И. А. Кобелева

ВЫРАЖЕНИЕ ЗНАЧЕНИЯ СОСТОЯНИЯ В РУССКОЙ ДИАЛЕКТНОЙ ИДИОМАТИКЕ

В статье рассматриваются способы выражения значения состояния фразеологическими единицами, употребляемыми в говорах Русского Севера. Это значение может быть выражено единицами адъективного и глагольного типа, однако наиболее ярко оно выражается глагольно-пропозициональными фразеологизмами, предназначенными для обозначения именно самых разных состояний кого- или чего-либо.

I. Kobeleva EXPRESSION OF THE IDEA OF STATE IN RUSSIAN DIALECTAL IDIOMS

The article deals with the problem of the ways (adjective, verbal, verbal-propositional forms) that can realise the idea ofstate in phraseology of the Russian northern dialects. The dialect verbal-propositional idioms with the meaning of physical, emotional, intellectual, property and other state are considered in detail.

Состояние как понятийная категория занимает важное место в идиоматике русского языка.

Реально существующие состояния в языке могут быть выражены по-разному. Рассмотрим способы выражения значения состояния в русских народных говорах на примере фразеологического материала, почерпнутого из «Архангельского областного словаря»1 (далее — АОС), «Материалов для идеографического словаря новгородских фразеологизмов»2 (далее — МИСНФ), «Новгородского областного словаря»3 (далее — НОС), «Псковского областного словаря с историческими данными»4 (далее — ПОС), «Словаря вологодских говоров»5 (далее — СВГ), «Словаря говоров Русского Севера»6 (далее — СГРС), «Словаря псковских пословиц и поговорок»7 (далее — СППП), «Словаря русских говоров Карелии и сопредельных областей»8 (далее — СРГК), «Словаря русских говоров Низовой Печоры»9 (далее — СРГНП), «Фразеологического словаря пермских говоров»10 (далее — ФСПГ), «Фразеологического словаря русских говоров Республики Коми»11 (далее - ФСРГРК).

Большое количество фразеологических единиц в русском диалектном языке свя-

зано со значением состояния, которое «так или иначе характеризует одушевленный или неодушевленный субъект, являющийся пассивным носителем данного состоя-ния»12, и это значение выражается фразеологизмами разных лексико-грамматических разрядов. Так, например, единицы, входящие в фразеосемантическое поле со значением «Состояние беременности», могут относиться к разрядам:

• адъективных фразеологизмов, ср.: С брюшиной — ‘беременная’ [СРГК, 1, с. 126], В положенках — ‘о беременности’ [НОС, 8, с. 90], Во все беремя — ‘в состоянии беременности’ [АОС, 2, с. 7], С грешком — ‘о беременной женщине (незамужней)’ [СППП, с. 33] и некот. др.

• глагольных фразеологизмов, ср.: Брюхо носить (выносить) — ‘быть беременной’ [СРГК, 1, с. 125], Последнее время ходить — ‘заканчивать вынашивание плода (о времени перед родами)’ [СВГ, 8, с. 6], Нагулять пучинку — ‘забеременеть вне брака’ [ФСРГРК, с. 139], Брюхо набегать — ‘забеременеть вне брака’ [ФСПГ, с. 227—228] и некоторые другие.

Однако самым продуктивным лексикограмматическим разрядом для выражения названного значения в русских говорах

оказывается разряд глагольно-пропозицио-нальных13 фразеологических единиц, таких, например, как Брюхо заказано (заложено, привязалось, прильнуло) — ‘появилась беременность’ [АОС, 2, с. 146], Брюхо на взносе — ‘на последних месяцах беременности’ [АОС, 2, с. 146], Брюшина выше носу — ‘на последних месяцах беременности’ [АОС, 2, с. 148], Брюхо прильнуло — ‘забеременела’ [ФСПГ, с. 34], Ноги коротки — <...> 2. ‘беременная’ [ФСПГ, с. 238], Сне-жина попала — ‘говорят о девушке: забеременела’ [СППП, с. 71], Пузо до носа выс-танет — ‘о большом сроке беременности’ [СРГК, 5, с. 344], Медаль во всё пузо — ‘кто-либо находится на последних месяцах беременности (о женщине, забеременевшей вне брака)’ [ФСРГРК, с. 127—128] и мн. др.

