Подводя итог, следует отметить, что конкретная поэзия, как бы парадоксально это ни звучало, вовсе не конкретна. Это явление сложное и многогранное, причем границы его размыты. Единственное, что можно утверждать наверняка, так это то, что конкретная, или визуальная, поэзия - это взаимозависимость вербальных и невербальных компонентов. Именно этот характерный признак данного жанра мы выдвигаем на передний план в нашей классификации. Безусловно, произведений конкретной поэзии великое множество, и, наверняка, не все из них нам известны, а значит, могут не «подойти» под параметры этой классификации. Кроме того, развитие современных коммуникационных технологий спровоцирует расширение возможностей человека в плане вербального и невербального выражения мысли. Все это приведет к изменению, дополнению и корректировке данной классификации.

Библиографический список

1. Анисимова, Е.Е. Лингвистика текста и межкуль-турная коммуникация (на материале креолизован-ных текстов) [Текст] / Е.Е. Анисимова. - М. : Издат. центр «Академия», 2003.

2. Арнхейм, Р. Новые очерки по психологии искусства [Текст]/ Р. Арнхейм: пер. с англ. - М. : Прометей, 1994.

3. Асылбекова, М.С. Визуальная поэзия. Материалы к спецкурсу по анализу поэтического текста [Электронный ресурс]/ М.С. Асылбекова. - 20062007. - Режим доступа : http://festival.1september т/ай1с^/4Ш006/.

4. Бирюков, С.Е. Визуальная поэзия в России. История и теория [Электронный ресурс]/ С. Бирюков // Черновик: Альманах литературный визуаль-

ный - Нью-Джерси - Москва, 1997. - Вып. 12. -Режим доступа : http://www.vavilon.ru/metatext/ chemovik12Msual.html.

5. Ворошилова, М. Б. Креолизованный текст: аспекты изучения [Электронный ресурс]/ М.Б. Ворошилова // Политическая лингвистика. - Екатеринбург. 2006. - Вып. 20. - Режим доступа : http://www.phi-lology.ru/linguistics2/voroshilova-06.htm.

6. Гик, Ю. Визуальная поэзия. Теория и практика [Электронный ресурс] / Ю. Гик // Черновик. Смешанная техника. - М., 2004. - Вып. 19. - Режим доступа : http://www.chernovik.org/main.ph p?main=find&first=23&nom=24&nom_f=19&id_ f=14&start=0&filtr=f_avt&f_text=Юрий%20Г ик.

7. Зенович, Е. С. Словарь иностранных слов и выражений [Текст] / Е.С. Зенович. - М. : Олимп : ООО «Фирма «Издательство АСТ», 2000.

8. Колотвин, В. Визуальная поэзия - альтернатива линейной организации восприятия [Электронный ресурс]/ В. Колотвин // Лавка Языков. Журнал небуквального перевода, 1996-2003. - Режим доступа : http://spintongues.msk.ru/Kolotvin01.htm.

9. Хархур, Т. Слияние поэзии и живописи [Электронный ресурс] / Т. Хархур // ЛИМБ : Журнал современной поэзии. - 2002. - Вып. 12. - Режим доступа : http://limb.dat.ru/No12/essay/harhur2.shtml.

10. Яньшин, П. В. Введение в психосемантику цвета [Текст] : учеб. пособие / П.В. Яньшин. - Самара : Изд-во СамГПУ, 2001.

11. Huth, Geof Visual Poetry Today [Электронный ресурс]/ G. Huth// Poetry. - 2008. -November. - Режим доступа : http://www.poetryfoundation.org/journal/ article. html?id=182397.

12. Kempton, Karl. VISUAL POETRY: A Brief History of Ancestral Roots and Modern Traditions [Электронный ресурс]/ K. Kempton// Full Moon. - Oceano, California. - 2005. - November. - Режим доступа : http://www.logolalia.com/minimalistconcretepoetry/ archives/cat_kempton_karl.html.

