ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ И ПСИХОТИП ЧЕЛОВЕКА (НА ПРИМЕРЕ АНАЛИЗА ЯЗЫКА ОДНОГО ИЗ ПЕРСОНАЖЕЙ РОМАНА «БЕЛАЯ ГВАРДИЯ» М. БУЛГАКОВА)

А.А. Смирнова

Аннотация. Исследованы языковая личность и психотип персонажа литературного текста. Анализ речи героя произведения, роли эмоций и способы их выражения в его языке указывают на мотивы в сознании языковой личности. Демонстрируется взаимосвязь таких понятий, как языковая личность, психотип, персонаж литературного произведения.

Ключевые слова: языковая личность, психотип, персонаж.

В языке человек запечатлел не только свой образ, свой физический облик, но и нашел отражение своему внутреннему состоянию, выразил эмоции, интеллект, отношение к предметному и непредметному миру. Н.Д. Арутюнова говорит, что «лексикон внутреннего мира является плодом словесного творчества» [1. С. 7]. Если обратить внимание на художественное произведение, мы видим, что автор отражает не только действительность, но и духовную жизнь своего героя. В.П. Белянин полагает, что в писателе мы должны признавать не только рассказчика, но и психолога, интерпретатора поведения других людей в соответствии со своими ценностными ориентирами [2. С. 20]. В данной работе нам будет интересно рассмотреть соотношение понятий «персонаж», «языковая личность», «психотип» на примере анализа речи одного из героев романа М. Булгакова «Белая гвардия».

В современной лингвистике человек часто является объектом исследования. Концентрированным выражением данной исследовательской парадигмы становится возникновение и развитие концепции человека как особой языковой личности (ЯЛ), которую можно реконструировать на основе анализа порождённых ею текстов и которая включена через них в общий контекст культуры. Четко и полно характеризуется это понятие, выделяются и описываются уровни организации ЯЛ в работах Ю.Н. Караулова («Русский язык и языковая личность»). Наиболее ярко ЯЛ проявляется на вербально-семантическом уровне языка. Рассмотрение чувств, состояний героев позволяет обратиться к прагматикону личности. Основной функцией эмоций в структуре ЯЛ становится возможность выявления ценностных ориентиров этой личности.

Понятие ЯЛ применимо не только для определения создателя художественного текста, но и для персонажа этого художественного текста, речь которого обладает рядом индивидуальных стилистических черт. Понятия ЯЛ и эмоциональное проявление совмещаются для героя художественного текста. Через проявляемые персонажем чувства мы можем по-

нять мотивы его поступков. Рассматривая эмоциональную составляющую языковой личности, мы видим «переход в анализе от лексикона и тезауруса к высшему уровню её организации - прагматикону» [3. С. 34].

По психологическим особенностям каждый персонаж художественного текста можно соотнести с определённым психологическим типом характера: интровертированный, экстравертированный, эмотивный и другие [4. С. 137], опираясь как на его выбор лексических и синтаксических средств, так и на способ проявления эмоций, рассмотрение коммуникативных потребностей и мотивов личности. Формальным показателем языковой личности является вербально-семантический уровень языка. Каждый тип характера, отражённый в конкретном персонаже, обладает рядом стилистических отличий.

Также важнейшим аспектом исследования творчества является вопрос о соотношении произведения искусства и личности автора. С одной стороны, произведение и его автор предельно близки, т.к. творец - вольно или невольно - выражает в своем сознании собственный глубинный жизненный опыт; именно поэтому произведение искусства уникально и являет миру новый смысл. С другой стороны, произведение включено в объективный общечеловеческий поток культуры; рождаясь из него, произведение должно туда вернуться. На стадии возникновения произведения в него входит множество неавторских смыслов; будучи завершенным, произведение начинает жить в сфере восприятия, причем логика этой жизни может оказаться совершенно неожиданной для автора. Личность автора проявляется в художественном тексте многопланово и на разных уровнях: в языке, сюжете, изображённых характерах, темах, идеях [2. С. 20].

