И. Ю. Васильев

ЯКУТСКИЙ МАТЕРИАЛ В РАБОТЕ Н. К. ВИТСЕНА «N00^ EN 008Т ТАЯТАЯУЕ» («СЕВЕРНАЯ И ВОСТОЧНАЯ ТАРТАРИЯ», 1692)

Работа представлена кафедрой якутского языка Якутского государственного университета им. М. К. Аммосова. Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор П. А. Слепцов

Голландский ученый-путешественник, географ и этнограф Н. К. Витсен развил гипотезу о южном происхождении якутского народа, впервые записал якутский лексический материал, что представляет большую ценность для изучения якутского языка и истории его развития.

6 1

The Dutch scientist, traveller, geographer and ethnographer N.K.Witsen developed hypotheses about the southern provenance of Yakut nation, for the first time he wrote down Yakut lexical materials which are of great value for studying Yakut language and the history of it's development.

Якутский язык, наравне с русским, является одним из государственных языков Республики Саха (Якутия) и национальным языком народа саха - основного коренного населения Якутии.

В настоящее время довольно глубоко и разносторонне исследованы фонетика, лексика, грамматика и диалектология якутского языка. Вместе с тем одной из весьма актуальных проблем якутского языкозна-ния является исследование истории изучения якутского языка. Профессор П.А.Слепцов, занимающийся данной проблемой, выделяет три периода в изучении якутского языка: I период - конец XVII в. - середина XIX в.; II период - середина XIX в. -начало XX в.; III период - XX в. (послеоктябрьский)1.

Наибольший интерес для нас представ -ляет I период в изучении якутского языка, охватывающий в общей сложности около 160 лет (1690-е-1851 гг.), когда был собран большой материал по лексике, фонетике якутского языка и его диалектам, собранный исследователями разных стран, что имеет большую ценность для изучения якутского языка, истории его развития, тюркологии, этнографии и истории.

В XVII в. территория Якутии вошла в состав Российской империи. С конца XVII в. началось изучение якутского языка западно-европейскими и русскими путешественниками и учеными-исследователями, среди которых можно назвать имена Э. И. Иде-са, Н. К. Витсена, Ф. И. Страленберга, Г. Ф. Миллера, П. С. Палласа, Я. И. Лин-денау и др., которые определили происхождение якутского языка, его родственные связи с тюркскими, монгольскими и тунгусо-маньчжурскими языками, привели множество языковых материалов и текстов, в том числе шаманских заклинаний, алгысов-благопожеланий.

Впервые образцы якутского лексического материала были опубликованы в ка-питальном труде голландского ученого-путешественника, географа и этнографа Н. К. Витсена «ТЧоогс! еп Оо81 ТаЛагуе» («Северная и Восточная Тартария»), написанном на голландском языке и изданном в Амстердаме в 1692 г.

Николас-Корнелиссон Витсен в 1664— 1665 гг. в течение 4 месяцев (по другим источникам - около года) жил в Москве, куда прибыл по своей личной просьбе в составе группы голландского посланника Якова Бореля. При помощи думного дьяка А. А. Виниуса, который с 1664 г. служил переводчиком при Посольском приказе, он собрал значительный материал для своих трудов, которые, по словам академика А. Н. Кононова, «положили начало систематическому собиранию лингвистического материала по тюркским и иным восточным языкам»2.

Так, в книге Н. К. Витсена были включены образцы якутского, корейского, бурятского, монгольского, татарского, калмыцкого, грузинского, черемисского, мордовского, остяцкого, тунгусского, ламутского, юкагирского, вогульского, пермяцкого, самоедского языков.

Второе издание данного труда было осуществлено в 1705 г., третье издание -в 1785 г., при этом для второго издания Н. К. Витсен воспользовался лингвистическими материалами, собранными для него Академией наук. Во втором издании также дан перевод текста «Отче наш» на якутский язык с дополнительным переводом на голландский (издание 1705 г., с. 677). Кто именно был переводчиком «Отче наш», кем и каким образом данный перевод был передан Н. Витсену, пока неизвестно. Книга Н. К. Витсена явилась плодом его тридцатилетнего труда.

Рукопись полного текста русского перевода, выполненная В. Г. Трисман, хранится в архиве Ленинградского отделения Института этнографии АН СССР3.

