УДК Ш 143.24-22+Ш141.2-22

ВЫРАЖЕНИЕ УСЛОВНО-СЛЕДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ БЕССОЮЗНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ)

Н.А. Пирогов, С.В. Омельченко

EXPRESSION OF CONDITIONAL-CONSEQUENCE RELATIONS IN GERMAN AND RUSSIAN LANGUAGES (ON THE MATERIAL OF ASYNDETIC COMPOSITE SENTENCES)

N.A. Pirogov, S.V. Omelchenko

Отношения обусловленности традиционно представляют интерес для лингвистических исследований, который обусловлен тем значительным местом, которое они занимают в структурации мира. Исследование условно-следственных отношений в БСП проводится в сопоставительном аспекте, что представляет определённый интерес в теоретическом отношении и имеет практическую ценность для методики преподавания, в частности, для преподавания грамматики немецкого языка.

Ключевые слова: условно-следственные отношения, бессоюзное предложение, обусловленный и обусловливающий компоненты, предикативная часть, сказуемое.

The relations of condition are of great interest for linguistic studies on account of their great importance in the structure of our world. In this article we compare asyndetic composite sentences, which express conditional-consequence relations in German and Russian languages. We think, it is of interest in theoretical respect and also has the practical value for methodics, especially for teaching of German grammar.

Keywords: conditional-consequence relations, asyndetic composite sentence, the conditioned and conditioning components, predicative part, predicate.

Прежде всего, следует отметить, что слово «условие» является полисемантичным и сложным для определения, и не существует каких-либо чётких рамок для этого определения. Многие авторы пытались дать определение «условию» и, как отмечает Т.В. Нерушева, эти многочисленные попытки «оказались неудовлетворительными, что дало основание сначала А.К. Жолковскому, а затем А. Вежбицкой высказать предположение, что концепт «условие» (<<1Б>) является одним из тех относительно простых и ясных концептов, которые нельзя свести к более простым концептам. Иначе говоря, концепт условия относится к числу универсальных семантических примитивов, которые нельзя определить, но нужно и можно идентифицировать с помощью так называемых канонических предложений (моделей)»1.

Пирогов Николай Александрович, профессор кафедры немецкой филологии Уральского государственного педагогического университета. E-mail: tulpe@planet-a.ru

Омельченко Светлана Владимировна, аспирант, старший преподаватель кафедры немецкой филологии Курганского гос.университета. Е-mail: omelchenkosv@yandex.ru.

В «Философском словаре» условие характеризуется «как одна из категорий детерминизма», которая «образует... момент всеобщей диалектической взаимосвязи. В логике объективное отношение между условием и обусловливаемым отражено в форме отношения между условием и следствием в условных суждениях»

Р.М. Теремова отмечает, что функционально-семантическая категория условия - это одна из форм проявления причинно-следственных отношений, на базе которых она и строится3. Главным свойством семантики обусловленности является её полисобытийность, т.е. выражение связи между двумя событиями, действиями, это всегда полипропозитивная структура, информативную основу которой составляет взаимодейст-

Nikolai A. Pirogov, professor of the department of German philology of the Ural State Pedagogical University. E-mail: tulpe@planet-a.ru

Svetlana V. Omelchenko, Kurgan State University, senior teacher of the department of German philology, post-graduate student. Scientific adviser -N.A. Pirogov, professor of the department of German philology, the Ural State Pedagogical University. E-mail: omelchenkosv@yandex.ru

вне двух событий внеязыковой действительности. Наиболее приспособленными для выражения различного рода отношений обусловленности оказываются синтаксические структуры, прежде всего - яруса сложного предложения4.