Проблема идентичности на протяжении

долгого времени вызывает интерес в различ-

УДК 802.0-855 ББК 81.032

Е.В. Солодкова

запрос и сообщение об идентичности в интервью с супругой политика

В статье рассматривается лингвистическое выражение идентичности как самоосозна-ния личностью своей тождественности, подлинности и своего соответствия определенной социальной группе. Сообщение о собственной идентичности определяется как авторе-ферентный дискурс, то есть дискурс человека о себе как о главном референте - центре референтной ситуации, лежащей в основе дискурса. Особенности автореферентного дискурса анализируются на материале интервью с Мишель Обамой. В статье определено, что в аме-

риканской культуре социальный адресат тестирует наличие у супруги президента (First Lady) прототипической для данной культуры дискурсивной идентичности жены и матери, что предполагает продуцирование ею сообщений, соответствующих данным номинациям.

Ключевые слова:референт; референтная ситуация; автореферентный дискурс; идентичность; дискурсивное конструирование идентичности

E.V Solodkova

REQUEST AND RESPONSE ABOUT IDENTITY IN THE POLITICIAN’S SPOUSE’S INTERVIEW

The article tackles the linguistic features of identity viewed as a person S sense of authenticity and belonging to a certain social group. A message that one produces about one’s own identity is defined as autoreferential discourse, i.e. discourse about oneself, in which the speaker is the main referent and the center of the referential situation. The linguistic features of autoreferential discourse are analyzed on the basis of interviews with Michelle Obama. It has been found out that the American culture seeks in the discourse of the First Lady the prototypical identities of spouse and mother, identities that presuppose her messages corresponding to the given nominations.

Key words: referent; referential situation; autoreferential discourse; identity; discursive construction of identity

ных науках, таких, как философия, психология, социология, лингвистика, однако до сих пор остается терминологическая неясность в определении данного понятия. Не решена также проблема его соотношения со смежными понятиями «самости», «Я», «личности», «роли» и другими. Все эти понятия обозначают один и тот же многогранный феномен -внутреннюю сущность человека, однако между ними есть и различия, которые требуется установить.

Целью данной статьи является анализ авто-референтного дискурса, определяемого нами как дискурс, в котором говорящий порождает сообщение о своей собственной идентичности.

Понятие идентичности, введенное Э. Эриксоном, определяется им как чувство самотож-дественности, собственной истинности, полноценности, сопричастности миру и другим людям. С его точки зрения, идентичность опирается на осознание временной протяженности собственного существования, предполагает восприятие собственной целостности, позволяет человеку определять степень своего сходства с разными людьми при одновременном видении своей уникальности и неповторимости. Э. Эриксон отмечает, что формирование идентичности предполагает процесс одновременного отражения и наблюдения, процесс, протекающий на всех уровнях

психической деятельности, посредством которого индивид оценивает себя с точки зрения того, как другие, по его мнению, оценивают его в сравнении с собой и в рамках значимой для них типологии; в то же время он оценивает их суждения о себе с точки зрения того, как он воспринимает себя в сравнении с ними и с типами, значимыми для него самого. Э. Эриксон говорит также о необходимости различать идентичность индивида и идентичность группы. Идентичность индивида основывается на двух одновременных наблюдениях: на ощущении тождества самому себе и непрерывности своего существования во времени и пространстве и на осознании того факта, что твои тождество и непрерывность признаются окружающими и что стиль индивидуальности совпадает с тождеством и непрерывностью того значения, которое придается значимым другим в непосредственном окружении [ЕпкБОп, 1968].

Э. Гоффман впервые указывает на то, что идентичность - понятие, очень востребованное в социальном плане. Во всех обществах есть «заякоренные» отношения (или «скрепленные болтами»), а именно такие, в которых одна сторона идентифицирует другую на уровне личной идентичности и знает, что таким же образом идентифицируется другой стороной. Обе стороны открыто признают и показывают друг другу, что они вступили в

необратимый процесс познания друг друга, в течение которого приобретаемый ими друг

о друге опыт будет структурироваться, удерживаться в памяти и использоваться ими в их взаимодействии друг с другом ^оГйтап, 1971, с. 189].