Цели и задачи своего труда Н. К. Витсен определяет следующим образом: «В древности описание различных стран считалось нужным и важным делом. Ученые люди считали необходимым такие познания... Я избрал северные и восточные страны Европы и Азии, как наименее изученные»4.

Следует отметить, что «сведения о северо-востоке Азии содержатся в главах "Тунгусия и прилегающие районы", "Си-бирия" и "Путеводитель". Судя по содержанию, эти главы составлены на материалах сообщений тобольского воеводы И. Салтыкова, якутского сына боярского М. Мухоплева, "камчатского Ермака" В. Атласова, польского путешественника Никифора, Э. Идеса, Ю. Крижанича и других»5 . Он также использовал труды Идеса, Ю. Крижанича, Н. Г. Спафария и др.

В своей работе Н. К. Витсен пишет о Якутии, ее природно-климатических условиях, путях сообщения, происхождении якутов, эвенов, эвенков и других народов Крайнего Севера, их расселении, образе жизни, занятиях, жилищах, верованиях. Он описывает не только центральные районы Якутии, но также природу ее северной окраины и население, живущее по берегам Яны, Индигирки, Алазеи и Анадыря. Большой интерес представляет карта, сделанная на кедровой доске, полученная Витсеном в конце XVII в., где были обозначены народы Якутии, Сибири от Крайнего Востока до Пекина.

Относительно происхождения якутов автор делает следующие весьма ценные выводы:

1. Якуты являются пришлым народом, их прародина находилась на западе в области Тобола или более отдаленных западных областях.

2. Из-за войн с калмыками якуты переселились в Прибайкалье, в район озера Бай-

кал вместе с бурятами, которые являются народом татарского происхождения.

3. После военных столкновений с бурятами якуты переселились на Среднюю Лену, вытеснив при этом тунгусов.

4. Переселение якутов на Среднюю Лену произошло200 лет назад6.

Весьма примечательно, что в книге приведено 35 якутских имен существительных, обозначающих органы человеческого тела, и 29 якутских числительных (всего 64 слова), записанных латинскими буквами, о которых упоминал также О. Н. Бет-лингк в своем классическом труде «О языке якутов»7.

Позднее эти слова были опубликованы венгерским тюркологом Г. Кара в 1972 г. в его работе «Якутский глоссарий Витсена»8.

Таким образом, Н. К. Витсен развил гипотезу о южном происхождении якутского народа, выдвинутую Э. И. Идесом, не только на фольклорном, но и на языковом материале. Его теория получила подтверждение в исследованиях Г. В. Ксенофонтова, А. П. Окладникова, С. А. Токарева, А. И. Гоголева, H. Е. Петрова и др.

Приведем полный список якутских слов, записанных Н. К. Витсеном. Тюркские параллели привел Г. Кара.

I. Имена существительные (35 слов):

А) человеческий организм (общие понятия) (4 слова): inir «сухожилие», совр. i^iir, диал. e^iir9, ср. тюрк. sinir; et «мякоть, плоть, мясо», совр. et, ср. тюрк. at; kan «кровь», совр. xaan, ср. тюрк. gan; sili «костный мозг», совр. silii, диал. selii10, ср. казах. 3ilin, алт. уь1ьп, yilik, ?юрк. yilig.

Б) голова, лицо, полость рта (12 слов): bos, «голова», совр. bas, тюрк. ba§; as «волосы», совр. as, тюрк. sa3; suis «лоб», совр. sbbs, гюрк. jbz; kulgak «ухо», совр. kulgaax, тюрк. gulgag; karak «глаз», совр. xarax, тюрк. garag; mun, murun «нос», совр. murun, ср. долг. munnu, тюрк. burun; singa gunguk «челюсть», совр. si^aax ur^uox, ср. тюрк. janag, s4nbk; ojack «рот», совр. ayax; os «губы», совр. uos, ср. тюрк. agiz; tis «зуб»,

совр. tiis, ср. тюрк. ti§; til «язык», совр. t?l, ср. тюрк. til.

В) шея, горло (1 слово): mojn (moin: 17S5) «шея», совр. mooy11, ср. тюрк. boyun.

Г) грудь, грудная полость (2 слова): tuis «грудь», совр. tb4s, тюрк. t4§; suriak «сердце», совр. sbrex, ср. тюрк. ybrak.

