УДК 81’27

ББК 81.001.2

А 13

Абазова К.В. Языковая репрезентация цвета в кабардино-черкесском, английском

и русском языках

(Рецензирована)

Аннотация:

Целью исследования в настоящей статье является выявление особенностей функционирования концептов, репрезентирующих белый, черный, красный, желтый, зеленый, синий (голубой) цвета в кабардино-черкесской, английской и русской языковых картинах мира (ЯКМ). Задачи исследования предполагают анализ ядерных концептуальных признаков исследуемых имен со значением цвета в трех языках. Проведенный анализ позволяет выявить универсальное и национально-специфичное в функционировании исследуемых концептов цвета.

Ключевые слова:

Язык, культура, языковая картина мира, ядерный концептуальный признак, концепт,

цвет.

Abazova K.V. Language representation of colours in Kabardian-Circassian, English and Russian languages

Abstract:

The aim of the research is to reveal the functioning features of the concepts representing white, black, red, yellow, green, blue colours in the Kabardian-Circassian, English and Russian language pictures of the world. The objective of the research is to analyze the core conceptual characteristics of the colour names under study in three languages. This analysis allows disclosing universal and nationally specific features in functioning of the discussed colour concepts in Adyghean, English and Russian language pictures of the world.

Key words:

Language, culture, language picture of the world, core conceptual characteristic, concept, colour.

В современной науке проблемам цветового восприятия, цветовой семантике уделяется одно из главных мест, так как цвет является характеристикой, непременно сопровождающей человека в его повседневной жизни.

Нам представляется возможным выявить ядерные концептуальные признаки у имен цвета, называющих основные (несмешанные) цвета, т.е. белый, черный, красный, желтый, зеленый и синий (голубой), в кабардино-черкесском, английском и русском языках.

Многочисленные примеры в трех языках свидетельствуют о важном месте исследуемых цветов в описании окружающей человека действительности.

Ядерный концептуальный признак «Жизненно важные реалии».

Белый цвет, как правило, ассоциируется с днем, и, скорее всего, этим объясняется его неразрывная связь с понятием светлый. Ассоциативная связь между белым и днем

иллюстрируется в кабардино-черкесском языке этимологической связью слов хужь «белый» и нэху «свет», махуэ «день» [1].

О тесной связи концепта white (белый) в английском языке с понятиями «свет, светлый» свидетельствуют объективно-субъективные сочетания, описывающие светлые или светящиеся пятна (звезды, луна) в темноте, ночью, например: I remember very clearly this sense, this completely new strange perceiving of the star as a ball of white light... (Я очень хорошо помню это чувство, это совершенно новое странное восприятие звезды как шара белого цвета...) (Fowles: 237).

В русском языке связь концепта белый с понятием светлый еще более явная, так как одним из значений слова белый представлено значение «ясный, светлый (о времени суток, о свете)»: Каждые пять минут сдержанным гулом начинал ходить дом, затем громада дыма вздымалась перед окном, заслоняя белый берлинский день.(Набоков:27).

Другой жизненно важной реалией, широко описываемой концептами белого цвета является снег: каб.: Мэзи, губгъуи уэс хужьым щ1игъэнат (И леса, и поля были покрыты белым снегом) (Бит: 62); англ: The trees had been stripped by a recent wind of their white covering of frost... (Недавний ветер стряхнул с деревьев белый покров инея.) (London: 1); русск.: Опять пришла весна <...> снег на вершинах стал белей и ярче... (Толстой А: 45).

Черный цвет неразрывно связан с понятием темный. Скорее всего, это объясняется тем, что он ассоциируется с ночью. По данным РКЧС [2], темный (о цвете) - ф1ыц1э, черный - ф1ыц1э, т.е. эти концепты в кабардино-черкесском языке не различаются. Подтверждением этого можно считать обозначение темных оттенков различных цветов при помощи концепта ф1ыц1афэ (букв.: черного цвета, а точнее - как будто черный цвет), например: щ1ыху-ф1ы1афэ - «темно-синий».

Темнота ночи в кабардино-черкесском языке, как правило, определяется прилагательным к1ыф1. Однако выражение хьэ къарэм хуэдэу ф1ыц1эщ (букв.: черный, как черная собака) описывает темную ночь и обозначает «хоть глаз выколи (о ночи)».

Концепты черного цвета часто определяют ночную природу, например: каб.: Уафэ ф1ыц1эм вагъуэхэр изщ (На черном небе полно звезд) (Къашыргъэ. 26); англ.: I remained on the window-sill for nearly a quarter of an hour, looking out absently into the black darkness... (Я стояла на подоконнике почти четверть часа, бездумно вглядываясь в черную темноту) (Collins: 246); рус.: Земля поднялась к ней, и в бесформенной черной гуще обозначились ее тайны и прелести во время лунной ночи (Булгаков: 433).