В соответствии с теорией самокатегориза-ции социальных психологов М. Шерифа и Г Тэджфела, процесс становления социальной идентичности содержит в себе три последовательных когнитивных процесса. Во-первых, индивид самоопределяется как член некоторой социальной категории, вырабатывающий определенную Я-концепцию, Я-образ. В Я-концепцию каждого из нас входит представление о себе как о мужчине или женщине определенного социального статуса, национальности, вероисповедания, члена различных социальных организаций и т.д. Во-вторых, человек не только включает в свой Я-образ общие характеристики собственных групп членства, но усваивает нормы и стереотипы поведения, им свойственные. Наконец, в-третьих, процесс становления социальной идентичности завершается тем, что человек приписывает себе усвоенные нормы и стереотипы своих социальных групп, они становятся внутренними регуляторами его социального поведения ^еп£, 1956; Tajfel, 1982].

Поскольку членство в любой группе связано с позитивной или негативной социальной оценкой, то социальная идентичность человека может быть позитивной или негативной. Однако любому человеку свойственно стремление к положительному, «хорошему» образу себя, соответственно, и закономерно стремление человека к достижению или сохранению позитивной социальной идентичности [Tajfel, 1982]. Человек со всеми его личностными особенностями подводится под оценочную категорию, дающую имя социальной группе, и тем самым идентифицируется как оцениваемый член этой группы. Одновременно черты группы приписываются и человеку, после чего человек рассматривается как ее прототипический член. Если внутригрупповое сравнение дает негативный результат, человек строит свое поведение таким образом, чтобы достигнуть позитивной идентификации [Борне-вассер, 1993, с. 137].

В определении идентичности прототип -это абстрактное обобщающее представление

специфических стереотипных, нормативных характеристик, которые определяют групповую принадлежность как внутри группы, так и вне группового контекста [Hagg, 1992].

Впервые детальное исследование стереотипа в его соотношении с прототипом в когнитивном аспекте проводит Дж. Лакофф. Согласно его определению, структура прототипа составляет те признаки концепта, которые в наибольшей степени характеризуют соответствующий объект как «подлинный», «настоящий» представитель данного класса, например «настоящая» мать. А под стереотипом Дж. Лакофф понимает набор концептуальных признаков, который может быть неточной репрезентацией соответствующего объекта и в значительной степени отклоняться от прототипа [Ьако1Г, 1987, с. 84-86].

Таким образом, то, каким каждый индивид представляет себя как Я, личность, самость, то есть то, как он себя идентифицирует, не является полностью субъективным. Идентичность включает в себя качества, которые видят в нем его значимые другие, которыми он обладает в их представлении и, соответственно, идентичность включает требования, которые он должен предъявлять к себе, если он хочет иметь устойчивое взаимодействие со значимыми другими [Goffman, 1971, с. 279].

Давая лингвистическую трактовку идентичности, С.Н. Плотникова отмечает важность этого понятия для исследования дискурса, поскольку именно идентичность определяет дискурсивную экзистенцию человека

- «его существование» в том или ином однотипном дискурсе, постоянное порождение такого дискурса, его воспроизведение во все новых и новых ситуациях. Например, идентичность «Жена» - это действия, качества, состояния, продуцируемые телом женщины, и также дискурс, продуцируемый ее Я, личностью, самостью, определяющими ее спонтанное бытие самой собой. Согласно этой теории, когда человек принимает свою идентичность и соответствует ей, он с легкостью порождает требуемый ею дискурс, когда же он отторгает свою идентичность, борется с ней, то ему свойственна дискурсивная фрустрация, нежелание порождать данный тип дискурса [Плотникова, 2007, 2008а, 2008 б].