Выяснение специфики условных отношений в ряду других отношений обусловленности потребовало от языковедов определения набора отличительных признаков условия. Характеристика условия сопровождается указанием на гипотетичность (предположительность) как его основной семантический признак и на непосредственный характер связи двух ситуаций. «Специфика условной связи в ряду других видов обусловленности заключается в том, что условность всегда предполагает гипотетичность предопределяющего», - пишет М.В. Ля-пон5. Из трёх возможных квалификаций явления: 1) как реально соответствующего действительности, 2) как нереального (не соответствующего действительности) и 3) как потенциального (соответствие и несоответствие действительности допустимы в равной мере) в условных предложениях, не осложнённых никакими другими элементами значения, допустимы только вторая и третья. В зависимости от того, какая из двух названных квалификаций имеет место, различаются 1) предложения со значением нереальной обусловленности (нереально-условные) и 2) предложения со значением потенциальной обусловленности (потенциально-условные)6. Л.Л. Бабалова подчёркивает, что в основе гипотетичности условия лежит понятие альтернативы, выбора из двух возможных явлений. «Значение условия создаётся благодаря наличию альтернативности обусловливающего и обусловленного событий. Отсутствие же такой альтернативности, возможности выбора из двух потенциальных событий, свидетельствует о причинном, а не условном характере зависимости»7.

На синтаксическом уровне условно-следственные отношения наиболее полно и специализированно выражаются на уровне сложного предложения.

Именно двусобытийное сложное предложение является средством номинации двух связанных между собой событий и отношений между ними8. В сложных предложениях оба события представлены наиболее полно, развёрнуто. Сложное предложение состоит не менее чем из двух предикативных единиц, одна из которых содержит пропозицию условия, другая - пропозицию следствия. Вслед за В.А. Белошапковой целесообразно определить пропозицию как семантическую модель называемого предложением денотата - событий объективной действительности, без учёта субъективных смыслов и семантических языковых наслоений, создаваемых формальной организацией предложения9.

Таким образом, сложное предложение, служащее для номинации двух событийных пропозиций, которые соотносятся с событиями реаль-

ной действительности, максимально ориентировано на выражение условно-следственных отношений. Но внутри синтаксического ряда сложного предложения выделяются три единицы -сложноподчинённое предложение, сложносочинённое и бессоюзное сложное предложение, которые в разной степени специализированы на выражении условно-следственных отношений. В качестве доминирующего начала здесь выступает маркированность / немаркированность данной связи10. Так, ядерной, доминантной единицей оказывается сложноподчинённое предложение, поскольку именно в нём событие-условие и со-бытие-следствие представлены развёрнутыми пропозициями, эти пропозиции маркированы, условно-следственная связь событий передаётся наиболее адекватно и эксплицитно. В других типах сложного предложения - сложносочинённом и бессоюзном - события также представлены развёрнуто (эксплицированы оба события), однако они не располагают специальной системой маркеров. Отсутствие специализированных подчинительных союзов как средства, маркирующего условно-следственную связь действий, в данных типах сложного предложения в определённой мере восполняется возрастающей ролью двучленной структуры предложения, порядком следования предикативных единиц, средствами «скрытой грамматики» - определённым образом организованной, типизированной лексикой. Смысловые отношения в бессоюзном сложном предложении выявляются на основе лексикосемантического содержания всего высказывания11.

Сложноподчинённые предложения с условно-следственным компонентом всегда были предметом исследований, как в русистике, так и в германистике. Другим типам сложного предложения, также способным выражать условноследственные отношения, на наш взгляд, не уделялось должного внимания. В данной статье мы рассматриваем именно бессоюзные сложные предложения с условно-следственным компонентом, сравнивая данный тип БСП в русском и немецком языках.

В «Теории функциональной грамматики» определены три основных признака, определяющие специфику значения обусловленности:

1) ситуативный характер; 2) биситуативность, т.е. наличие двух ситуативных выражений, соотнесённых друг с другом; 3) иерархическая зависимость компонентов, когда одна часть является обусловливающей, а другая - обусловленной12.

БСП со значением обусловленности характеризуются наличием вышеназванных признаков, а также ряда дополнительных общих признаков, в частности: 1) определённым интонационным оформлением, связанным с повышением - понижением тона и паузой между частями; 2) соотношением модально-временных планов предика-

тивных частей, когда форма времени и наклонения глагола-сказуемого первой части определяется соответствующей формой глагола-сказуемого второй части; 3) в зависимости от соотношения видо-временных и модальных форм сказуемых, наличия лексических элементов, того или иного порядка следования частей могут наблюдаться дополнительные семантические оттенки; 4) обусловливающая часть обычно находится в препозиции.