Д) живот, брюшная полость (3 слова): kin «пуп», совр. kiin, ср. хак., алт. kin, kindik, тюрк. kindik, венг. k4ld4k, монг. kbi, kbisbn; oroghos «внутренность», совр. ohogos, osogos12, ср. чаг. isagu, isaga(?).

К этой же группе слов Н. Витсен отнес слово ologok «живот». Г. Кара отметил, что якутское слово olox «жизнь» при переводе на голландский (нидерландский) язык дало расхождения «живот» и «жизнь», ср. якут. olor «сидеть», тюрк. oltur.

Е) спина (1 слово): sirmek «спина» совр. sis, sis unuoga (?), ср. тюрк. yi§ (?).

Ж) конечности, плечевой пояс, тазовый пояс (12 слов): sanin «плечо», совр. sarin, ср. долг. sanni, тюрк. jarrn; ilin «рука», совр. ilii, elii13, ср. тюрк. ilig; togok «локоть», совр. togonox, to^olox, togonox14, ср. тунг. togonox, бур. toxonog; erbiak, erbik, erbiah «большой палец », совр. erbex, ср. тунг. erbek, тюрк. arbax. Слово erbiak H. Витсен ошибочно перевел как «рука», а слово erbiah - как «палец ноги»; tarbiak «палец», совр. tarbax, ср. тунг. tarbak «перчатки»; etuik «бедро», совр. 4ttbk; tiururges «колено», совр. tbhbrges, tbhex, cp. тюрк. tb§; sotoj «нога», совр. soto, ср. тюрк. yota; saraet «икра», совр. saari15, ср. монг. sayari; atak «нога», совр. атах, ср. тюрк. adag.

II. Имена числительные (29 слов):

Bir «один», совр. biir; ср. тюрк. bir; icki «два», совр. ikki; ср. тюрк. iki; us «три», совр. bs; ср. тюрк. ь§; tuard «четыре», совр. tb4rt; cp. тюрк. t4rt; bes «пять», совр. bies, ср. тюрк. be§; alta «шесть», совр. alta, ср. тюрк. alti; sette «семь», совр. sette, ср. тюрк. yiti, yeti; agis «восемь», совр. agis, cp. тюрк. sakiz; togus «девять», совр. togus, ср. тюрк. toguz; on «десять», совр. uon, ср. тюрк. on; onurdugobir «одиннадцать», совр. uon biir,

ср. orduk (uon orduga biir)16; onordugiki «двенадцать», совр. uon ikki, ср. предыдущее слово; onurdugus «тринадцать», совр. uon bs, ср. предыдущее слово; onurdu[go]turd «четырнадцать», совр. uon tb4rt, ср. предыдущее слово; onurdugubes «пятнадцать», совр. uon bies, ср. предыдущее слово; onurdogoalta «шестнадцать», совр. uon alta, ср. предыдущее слово; onurdogorette «семнадцать», совр. uon sette, ср. предыдущее слово; onurdogoagis «восемнадцать», совр. uon agis, ср. предыдущее слово; onurdogotis «девятнадцать», совр. uon togus, ср. предыдущее слово; surbe «двадцать», совр. sbbrbe, ср. тюрк. yigirmi; ottut «тридцать», совр. otut, ср. тюрк. otuz; teurden «сорок», совр. tb4rt uon; beren «пятьдесят», совр. bies uon; altaon «шестьдесят», совр. alta uon; setteon «семьдесят», совр. sette uon; agi fon «восемьдесят», совр. agis uon; toguron «девяносто», совр. togus uon; suis «сто», совр. sbbs; ср. тюрк. ybz; munck ruis «тысяча», совр. tihnn3a, cp. mur| «сто рублей»17, тюрк. bin; для второго слова см. предыдущее слово.

Г. Кара считает, что слово erbiak (erbex) ошибочно переведено как «рука». В «Словаре якутского языка» Э. К. Пекарского слово erbex имеет значение «большой палец»1 S. УН. Витсена мы видим еще два варианта этого слова: erbik «большой палец» и erbiah «палец ноги». В современном якутском языке слово erbex также имеет значение «большой палец»19.

Словам ologok «живот» и sirmek «спина» Г. Кара не смог найти убедительного определения. Насчет слова ologok он предполагает, что «здесь русское слово «живот» и «жизнь», которое при переводе якутского слова на голландский (нидерландский) дало расхождение, вероятно, это современное якутское слово olox «жизнь», тунг. olok, заимствованное из якутского, ср. якутское olor «сидеть», тюрк. oltur»20. Слово же sirmek автор расшифровывает как «читай: sis unuoga?, совр. sis «спина», sis unuoga, ср. тюрк. yi§?»21.