Та же картина наблюдается и при выражении фразеологическими средствами других значений, связанных с понятием состояния. Проанализируем, например, фразеологизмы еще одного семантического поля — поля со значением «Состояние опьянения», ср.:

• адъективные фразеологизмы: Пьяней вина — ‘в состоянии сильного алкогольного опьянения; очень пьяный’ [ФСРГРК, с. 204], Не ловит мух — ‘очень пьяный’ [МИСНФ, с. 146], С вареным носом — ‘будучи пьяным’ [СРГК, 4, с. 42], Под углом — ‘в состоянии опьянения’ [СРГК, 6, с. 576— 577] и некоторые другие.

• глагольные фразеологизмы: Налить фонари — ‘напиться, быть пьяным’ [МИСНФ, с. 144], Выйти с пандырой — ‘опьянеть’ [СРГК, 1, с. 267], Наоловянить глаза — ‘выпить слишком много спиртного; напиться, сделаться пьяным’ [ФСРГРК, с. 142], Подбавить градусы — ‘выпить спиртного для веселья, бодрости, хорошего настроения’ [ФСРГРК, с. 178] и др.

Однако и здесь оказывается, что в самом большом количестве и самом большом разнообразии представлены в русских народных говорах те фразеологизмы, которые относятся к разряду глагольно-пропозициональных единиц, например: Капитальный

алкоголь забрал — ‘кто-либо пристрастился к употреблению спиртных напитков, начал пьянствовать, стал алкоголиком’ [ФСРГРК, с. 98], Зырки налиты — ‘о пьяном человеке’ [СРГК, 2, с. 262], Задернуты глазы папонкой — 1. ‘пьяный’ <...> [МИСНФ, с. 143—144], Льет со рту — ‘пьяный’ [МИСНФ, с. 144], Не сказать полбуквы — ‘кто-л. настолько пьян, что не может даже говорить’ [МИСНФ, с. 146], Глаза в кучу — <...> 2. ‘о состоянии опьянения’ [СППП, с. 25], Через губу не переплюнуть — ‘о состоянии сильного алкогольного опьянения’ [СППП, с. 33], Язык на порог — <...>

2. ‘о состоянии сильного опьянения’ [СППП, с. 83], Рот корытом — <...> 4. ‘об очень пьяном, еле шевелящем языком человеке’ [СППП, с. 100] и мн. др.

Впервые в самостоятельный лексикограмматический разряд глагольно-пропозициональные фразеологизмы были объединены в «Фразеологическом словаре русского языка» (1967), изданном под редакцией А. И. Молоткова. Среди исследователей русской фразеологии единое мнение относительно этого разряда фразеологизмов отсутствует: одни ученые считают, что данные единицы занимают промежуточное положение между собственно фразеологическими единицами и выражениями пословично-поговорочного типа14; другие не выделяют глагольно-пропозициональные фразеологизмы в особый лексико-грамматический разряд, относя их к разряду глагольных единиц15; третьи, признавая наличие в фразеологическом составе русского языка разряда глагольно-пропозициональных единиц, часть из них (например, Медведь на ухо наступил, Молоко на губах не обсохло) включают в разряд адъективных фразеологизмов16; четвертые рассматривают такие фразеологические единицы как самобытный лексико-грамматический разряд17.

Мы разделяем последнюю точку зрения на лексико-грамматический статус фразеологизмов обозначенного типа, считая, что глагольно-пропозициональные фразеологические единицы, хотя и обладают совер-

шенно одинаковыми грамматическими признаками (имеют категории вида, времени, наклонения и выполняют синтаксическую функцию сказуемого в безличном предложении), объединяются в один ряд благодаря прежде всего своим общим семантическим признакам: все они (проявляя те или иные индивидуальные оттенки) связаны с идеей состояния. Иными словами, категориальным значением глагольнопропозициональных единиц является именно значение состояния, и последнее может быть обозначено ими по-разному: во-первых, оно может быть представлено как динамическое, протекающее во времени, воспринимаемое как процесс; во-вторых, состояние может мыслиться как статичное, непроцессуальное (либо как общее состояние, в котором пребывает лицо или предмет, либо как постоянное свойство лица или предмета).

