как на своей вещественной базе, поскольку для того, чтобы установить в речи (т.е. отобразить сигнемами языка) отношение некоторой субстанции к окружающей действительности, нужно сначала назвать данную субстанцию как таковую, что и осуществляется в предложении при помощи номинативных средств» [4, с. 98].

Хотя в речи номинация и предикация выступают в единстве («семантика предложения выявляется в единстве номинативного и предикативного аспектов» [4, с. 98]), мы в соответствии со стоящими перед нами задачами разделим их и сосредоточим наше внимание исключительно на номинативной стороне текста.

Сосредоточимся на ономасиологической категории предметности, суб-стантивности, и проследим способы ее реализации в разных жанрах, сопоставляя прототипические диктемы, т.е. диктемы, принадлежащие текстам, воплощающим прототипический образ определенного жанра - эталонный, центральный член данной жанровой категории, в котором наличествуют наиболее характерные ее признаки.

В каждом жанре реальный, предметный мир отражается под различным углом зрения, как уже говорилось выше. Обратимся к диктеме комментария. Контекст следующий: запретить или сохранить в стране охоту на лис, какой способ регулирования их численности считать наиболее гуманным.

The countryside is going through a catastrophic period. Farmers' incomes range from zero to the derisory; 20,000 workers a year are leaving agriculture; locаl services are closing; transport is expensive or non-existent. The countryside has formed its own way of life, adapted to this environment over many centuries. The Welshman and the fox have both learnt this skill; they have learnt how to survive on the hills of Wales.

The Sunday Times, 2001, Jan. 21, p. 13

Событийный денотат - охота на лис - встраивается в широкий жизненный контекст, узкая экологическая проблема связывается с экономической ситуацией в сельских регионах страны, с освященными временем культурноисторическими традициями и укладом жизни, с ландшафтно-географическими характеристиками. Все это ведет к укрупнению масштаба изображения, более широкому размаху и большому охвату мира и в конечном счете сказывается на выборе номинативных единиц. Предпочтение отдается единицам, так сказать, «крупного членения» - словам, отсылающим к большим совокупностям людей: farmers, workres; словам, используемым в родовом значении, включающим весь класс референтов: (the) Welshman, (the) fox; словам с собирательным, недискретным значением: transport, agriculture; словам и словосочетаниям, обозначающим большие протяженности в пространстве (countryside hills of Wales) и времени (period, centuries); словам, обозначающим широкие понятийные категории: way of life.

Если в комментарии предметная ситуация вписывается в широкий контекст, то в репортаже, напротив, контекст максимально сужается до координат «здесь и сейчас» (hic et nuno). В фрагменте, приведенном ниже, репортаж как бы ведется с борта сверхзвукового авиалайнера «Конкорд», выполняющего свой последний прощальный рейс.

Sporting a Concord keyring modified as a necklace, Liz Baikie, from Edinburg, is on her second Concord flight in 17 weeks. She has even forgone buying a Mini Cooper for the pleasure of this £ 20-a-minute ride to the edge of space. « It is wrong, just wrong, that it should stop, « she says as a red digital display screen on the cabin wall signals that we are travelling at March 2, faster than a bullet».

The Times, 2003, Oct. 17, s. 2, p. 12

Здесь номинативные единицы имеют идентифицирующую референцию «этот». Реализация значения единичности достигается разными номинативным средствами, прежде всего использованием имени собственного Liz Baikie, которое по определению, по природе своей отсылает к уникальному референту (лицу). Значение единичности далее реализуются именами нарицательными, которыми автор называет объекты, находящиеся в поле его зрения: keyring, screen, wall, более того, данные конкретные, дискретные имена подкрепляются группой уточняющих слов, цель которых еще более ограничить, сузить область референции: keyring ^ a Concord keyring modified as a necklace.

Чтобы вызвать у читателя эффект присутствия, добиться наглядности, автор репортажа конкретизирует изображаемое называнием дополнительных, индивидуальных признаков, таких как указание на принадлежность: Concord (кроме того, слово, вероятно, ассоциируется и с индивидуальным дизайном, отличающим данный лайнер), на форму: modified as a necklace.

