УДК 81.373

ББК 81.03

К 85

Крюкова И.В.

Высказывания проклятия с обращением как полифункциональным

компонентом

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассматриваются многообразные семантические и синтаксические способы выражения проклятий, в состав которых входят обращения, приводится их классификация, в основу которой положен функциональный критерий специфики высказываний проклятий, в структуре которых находится обращение. В статье, как результаты исследования, отражены характерные черты многообразных высказываний проклятий с обращением, выраженным лексическим элементом со специфицированной семантикой, на материале произведений русской литературы XX века.

Ключевые слова:

Речевой акт, проклятие, лексический состав, инвектива, общеинвективная лексика, обращение, отрицательное оценочное значение, причинно-следственные отношения, экспликация, оператор причины.

Imprecation utterances with address as a polyfunctional component

Abstract:

This article describes diverse semantical and syntactical means of expressing imprecations with address. The classification on the basis of the functional criterion of specific features of imprecation utterances with address is presented. The article contains information about characteristic features of imprecation utterances with address. The research is carried out on the material of the Russian literature of the XXth century.

Key words:

Speech act, imprecation, lexical structure, invective, general invective lexis, causal appeal invective lexis, reference, negative assessed value, cause-and-effect relations, explication, cause’s operator.

Пожелание, в том числе и недоброе, определяется как высказанное желание об осуществлении чего-либо для кого-либо, что отражено в структуре высказывания проклятия: в нем обязательно должен присутствовать глагол-предикат, называющий действие, которое должно совершиться, и существительные, называющие как силу, которая осуществит действие, так и объект, который должен подвергнуться действию [1: 147]. Проклятия в своем большинстве трехкомпонентны и имеют следующую пропозиционную структуру: субъект - предикат - объект. Каждый из названных компонентов является семантически развитым, поэтому всегда эксплицитно или имплицитно выражен в структуре проклятия, однако способы выражения проклятий бывают различными.

Структурное разнообразие языковых форм выражения проклятий стало предпосылкой для создания их классификации, основой для которой послужила семантико-грамматическая структура этих единиц речи.

Как показал опыт работы с эмпирическим материалом, наиболее распространенной формой проклятия выступает проклятие с обращением, что вполне оправданно, так как обращение является одним из наиболее важных средств действия адресации и установления речевого контакта и относится к тем элементам речевого этикета, которые

предназначены для маркирования социальных отношений в рамках конкретного коммуникативного акта, в нашем случае - акта проклятия.

При изучении системных корреляций языковой и социальной структур обращение в социолингвистическом аспекте традиционно рассматривается в качестве индикатора характера отношений между коммуникантами, при этом взаимоотношения коммуникантов обусловливаются их ролями при вербальной интеракции, а социальная иерархия определяет принадлежность коммуникантов к определенной социальной группе [2: 21].

Вступая в речевой контакт с адресатом, говорящий называет его, обозначает в избранном названии собеседника или его социальный статус, роль, или свое личностное, ролевое отношение к нему в соответствии с конкретной ситуацией общения. Таким образом, то или иное название, которое говорящий выбирает для идентификации получателя речи с учетом внешнего контекста, является способом реализации культурнорелевантных образцов социальных отношений, отражающих традиции, обычаи, образ жизни и культурные ценности членов национально-культурной и языковой общности [3: 59].

Система форм обращения связана с социальной организацией речевого акта [4: 40]. Речевой акт относит обращения к социальным конвенциям, которые служат установлению социальных контактов и управлению уровнем отношений коммуникантов. Иными словами, речь идет о речевом поведении двух или более коммуникативных партнеров в прямой коммуникации [5: 322]. Исходя из этого, можно выделить ряд социолингвистических факторов, сопровождающих любой коммуникативный акт и влияющих на выбор формы обращения. Релевантными при этом принято считать возраст (дети, молодежь, взрослые), солидарность или дистанцию (посторонний, знакомый, коллега, друг, родственник), статус/ранг (симметричный/асимметричный), пол (женский/мужской), ситуацию или тип контакта (фамильярный, нейтральноофициальный, профессиональный), уровень общения (литературный, разговорный, диалектный), форму коммуникации (устная/письменная). Наше исследование позволило прийти к выводу, что выбор обращения может регулироваться, помимо приведенных выше факторов, соображениями говорящего относительно причин, вызвавших применение им проклятия. То есть обращение может выражаться лексическим элементом с функционально специфицированной семантикой. Результат анализа позволил выделить следующие типы проклятий по этому основанию.