Образ автора, по определению А.Н. Кожина, - это «литературная личность, воплощаемая в системе средств художественного изображения» [5. С. 77]. Следует разделять понятия «образ автора» и «персонаж». Черты персонажа обладают разной мерой определённости: одни из них получают непосредственное воплощение в прямом словесном обозначении, другие же присутствуют в художественном произведении косвенно, нацелены на воображение читателя. В тексте романа «Белая гвардия» можно найти портреты главных героев, в то же время ту атмосферу, в которой выросли Турбины, то, как прошло их детство, можно представить по сохранившемуся интерьеру квартиры.

Одной из особенностей прозы М. Булгакова 1920-х гг. исследователи называют её орнаментальность. Многие сюжетные линии обрываются, едва успев начаться (смерть Най-Турса, отношения Николки и сестры Ная, исчезновение полковника Малышева после речи в Александровской гимназии в «Белой гвардии»). Несмотря на это, писатель, создавая художественный текст, населяя его персонажами, старается предать им не только внешние, но и внутренние индивидуальные черты. У каждого героя «Белой гвардии» есть собственный взгляд на окружающий его мир, собственные ценности, ни на кого не похожий характер, способ

выражения своего отношения к действительности. Он обладает своим лексиконом и прагматиконом. Мы рассмотрим языковую личность Алексея Турбина. Его способ выражения эмоций можно соотнести с таким типом характера, как интровертированный.

Языковая личность, соответствующая такому психотипу, обладает очень низкой контактностью, немногословностью. Такие люди любят одиночество, редко вступают в конфликты с окружающими, только при попытках бесцеремонного вмешательства в их личную жизнь. Они всегда отстаивают свои позиции. Обладают такими привлекательными чертами, как сдержанность, наличие твёрдых убеждений, принципиальность. Среди отрицательных черт можно выделить упрямство.

На всё люди с таким типом характера имеют свою точку зрения, которая может оказаться ошибочной или резко отличаться от мнения других людей и тем не менее они продолжают её отстаивать несмотря ни на что [4. С. 415].

М. Булгаков подобными чертами характера наделяет нескольких персонажей «Белой гвардии», в том числе Алексея Турбина. Автор в этом герое, как отмечал В.Я. Лакшин, ценит мужественную прямоту, верность чести [6. С. 30]. Понятие чести требовало защиты белого знамени, верности присяге, царю и Отечеству. Алексей Турбин мучительно переживает крушение символа веры, само отречение императора. Поэтому, если император мёртв, да здравствует император! [7. С. 212]. Честь - это и верность другим людям, товариществу, долгу перед младшими, слабыми или зависящими подчинёнными.

Алексей Турбин внешне старается не проявлять радости или страха, ведет себя сдержанно. Ярко передает он лишь эмоцию гнева, чаще всего через громкость голоса, жест. Что ж это за подлецы! - закричал Турбин [7. С. 190].

Круг общения такого типа персонажей: семья, несколько близких друзей. Отличает этого персонажа обострённое чувство ответственности за другого человека, переживание за него. «Где Елена?» - озабоченно спросил старший [7. С. 315]. Он страдал при мысли, что Елена останется одна с Анютой в большой пустой квартире [7. С. 302].

Глаза, взгляд передают большинство эмоций. Например, гнев: Турбин покрылся пятнами. Глаза горели [7. С. 209].

Особенности характера отражаются и в лексике. В своих монологах герой часто старается не только высказать свою позицию, но и воздействовать на адресата. Поэтому речь во многих случаях строится как ораторская, в ней много конкретной лексики. Мобилизация, - ядовито продолжал Турбин, - жалко, что вы не видели, что делалось вчера в участках [7. С. 209].

Особую экспрессию вносят слова разговорные и просторечные, используемые героем в ситуациях эмоционального напряжения (живо, физиономия, мерзавцы, черти).

Фразеологизмы придают выразительность словам Турбина, их он употребляет для предания значительности речи. Да ведь если бы с апреля месяца он вместо того, чтобы ломать гнусную комедию, начал формировать корпуса... [7. С. 209].