В следующей группе: screen wall ^ a red digital dispay on the cabin wall наряду с дополнительными признаками качества (digital), принадлежности (cabin) дается указание на пространственные отношения (координата «здесь») путем подчинения одного имени (screen) другому (wall). Если группа слов screen on the wall указывает на внутреннее пространство, то другая группа to the edge of space указывает на внешнее пространство за бортом лайнера, который летит со сверхзвуковой скоростью, и находящиеся в нем пассажиры и автор вместе с ними находятся как бы у «кромки пространства»,

на предельно допустимой высоте. Временные координаты («сейчас») выражены в анализируемой диктеме максимально конкретно и точно: March 2.

Прежде чем мы обратимся к другому жанру - жанру портретного очерка (profile), заметим, что данный перевод носит несколько вольный характер, т.к. в отечественной журналистике портретный очерк относится к художественно-публицистическим жанрам и предполагает художественный анализ личности, выявление ее глубинного духовного начала. Жанр profile в британской прессе, в отличие от отечественного портретного очерка, лежит скорее на границе аналитических и художественно-публицистических жанров, а иногда и на границе аналитических и информационных жанров и может ограничиваться в некоторых случаях задачами политического, делового, профессионального анализа. Что же отличает портретный очерк с точки зрения выбора предметных номинаций?

Middlebrow then, as well as middleclass, Deayton was never likely to fit into the emerging world of punk and fierce alternative comedy. But his near -contemparary at Oxford, Richard Curtis, for whom things would also turn out “pretty well”, saw in him some potential as a comic performer. When Curtis invited him to replace someone who had dropped out of a revue bound for the Edinburgh Festival, Deayton said he would go, even though he was “terrified” at the prospect of being funny on stage.

The Independent, 2001, May, 12, p. 5

Заметно наличие двух разновидностей предметных имен не только в процитированной диктеме, но и в других текстах данного типа. Во-первых, это слова, очерчивающие сферу деятельности, мир, в котором герой портретного очерка действует и существует: world of... comedy, revue, stage. Здесь речь идет о высокогонорарном шоумене на телевидении, прослеживается его путь к успеху. Перечисленные слова, представляющие собой фрагмент тематического поля (более полную картину которого дает весь текст), неоднородны с точки зрения соотношения в них денотативного и сигнификативного содержания. Лишь слово stage содержит денотат в чистом виде, т.е. соотносится с непосредственным объектом реальности, в то время как слова comedy, revue являются результатом более сложного переосмысления действительности, выражающегося в превалировании сигнификативного содержания.

Во-вторых, неотъемлемой составляющей портретного очерка являются имена так называемых номинальных классов. «В именах номинальных классов предмет обозначения создается путем приписывания естественным объектам какого-либо признака» [10, с. 117]. В этот класс включается большинство антропонимов, которые обозначают не субстанции, а именуют людей по разнообразным свойствам, признакам и качествам. «Такие имена лиц покрывают широкую сферу всевозможных политических, религиозных, нравственных и прочих характеристик человека» [10, с. 118]. В анализируемой диктеме примерами антропонимов являются: middlebrow (нравственно-интеллек-

туальная характеристика), middleclass (характеристика по имущественному положению), performer (указание рода занятий).

Возникает вопрос: правомерно ли рассматривать данную группу слов, группу антропонимов, в терминах ономасиологической категории предметности-субстанциональности? На этот вопрос вряд ли можно ответить однозначно. Хотя они и обозначают качественную, признаковую характеристику чело-

века, тем не менее в их содержании присутствует смысл «лицо как носитель определенного признака». Поскольку эти слова являются результатом процесса опредмечивания признака, превращения признакового имени в предметное, вполне позволительно, на наш взгляд, с определенными оговорками рассматривать их в ряду собственно предметных имен.