Так, по лексическому составу обращения все формулы проклятий подразделяются на три большие группы:

1) формы проклятий с обращением, выраженным общеинвективной лексикой;

2) формы проклятий с обращением, выраженным причинно-инвективной лексикой;

3) формы проклятий с обращением - именем собственным.

Кроме того, работа с лингвистическим материалом позволила выявить высказывания, в структуре которых содержатся компоненты со значением причины, представляющие собой конструкции, построенные по модели предлог «с» + сущ. (мест.) в тв. п.

Первая группа выражений, в которую включены проклятия с обще-инвективной лексикой, содержит обращения к адресату высказывания, выраженные в грубой форме. Эта группа является самой многочисленной, в её состав входит 65% всех рассмотренных проклятий. В качестве примера, где объект проклятия именован посредством словосочетаний или слов с негативным оценочным значением, можно привести следующий фрагмент:

(1) Из письма Кашпировскому: «Дорогой Анатолий Михайлович, после ваших потрясающих сеансов ко мне вернулась жена. Будь ты проклят, гад!!!»

(Анекдот слыхали? (2003) // «Вечерняя Казань», 2003.01.11)

Следует отметить, что в самом общем смысле резко инвективное обращение уже само по себе в какой-то мере объясняет причину проклятия (т.е. «Я тебя проклинаю, потому что ты гад»), однако в этом случае нельзя говорить об объективных причинах проклятия, о неких событиях или действиях адресата, которые вызвали это проклятие, поскольку именование адресата «гад» есть внутренняя оценка, а не аппеляция к объективным факторам. В этом смысле компоненты «я тебя проклинаю» и «(ты) гад» выравниваются в онтологическом статусе и второе не может быть объективной причиной первого, между тем как «(ты) гад» эксплицирует внутреннюю мотивировку, послужившую причиной проклятия.

В приведенном ниже примере (2) для именования объекта проклятия использована лексема с отрицательным оценочным значением, которая в какой-то мере объясняет причину, повлекшую проклятие, но не дает нам возможности сделать вывод об истинном мотиве проклятия:

(2) Их звон прекратил беседу любовников в спальне. Они выскочили в прихожую... Я стояла и тупо таращилась на двух совершенно голых людей.

- Сволочи, будьте вы прокляты! - наконец вырвалось у меня.

Как в тумане я выскочила из дома... Шла, не замечая дороги.

В примере (3), в отличие от предыдущих, обращение состоит из ряда синонимов, представляющих собой единицы с общеинвективным значением, а повтор «гады, сволочи, гады, подонки» усиливает экспрессивную функцию как обращения, так и всего проклятия:

(3) - Сволочи, гады, подонки, сволочи, гады! - рыдает Зина Шарко, вспомнив трехлетнюю внучку. - Будьте вы прокляты, гады, сволочи, гады, подонки!...

И Зина долго плачет, выключив "Ріопеег", и не может уснуть.

(Владимир Рецептер. Ностальгия по Японии )

В примере (4) структура высказывания проклятия, помимо инвективы-обращения, содержит конструкцию со значением причины, повлекшей за собой акт проклятия:

(4) Дерягин в бешенстве вскочил с кресла.

- Будьте вы прокляты, идиоты, с вашими дурацкими бреднями. Встречаюсь я с вами уже несколько лет, разговаривал с вами, как с порядочным, нормальным человеком, и вдруг, - нате, здравствуйте! Этот человек бродит по ночам по берегу реки! Зачем, спрашивается ?

(Аркадий Аверченко. Русалка)

О проклятии в примере (4) следует сказать, что оно по типу примененного в нем обращения является синкретичным, поскольку, с одной стороны слово «идиоты», без сомнения, следует отнести к инвективной лексике, с другой - это слово дает определенную квалификацию объекта по его интеллектуальным способностям. Проклятие в примере (4) с синкретичным обращением, эксплицируя в семантической записи оператор причины, можно представить следующим образом:

1) Я тебя проклинаю, потому что ты плохой;

2) Я тебя проклинаю, потому что ты недоумок.

Вторая структурно-семантическая группа проклятий была выделена по наличию в них не только инвективы, но и экспликации причины проклятия, заложенной в семантике самого обращения.

