УДК 811.111 ББК 81.432.1-2

Н.Л. Шаламай

ВРЕМЯ И ВИД В ФОРМАХ FUTURE-IN-THE-PAST

В статье анализируется временное и видовое значение ферм Future-in-the-Past с позиций когнитивной лингвистики третьего поколения. С позиций намеченного подхода значение фермы Future-in-the-Past определяется двумя когнитивными факторами: наблюдателя/говорящего и наблюдателя/не-говсрящего. Когнитивное различие между наблюдателем/говорящим и наблюдателем/не-говсрящим находит отражение в видовых фермах Future-in-the-Past.

Ключевые слова: когнитивная лингвистика третьего поколения; грамматическое значение времени и вида; наблюдатель; сфера опыта; личное пространство; временная перспектива.

N. A. Shalamay

TENSE AND ASPECT OF FUTURE-IN-THE-PAST FORMS

The meaning cf the Tense and Aspect Future-in-the-Past forms is analyzed in the article. Within the framework c f third generation cognitive linguistics the meaning c f the Future-in-the-Past form is dt fined by two cognitive parameters: speaker and observer. The cognitive distinction between the speaker and the observer is reflected in the Aspect Future-in-the-Past forms.

Key words: third generation cognitive linguistics; grammatical meaning c f tense and aspect; observer; domain cf experience; personal space; temporal perspective.

Литература, посвященная грамматическим категориям времени и вида, необозрима. Однако формы Future-in-the-Past до сих пор мало изучены. В настоящее время мнения ученых разделились по вопросу о месте Future-in-the-Past в системе времен английского глагола. Сторонники двухчленной временной системы в английском языке [Бархударов, 1975; Huddlestone, Pullum2002; Лай-онз, 2003] считают форму Future-in-the-Past модальной, а не временной. Вместе с тем, существует точка зрения [Comrie, 1985; Swan, 2005; Carter, McCarthy, 2006/2007], что форма Future-in-the-Past может употребляться чисто темпорально. Так, грамматисты Р. Квирк, С. Гринбаум, Дж. Лич и И.Свартвик интерпретируют форму Future-in-the-Past как форму, которая используется при описании будущих ситуаций с точки зрения прошлого, например: Few could have imagined at that time that this brave young officer would be the first President of the United States of America [Quirk, Greenbaum, Leech, Svartik, 1985/1999]. С подобной интерпретацией значения формы Future-in-the-Past вряд ли можно согласиться, поскольку вопрос о том, какое время обозначает эта форма - будущее (по своему определению) или прошедшее - остается открытым. Кроме того, данная трактовка не позволяет интерпретировать форму Future-in-the-Past в предложениях типа The terrible part was that now she would probably get it (Sheldon, 348), I was thinking I’d stay at home today (M.R., 05), т.е. в предложениях с лексическими единицами, которыми, как счи-

тается в традиционной лингвистике, принято обозначать настоящее время.

Согласно определению М. Суона [Swan, 2005], грамматическая форма Future-in-the-Past употребляется для осуществления референции к прошлым событиям, которые еще не произошли во время, о котором мы говорим, например: In 1988 I arrived in the town where I would spend ten years сf my I,fe. При этом Суон не объясняет, как события, относящиеся к будущему, оказываются в сфере прошлого.

Таким образом, если допустить, что ситуация, обозначенная глаголом в форме Future-in-the-Past, будет иметь место в какой-то момент в прошлом, то следует говорить о нарушении временной последовательности событий.

Когда же речь заходит о видовых формах Future-in-the-Past, лингвисты практически не объясняют случаи употребления этих форм, а если и объясняют, то не всегда четко и ясно. Можно сказать, что в попытках объяснить сущность видовых форм Fu-ture-in-the-Past ученые [Баранов, Добровольский и др., 2001] отталкиваются от традиционного понимания категории вида, которую, согласно «Словарю грамматических терминов» [Trask, 1993], принято связывать с внутренней темпоральной структурой ситуации, представляя последнюю как совершенную, несовершенную, повторяющуюся, длящуюся, хабитуальную, однократную, многократную и др. Так, формы Future Continuous-in-the-Past и Future Perfect-in-the-Past определяются

как формы будущего длительного и будущего совершенного времени с точки зрения прошедшего [Баранов, Добровольский и др., 2001]. Вместе с тем, исследования А.В. Кравченко [Кравченко, 1992; 1996] показывают, что значение категории вида не сводимо к внутренней временной характеристике действия. Есть основания полагать, что грамматическое значение вида связано с тем, как когнитивно разные концепты действий (событий) категоризуются в глагольной форме [Кравченко, 1996; Kravchenko, 2008], а традиционный подход к интерпретации грамматической категории вида не может быть применен при анализе значения видовых форм Future-in-the-Past. Наиболее последовательно, на наш взгляд, объяснить временное и видовое значение этих форм можно с позиций, на которых стоит когнитивная лингвистика третьего поколения [Кравченко, 2007], а именно, с позиций интеграционизма, в рамках биокогнитивной парадигмы научного знания.

Методология интеграционизма предполагает изучение естественного языка как сложного вида деятельности, протекающего в реальном времени, являющегося контекстно обусловленным и интегрированным во все когнитивные виды деятельности человека [Toolan, 1996; Harris, 2005; Лав, 2006]. В этой связи грамматика естественного языка рассматривается [Kravchenko, 2008] не как автономная, замкнутая, абстрактная система, репрезентирующая схему реального мира, а как знаковая система представления знаний, а каждая грамматическая категория соотносится с определенным существенным аспектом когнитивной обработки информации. В биокогнитивной философии языка [Kravchenko, 2008] подчеркивается, что овладение грамматической системой языка - естественный саморегулирующийся процесс, в ходе которого ребенок вырабатывает способность катетеризировать чувственные данные в виде концептов, инкорпорирующих в своей структуре каузальные связи между объектами языковой и неязыковой природы, приписывая им определенные когнитивные значимости. Эти значимости являются продуктом опыта взаимодействия с миром и определяют языковую компетенцию говорящего, так как отправной точкой в образовании любого концепта (комплексной ментальной репрезентации), связанного с языковой структурой, являются чувственные данные.