Текстуальная основа портретного очерка формируется словами, обозначающими часть мира, в которой живет и действует герой данного очерка, с одной стороны, и словами-антропонимами, разносторонне характеризующими героя, с другой стороны. Если мы возьмем тексты «светской хроники» (gossip column), то не без удивления обнаружим в них, на первый взгляд, эти же группы предметных имен. И это не удивительно, т.к. и в портретном очерке, и в светской хронике в центре внимания конкретное реальное лицо. На этом сходство заканчивается. Светская хроника относится к информационным жанрам, портретный очерк лежит на границе, как уже отмечалось, аналитических и художественно-публицистических жанров: все это ведет к различиям как количественным, так и качественным. В светской хронике освещается отдельный факт/событие, связанное с данным героем, в портретном очерке - совокупность фактов/событий (количественные различия), соответственно, первый жанр ограничивается набором стандартных для данного жанра слов - антропонимов, второй жанр демонстрирует богатую и разнообразную палитру слов этого типа (качественные различия). Нижеследующая диктема принадлежит светской хронике.

A former bankrupt who vas being treated for schizophrenia, the Eton and Yale-educated Lord Nicolas is believed to have hanged himself while suffering from depression. He was the only son of the 6 th marquess by his second wife, Lady Juliet Fitzwilliam.

Daily Mail, 1998, Jan. 28, p. 37

Мир, в котором существует персонаж, - аристократический мир - обозначается через имена собственные: Eton, Yale, ассоциирующиеся с престижными учебными заведениями, а также через слова schizophrenia, depression, называющие аристократические недуги, являющиеся следствием определенного образа жизни. Антропонимы, присутствующие в данном фрагменте, весьма традиционны для жанра светской хроники. Они представляют собой имена человека, охарактеризованного по его социальной (lord, marquess), имущественной (bankrupt), семейной (son) роли.

Антропонимы - неотъемлемый элемент еще одного «человеческого» жанра - жанра тематической статьи (feature). Иногда feature переводится на русский язык как «проблемная статья»; тот или другой варианты условны, т.к. в русском языке нет отдельного слова для статьи данного типа. В центре тематической статьи разнообразные проблемные ситуации, возникающие в сфере частной жизни человека и отражающие определенные тенденции в современном обществе. В следующем фрагменте из тематической статьи речь идет о молодых людях, которым перевалило за тридцать, рядом с которыми иногда бывают подруги и которые утверждают, что счастливы тем, что ни с кем не связаны семейными узами. Автор анализирует сложившуюся ситуацию и размышляет о роли семьи как социальном институте.

Taking on a family, and looking after a woman and babies, used to be a rite of passage for a man. It was a sign that he was a proper, grown-up bloke. Getting married would give him a point to his life - it would mean he'd become a provider, taking care of the women and children. But now, with far more women working and earning enough to support themselves, the women and children can take care of themselves. There's no cachet in talking on a wife, And very little point in getting married of all, in fact.

The Independent, 2001, Jan. 23, p. 7

Данная диктема содержит в себе целый ряд антропонимов, однако, в отличие от портретного очерка и светской хроники, где они имеют идентифицирующую референцию, в тематической статье эта разновидность номи-натов обладает другими типами отнесенности: либо отнесенностью к любому представителю класса: a man, a woman, либо к целому классу: women, children. Разные предметные ситуации, лежащие в основе названных жанров (глубинной структуре жанров) неминуемо ведут к разным типам отнесенности антропонимов (в поверхностной структуре). Тип референции «любой», «всякий» сохраняется в антропонимах bloke, provider, которые, соотносясь с антропонимом man, именуют некоторые специфические для данной проблемной ситуации признаки, характеристики; антропоним provider именует лицо с точки зрения выполнения им определенной роли в семье, антропоним bloke - менее строгое, более непринужденное именование лица, допустимое и уместное словоупотребление в данном жанре.

Номинативное пространство тематической статьи формируется еще одной группой имен. В анализируемой диктеме к ней относятся следующие слова: family, life, rite of passage. Это отвлеченные однословные и несколько-словные номинации, связанные с миром человека, называющие признаки, состояния, отношения, ситуации, события, свойственные различным сферам проявления деятельности человека. Именно отвлеченный характер этих имен и их связь с миром человека объясняют и делают их присутствие в тематической статье естественными и необходимыми.