Примечательно использование Н. Вит-сеном в своем труде якутских имен числи-

тельных. Сложные числительные с одиннадцати до девятнадцати образованы при помощи служебного слова «orduga» (от слова orduk «излишек, остаток»). Особенно наглядно это показано на примере числительного «одиннадцать»: «Onurdugobir, читать uon orduga bir или uon orduyo bir «одиннадцать», ср. совр. uon biir и orduk «остаток», uon orduga (orduo) bir «одиннадцать» у Бетлингка»22. Г. Кара верно указал на пропуск у Н. Витсена в слове «uon orduga tb4rt» частицы [go] (onurdu[go]turd «четырнадцать»)23.

Благодаря этим записям Н. Витсена, мы можем с уверенностью подтвердить, что в конце XVII в. якуты употребляли служебное слово orduga в применении к сложным именам числительным. В настоящее время имена существительные со словом orduga употребляются крайне редко, в основном в фольклорных материалах.

Использование служебного слова orduga мы наблюдаем также в «Воспоминаниях» - первом литературном памятнике на якутском языке, написанном А. Я. Уваров-ским в 1847 г. Например: «Kini baara uon orduga tb4rd du bies du кьгьцуех barnak dogoro»24 («Он был другом 14-15 беглых каторжников»), «Min uon orduga biirdeex ikkileex saasp3ttan o33o кц!;цгь ц1цгЬь1ъш, 1;ц11цпь bert agiyax kihi 4¡4rbbte buoluoga»25 («C 11-12 лет я убил столько птиц, сколько убивали, наверное, очень немногие люди»), «Uon orduga altis saaspar iraaxtagi suruyar bletiger turbutum Jokuskay tutaax siriger»26 («На 16-м году я поступил на царскую писарскую службу в высшую инстанцию Якутска»).

Якутское слово orduga (orduk) восходит к слову artuxi (artux), встречающемуся в текстах древнетюркских памятников VI-VIII вв. н.э. Как считает Г. Г. Левин, одним из способов использования имен числительных в древнетюркском языке было употребление служебного слова артухы. Например: 31 - отуз артухы бир (ср. як. otut orduga biir), 47 - хырх артухы йэти (ср. як.

tb4rt uon orduga sette), 49 - хырх артухы тохуз (ср. як. tb4rt uon orduga togus)27, ср. древнетюркское artux - в служ. знач. при образовании сложных числительных: xirx artuxi yeti yoh sblemi§ «сорок семь раз он ходил с войском [в поход]»28.

Интересно также отметить числительное munck ruis «тысяча», записанное Н. Вит-сеном. По Э. К. Пекарскому «mu?» - предел, граница, крайняя степень, мера; превосходство; сто рублей29; «sbbs» - сто; рубль (потому что в нем сто копеек)30. Г. Кара ссылается на «сто рублей» О. Н. Бетлингка и на Ф. И. Страленберга, а также на тюрк. bin «тысяча». Г. Г. Левин также сравнивает як. mu^ «предел, граница; крайняя степень чего-л.» с орх. bi^ «тысяча»31 и отмечает, что в данных параллелях произошел семантический сдвиг, «где выявляются метафорические и функциональные перемещения значений»32. Однако остается неясным смысл употребления обоих слов munck и ruis вместе. Возможно, это архаическое сложное слово, имевшее значение не «сто» и «тысяча», а собирательное «тысячи» (например монг. tbmen «десять тысяч» - русс. тьма).

Из материалов Н. Витсена можно сделать вывод о том, что слово mu? еще функционировало в якутском языке в конце XVII в.

Кроме этого, Н. Витсен ошибочно ввел в свой список определения следующих слов: mun «нос» (возможно, от munna «его нос») (однако, сразу после этого слова он верно записал murun «нос»); ilin «рука» (читай ilii^ «твоя рука»); togok «локоть» (вместо to^olox, togonox «локоть»); erbiak «рука» (вместо «большой палец») (однако, помимо этого слова, Н. Витсен записал еще два похожих слова - вышеперечисленные erbiak «рука» и erbiah «палец ноги». Остается неизвестным, по каком признаку слово erbex у Н. Витсена имеет три значения).

Обнаружена опечатка в слове sanin «плечо», верно исправленная Г. Кара33.

