УДК 81’255.2

ББК 81.07

М 15

Макарова Л.С.

доктор филологических наук, профессор кафедры французской филологии Адыгейского государственного университета, e-mail: MaKaar@mail.ru

Явление смысловой дисперсии и художественная трансформация образа в поэтическом переводе (на материале русского и французского языков)

Аннотация:

Рассматривается специфика поэтического перевода, указывается на возможность переводческой трансформации художественного образа. Развивается и уточняется понятие дисперсии смысла, способного привести к диссонансу между поэтическим оригиналом и переводом.

Ключевые слова:

Перевод поэзии, переводное произведение, переводческая версия поэтического оригинала, вербально-художественная информация, смысловая дисперсия, трансформация художественного образа.

Makarova L.S.

Doctor of Philology, Professor of French Philology Department, Adyghe State University, e-mail: MaKaar@mail.ru

Semantic dispersion and art transformation of an image in a poetic translation (using a material of the Russian and French languages)

Abstract:

This work discusses specifics of poetic translation and the possibility of translational transformation of an artistic image. The author develops and specifies the concept of dispersion of the sense, capable to bring to a discord between the poetic original and translation.

Keywords:

Poetry translation, translated work, translational version of the poetic original, verbal and art information, semantic dispersion, transformation of an artistic image.

Поэтический перевод - это неотъемлемая составляющая общего языкового и литературного процесса, что дает основания рассматривать перевод иноязычной поэзии как важную часть общенационального культурного достояния, заслуживающую всестороннего изучения. Переводное произведение принадлежит одновременно двум создателям - автору и переводчику и, следовательно, двум литературам. При этом поэтический перевод характеризуется большой вариативностью и наличием множественных переводческих версий оригинала, обусловленных различной трактовкой художественного смысла и различным пониманием роли художественно-эстетических параметров в построении переводческой версии подлинника. Несмотря на значительное количество исследований, посвященных проблемам перевода поэзии, до настоящего времени не создана единая теория поэтического перевода, и многие вопросы остаются открытыми, что и определило наш интерес к данному направлению исследований.

Поэтический перевод связан с художественным творчеством, с креативной составляющей переводческой деятельности и наличием у переводчика литературных способностей, поэтического таланта. Многие трудности перевода поэзии связаны с расхождениями в мелодике оригинала и перевода, различиями систем стихосложения,

однако, как показывает переводоведческий анализ, всё это не является непреодолимым препятствием на пути к адекватному переводу, способному передать смысл подлинника и его эмоциональную тональность.

Перевод поэтического текста нацелен на создание его иноязычной версии в единстве содержания и формы и обеспечение сопереживания, не уступающего по своей интенсивности сопереживанию, возникающему при восприятии оригинала. Особое значение для поэтического перевода приобретает передача эстетического своеобразия оригинала в переводе, та особая верность тексту оригинала, которая создается в результате глубокого анализа формы оригинала, проникновения в его смысл, всесторонней интерпретации факторов, участвующих в смыслообразовании.

Большой интерес с методологических позиций представляет, на наш взгляд, явление переводной дисперсии. Термин «переводная дисперсия» введен в научный аппарат теории перевода недавно. Е.Л. Лысенкова определяет переводную дисперсию как «рассеивание» языковых единиц оригинала в переводе», т.е. появление в переводных текстах целого набора соответствий тем или иным элементам исходного текста [1: 111 - 118].

Дисперсию можно определить как меру отклонения перевода от оригинала на разных уровнях. Не существует переводных текстов со стопроцентным покрытием лексем исходного текста их прямыми соответствиями. Степень разброса семантики переводных соответствий приводит к изменениям горизонтов читательского ожидания и так называемой текстовой среды перевода.

Р.Р.Чайковский отмечает, что переводная дисперсия является, по сути, законом перевода: «:.. .действие этого закона объясняется расхождениями языковых систем исходного языка и языка перевода, т.е. их алломорфностью» [2: 33]. Переводная дисперсия наблюдается на всех языковых уровнях: фонетическом, морфемном, лексическом, грамматическом и стилистическом.