В задачу нашего исследования входило сопоставить условно - следственные БСП немецкого и русского языков по следующим признакам:

1) порядок следования обусловливающей и обусловленной частей БСП, а также порядок слов в каждой из предикативных частей предложения;

2) соотношение модально-временных планов предикативных частей.

Рассматривая порядок следования частей БСП в русском языке, следует отметить, что компонент, заключающий в себе условие, в подавляющем большинстве примеров стоит перед обусловленной частью. Это значит, что бессоюзные условно-следственные предложения являются предложениями закрытой структуры с фиксированным расположением частей.

Хватятся - не сносить головы. (А ТГ, 53)\ А попробуешь уползти - из тебя вся жизнь вытечет. (А СА, 130); Читай он эти телеграммы, вы бы уже стали крематорским дымом. (С ПВ, 541)

Часть БСП в немецком языке, функционирующая в качестве обстоятельства условия, также занимает первое место в сложном предложении. Таким образом, условные БСП являются двухкомпонентными сложными предложениями с фиксированным расположением частей, например: Wiirde Philippe jetzt sagen «Es gibt niemanden, der dir das abnehmen kann heute», wiirde sie nach-geben, sofort. (112) ; Waren wir alleine zu House, stand sie stundenlang am Fenster. (NDMF, 77)

Фиксированный порядок следования частей в условном БСП и русского, и немецкого языков является обязательным именно для бессоюзных комплексов, тогда как в СПП, где союзом маркируется компонент сложного предложения, выполняющий функцию обстоятельства условия, порядок следования частей относительно свободный.

Хотя в БСП всё же встречаются примеры с обратным расположением частей, но такой порядок следования частей более характерен для БСП русского языка, у которых в обусловливающей части употреблён глагол в форме повелительного наклонения, в немецком же языке нам мы зафиксировали только отдельные примеры.

А ведь вы могли бы стать спасителем нации, решись на то, что сами не подавили год назад. (СПВ, 422.)

Другое дело, я бы мог стать полезным, получи я от вас такого рода гарантию, которая убедит меня в моей вам нужности... (СПВ, 422)

Aber diese Trennung wtirde sich nicht aufrecht-erhalten lassen, ware ich nicht tatsachlich aus mei-ner Haut gefahren (EWH W, 274).

Wahrscheinlich waren viele Gedanken klarer und manche Argumentationen wirkungsvoller, wur-den die Gedanken immer nur per Sie miteinander verkehren (EWH W, 275).

Исключением из правила можно назвать также единичные примеры, когда предикативный компонент, выражающий условие, вклинивается в предикативную часть, выражающую следствие.

Ich werde, sollte erst einmal die Tur in einem kleinen Hotel am schdnsten Punkt der Welt, wie Sie erklaren, ins Schloss gefallen sein, alles untemeh-men, um Sie an diesem Ort... (BK S, 239).

Обращает на себя внимание порядок слов в предикативных единицах в составе условных БСП: для данного типа сложных предложений характерным является расположение именной части глагола-сказуемого на первом месте либо в обоих компонентах БСП, либо в той части, которая функционирует в качестве обстоятельства условия.

Не удалось бы сбежать - молил бы о пощаде, совал взятки судьям. (А СА, 171); Отдашь сто тысяч наличными - помогу уйти. (С ПВ, 602)

А попробуешь уползти - из тебя вся жизнь вытечет. (АСА, 130)

... und waren dabei nicht Hunderte von PS zum Einsatz gekommen, mit der Folge einer machtigen Heckwelle hinter der Squadron, hcitte sie vielleicht noch erkannt, dafi es der Blonde aus dem Lokal war... (BKS, 162)

Ware sie nur ein paar Jahre alter, die Bilanz ware eindeutig(EWH W, 149); Wtifiten die Leute davon, sie wurden keinen Respekt mehr vor mir ha-ben... (EWH W, 86);