В целом глагольно-пропозициональные фразеологизмы могут быть распределены по нескольким семантико-тематическим группам, в которые входят единицы, обозначающие:

1) физическое состояние человека: Сонная греза бьет — ‘сон одолевает’ [СРГНП, 1, с. 154], Голову заюкало — ‘о головокружении, головной боли’ [СРГК, 2, с. 243], Гусак гудит — ‘о чувстве голода’ [ПОС, 8, с. 93] и др.;

2) душевное состояние человека: Душенька в пятки соберётся — ‘о сильном душевном волнении’ [СРГК, 6, с. 195], Воло-сье пошабарчело — ‘о чувстве сильного страха, ужаса’ [СВГ, 8, с. 28], Сердце закипит — ‘кто-нибудь разволнуется, расстроится’ [СРГНП, 1, с. 238] и др.;

3) физическое и душевное состояние человека: Сердце на месте и пуп на серёдке — ‘о состоянии душевного равновесия и физического здоровья’ [СВГ, 8, с. 108], Щека дрожит — ‘о состоянии испуганного или дрожащего от холода человека’ [СРГК, 6, с. 926], Зуб за зуб заходит — ‘пронимает дрожь от сильного холода или страха’ [ФСПГ, с. 140] и др.;

4) состояние отношений между людьми: Согласие не взяло — ‘о ссоре, состоянии вражды’ [СВГ, 10, с. 67], За сучок задело — ‘появился повод для ссоры’ [ФСПГ, с. 129], Совет не пался — ‘нет согласия’ [СРГК, 6, с. 197] и др.;

5) состояние человека относительно его умственных способностей: Бибики не работают — ‘нет сообразительности, смекалки’ [ПОС, 1, с. 198], Бабушка на фронте — ‘о чудаковатом, не совсем нормальном человеке’ [СГРС, 1, с. 34], Калган не варит — ‘о забывчивых, бестолковых людях’ [СРГНП, 1, с. 299] и др.;

6) состояние человека относительно его нравственных качеств: Совесть на кнуте просвистана — ‘о нечестном, бессовестном человеке’ [НОС, 9, с. 47], Совесть подымается — ‘кто-либо не стыдится совершать неблаговидные, предосудительные поступки’ [ФСРГРК, с. 245—246], Зашиты глаза — ‘потерян стыд’ [СРГК, 2, с. 240] и др.;

7) состояние человека относительно его способности говорить, высказываться: Со рта лешак не сходит — ‘о постоянном употреблении бранного слова «лешак»’ [СВГ, 4, с. 39], Язык побежал под кокорину в лес — ‘о молчаливом человеке’ [СРГК, 2, с. 391], Баселиха на языке — ‘о молчащем человеке’ [СГРС, 1, с. 67] и др.;

8) имущественное состояние человека: Зубочки цокают — ‘нечего есть’ [ФСПГ, с. 141], Не воняет и мохом — ‘об отсутствии всякого богатства у кого-л.’ [НОС, 5, с. 102], Медная кадца звенит да брячит — ‘кто-либо богат, зажиточен’ [ФСРГРК, с. 128] и др.;

9) состояние дел, складывающихся для кого-либо: Не куётся, не плющится — ‘ничего не выходит, не получается (о деле)’ [НОС, 4, с. 64], Не бьёт погодой — ‘некуда спешить, торопиться’ [СРГК, 1, с. 73], Карта валится — ‘благоприятствуют условия’ [ФСПГ, с. 161] и др.;

10) состояние человека, отражающееся в его внешности: Щёки брякают — ‘о внешнем виде здорового, полного сил человека’ [СРГК, 1, с. 127], Ворона перчатки дала —

‘о мелких трещинках, цыпках на руках’ [СГРС, 2, с. 179], Самый раз на просеку поставить — ‘о некрасивом, непривлекательном человеке’ [СВГ, 8, с. 8] и др.;

