P.JI. Ковалевский, 2005

ЗАМЕТКИ О МНОГОВЕКТОРНОСТИ ЯЗЫКОВОГО ВРЕМЕНИ

(На материале немецкого языка)

Р.Л. Ковалевский

Генезис временной картины мира и ее знаковое закрепление в языке определялись многими объективными и субъективными факторами. К ним можно отнести наблюдаемые и переживаемые homo sapiens природные циклы смены дня и ночи, времен года; создание в результате изучения геофизических циклов различных календарных систем; введение в практику человеческой деятельности способов членения и единиц измерения времени; потребность сопоставлять, противопоставлять и сравнивать время протекания событий; необходимость соотносить время события с временем его вербализации; потребность в номинации таких денотатов/референтов, которые представляют события, объекты и их свойства, выделенные на базе их временных параметров как основного признака, например, ubemachten, зимовать, Baby, старик, Stundenlohn, годовщина, jung, prolonged и т. п.

Это привело к тому, что временная семантика представлена на разных уровнях языковой системы различными языковыми средствами, что позволяет говорить о возможности выделения «языкового времени» как гиперкатегории, включающей ряд субкатегорий — темпус, таксис, хоронос и, возможно, некоторых других.

Под «языковым временем» мы будем понимать совокупность языковых субкатегорий, отражающих субъективное членение временного континуума в различных лингвокуль-турах и обеспечивающих представителям языкового сообщества возможность ориентации во времени, фиксации времени событий и временных признаков объектов, временное программирование деятельности через вербальную коммуникацию.

В отличие от физического времени, характеризующегося линейностью (одномерностью и однонаправленностью), необратимостью и равномерностью протекания (в земных условиях), языковое время свободно от ограничений времени физического, так как носит ментальный характер. Если физическое @ время есть «форма существования материи»,

то субкатегории языкового времени и инвентарь их языковых средств (грамматических и лексических) с функционально-семантической точки зрения представляют собой акциденции — некоторые изменчивые преходящие временные свойства, состояния или отношения, характеризующиеся многомерным и многовекторным характером. Различные субкатегории языкового времени служат для экспонирования разных временных отношений с различными временными векторами, в связи с чем категория в целом представляет время как многомерный феномен.

Одно из отношений — временное соотношение момента речи с временем протекания события, вербализованного в высказывании (г <н> !°<--> О, представлено субкатегорией «темпус» и реализуется темпусными (временными) формами глагола-сказуемого.

Субкатегория «таксис» посредством лексико-грамматических средств экспонирует разно- или одновременность вербализованных событий с ориентацией ка момент речи.

Закономерности и правила использования языковых средств в рамках реализации названных выше субкатегорий достаточно полно изучены и изложены как в теоретических исследованиях, так и в нормативных грамматиках'.

Что касается субкатегории «хронос», то, несмотря на многочисленные исследования лексических средств означивания времени, ее достаточное обоснование и всеобъемлющая стратификация реализующих ее средств немецкого языка, учитывающая их функциональные, семантические и формальные параметры, пока отсутсвует2.

Выделение самой (суб)категории хронос как категории лексико-семантической основывается не только и не столько на том, что ее конституируют лексические средства языка, сколько на ее функции в вербализации определенного пропозиционального содержания, а именно — экспликации временных значений хронопунктуры, хронометрии и хронологии действий (состояний), выраженных предикатом высказывания (предложения)3.

Дейкгические лексические средства типа наречий jetzt, damals, morgen, gestem, heute и других имеют двойную соотнесенность. Они могут сопровождать экспонирование временных параметров события относительно времени его вербализации. Например:

(1) Gestern bekam ег die erste Nachricht von N.

(2) Morgen werden wir in Dresden eintreffen.

Здесь наречия gestern и morgen сопровождают темпусные формы претерита и фу-турум I, использующиеся для экспонирования предшествовавшего и последующего действий относительно времени вербализации. Но указания на время при помощи временной формы глагола-сказуемого, например претерита в (1), представляют неограниченный временной континуум предшествования (г t°), а само «предшествование» уточняется наречием gestern.

Вторая соотнесенность состоит в том, что лексические средства такого типа находится не только в оппозиции к t°, но и в бинарной/тернарной оппозиции к другим наречиям, в частности, gestem к heute и morgen, то есть каждый из членов оппозиции gestern: heute: morgen имеет свой временной вектор относительно другого члена оппозиции, о чем красноречиво свидетельствуют словарные дефиниции:

gestern — von heute aus einen Tag zuriick, am Tag vor dem heutigen; heute — an diesem Tag, zwischen heute und gestem;

morgen— der Tag nach heute, am Tag nach heute4.