Однако такой порядок слов является хотя и типичным для рассматриваемой структурносемантической группы БСП, но не обязательным. В русском языке мы зафиксировали несколько условных БСП с порядком слов простого повествовательного предложения в обоих компонентах: Слух разнесётся - весь город животики надорвёт (А ОП, 22). А дров наломаешь - в порошок сотру (А ОП, 23). Бог не выдаст, свинья не съест. (А ЛС, 94); В три дня мне убийцу не найдёшь -двести рублей заплатишь. (AJIC, 108)

Что касается немецкого языка, то порядок слов простого повествовательного предложения в обеих частях мы также отметили в нескольких примерах. Но нетипичность постановки сказуемого не на первом месте в обусловливающей части требует дополнительного средства реализации условия, а именно употребления в следственном компоненте коррелята dann.

Jetzt gait es nur noch, den Autor zu schnappen, ..., dann ware sein Einstand als Privatdetektiv per-fekt. (BK S, 35); Ich hatte sie entmutigen konnen,

dann hatten sich andere ans Werk gemacht (EWH W, 213)

В общем и целом, однако, количество БСП с участием коррелятов невелико как в русском, так и в немецком языках, т.е. корреляты не относятся к структурным признакам БСП.

Проиграл бы, так сам же и выкупил бы. (В БН, 133).

Ubt er starken Einfluss aus, dann ergibt sich wieder die Anfangsschwierigkeit. (EWH W, 195) Wiirde ich uhm begegnen, so konnte ich ihm von der Nebel erahlen... (EWH W, 192).

Что касается соотношения видо-временных планов предикативных частей, то ещё А.Б. Шапиро рассматривал корреляцию видо-временных форм сказуемых в БСП как одно из средств синтаксической связи, утверждая, что при соответствующей интонации и при наличии определённых форм сказуемого в первой части и соответствующих ему форм во второй отношения между частями воспринимаются как условноследственные13.

На основании этого грамматического признака - модально-видо-временной соотносительности глагольных форм - в БСП русского языка выделяются пять групп среди предложений со значением обусловленности.

Г. Предложения, в обеих частях которых в качестве сказуемых употреблены формы изъявительного наклонения глагола. Это предложения с реальной модальностью, выражающие потенциально возможное действие.

Наиболее распространёнными формами сказуемых обеих частей условно-следственных отношений являются глаголы совершенного вида в форме настоящего или будущего времени конкретного единичного действия.

Я вот заберу тебя в участок, ты у меня по-другому запоёшь! (А СА, 42); Отдашь сто тысяч наличными - помогу уйти. (С ПВ, 602); И сам грамотный: захочу, сам такое напишу, что вы все закачаетесь. (У CJI, 107).

2. Предложения с формами инфинитива в одной или обеих частях. Условно-следственные отношения могут быть выражены также сочетанием инфинитива с различными глагольными формами. При этом инфинитив может употребляться как в первой предикативной части, которая называет действие-условие, так и во второй, содержащей действие-следствие. Предикативная часть, содержащая инфинитивную конструкцию, обычно употребляется для выражения обобщённого действия-условия, отнесённого к обобщённому субъекту.

Инфинитив, употреблённый в первой предикативной части, в этом случае называет какое-либо возможное, потенциальное действие, наряду с которым возможны и другие варианты.

Потом броситься под ноги - вторая пуля пройдёт над головой. (А СА, 300) На лестнице

стрелять — конечно, услышат, а если внутри, то навряд ли. (А СС, 220); Нельзя похитить - договорится. (А ТГ, 158)

Инфинитив с частицей бы + сослагательное наклонение:

...знать бы заранее, что так будет, лучше было бы заехать за ним в Сокольники, на самую выставку, и сюда приволочь... (У СЛ, 139)

...а сахарница была определённо серебряная, потемневшая - её бы зубным порошком потереть, блестела бы как новенькая... (У ИВШ, 66) Если инфинитив употреблён во второй предикативной части, то мы чаще всего имеем дело с конструкциями, в следственном компоненте которых отношения между семантическим субъектом и его действием носят модальный характер возможности / невозможности, необходимости или желательности совершения действия.