Итак, сопоставление прототипических диктем различных жанров позволяет сделать следующий вывод: жанровое измерение текста является результатом взаимодействия многих факторов, один из которых номинативный. Из анализа следует, что существует прямая связь между выбором предметных имен и жанровым вектором текста.

Так, роль антропонимов меняется от жанра к жанру. Представление конкретного индивида как личности в портретном очерке требует использование практически всех имеющихся в языке антропонимических ресурсов, в то время как в светской хронике, где конкретный индивид характеризуется лишь с точки зрения его социально-статусной принадлежности, используется ограниченный круг антропонимов, тех, которые обозначают лицо как носителя какого-либо социального статуса. Выбор антропонимов в тематической статье подчинен обсуждаемой в ней проблеме: антропонимы характеризуют не конкретного индивида, а группу людей с точки зрения выполняемой или социальной роли.

В выборе конкретных предметных имен также наблюдаются различия. В репортаже представление единичного события требует использования конкретных имен в идентифицирующей референции, в комментарии

встраивание единичного события в цепь других событий приводит к тому, что конкретные имена соотносятся не с отдельными представителями класса, а со всем классом объектов (генерализирующая функция).

Отвлеченные предметные имена также демонстрируют свою специфику как в количественном, так в качественном отношении. Из наиболее «рассудочных» жанров - комментария, тематической статьи - удельный вес отвлеченных имен выше в первом, в последнем рассуждения дополняются яркими описательно-повествовательными элементами. Общие, так называемые десемантизированные имена типа fact, pоint, thing и имена, обозначающие мыслительные, вербальные логические категории, пересекаются во всех названных выше жанрах, хотя распределяются неравномерно: чаще в комментарии, реже в тематической статье. Другие отвлеченные имена не пересекаются и встречаются преимущественно в том или ином жанре. Отвлеченные имена в комментарии связаны с обозначением политических и экономических реалий и понятий, затрагивающих экономическую и политическую сферу бытия социума. Отвлеченные имена в тематической статье представляют собой опредмечивание действий, процессов, состояний, свойственных человеку, т.е. отглагольные существительные, посредством которых достигается необходимая степень обобщенности при обсуждении проблем, затрагивающих сферу бытия собственно человека.

Список литературы

1. Бахтин, М. М. Проблема речевых жанров / М. М. Бахтин // Эстетика словесного творчества. - М., 1979. - 257 с.

2. Седов, К. Ф. О жанровой природе дискурсивного мышления языковой личности / К. Ф. Седов // Жанры речи : сборник научных статей. - Саратов : Колледж, 1999. - С. 13-26.

3. Кубрякова, Е. С. Роль словообразования в языковой картине мира / Е. С. Кубрякова // Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / Б. А. Серебренников, Е. С. Кубрякова, В. И. Постоволова. - М. : Наука, 1988. -С. 141-172.

4. Блох, М. Я. Теоретические основы грамматики / М. Я. Блох. - М. : Высшая школа, 2002. - 160 с.

5. Блох, М. Я. Диктема в уровневой системе языка / М. Я. Блох // Вопросы языкознания. - 2000. - № 4. - С. 56-67.

6. Кубрякова, Е. С. Части речи в ономасиологическом освещении / Е. С. Кубрякова. - М. : Наука, 1978. - 114 с.

7. Гак, В. Г. Теоретическая грамматика французского языка / В. Г. Гак. - М. : Добросвет, 2000. - 832 с.

8. Мелихова, Н. В. Семантико-синтаксический аспект текста / Н. В. Мелихова // Грамматика и смысловые категории текста. - М., 1982. - С. 67-86.

9. Гак, В. Г. О семантической организации текста / В. Г. Гак // Лингвистика текста : материалы научной конференции. - М., 1974. - Ч. I. - С. 61-66.

10. Уфимцева, А. А. Лексическое значение. Принцип семиологического описания лексики / А. А. Уфимцева. - М. : Эдиториал УРСС, 2002. - 240 с.