Хочется отметить также слово tiururges (tbhbrges) «колено», записанное Н.Витсе-

ном. Интересно то, что в современном якутском языке слово «колено» - tobuk34. Tbhbrges - устаревшее слово, означающее в словаре О. Н. Бетлингка «передняя часть бедра; колено»35. Учитывая тот факт, что основным поставщиком языковых материалов О. Н. Бетлингка был А. Я. Уваров-ский, можно смело утверждать, что до середины XIX в. это слово еще не было архаизмом и употреблялось в якутской разговорной речи.

Вызывает интерес слово saraet «икра», которое Г. Кара сравнивает со словом saara у О. Н. Бетлингка36, который отметил, что saara имеет значение «кожа на крупе лошади»37. Следует отметить, что икры не могут одновременно означать круп. Вероятно, Н.Витсен в данном случае допустил ошибку, спутав значения слов saari «круп» и Ьц^ц «икры».

Кроме этого, в словаре Н. Витсена использованы общепризнанные архаизмы as (as) «волосы», mojn (mooyun) «шея», tiururges (tbhbrges) «колено» и числительные с onurdugobir по onurdogotis. Вероятно, сюда же относятся слова sirmek «спина», ologok «живот» и munck ruis «тысяча», точные значения которых мы не смогли установить.

В работе Н. Витсена также приведен перевод со славянского языка на якутский молитвы «Отче наш». Приведем данный текст в переводе и с транскрипцией О. Н. Бетлингка без изменений:

«(Aibiit (ayubat) Bisene (bihiene) Mega (meqe) Tagara (tacara) Oer duger (brdbger), kirbejer (kilbeyer) Atnn (aati^) Jena (eyiene), kelega (keliege) Atnn (aati^), Jena (eyiene) bologa (buoluoga), kognbn (кц^ь1ь^), Jena (eyiene), Jeme (emie); Tagaraga (tagaraga) isierge (и sirge) aspitin (aspitrn), bisenin (bihienin) koenatagini (kbnneteegini) koeloe (kulu), bisaga (bihiexe) ani (arn), kebes (kebis) bisaga (bihiexe), Jespitin (iespitin) bisenin (bihienin) kaitak (xaytax) bisigi (bihigi) kebesebit (kebihebit), jemagh terbitin (iesteexterbitin) bisenin (bihienin) kilerima

(killerime) bisigini (bihigini) aiga (ayuga) biisa (buhaa) bisigini (bihigini) abasintan (abaahittan) olisin (ol ihin); Jena (eyiexe) bar (baar) iraghtati (iraaxtaagi) kbstaek (kbbsteex) Atin (aati^) Boeka (buka), Kirdikoe (kirdik)»38.

Всего в тексте молитвы «Отче наш» встречается 32 якутских слова и один русский союз «и» (isierge - и sirge). Наличие в якутском тексте русского союза может быть объяснено тем, что автор, возможно, не сумел найти якутский эквивалент данного слова. Вероятно, в якутском языке XVII в. еще не было союза «uonna» («и»), вместо него употреблялся союз «ikki». Эта гипотеза подтверждается тем, что в «Воспоминаниях» А. Я. Уваровского, написанных в середине XIX в., отсутствует союз «uonna».

В число якутских слов мы не включили различные формы склонения некоторых слов, например, слово bisigi (bihigi) «мы» имеет формы bisigini (bihigini) «нас», bisaga (bihiexe) «нам», bisene (bihiene) «наш, наша, наше», bisenin (bihienin) «наш, нашу, наше»; слово tagara (tacara) «небо» имеет форму tagaraga (tagaraga) «небу».

Слово atin / atnn (aati^) «твое имя» встречается три раза, jena (eyiene) «твой, твоя, твое» - три раза, bisenin (bihienin) «наш, нашу» - три раза, bisaga (bihiexe) «нам» -два раза, bisigini (bihigini) «нас» - два раза.

Если учесть все эти повторы и формы склонения, то всего в тексте молитвы встречается 47 якутских слов.

В данном тексте хочется отметить архаизмы kebesebit (kebihebit) «прощаем», mega (meqe) «вечное», tagara (tacara) «небо», kebes (kebis) «сними» и фонетические вариации слов kaitak (xaytax) «как», kirdikoe (kirdik) «истина».