Моё дело солдатское: начальство приказало

- выполнять (А СА, 65); Хватятся - не сносить головы. (А ТГ, 53).

Инфинитив может находиться и в обеих частях потенциального условно-следственного предложения. Такие предложения, как правило, приобретают семантику вывода, т.е. мы легко можем добавить, если оно уже не содержится в тексте, слово «значит».

Уехать с Луканом - навсегда погубить свою репутацию, да ещё неизвестно, чем кончится. (А ТГ, 100); Отказать - сорвать полученное задание. (А ТГ, 100); Успеть выдернуть - значит не попасть в кость. (В БН, 197)

На материале немецкого языка мы не обнаружили ни одного примера БСП с условноследственными отношениями компонентов, сказуемое в предикативных частях которых стояло бы в форме инфинитива.

3. Предложения, в обусловленной части которых употреблены глагольные формы повелительного наклонения, в обусловливающей -формы изъявительного наклонения.

Конструкции, которые можно отнести к данной группе, характеризуются тем, что побуждение к совершению действия актуализируется ситуацией - условием, которое может быть реализовано, а может быть и не реализовано. Такие предложения относятся к потенциально-условным высказываниям побудительного типа. Во второй предикативной части таких конструкций содержится побуждение к действию, которое становится возможным при осуществлении действия, выраженного глаголом изъявительного наклонения. Побуждение в указанных предложениях не носит категоричности приказа, оно смягчается и скорее имеет форму совета, разрешения, угрозы, просьбы, предостережения и т.п. Побудительность может быть обращена к непосредственному собеседнику, а может относиться и к третьему лицу.

Бог отца, строгий и злопамятный, учил: ударят по правой щеке - подставь левую... (А СА,

181) Пришла беда - открывай ворота! (У ИВШ, 61).

Для немецкого языка такое сочетание мо-дально-временных планов не является употребительным, хотя и вполне возможным. Побуждение в обусловленной предикативной части выражает приглашение к совместному действию, оно абсолютно не категорично, т.е. употребление императива в обусловленной части БСП условия в немецком языке синонимично значению императива в русском языке в данном типе предложений. Существенно отличается, однако, частота и распространённость БСП с таким соотношением модально-временных планов в русском и немецком языках.

Hast du Hunger, wollen wir zusammen Abend-brot essen, Fischstabchen, Brot und Wein, wie ware das? (EWH W.251).

4. Бессоюзные предложения с формами повелительного наклонения (в значении условного) в обусловливающей части.

Глагол в форме императива может выступать в БСП в качестве сказуемого также и в первой, сообщающей об условии предикативной части. Смысловые отношения между компонентами БСП данного типа выражены на морфологосинтаксическом уровне. Специфика данных конструкций заключается в грамматическом строении сказуемого обусловливающей части: в значении условного наклонения употребляются формы повелительного наклонения, что имеет место лишь в пределах БСП. Исследователи отмечают в данном случае квазиимперативный тип употребления формы повелительного наклонения, т.к. глагол в форме повелительного наклонения имеет в данных конструкциях значение изъявительного или сослагательного наклонения. Е.Н. Ширяев отмечает в своём исследовании несвободную структуру данных предложений, их форма включает глагол, план выражения которого - повелительное наклонение, а план содержания - особая, отнюдь не повелительная функция

- поместить предикативную конструкцию, включающую данный глагол, как условие по отношению к другой предикативной конструкции14. Таким образом, условно-повелительная глагольная форма служит лексико-грамматическим показателем тесной взаимосвязи компонентов. На особую значимость глагола в данных структурах указывает и его препозиция в обусловливающей части. Если для всех остальных групп анализируемых БСП препозитивное положение глагола было характерно, то в условно-повелительных конструкциях оно обязательно.

Самая распространённая комбинация сказуемых - «императив + форма будущего времени», причём, как уже отмечалось, форма повелительного наклонения имеет значение изъявительного наклонения.