как показывает анализ материала, в социуме разговор об идентичности является важ-

ным, и особенно в политической сфере. Человек, который влияет на судьбу общества, должен быть ему известен, поэтому к социально значимым людям общество, в частности, в лице журналистов, обращается с дискурсивным запросом об их идентичности, о ее самооценке. Особенно это относится к новым людям, появившимся на политической арене, например, к вновь избранным президентам и их супругам.

Рассмотрим пример, в котором супруга вновь избранного президента США Барака Обамы по запросу общества в лице журналистов описывает себя как референт «Я-Мишель Обама», концептуализирует себя, «притягивает» к себе определенные качества, создавая автореферентный дискурс о своей идентичности.

Э. Бенвенист говорит, что «именно в языке и благодаря языку человек конституируется как субъект, ибо только язык придает реальность, свою реальность, которая есть свойство быть». Он указывает, что в акте высказывания, присваивающем формальный аппарат языка, который до акта его присвоения является лишь возможностью, устанавливается референция и с реальным миром, и с другим лицом, и с самим собой («внутренняя референция»). И экзистенция как бытие, понимающее себя, и бытие-в-мире, и бытие-с-другими

- все это производные акты высказывания, служащего парадигмальной основой при описании человеческого мира [Бенвенист, 1974, с. 293-294].

Референция также является одной из важнейших предпосылок для оценки высказывания как истинного или ложного [Арутюнова, 1977, с. 179]. По отношению к рассматриваемому нами понятию идентичности это означает, что человек отвергает свое описание другими, если он чувствует, что встающая за их высказываниями идентичность не соответствует ему.

Для политика является чрезвычайно важным, чтобы приписываемая им себе идентичность не была отвергнута, и это прослеживается в анализируемом корпусе интервью с Мишель Обамой.

В ходе одного из интервью журналист запрашивает информацию о важных для нее референтах, поскольку обществу важно знать, как она себя категоризует, какие роли для нее

являются самыми значимыми. Общество интересует, прежде всего, насколько Мишель Обама соответствует прототипической роли матери. Журналист запрашивает информацию о ее детях (What do your girls think about this? Your daughter, Malia, is nine. Sasha is six. Are they a bit overwhelmed by this whole thing?). Он не спрашивает о том, сколько у нее детей, сам говорит, сколько им лет и как их зовут, поскольку эти факты обществу уже известны -его интересует, заботится ли эта женщина о сохранении эмоционального спокойствия своих детей. мишель Обама категоризует себя как мать, пытающуюся оградить своих детей от всех проблем политической жизни (They’re not because this isn’t their life. You know, we’ve done the best that we can to keep them on course). В своем ответе женщина концептуализирует себя через концепт «Care» и дискурсивно реализует именно этот смысл.

Сообщение Мишель Обамы о своих детях не является единоразовым, о них она упоминает в каждом своем интервью, тем самым присваивая себе прототипическую идентичность матери в американской культуре, в терминах Дж. Лакоффа - «настоящей» матери (She said she does what most moms do every day, spend their free time with their children. I like to go to my kids ’ games. They’ve got soccer now, so I spend a lot of time doing their things and watching their movies and, you know, making sure that their friends have a good time, she said). С помощью данных высказываний Мишель Обама делает сообщение о том, что она ничем не отличается от обычной американской матери, обладает ее стереотипными, нормативными характеристиками, она принимает идентичность «хорошей» американской матери и полностью соответствует ей.

Согласно Э. Бенвенисту, вся наша жизнь заключена в сети знаков, с помощью которых мы репрезентируем себя, притягивая их к себе [Бенвенист, 1974]. Однако, прежде чем быть репрезентированным знаками, человек -как референт, существующий в мире, - должен создать референтную ситуацию, сконцентрированную вокруг своего Я. Мишель Обама активно создает такие ситуации. В одном из интервью, уже после избрания Барака Обамы президентом, фиксируется ситуация, созданная Мишель Обамой за первые сто дней ее пребывания в Белом Доме (Since the Obam-

as moved into the White House 100 days ago, they have certainly brought change to the presidential residence. There is now a puppy, Bo, the Portuguese water dog, running around on the South Lawn, and a swing set for first daughters Malia and Sasha, installed outside the Oval Office. Obama got her hands dirty planting a vegetable garden with local students, and the executive mansion has been the site of a few sleepovers of giggling twins). Через обозначение таких референтов, как puppy, swing, vegetable garden и т.п., создается образ прототипической американской семьи, который общество, выступая в качестве наблюдателя, оценивает в сравнении с собой.