Таким образом, в тексте молитвы «Отче наш» встречается 12 имен существительных (kirdikoe, iraghtati, abasintan, aiga, jespitin, aspitin, isierge, kognbn, atin/atnn, tagara, jemagh terbitin, aibiit), 3 имени прилагательных (kbstaek, koenatagini, mega), 3 местоимения (kaitak, jena, bisigi), 7 глаголов (biisa, kebes, koeloe, bologa, kelega, kilerima,

kebesebit), 2 причастия настоящего времени (kirbejer, bar), 3 наречия (olisin, jeme, ani), 1 послелог (oer duger), 1 модальное слово (boeka).

В заключен^ следует отметить, что Н. К. Витсен на фольклорном и языковом материале развил гипотезу о южном происхождении якутского народа, выдвинутую Э. И. Идесом. Так, в его труде «Noord en Oost Tartarye» («Северная и Восточная Тар-тария») было зафиксировано всего 96 якутских слов, в том числе 47 имен существи-

тельных, 29 имен числительных, 3 имени прилагательных, 3 местоимения, 7 глаголов, 2 причастия настоящего времени, 3 наречия, 1 послелог и 1 модальное слово. Из данных слов в современном якутском языке функционирует 86 слов (bes, alta, sette, agis, et, kan, karak и др.), a 10 слов являются архаизмами (as, mega, tagara, tiururges и др.). Теория H. К. Витсена получила дальнейшее подтверждение в исследованиях современных ученых-исследователей.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Слепцов П. А. Саха тылын историята: СФКФ устудьуоннарыгар уорэнэр кинигэ. - Дьокуус-кай: Саха госуниверситетын издательствота, 2007 (на як. яз.). C. 18.

2 Кононов А. Н. История изучения тюркских языков в России. Дооктябрьский период. Ленинград: Наука, 1982. С. 32.

3 Иванов В.Ф. Письменные источники по истории Якутии XVII в. Новосибирск: Наука, 1979. С. 233.

4 Архив ЛО ИЭ АН СССР. Кн. V. Оп. 1. № 139 (142). С. 1.

5 Иванов В. Ф. Указ. соч. С. 234.

6 Слепцов П. А. Указ. соч. С. 19.

7 Бетлингк О. Н. О языке якутов. Новосибирск, 1989. С. 53.

8Kara G. Le glossaire jakoute de Witsen // Acta orientalie. Budapest, 1972. C. 431-439. 9Пекарский Э. К. Словарь якутского языка. СПб.; Пгр.; Л., 1907-1930. С. 947.

10 Там же. С. 2216-2217.

11 Там же. С. 1580.

12 Там же. С. 1883.

13 Там же. С. 921.

14 Там же. С. 2698.

15 Там же. С. 2111.

16 Там же. С. 1864.

17Бетлингк О. Н. Указ. соч. С. 614.

18 Пекарский Э. К. Указ. соч. С. 286.

19 Якутско-русский словарь / Под ред. П. А. Слепцова. Москва, 1972. С. 543.

20 Kara G. Указ. соч. С. 436.

21 Там же. С. 436.

22 Там же. С. 436.

23 Там же. С. 436.

24 Уваровскай А. Я. Ахтыылар. Хомуйан онордулар Ю. И. Васильев, Л. В. Жожикова. Дьокуус-кай: Бичик, 2003 (на як. яз.). С. 13.

25 Там же. С. 19.

26 Там же. С. 19.

27 Левин Г. Г. Былыргы туур тыла (Морфология): Уорэнэр пособие. Дьокуускай: СГУ издательствота, 2000 (на як. яз.). С. 29.

28 Древнетюркский словарь. Ленинград: Наука, 1969. С. 57.

29 Пекарский Э. К. Указ. соч. С. 1626.

30 Там же. С. 2414.

31 Левин Г. Г. Лексико-семантические параллели орхонско-тюркского и якутского языков: (В сравнительном плане с алтайским, хакасским, тувинским языками). Новосибирск: Наука, 2001. С. 134.

32 Там же. С. 136.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

33 Kara G. Указ. соч.. С. 436.

34 Русско-якутский словарь / Под ред. П. С.Афанасьева и Л. Н. Харитонова. Москва, 1968. С. 231.

35 Бетлингк О. Н. Указ. соч. С. 569.

36 Kara G. Указ. соч. С. 437.

37 Бетлингк О. Н. Указ. соч. С. 622.

38 Там же. С. 53.