11) состояние человека относительно его деловых качеств: Руки не тем концом вставлены — ‘о ленивом и нерадивом человеке’ [НОС, 9, с. 155], В руках кипит — ‘любое дело получается’ [ФСПГ, с. 165], Не даровой поп крестил — ‘кто-либо любит и умеет работать, отличается трудолюбием, усердием, мастерством’ [ФСРГРК, с. 68] и др.;

12) возрастное состояние человека: Солнце на закат ушло — ‘кто-н. состарился’ [СРГНП, 1, с. 238], Ни глаза во лбе ни зуба во рте — ‘о больном, старом человеке’ [НОС, 2, с. 13], Гробовая доска стучит — ‘кто-либо очень стар, доживает свой век, близок к смерти’ [ФСРГРК, с. 67] и др.;

13) состояние предмета: Афоня лапти мочит — ‘о прокисшей еде’ [СРГК, 1, с. 24], Афонька оказался — ‘о прокисшем супе’ [ПОС, 1, с. 75], Вода чай поедает — ‘об известковой пленке, образующейся на воде (в чашке чая)’ [СГРС, 2, с. 135] и др.;

14) состояние погоды (природы): Седой старик приехал — ‘о сильном утреннем инее осенью’ [СВГ, 8, с. 48], Болтушка кивает — ‘о легком волнении на море’ [СГРС, 1, с. 142], Волки мёрзнут — ‘чрезмерно холодно’ [ФСПГ, с. 56] и др.;

15) состояние окружающей среды (обстановки): Как литва прошла — ‘об уничтожении, разорении всего врагами’ [ПОС, 17, с. 93], Не шайка не лейка — ‘где-либо вполне культурно, пристойно, соблюдаются нормы поведения, правила приличия’ [ФСРГРК, с. 292], Небу жарко — ‘о буйном веселье’ [СППП, с. 55] и др.

Глагольно-пропозициональные фразеологические единицы, в отличие от глагольных и адъективных единиц, не могут сочетаться с подлежащим в форме именительного падежа: они сочетаются с существительными и местоимениями, стоящими только в косвенных падежах и обычно указывающими на субъект, состояние которо-

го характеризуется фразеологизмом. В общей сложности по отнесенности к субъекту можно различать глагольно-пропозициональные фразеологизмы, обозначающие:

1) состояние субъекта: Еще вошь не кусала — ‘кто-то не знает жизни, не испытывал плохого’ [НОС, 1, с. 140], Одна печь не ходила — ‘о том, кого часто избивают’ [СРГК, 4, с. 502], Копыта не берут — ‘не хватает сил на что-л.’ [СРГНП, 1, с. 332] и др.;

2) состояние отношений между субъектами: Земля разделила — ‘смерть забрала одного из супругов’ [ФСПГ, с. 137], Схода нет — ‘об отсутствии связи, отношений между кем-л. ’ [НОС, 13, с. 58], Совет не взял — ‘об отсутствии согласия’ [СВГ, 10, с. 67] и др.

Отдельную очень большую группу составляют глагольно-пропозициональные фразеологизмы, обозначающие состояние безотносительно к субъекту, например: Как резано ножом — ‘безлесно, голо’ [СРГК, 4, с. 34], На печи проезду нету — ‘о беспорядке, кавардаке’ [СРГК, 5, с. 256], Покойники сушатся — ‘о дожде с солнцем’ [СРГК, 5, с. 43], За кустом и белой коровы не видно — ‘о темных ночах после 2 августа’ [СРГК, 3, с. 74], Сова дён не выколола — ‘еще не стемнело’ [СРГК, 6, с. 196], На тройке заезжай — ‘просторно’ [ФСПГ, с. 129], Шиш ночевал — ‘пусто; нет ничего или никого’ [ФСПГ, с. 425], Собаки не лают — ‘где-л. нет жилых домов’ [ФСПГ, с. 346], Царевна плачет — ‘дождь при солнце’ [ФСПГ, с. 410], Вороного коня в поле не видать — ‘о наступлении темноты’ [СГРС, 2, с. 182], Галка в яровых укрывается — ‘о хороших всходах хлебов’ [СГРС, 3, с. 11], Колос колоса гаркает — ‘о плохо взошедших зерновых’ [СГРС, 3, с. 15], Гуси улетели и паужну унесли — ‘о сокращении светового дня’ [СГРС,