Поживи с моё, научишься людей от зверей по глазам различать. (КА, 367) Кто чужой сунься - враз догола разденут, и ещё скажи спасибо, если живой ноги унесёшь. (А ЛС, 15) Сумей они заставить себя понять это - оставался бы маленький шанс на спасение. (В ЕОП, 58)

На материале немецкого языка нам встретился единственный пример, когда глагол в форме повелительного наклонения употреблён в обусловливающей части, обусловленная часть введена в этом случае с помощью коррелята ёапп, помогающего уточнить условно-следственные отношения.

ЬасЫ тгск ruhig аш, dann werde г'с/г паск йа-Иеп гге/геи. (ЕШ IV, 386)

Кроме того, значение императива в данном предложении полностью сохраняется, чего мы не наблюдаем в примерах из русского языка. Таким образом, можно сказать, что данная группа БСП широко представлена в русском языке, при этом значение императива равно значению изъявительного наклонения. Для немецкого языка данное соотношение глагольных форм абсолютно нехарактерно, при этом в приведённом примере императив сохраняет своё значение.

Во втором предикативном элементе сказуемое может быть употреблено в сослагательном наклонении, а в первом употребляется сказуемое в форме повелительного наклонения. Это достаточно часто встречаемое сочетание временных и модальных планов в русских БСП, выражающих отношения условия - следствия. Формы повелительного и условного наклонения в пределах БСП с условно-следственными отношениями выступают как контекстуальные синонимы15.

В детстве я занималась гимнастикой; тренер стал моим богом; прикажи он мне выброситься из окна-я бы выбросилась...(СПВ, 425)

.... и, вращайся она в европейских монархических кругах, губа её считалась бы габсбургской...(У СЛ,135)

Случаи использования в немецком языке вместо сослагательного наклонения со значением невыполненного условия повелительного наклонения вообще не были нами отмечены.

5. Конструкции с глагольными формами условного наклонения в обоих компонентах.

В ирреально-условных БСП читатель получает информацию о гипотетических условии и следствии, которые могли бы осуществиться в прошлом, но по каким-то причинам не осуществились. Действие носит нереальный характер и отнесено к плану настоящего или прошлого. Сказуемые в обеих предикативных частях ирреально-условных предложений представлены глаголами в сослагательном наклонении.

Послушал бы Тихон Иваныч, вологодский мой Штирлиц, - вот бы порадовался! (В ЕОП, 131)) Будь я на его месте, я бы из неё душу вытряс, а узнал бы, на чьи деньги живу. (МГГ, 164)

По нашим подсчётам, в русском языке БСП с ирреальной модальностью существенно меньше, чем предложений с реальной модальностью. Их соотношение составляет 15% БСП с формами сослагательного наклонения к 85% предложений с употреблением форм индикатива.

Почти в 50% проанализированных БСП с условно-следственными отношениями между компонентами в немецком языке указывается ирреальное условие, грамматически выраженное сослагательным наклонением, причём условие может быть гипотетическим и абсолютно ирреальным, что выражается в немецком языке употреблением различных форм конъюнктива:

Ich wette, wiirde der dock noch auf die Idee kommen, bei uns einzubrechen, Mama wtirde es ihm verzeihen. (AH IG, 181) Wilrdest du mehr essen, ware dir auch nicht so kalt! (AH IG, 216)

Ware mein Bruder mir nicht zu Hilfe geeilt, so ware sie fortgegangen. (ND MF, 70); Hatte der Schrei nicht den Nebel zerrissen, dann ware er an sich selbst ertrunken - ein grauenvoller Tod. (PS P, 171)

Итак, БСП с условно-следственными отношениями между компонентами в русском и немецком языках имеют одинаковые структурные характеристики. Различия наблюдаются в количественной представленности БСП с разной модальностью (реальное и ирреальное условие). Различия отмечаются также в способах выражения ирреального условия: в русском языке возможно использование повелительного наклонения в значении невыполненного условия, что абсолютно невозможно в немецком языке. Употребление форм инфинитива в условно-следственных БСП немецкого языка также невозможно.