Другую подгруппу жизненно важных реалий, описываемых концептами черного цвета, составляют ненастное небо и грозовые тучи: каб.: Еплъыурэ, Уэштэн и щыгум пшэхэр нэхъ ф1ыц1эу щызэхыхьащ... (Тучи над Уорштеном еще больше почернели и стали сгущаться сильнее.) (К1эрашэ: 136); русск.: Настала полутьма, и молнии бороздили черное небо (Булгаков: 382).

Наиболее частотными для характеристики жизненно важных реалий концептами плъыжь, red и красный, репрезентирующими красный цвет в исследуемых языках, являются случаи описания огня: англ.: the large fire was all red (большой огонь был красный) (Bronte: 144); русск.: шумело зыбким языком красное пламя (Толстой А.: 69).

Предметы красного цвета часто сравнивают с огнем, например: Дэпым хуэдэу плъыжь машинэ ц1ык1ум Исхьакъ унэм ишэжащ (Красный, как раскаленные угли, автомобиль доставил Исхака домой) (Мэзыхьэ:160).

Другой жизненно важной реалией, описываемой концептами красного цвета, является кровь как яркий образец некоторой модели человеческого опыта: каб.: Бгъэжьым къыщ1эжа лъым мылыбг иныр плъыжьу иц1элащ (Кровь, вытекшая из орла, окрасила ледяной холм в красный цвет) (Нартхэр. 533); русск.: ...Гелла и помогающая ей Наташа окатили Маргариту какой-то горячей, густой и красной жидкостью. Маргарита <... > поняла, что ее моют кровью (Булгаков: 448).

Красный цвет также является устойчивым признаком таких жизненно важных реалий, как восход и закат солнца: каб.: тъыжьыфэ-гъуэжыфэу нэхулъэр

къызэк1эщ1итхъащ (прорвалась красновато-желтоватая предрассветная пора) (Бит: 56);

англ.: The sunset is burning redly... (Закат горит красным цветом ...) (Collins: 160); русск.: Звонили в ту пору к вечерне, и последние монахи, медленно поднимаясь по залитой красным солнцем тропинкою... (Толстой А.: 48).

Желтый цвет очень часто ассоциируется с солнцем. В числе наиболее частотных жизненно важных реалий, описываемых концептами желтого цвета находится солнце, солнечный свет, например: англ.: The sun was low and yellow. (Солнце было низким и желтым.) (Lawrence: 195); русск.: Когда привстаешь, то видишь верхушки лип, круто прохваченные желтым солнцем .(Набоков: 44).

Желтый цвет у носителей кабардино-черкесского языка осознается как цвет солнца: Дыгъэм и плъыфэ, т.е. «цвета солнца».

Желтый цвет является цветом ненастной осенней природы, таких природных явлении, как туман, грозовые тучи, например: англ.: a drizzling yellow fog (моросящий желтый туман) (Bronte: 40); русск.: желтобрюхая грозовая туча (Булгаков: 321).

Зеленый цвет среди всех других цветов занимает особое место, так как это цвет природной среды, в условиях которой формировалось цветовое зрение человека. Самой важной реалией, описываемой концептами зеленого цвета в исследуемых языках, является зеленая растительность: англ.: Lowood shook loose its tresses; it became all green... (Ловуд встряхнул своими пышными кудрями, он весь зазеленел.) (Bronte: 65); русск.: ... Маргариту уже обдавало запахом зеленеющих лесов (Булгаков: 432).

Особенностью кабардино-черкесского языка является наличие в нем двух слов, обозначающих зеленый цвет, - щхъуант1э и удзыфэ. Причем щхъуант1э обозначает еще и голубой, в зависимости от контекста, например: удзым хуэдэу щхъуант1э «зеленый, как трава»; купраузым хуэдэу щхъуант1э «голубой, как синька». Следует также отметить, что зеленая растительность, как правило, определяется концептом щхъуант1э, а не удзыфэ: Удзхэр шхъуантТэу щ1ым къытеуващ (На земле появилась зеленая трава) (Къашыргъэ: 192).

Языковая репрезентация синего и голубого цветов в исследуемых языках требует особого внимания. В кабардино-черкесском языке данные цвета представлены тремя цветообозначениями: щ1ыху, къащхъуэ и щхъуант1э. Щ1ыху обозначает синий цвет, къащхъуэ - чаще о небе и щхъуант1э - голубой. Особенностью английского языка является обозначение синего и голубого цветов одним словом - blue. В русском языке для области синего цвета существует два основных названия - синий и голубой.