В еще одном интервью запрашивается информация о деталях знакомства Мишель Обамы и ее мужа - в наших терминах, делается запрос об ее идентичности жены (Let me ask you about when you first met your husband. Before you were married the two of you worked at a law firm together in Chicago. And I read when he first asked you out, you said, No, thank you, not wanting to mix business with pleasure. But then he invited you somewhere. And your view of him changed dramatically. What was that? And what happened?). Хотя эти детали уже известны журналисту (I read), а значит, известны и обществу, он дает дайджест фактов их встречи, взятых из других интервью. В терминах Т. ван Дейка и В. Кинча [Dijk, Kintsch, 1978], журналист выводит из уже известных ему текстов наиболее значимую для него пропозицию, макропропозицию < He invited you somewhere >, тем самым он развивает свой запрос об идентичности жены, спрашивая Мишель Обаму, как развивались ее отношения с мужем. Ему важно еще раз услышать ее рассказ, выяснить, подтвердит ли она то, что говорила другим журналистам. В своем автореферентном дискурсе Мишель Обама вновь воспроизводит уже известную всем цепочку событий (Well, we were friends from the start, because I was his advisor. And my job was to welcome him to the firm. I took him out to lunch. And immediately I liked him because he didn’t take himself too seriously but he was very bright, had a very interesting background, just a good guy to talk to. You know, you could laugh easily with him. So I was, like, this is a friend. But then he asked me out on a date. And I thought, well, my advisee. Hmm, I don’t think that looks right). Повторение одного

и того же автореферентного дискурса, одного и того же рассказа в разных интервью неоднократно верифицирует уже известную информацию и идентифицирует Мишель Обаму как прототипическую американскую женщину - независимую и самостоятельную. Она искренне рассказывает о том моменте, когда в ней впервые возникло чувство любви: когда она увидела его в окружении простых людей в церкви (And to see him transform himself from the guy who was a summer associate in a law firm with a suit and then to come into this church basement with folks who were like me, who grew like me, who were challenged and struggling in ways that I never would, and to be able to take off that suit and tie and become a whole ‘nother person and connect with people in the same way he had connected with folks in that firm. And I knew then and there there’s something different about this guy).

В данном автореферентном дискурсе Мишель Обама выражает не только свою точку зрения, нарративная информация «пропускается» через нее, она, по С. Чэтмэну, становится «фильтром», с помощью которого фиксируется прототипическая точка зрения всего сообщества [Chatman, 1990, с. 148] - в данном случае точка зрения американского общества на мужчину, достойного любви.

Автореферентный дискурс можно анализировать с точки зрения этносемиометрии как способа измерения ценностных, аксиологических смыслов говорящего [Серебренникова, 2008, с. 51]. Согласно Н.Н. Казыдуб, прототипическая языковая личность является носителем прототипического языкового сознания, которое находит свое выражение в способах исторически и культурологически мотивированной и маркированной языковой категоризации и концептуализации - в аксиологемах, назначение которых заключается в «высвечивании» фокуса коммуникации путем профилирования актуального аксиологического смысла [Казыдуб, 2008].

В своем автореферентном дискурсе Мишель Обама выступает в роли наблюдателя за самой собой: она увидела своего будущего супруга с другой точки зрения (And I knew then and there there’s something different about this guy) - с точки зрения того, что является ценным и для всего общества, и для нее самой.

Из ее автореферентного дискурса постепенно «вырастает» и предъявляется обществу структурная пара идентичностей «Достойная жена достойного мужа».