Активно использует герой в своей речи глаголы движения, направленного действия, что связано с составлением собственных планов действий или с самим родом его деятельности. Анжу, надо бежать... [7. С. 305].

Алексей Турбин практически не использует в своей речи междометия. Авторские комментарии действия характеризуют способ выражения мысли (ядовито продолжал, яростно закашлялся, пронзительно закричал).

На синтаксическом уровне герой, обладающий подобным типом характера, использует определённые конструкции. Турбин предпочитает распространённые и сложные предложения, ему присуще желание как можно подробнее передать, разъяснить свою позицию. Сейчас мне самому ещё не известно, как сложится обстановка, но я думаю, что лучшее, на что может рассчитывать каждый - это быть отправленным на Дон [7. С. 272].

В речи персонажа используются вводные слова, которые отражают индивидуальное отношение к событиям. Может, кончится всё это когда-нибудь? Вероятно, карьерист, судя по физиономии [7. С. 246].

В основном речь этого типа героев нацелена на диалогичность, в ней много обращений (Послушайте! Помилуйте!).

Часто используется такое средство выразительности речи, как сравнение. Не позже, чем через несколько часов, мы будем свидетелями катастрофы, когда обманутые и втянутые в авантюру люди вроде вас будут перебиты, как собаки [7. С. 274].

Итровертированный тип характера у М. Булгакова дополняется рядом черт, особенностей. Персонажей отличают чувство ответственности, быстрота принятия решения, боль из-за происходящих событий. В эмоциональном плане герои чаще сдержанны, лишь ярко проявляет себя чувство гнева. Среди языковых средств, характеризующих этот тип характера, на лексическом уровне можно выделить использование разговорных и просторечных слов, эмоционально-экспрессивной лексики, глаголов движения; на синтаксическом уровне - вводные слова и обращения.

Анализ языка М. Булгакова и исследование речи персонажа его произведения выводят нас на мысль, что вербально-семантический уровень организации ЯЛ указывает на прагматикон в сознании ЯЛ. А праг-матикон ЯЛ связан с психотипом человека (персонажа). Таким образом, связь компонентов демонстрирует, что психотип человека (персонажа) способен определять и регулировать выбор вербально-семантических средств в коммуникации данной ЯЛ. Возникает прямая и обратная связи. По анализу речевых характеристик персонажей произведения и психотипов мы можем предполагать поведение конкретного героя и языковые реализации эмоций.

Итак, данный пример демонстрирует синтез понятий ЯЛ, персонаж, художественный образ, позволяет перейти от анализа речи героя произведения к рассмотрению авторского замысла, подводит нас к исследованию текста. Поэтому анализ ЯЛ персонажа можно отнести к такому направлению современной лингвистики, как лингвистика текста.

Литература

1. Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке / Вступ. ст. Н.Д. Арутюновой. М.: Наука, 1999.

2. Белянин В.П. Психолингвистические аспекты художественного текста. М.: Изд-во Моск. ин-та, 1988. 121 с.

3. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: КомКнига, 2006. 264 с.

4. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. завед. М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2005. Кн. 1: Общие основы психологии. 687 с.

5. Кожин А.Н. Введение в теорию художественной речи: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГОУ, 2007. 233 с.

6. Лакшин В.Я. Библиотека русской критики. М.: КРПА Олимп, 2004. 442 с.

7. БулгаковМ.А. Собр. соч.: В 5 т. М.: Худ. лит., 1989. Т. 1. 623 с.

LINGUISTIC PERSONALITY AND PSYCHOLOGICAL TYPE (THE ANALYSIS OF ONE CHARACTER'S LANGUAGE IN «WHITE GUARD» BY M. BULGAKOV) Smirnova A.A.

Summary. А linguistic personality and psycho type of a character in a literary production are examined. We consider that the analysis of character’s speech, the roles of his emotions and method of their manifestation point out the motives in consciousness of discourse personality. We demonstrate intercommunication of such concepts as the linguistic personality, psycho type, character.

Key words: linguistic personality, psycho type, character.