Жизненно важной реалией, чаще всего описываемой концептами синего и голубого цветов в трех языках, является небо: каб.: Ауэ зы пшэ ц1ык1у иплъагъуэркъым уафэ къащхъуэм (Ни одного облачка не видно на голубом небе) (Хьэх: 66); русск.: Паниковский молчал покорно, глядя в синее небо (Ильф, Петров:18).

Ядерный концептуальный признак «Человек». Данный ядерный концептуальный признак представляет случаи описания элементов внешности человека. Анализ фактического материала показал, что рассматриваемые концепты цвета широко описывают как человека в целом, так и отдельные части его тела: каб.: и нэк1у хужь дахэм лъы уэр къыщ1элъадэу (кровь обильно подступала к ее красивому белому лицу) (Л1ыгъур: 99); пащ1э зытет л1ы ф1ыц1э (смуглый мужчина с усами) (Къэрмокъуэ: 64); щхьэц ф1ыц1э 1ув (черные густые волосы) (Л1гъур: 49); Абы хэту му1эзин л1ы плъжьыжьри (ужасный рыжий муэдзин) (Къашыргъэ: 28); англ.: white delicate hands (букв.: белые нежные руки) (Collins: 204); her white forehead (букв. ее белый лоб) (Bronte: 61); black whiskers (черные бакенбарды) (Bronte: 205); red faced (краснолицый) (Collins: 400); with red cheeks (с красными щеками) (Bronte: 42); yellow hair (желтые волосы) (Bronte: 218); with blue eyes (с голубыми глазами) (Fowles: 313); русск.: тронул белой рукой (Булгаков: 382); показав ровные белые зубы (Толстой А.: 35); совершенно черный человек (Толстой: 131); красные

губы князя (Толстой А.: 206); на красном сургучном лице (Ильф, Петров: 53); желтые волосы стояли дыбом (Набоков: 42); желтое обнаженное тело (Булгаков: 381); синие глаза Марии, два синих луча (Толстой А.: 137).

Концепты цвета, описывая внешность человека, могут указывать на более специфичные особенности, такие как возраст (Зы л1ыжь гуэр, и жьак1эр хужьыбзэу... (Старик с белой бородой.), физическое состояние (например, реакция на холод: Her nose had gone red and she looked very cold (Ее нос покраснел, и она выглядела очень замерзшей), психическое состояние, чаще негативное (раздражение: л1ы тхъуэплъышхуэр къэуф1ыц1ри зэлымп1ыжат (Этот румяный мужчина ... почернел и сморщился); страх: ... он так побледнел, что даже губы его посинели; смущение, стыд: Щ1алэ ц1ык1ур ук1ытэри, плъыжь къэхъуащ (Мальчик засмущался и покраснел)); состояние здоровья (лицо ее ... показалось ему ... лихорадочно-желтым, как болезнь).

Ядерный концептуальный признак «Артефакты». Данную группу ядерных концептуальных признаков составляют предметы одежды и домашней утвари, быта и других сфер человеческой деятельности, а также жизненно важные для человека продукты питания. Исследуемые цветообозначения имеют широкую сочетаемость с существительными, называющими различные материальные явления, созданные человеком. Причем признак цвета нередко указывает на некоторые дополнительные характеристики предмета. Так, дополнительными признаками объектов белого цвета являются, например: «медицинский» (.хужь защ1эк1э хуэпауэ дохутыр куэд (.много докторов, одетых в белое) (Къашыргъэ: 127); черного цвета - «траурный» («I hope no one is dead», I said glancing at his black dress («Я надеюсь, никто не умер», - сказала я, видя его черную одежду) (Bronte: 194); красного цвета - «яркий, выделяющийся» (На зеленых листах крупными красными буквами было напечатано.(Булгаков: 314); желтого цвета -«старый», «грязный» (A collection of yellowing Greek newspaper hung from a rusty nail (Желтеющая греческая газета висела на ржавом гвозде) (Fowles: 386); зеленого цвета -«свежеприготовленный» (green cheese - молодой сыр, зеленый сыр).

Проведенный комплексный анализ свидетельствует о значительных совпадениях в концептуализации исследуемых цветообозначений, что, по-видимому, обусловлено некоторыми общечеловеческими особенностями восприятия явлений действительности, сходными климатическими условиями, отдельными совпадениями жизненных условий, языковым контактированием и взаимодействием культур.

Примечания:

1. Кумахов М.А., Кумахова З.Ю. Нартский эпос: язык и культура. М., 1998. 312 с.

2. Русский кабардино-черкесский словарь / под ред. А. Шогенцукова. М., 1995.

References:

1. Kumakhov M.A., Kumakhova Z. Yu. The Nart epos: language and culture. M., 1998. 312 pp.

2. Russian - Kabardian-Circassian dictionary / Ed. A.Shogentsukov. M., 1995.