Общество возлагает на Мишель Обаму когнитивную обязанность «иметь» определенные ценностные концепты, которые востребованы обществом, всем его коммуникативным пространством. Коммуникативным пространством тестируется закрепленность «нужных» концептов в сознании политика и его супруги, а также их когнитивная обязанность актуализировать заявленные концепты, вербализовать их (Do you worry at all this message of hope, which is so uplifting and inspiring, but do you worry this message of hope could be setting unrealistically high expectations? Unifying the country, healing the wound, making, you know, unlimited progress in all sorts of areas. It sounds so great, but do you think people will expect too much?).

Отвечая журналисту, Мишель Обама, принимает ответственность, используя косвенный автореферентный дискурс, она не описывает себя прямо, но говорит об обществе в целом, приравнивает своего мужа и себя к остальным людям: через концепт «All» ее дискурс выражает концепт «I» (What Barack says is that people have to understand hope isn’t just blind optimism. It isn’t passive. It isn’t just sitting there waiting for things to get better. Hope is the vision that you have to have. It’s the inspiration that moves people into action).

Выражение ответственности перед обществом уточняет создаваемую в автореферент-ном дискурсе идентичность «Достойная жена», конкретизирует ее как идентичность «Достойная жена американского президента».

Высказывания Мишель Обамы выражают ее чувство долга и ответственности перед мужем, она формирует его положительный образ (You know, Ijust don’t think you can make decisions on whose turn it is. I think, you know, for me as a mother, a professional, a citizen; I want a person who we need now, who’s best for the country right now. And for me that person is Barack, because we need a unifier, you know? We need a visionary. We need somebody who understands policy and can help reestablish our place in the world. But we need somebody who can bring this country together...You know, I just don’tfeel that would be a responsible choice for me as a vot-

er to say, It’s somebody else’s turn, so let them do it. I think we’ve gotta vote for the person who can get us to where we need to be in this country, where we can really start working on some of these problems and, you know, I think that person is Barack). Мы видим, что она производит дискурсивное конструирование качеств своего мужа, их дискурсивное порождение. при этом она дает позитивную оценку личности мужа, активно стремится к выражению положительных смыслов о нем и о себе.

Она также говорит об ответственности общества, аппеллируя к ценностному для американской культуры концепту «Work» с помощью таких выражений, как work, roll up your sleeves, make some sacrifices, push yourself for change (The next step is the work. It’s the challenge of then now saying, Are you ready to roll up your sleeves and set aside your fear and your cynicism and make some sacrifices to move this thing forward? Are you willing to, you know, push yourselffor change? So if it were just blind optimism I’d say you’re right. But there are a lot of plans and strategies and policies that are gonna have to be in place. And people are gonna have to stay engaged. I mean, what Barack always says, it’s not about voting in the upcoming primary and getting Barack to the Oval Office. It’s ensuring that people stay engaged). Можно сказать, что выражая социально значимый смысл слова work и наполняя его своим ценностным отношением, Мишель Обама выступает в роли этносемиометра - человека, не просто дискурсивно реализующего личностное знание, но оценивающего адекватность состояния вещей в мире.

Однако и общество выступает в роли судьи, постоянно оценивающего политика и его супругу (Have you had to really kind of rein yourself in on the campaign trail? Because, as you know, everything you say can and will be used againstyou in the court of public opinion). Журналист открыто говорит о том, что суд общественного мнения весьма суров. В своем ответе Мишель Обама сообщает, что она старается быть самой собой, и то, что люди видят, есть ее истинная личность (You know what

I vowed is that I want to be as «me» as I can be so that people, you know, if they vote for Barack, they know exactly who their First Lady will be, all the good and bad. So pretty much what people see is what they get). В своем автореферентном

дискурсе Мишель Обама описывает саму себя, «притягивает к себе» знаки, необходимые ей для положительной самооценки. В ее дискурсе мы наблюдаем преобладание местоимений (I, you, they), которые обладают понятием указательности лица как референта, выделяемого человеком в качестве предмета мысли и речи [Селиверстова, 1988, с. 4].