3, с. 169], Дно не вышло — ‘земля не оттаяла’ [СГРС, 3, с. 229], Небо прохудилось — ‘где-либо на длительное время установилась ненастная, дождливая погода’ [ФСРГРК, с. 145], Волосом не вянет (не веет) — ‘о безветренной погоде, о спокойном состоянии воды’ [АОС, 5, с. 51], Ровга

(ровда) не вышла — ‘о непрогревшейся, до конца не оттаявшей весной земле’ [СВГ, 9, с. 58] и мн. др.

В русском литературном языке, в отличие от говоров, глагольно-пропозициональные фразеологизмы последней группы «представлены небольшим числом еди-ниц»18 (например, Пахнет порохом, Как Мамай прошел, Стон стоит). Наличие же весьма объемного фразеологического материала с семантикой бессубъектного состояния в диалектном языке свидетельствует о том, что в данном случае речевая часть традиционной деревенской русской

культуры зафиксировала свою, специфическую, систему ценностей, показывающую важность для сельских жителей состояния того мира (жилища, селения, сельхозугодий, погоды, природы и т. п.), который их окружал и в котором протекала их жизнедеятельность. Эту группу диалектных фразеологизмов по праву можно назвать «очагом фразеологичности»19, что несколько приглушает общепризнанную антропоцентрическую доминанту во фразеологии, показывая высокую значимость также и других сфер и реалий в жизненном процессе людей.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Архангельский областной словарь / Под ред. О. Г. Гецовой. Вып. 1—12. М., 1980—2004.

2 Сергеева Л. Н. Материалы для идеографического словаря новгородских фразеологизмов. — Великий Новгород, 2004.

3 Новгородский областной словарь / Отв. ред. В. П. Строгова. Вып. 1—13. Новгород, 1992—2000.

4 Псковский областной словарь с историческими данными / Редкол. Б. А. Ларин и др. Вып. 1— 17. — СПб., 1967—2005.

5 Словарь вологодских говоров / Ред. Т. Г. Паникаровская, Л. Ю. Зорина. Вып. 1—10. — Вологда, 1983—2005.

6 Словарь говоров Русского Севера / Под ред. А. К. Матвеева. Т. 1—3. — Екатеринбург, 2001— 2005.

7 Словарь псковских пословиц и поговорок / Сост. В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. — СПб., 2001.

8 Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей / Гл. ред. А. С. Герд. Вып. 1—6. — СПб., 1994—2005.

9 Словарь русских говоров Низовой Печоры / Под ред. Л. А. Ивашко. Т. 1—2. — СПб., 2003—2005.

10 Прокошева К. Н. Фразеологический словарь пермских говоров. — Пермь, 2002.

11 Кобелева И. А. Фразеологический словарь русских говоров Республики Коми. — Сыктывкар, 2004.

12 Туркина Б. В. Семантическая субкатегория состояния процессуальных фразеологизмов как семантический феномен // Фразеология в аспекте науки, культуры, образования: Тезисы докладов Межд. науч.-практ. конф. — Челябинск, 2001. — С. 35.

13 Для обозначения фразеологических единиц данного лексико-грамматического разряда применяется и иная терминология. Так, В. П. Жуков и А. В. Жуков используют термин «глагольноименные фразеологизмы», см., например: Школьный фразеологический словарь русского языка. — М., 1994. — С. 12.

14 Жуков В. П. Русская фразеология. — М., 1986.

15 Чепасова А. М. Семантические и грамматические свойства фразеологизмов. — Челябинск, 1983.

16 Чебан В. П. Фразеологические единицы со значением признака в современном русском языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Воронеж, 1987.

17 Молотков А. И. Основы фразеологии русского языка. — Л., 1977.

18 Хуснутдинов А. А. Лексико-грамматическая характеристика фразеологических единиц русского языка. — Иваново, 1993. — С. 24.

19 Никитина Т. Г. Идеографические аспекты изучения народной фразеологии: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. — СПб., 1995. — С. 14.