При пересечении грамматических (тем-пусных) и лексических средств экспонирования времени временная семантика темпусных форм может нейтрализоваться, например:

(3) Gestem bekommt er die erste Nachricht von N.

(4) Morgen treffen wir in Dresden ein,

где презенс не выполняет своей непосредственной функции указания на одновременность события с моментом его вербализации.

Сказуемое предложения всегда реализуется в какой-либо временной форме и тем самым экспонирует временное отношение. Но можно ли говорить о том, что в простых предложениях темпусные формы всегда являются абсолютными экспонентами временных отношений модели Г <Г> t°<T> t+?

Если бы это было так, то такие случаи, как в примерах (3) и (4), приводили бы к

информационным искажениям или нарушали бы грамматическую правильность предложений. Однако этого не происходит. Как указывают грамматисты5, praesens histricum требует при себе «obligatorische Temporalangabe», то есть обязательного лексического указания на время, которое, экспонируя точное время события, одновременно компенсирует нейтрализованное темпус-ное значение предиката, как в примере (3), где используется дейктическое лексическое средство. Аналогично могут использоваться хрононимы характеризующей квантитативной семантики, например:

(5) Am 1. September 1939 beginnt der zweite

Weltkrieg.

Praesens pro future может сопровождаться лексическими средствами указания на время (как четвертом примере), а чисто перфективные глаголы не требуют его, например:

(6) Wir treffen uns аш Hauptbahnhoff.

Следует заметить, что хотя примеры типа (6) семантически и формально-грамматически корректны, указание на время предполагаемого события в контексте вероятного диалога, из которого взята фраза, обязательно, так как его отсутствие лишало бы обмен информацией всякого смысла.

Приведенные и другие подобные примеры показывают, что между грамматическими и лексическими средствами экспонирования времени существует отношение дополнительности. Оно заключается в том, что временные формы глагола, реализуя темпусные значения в модели (Г t°<-> t+) и пересекаясь с лексическими средствами экспонирования времени, выполняют функции векторной ориентации вербализованного события относительно времени события вербализации, а лексические средства задают временные параметры самого события в соответствующем векторе. Одна из особенностей дополнительности заключается в том, что при нейтрализации у глагола-сказуемого прямого темпусного значения использующиеся лексические средства всегда остаются временной акциденцией предиката, независимо от его грамматической формы и ее функции в модели (Го t°<-> t+), и компенсируют нейтрализованное темггусное значение.

И в то же время, в отличие от необли-гаторности употребления лексических средств указания на время в предложении и их использования в зависимости от информаци-

112

Р.Л. Ковалевский. Заметки о многовекторности языкового времени

онных целей, субкатегория темпуса имеет языковую системную обусловленность и облигаторный характер экспликации ее частных темпусных (в том числе и нейтрализованных) значений.

Несмотря на большое разнообразие лексических средств означивания времени по их формальным, знаковым и частным семантическим признакам их функция реализуется всегда как акциденция предиката, как указание на временные параметры события/со-стояния/признака, представленного предикатом, то есть если темпусная форма и значение есть способ соотношения события с временем его вербализации, то хрононим есть акцидентное средство, определяющее время самого события. Лексические средства экспонирования времени и временных отношений, выполняющие эту функцию, мы относим к субкатегории «хронос». К ней принадлежат це льнооформленные дейктические хронони-мы типа damals, derzeit, указывающие на то, что два или несколько событий ставятся в отношение одновременности; дейктические хрононимы типа gestem — heute — morgen, ориентирующие событие во времени относительно друг друга в посуточном разбиении времени; дейктические хрононимы типа friiher, spater, vorher, danach, маркирующие события/состояния как предшествующие или последующие какому-то другому и некоторые другие, представленные закрытыми подмножествами.

Хрононимы, включающие имена существительные в предложных, местоименных, наречных и других конструкциях, представлены открытыми подмножествами, и вопрос об их знаковом статусе и структурном составе остается теоретическим и практически не до конца выясненным.

Основным структурным признаком узуальной номинативной единицы языка является устойчивость его состава и свободная воспроизводимость в речи. Такими характеристиками обладают вышеназванные цельно-оформленные хрононимы, а также устойчивые словосочетания, например, am Abend, Tag und Nacht и т. п. Что касается хронемных конструкций с неустойчивым составом, то идентификация каждой из них как отдельной номинативной единицы, имеющей свой постоянный состав и свои структурные пределы, оказывается весьма затруднительной.