Референт, указываемый местоимением первого лица, является наиболее определенным в автореферентном дискурсе. именно он и оказывается в центре всей референтной ситуации. Применяя теорию Е.Ф. Серебренниковой, можно сказать, что в автореферент-ном дискурсе происходит раздвоение Я как субъекта рефлексии и объекта этой рефлексии, происходящее на уровне референциальной концептуализации, оно перехватывается в процессе речемыслительной деятельности посредством соответствующих языковых знаков - личных местоимений [Серебренникова, 1997, с. 62]. Именно это и наблюдается в вышеприведенном примере (I want to be as «me»). Вместе с тем, в интервью авторефе-рентный дискурс Мишель Обамы порождается в ответ на запрос журналиста, который говорит о том, что ей приходится соответствовать ожиданиям других людей (But certainly you’ve had to bite your tongue. Well, yeah because, you know, we have a habit of just characterizing people. You know, it’s just sort of easy to define Michelle Obama as the feisty, sarcastic. Then you become that caricature. So I just try to give people a broader variety of who I am-, so that, you know, my joke doesn’t interfere with the broader point. I think when I’m sitting in front ofpeople, I’m standing in front of an audience, I think people understand clearly who I am. I don’t think people have to figure out what I’m about. It’s pretty obvious. But when somebody else interprets that interaction on a piece of paper out of context then, you know, the point is lost). Данный автореферентный дискурс создается специально для широкого коммуникативного пространства, для оказания определенного воздействия на социального адресата. Общество определяет идентичность супруги политика по знакам, смыслам, действиям, которые она производит, как бы «измеряя» ее, при этом она сама конструирует свой образ, используя местоимение I (who I am-, I’m sitting,

I’m standing), а также свое имя (it’s just sort of easy to define Michelle Obama).

В своем автореферентном дискурсе Мишель Обама говорит о себе как об уникальном человеке. В терминах Ю. Н. Караулова, выступая в роли языковой личности, она имеет коммуникативно-деятельностную потребность воздействовать на социального адресата [Караулов, 1987]. В политической сфере это играет важную роль, так как общество в каждой стране выбирает того человека, который представляет собой индивидуальность, уникальность. Таким образом, запрос и сообщение об идентичности, в частности об идентичности супруги политика, выступает как специфическая форма познания личности обществом; оно представляет собой глубинный когнитивный процесс, в котором запрос об идентичности Я ведет к продуцированию автореферентного дискурса. В американской культуре социальный адресат тестирует наличие у супруги президента, First Lady, прототипической для данной культуры дискурсивной идентичности жены и матери, что предполагает определенный набор сообщений, соответствующих данным номинациям.

Библиографический список

1. Арутюнова, Н. Д. Номинация, референция, значение [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Языковая номинация (Общие вопросы). - М. : Наука, 1977. - С. 188— 206.

2. Бенвенист, Э. Общая лингвистика [Текст] / Э. Бен-венист. — М. : Прогресс, 1974.

3. Борневассер, М. Социальная структура, идентификация и социальный контакт [Текст] / М. Борневассер // Иностранная психология. — 1993. — Т. 1. — №»1.

— С. 68—72.

4. Казыдуб, Н.Н. Дискурсивное пространство как аксиологическая система [Текст] / Н. Н. Казыдуб // Этносемиометрия ценностных смыслов: кол. монография. — Иркутск : ИГЛУ, 2008.

5. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность [Текст] / Ю. Н. Караулов. — М. : Наука, 1987.

6. Плотникова, С. Н. Президент и первая леди: Политик как удвоенная дискурсивная личность [Текст]

/ С. Н. Плотникова // Политический дискурс в России — 9 : материалы постоянно действующего семинара. — М. : МАКС Пресс, 2007. — С. 44—53.

7. Плотникова, С. Н. Языковое, дискурсивное и коммуникативное пространство [Текст] / С. Н. Плотникова // Вестник ИГЛУ Сер. Филология. — 2008а.