Обращение, эксплицирующее причину проклятия, может быть представлено существительным, именующим адресата по характеру совершенного им действия, например:

(5) А подруга Танька Лупанова у могилы, когда стали опускать гроб, вдруг забилась в истерике и заорала Евгению Степановичу, брызгая в лицо слюной:

- Убийца! Подонок! Будь ты проклят, убийца!

Отец стоял, окаменев, ни один мускул не дрогнул на его лице.

(Эдуард Володарский. Дневник самоубийцы )

Проклятие здесь можно представить в виде следующей семантической записи с экспликацией оператора причины: Будь ты проклят, потому что ты убийца.

Обращение, эксплицирующее причину проклятия, может быть также представлено существительным, именующим адресата по его партийно-государственной принадлежности, например:

(6) Тень смерти еще не легла на лицо Виктора, и он был такой же, как и вчера, молодой и красивый, и казалось, что он только утром заснул после тяжелого боя.

- Господи, да будьте вы прокляты, фашисты поганые, и зачем ты ушел, сокол наш ненаглядный, - заплакала крестьянка навзрыд.

(Виктор Г астелло. Два брата)

В примере (6) обращение «фашисты поганые» включает в себя не только лексему, которая обладает крайне негативным значением «фашисты», имеющим историкокультурные основания, но и определение «поганые», что усиливает негативное значение. С экспликацией оператора причины высказывание проклятия из примера (6) в виде семантической записи можно представить следующим образом: Будьте вы прокляты, потому что вы фашисты.

Обращение, эксплицирующее причину проклятия, может быть представлено существительным, именующим адресата по его моральным качествам, например:

(7) - Ты тоже будешь губить нерожденных! Будьте вы прокляты, жадные крысы! Навек проклят ваш род под Луной и Солнцем.

(Андрей Лазарчук, Михаил Успенский. Посмотри в глаза чудовищ )

Пример (7) имеет сходство с примером (6) в применении оценочного прилагательного в обращении («жадные»), несущем в своем значении отрицательные характеристики.

Проклятие может быть обращено к разным классам людей, и в этом случае инвективные обращения, называя эти классы, в то же время указывают на причины проклятия в адрес каждого из классов, например:

(8) Когда загорелись две случайно уцелевшие лампочки, первое, что я увидел, были светлые глаза женщины в замшевом костюме, полные безнадежной ненависти.

- Идите к ним, - сказал я, поведя пистолетом в сторону усмиренных, - идите к своим друзьям...

- Будьте вы прокляты, - прошептала женщина, - будьте вы прокляты, вечные победители, супермены, шлюхи, - женщина посмотрела на нее, - ничтожества...

(Александр Кабаков. Последний герой )

Третью группу проклятий составляют формулы с обращением - именем собственным. Здесь адресант обращается к конкретному лицу, называя его. Для понимания и адекватной интерпретации проклятий с именем собственным ключевую роль играют прагматические и дискурсивные пресуппозиции, в которых содержатся знания о причинах проклятия, как в примере (9):

(9) Перед тем как застрелиться, мэр города Саратова Юрий Китов оставил записку с удивительно «добрым» содержанием в адрес своего заместителя: «Будьте вы прокляты, Аяцков!» Обычно человека, решившего свести счеты с жизнью, волнуют совсем другие проблемы, да, видно, уж такие отношения сложились между начальником Китовым и подчиненным (!) Аяцковым. Дмитрий Федорович всегда умел создать вокруг себя кипучую, я бы даже сказал бурную, жизнь.

(Михаил Ржевский. Когда власть всласть // "Вслух о.", 2003)

Подводя итог, следует отметить, что существуют многообразные (в семантическом и синтаксическом плане) способы выражения проклятия. Однако подавляющее большинство рассматриваемых единиц речи наделено одной общей чертой - это обращение к адресату, которое может выражаться лексическим элементом со специфицированной семантикой.

1. Гришанова В.Н. Устойчивые сочетания со значением недоброго пожелания // Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме. Великий Новгород, 2001.

2. Борисова И.Н. Дискурсивные стратегии в разговорном диалоге // Русская разговорная речь как явление городской культуры. Екатеринбург, 1996.

3. Воробьева О.П. Реализация фактора адресата в художественном тексте в аспекте лингвокультурной традиции // Филологические науки. 1992. № 1.

4. Азнабаева Л.А. Принцип экспликации отношения в конвенциональном речевом поведении адресата // Филологические науки. 2002. № 3.

5. Аллен Дж.Ф., Перро Р. Выявление коммуникативного намерения, содержащегося в высказывании // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVII. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986.