Не менее важна происходящая вследствие этого дисперсия смысла, которую можно проиллюстрировать многочисленными примерами перевода. Рассмотрим проблему смысловых модуляций образа оригинала в переводе и происходящую при этом смысловую дисперсию на примере следующего перевода на французский язык:

Красною кистью Рябина зажглась.

Падали листья.

Я родилась.

Спорили сотни Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.

Мне и доныне Хочется грызть Жаркой рябины Горькую кисть.

(М.Цветаева)

En franges les baies Du sorbier saignaient;

Les feuilles tombaient,

Lorsque je suis nee.

Les cloches sonnaient En se disputant,

Lorsque je suis nee

Le jour de saint Jean.

La grappe des sorbes

Arrachee au bois

Je voudrais y mordre

Ainsi qu’autrefois.

(Перевод - К. Гранофф)

Стихотворение М.Цветаевой раскрывает истоки становления внутреннего мира поэтессы, который ассоциируется с мощью природы, воплощенной в красной кисти рябины, и силой духа, символически выраженного колокольным звоном. Перевод характеризуется высокой степенью подобия оригиналу, являясь практически эквиритмичным и эквирифмованным. Изоморфизм временных форм в лингвистической организации текста позволяет создать яркую картину осени, сопровождавшей жизненный цикл: зарождение, зрелость и закат.

Выполнившая перевод известная французская переводчица К.Гранофф во введении к антологии русской поэзии называет себя «переводчицей-посланницей» (traductrice-messagere) и так характеризует свои переводы: «Мне хотелось бы, чтобы это были одновременно и очень близкие (буквальные) переводы и лирические послания» [3: 12]. Можно предположить, что таково стремление большинства переводчиков. Однако в этой связи невольно вспоминается высказывание Ж.Деррида о том, что перевод в «полном, абсолютном смысле» невозможен, реально «обещание перевести», и это обещание выполняется только в самых блестящих переводах [4: 63].

Нельзя не отметить очень близкое оригиналу переводческое решение для одной из ключевых строк этого небольшого, но очень глубокого по смыслу стихотворения: «Спорили сотни колоколов» - Les cloches sonnaient/En se disputant - Звонили колокола, споря друг с другом. Цветаева писала в 1934 г.: «.ведь могла: славили, могла: вторили - нет, - спорили! Оспаривали мою душу, которую получили все и никто (все боги и ни одна церковь!)». В переводе имеется ряд опущений и добавлений: опущен смысловой сегмент День был субботний. Во втором катрене добавлен повтор Я родилась, отсутствующий в оригинале.

Но более всего обращает на себя внимание трансформация образа. В подлиннике словосочетания «красною кистью» в зачине и «горькую кисть» в концовке стихотворения создают своебразную рамочную конструкцию. Ядерная сема слова «рябина» (в данном контексте - ягоды рябины) активизирует потенциальную сему - красный цвет, и образ рябины ассоциируется с образом огня: Красною кистью /Рябина зажглась - Жаркой

рябины/Горькую кисть.

В переводе возникает иная ассоциативная связь «ягоды рябины» - «кровь» за счет опущения эпитетов красная, жаркая, горькая (о рябине) и введения глагола «кровоточить», «истекать кровью» (. les baies/Du sorbier saignaient . истекали кровью ягоды рябины).

Таким образом, ключевое понятие подлинника претерпевает смысловую дисперсию в лексико-семантическом поле перевода, результатом чего является трансформация художественного образа.

Примечания:

1. Лысенкова Е.Л. О законе переводной дисперсии // Вестник Московского государственного университета. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2006. № 1. С. 111-118.

2. Чайковский РР. Основы художественного перевода: учеб. пособие. Магадан: Издво

СВГУ, 2008. 182 с.

3. Anthologie de la poesie russe. Traduction de Katia Granoff. P.: Gallimard, 1993. 536 р.

4. Деррида Ж. Позиции. Киев: София, 1996. 102 с.