— №4. — С. 131—136.

8. Плотникова, С. Н. Борьба против идентичности: Ненависть в свете теории множественности миров [Текст] / С. Н. Плотникова // Этносемиометрия

ценностных смыслов: кол. монография. - Иркутск : ИГЛУ 2008б. - С. 97-115.

9. Селиверстова, О. Н. Местоимения в языке и речи [Текст] / О. Н. Селиверстова. - М. : Наука, 1988.

10. Серебренникова, Е. Ф. Способы представления лица личными местоимениями во французском языке [Текст] / Е. Ф. Серебренникова. - Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1997.

11. Серебренникова, Е. Ф. Семиометрия как способ аксиологического анализа [Текст] / Е. В. Серебренникова // Этносемиометрия ценностных смыслов: кол. монография. - Иркутск : ИГЛУ, 2008. - С. 4962.

12. Chatman, S. Coming to terms: The Rhetoric of Narrative in Fiction and Film [Text] / S. Chatman. - Ithaca : Cornell University Press, 1990.

13. Dijk, T. A. van. Cognitive Psychology and Discourse: Recalling and Summarizing Stories [Text] / T A. van Dijk, W. Kintsch // Current Trends in Textlinguistics

/ ed. By W. U. Dressier. - Berlin : Walter de Gruyter, 1978. - P. 61-80.

14. Erikson, H. E. Identity: Youth and Crisis [Text] / H. Erikson. - New York : Norton, 1968.

15. Goffman, E. Relation in public [Text] / E. Goffman. -New York : Harper & Row, 1971.

16. Lakoff, G. Women, Fire, and Dangerous Things [Text] / G. Lakoff. - Chicago & London : University of Chicago Press, 1987.

17. Sherif, M. Experiments in intergroup conflicts [Text] / M. Sherif. - Scientific American, 1956.

18. Tajfel, H. Social identity and intergroup relations [Text] / H. Tajfel. - Cambridge : Cambridge University Press, 1982.

19. Hagg, M. The social psychology of group cohesiveness: from attraction to social identity. - N.Y., 1982.

- P. 316.

УДК 81'42:811.111+811.161.1

ББК 81.001.2

М. А. Тульнова

КОНЦЕПТ «ПРОГРЕСС» В ГЛОБАЛИСТСКОМ ДИСКУРСЕ

В статье анализируется базовый концепт институционального дискурса сторонников глобализации «прогресс», способы его репрезентации в русскоязычном и англоязычном дискурсах и его наиболее актуализируемые признаки. Определено, что концепт «прогресс» является системообразующим, что проявляется в его генеративной функции; установлена его связь с другими ведущими концептами глобалистского дискурса.

Ключевые слова: лингвокультурология; лингвоконцептология; дискурс; концепт; глобализация; ценности; прогресс

М.А. Tulnova

THE CONCEPT OF «PROGRESS» IN THE GLOBALIST DISCOURSE

The focuses on the analysis of ‘progress ’ as the key concept of Russian and English globalist institutional discourse. Discourse realizations and the most topical components of the concept are described; the systemic nature of this concept contributes to generating the other globalist discourse leading concepts the connection with which is identified.

Key words: language and culture studies; linguoconceptology; discourse; concept; globalization; values; progress

В дискурсе глобализации выделяется коммуникация сторонников глобализации - «гло-балистский дискурс» и коммуникация, основанная на критическом отношении к процессам глобализации, - так называемый «антиглобалистский дискурс». Ценности любого вида дискурса проявляются в его центральных концептах, то есть в тех, которые являют-

ся наиболее значимыми, обладают наибольшим генеративным потенциалом и позволяют «установить ценностную картину мира применительно к определенному этносу или социуму» [Карасик, 2002, с. 305]. Целью данной статьи является анализ базовых концептов глобалистского институционального дискурса на материале его основных ориентационных

© Тульнова М.А., 2010