Список литературных источников и их сокращений:

1. AJIC - Акунин Б. Любовник смерти. М.: Захаров, 2002.

2. АОП - Акунин Б. Особые поручения. М.: Захаров, 2002.

3. АСА - Акунин Б. Смерть Ахиллеса. М.: Захаров, 2002.

4. АСС - Акунин Б. Статский советник. М.: Захаров, 2002.

5. АТГ - Акунин Б. Турецкий гамбит. М.: Захаров, 2002.

6. ВБН - Васильев Б. Были и небыли. М.: Вагриус, 2004.

7. ВЕОП - Вайнер А. А., Вайнер Г.А.. Евангелие от палача. М.: А/О Международная книга, West-East communication, Inc, N-Y, 1993.

8. КА - Константинов А. Адвокат. М.: Олма-Пресс; СПб.: Нева, 1999.

9. МГТ - Маринина А. Городской тариф. М.: Эксмо, 2006.

10. СПВ - Семёнов Ю. Приказано выжить / Ю.Семёнов. Семнадцать мгновений весны. М.: Эксмо-Пресс, 1997.

11. УИВШ - Улицкая Л. Искренне Ваш Шурик. М.: Эксмо, 2005.

12. УСЛ - Улицкая Л. Сквозная линия. М.: Эксмо, 2003.

13. АН IG - Alexa Hennig von Lange. Ich habe einfach Gltick. Rogner & Bernhard bei Zweitau-sendeins GmbH & Co.Verlag KG, Hamburg, 2001.

14. BK S - Bodo Kirchhoff. Schundroman. Frankfurter Verlagsanstalt GmbH, Frankfurt am Main, 2002.

15. EWH W - Emst-Wilhelm Handler. Wenn wir sterben. Frankfurter Verlagsanstalt GmbH, Frankfurt am Main, 2002.

16. ND MF - Nelly Das. Das Madchen vom Fahrhaus. Georg Bitter Verlag KG, Recklinghausen, 1988.

17. PS P - Patrick Siiskind. Das Parfum. Die Geschichte eines Morders. Diogenes Verlag AG Zurich, 1985.

1 Нерушева T.B. Выражение категории условия при помощи средств лексической семантики: автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. фил. наук.: (10.02.01,10.02.19). Орёл, 2003. С. 8-9.

2 Философский энциклопедический словарь / гл. ред.: Л.Ф.Ильичев и др. М., 1983. С. 707.

3 Теремова P.M. Категория условия в функциональном аспекте: Лекция. Л.: ЛГПИ, 1988. С. 4. 4Теремова P.M. Функционально-грамматическая типология конструкций обусловленности в современном русском языке: дис. ... д-ра филолог, наук. Л., 1988а. С. 42.

5 Русская грамматика: М., 1980. Т.П. С. 562-563.

6 Там же.

7 Бабалова Л.Л. Семантические разновидности причинных и условных предложений в современном русском языке: автореф. дис на соиск. учён. степ. канд. филолог, наук. М., 1974. С. 19. 8Гулыга Е.В. Сложноподчинённые предложения и денотативный аспект. М., 1977. Вып.12. С. 51-60. 9Белошапкова В.А. Сложное предложение в современном русском языке (Некоторые вопросы теории). М.: Просвещение. 1967. С. 481.

10 Гулыга Е.В. Цит. соч.

"Ширяев Е.Н. Бессоюзное сложное предложение в современном русском языке. М., 1986. С. 58.

12 Теория функциональной грамматики: Введение, аспектуальность, временная локализован-ность, таксис / отв. ред. А.В. Бондарко. М., 2003.

13 Шапиро А.Б. Очерки по синтаксису русских народных говоров. М.: АН СССР, 1953. С. 52-64.

14 Ширяев Е.Н. Цит. соч.

15 Шендельс Е.И. Грамматическая синонимия (на базе морфологии глагола в современном немецком языке). Докт. дисс. М., 1964. С. 77.

Поступила в редакцию 1 декабря 2008 г.