Рассмотрим конструкции, например, с предлогами vor и паск, vor der Revolution, nach dem 2. Weitkrieg. Подобные указания на

время представляют собой открытое бесконечное подмножество. Каждое из словосочетаний экспонирует указание на некоторую временную точку, то есть является средством хронопунктуры. Предлог vor указывает на предшествование, а предлог nach — на следование во времени тому событию/состоянию, которое экспонировано именем существительным (часто в сопровождении местоимения, числительного либо другого определяющего слова). Константные элементы словосочетаний — предлоги vor и nach сами по себе ни на какое время не указывают, а являются лишь релятивами, определяющими временной вектор некоторого события, предициро-ванного в предложении, например:

(7) Vor der Revolution zog seine Familie auf ihr Gut.

(8) Nach dem 2. Weitkrieg wurde Deutschland in 4 Besatzungszonen geteilt.

Событие (x) в (7) — переезд в имение — получает временную акцинденцию за счет ее маркирования через другое событие (у) — революцию. Аналогично в (8): раздел Германии — (х) относительно события Второй мировой войны (у). Предлоги vor и nach указывают на временной вектор событий (х) относительно событий (у). Можно сказать, что хрононимы, включающие константные компоненты vor и nach, представлены в языке некоторыми инвариантными семантическими моделями:

{te*} = vor/nach (Et), или {te1} =

= {(Vorzeitigkeit)/(Naciizeitigkeit) (Etv)},

или в самом общем виде

{tet}= {(векторный релятив) (Et^},

где Et — переменная, представляющая событие, время которого является точкой отсчета для времени события te*. В качестве векторных релятивов могут выступать не только предлоги, но и наречия, например, zwei Tage spater, местоименные наречия eine Stunde danach. Таким образом, хрононим такого структурно-семантического типа эксплицируется постоянной единицей векторного ре-лятива и переменными, представленными именами существительными, которые могут сопровождаться различными определителями (грамматическими аттрибутами).

В качестве переменной в Et^ могут выступать имена событий:

- имеющие фиксированную временную (в том числе и календарную) соотнесен-

ность, например, (vor, nach) dem 2. Weltkrieg, (vor) Weihnachten;

- имеющие окказиональную временную соотнесенность, например, (vor) seiner Ankuft, (nach) ihrer Hochzeit;

- непосредственно указывающие на время, соотносимое с календарной или другой временной шкалой, например, vor Wochen, einige Jahre (spater), (seit) 1941. Имена, представляющие непосредственно единицы измерения времени, — Stunde, Jahr, Tag — выполняют функции акцинден-ции предиката лишь в тех случаях, когда имеют векторную или количественную определенность, например:

(8) Ег lebte dort zwei Jahre.

(9) Ег zog dahin vor einem Jahr.

(10) Zwei Tage danach began die Sitzung des Aufsichtsrates.

Если же они выступают в роли термов и по этой причине не могут быть акциденциями предиката, например, Aus Tagen wurden Wochen, то их нельзя отнести их к тому же функциональному классу, что и рассмотренные выше лексические средства.

Таким образом, реализацию грамматических средств категории темпуса и лексичес-

ких средств категории хроноса можно представить в различных моделях, аппроксимирующих векторные отношения различных планов: темпус — временных векторов в событии вербализации, хронос — векторы временных отношений в вербализованном событии.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См., например, подробнейший анализ вопроса в кн.: Comrie В. Tense. Cambridge, 1985; Declerk K.R. Tense in English. L., 1991; Lyonsy. Semantics. Vol. 1—2. Cambridge, 1977; Reichenbach H. Elements of Symbolic. 1977. № 4; Бондарко A.B. Интерпретационные аспекты семантики длительности в русском языке // Язык: система и функционирование. М., 1988; Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени, восприятия). М., 1994.

2 См., например: Vater Z. Einfuerung in die Zeitlinguistik. Koeln, 1996.

3 Ковалевский P.JI. О функции и семантике хрононимов // Вестник ВолГУ. Сер. 2, Языкознание. Вып. 3.2003—2004.

4 Дефиниции даны по словарю: Wahrig. Deutsches W6rterbuch. 7. Aufl. Bertelsmann Lexikon. Verlag, 2000.

5 См., например: Helbig G., Buscha J. Deutsche Grammatik. Leipzig, 1979; Jung W. Grammatikder deutschen Sprache.Leipzig, 1968.

114

P.JI. Ковалевский. Заметки о многовекторности языкового времени