На сегодняшний день существуют работы, посвященные исследованию грамматических категорий времени и вида с точки зрения их связи с когнитивно-семиотической деятельностью человека. Ученые [Кравченко, 2004; Мещерякова, 2005; Падучева, 2006; Ковалева, 2008] при анализе значения грамматических категорий времени и вида

в русском и английском языках исходят из их ориентированности на субъект восприятия (наблюдателя), его чувственный опыт. По мнению А.В. Кравченко, с помощью категории времени вовлеченный в языковую деятельность (languaging) наблюдатель категоризирует свой опыт взаимодействия с миром, деля его на две сферы: «то, что наблюдаемо» и «то, что более не наблюдаемо». Членение опыта взаимодействия с миром на две сферы также объясняет представление грамматической категории времени, морфологически оформленной в виде бинарной оппозиции «прошедшее/ не-прошедшее» или «прошедшее/ настоящее» во многих языках, включая английский [Kravchenko, 2008]. В реальном мире не существует будущего. К будущему отнесены наши желания, надежды, предчувствия, планы, прогнозы, предположения о возможных событиях, т.е. будущее есть сфера предполагаемого опыта, и этим будущее существенно отличается от прошлого и настоящего.1

Как показывает когнитивный анализ [Kravchenko, 2008], значение грамматической категории времени связано с указанием на отношение между описываемым событием (действием) и наблюдателем, его личным пространством. Наблюдатель не всегда является говорящим, тогда как говорящий всегда одновременно выступает в роли наблюдателя - «все сказанное сказано наблюдателем» [Матурана, 1996]. Исходя из этого, значение настоящего времени определяется как отождествление пространства описываемой ситуации с личным пространством наблюдателя/говорящего (Present). Категориальное значение прошедшего и будущего времени основывается на отсутствии отождествления пространства ситуации с личным пространством наблюдателя/говорящего. Для наблюдателя/говорящего ситуация предстает как имевшая место в прошлом (Past), или могущая иметь место в будущем (Future) [Кравченко, 1992; Попова, 1997].

В грамматической форме Future-in-the-Past сопрягаются значения прошедшего и будущего времени. Это значит, что пространство ситуации, обозначенное данной грамматической формой, соотнесено с личными пространствами двух наблюдателей - наблюдателя/говорящего и наблюдателя/ не-говорящего, которые являются точками отсчета, или центрами координации временных отношений, зафиксированных в языковой форме Fu-ture-in-the-Past. В предложении (1) форма Future-

1. Флейшман подчеркивает, что природа будущего когнитивно более абстрактна, нереальна по сравнению с более реальной, эмпирической природой прошлого. По ее мнению, разница в статусе между будущим и прошедшим является основной причиной того, что дети обычно овладевают формами будущего времени, более подверженным модальным интерпретациям, позже, чем формами прошедшего. [Fleischman, 1982:110].

in-the-Past указывает на две точки отсчета - наблюдателя/говорящего (автора данного предложения) и наблюдателя/не-говорящего (he(Trevor)):

(1) Trevor cursed him under his breath andpunched the next number. He tried two more, and hung up on both when the machines answered. He’d tty again tomorrow (Grisham, 249).

Наблюдатель/говорящий использует форму прошедшего времени would, чтобы показать, что ситуация ‘trying’ имела место в другой пространственной сфере, отличной от его личного пространства, то есть в прошлом. Эта ситуация не отождествляется с личным пространством наблю-

(2) Tracy thought сf the Ife she had almost had, with a husband and a baby. Would that ever be possible for her again? (Sheldon, 274).

Употребление глагола мыслительной деятельности thought в форме прошедшего времени позволяет говорить о том, что сама мысль о возможной жизни относится к прошлому говорящего/наблюдателя (автора), а содержание мысли (возможность жить с мужем и ребенком) относится к будущему наблюдателя/не-говорящего (Tracy). Эти две временные перспективы сопрягаются в форме would. Графически их можно представить следующим образом:

Схема 1. Языковые оси времени

дателя/не-говорящего (he). Лексический индикатор времени ‘tomorrow’ ориентирует на то, что ситуация ‘trying’ представляется для наблюдателя/ не-говорящего как будущая. После неудачных попыток связаться по телефону с одним из частных детективов наблюдатель (Trevor) попробует снова позвонить завтра, которое есть «завтра» для него, но не для говорящего наблюдателя.

В предложении (2) наблюдатель/говорящий описывает внутреннее состояние (размышление, мысли) другого наблюдателя (Tracy), которое, вообще говоря, не может быть доступно постороннему наблюдателю; таким образом, наблюдатель/ говорящий дает описание внутреннего состояния другого наблюдателя, становясь на его точку зрения:

На данной схеме временные перспективы, присутствующие в форме Future-in-the-Past, репрезентированы в виде двух сопряженных осей: оси наблюдателя/говорящего Observer и оси наблю-дателя/не-говорящего Observer,. Точкой отсчета временных отношений для Observe^ является настоящее, не имеющее четких границ, размеры которого зависят от сферы опыта, включенного в его личное пространство. Референтными сферами FUTURE и PAST являются пространства, лежащие за пределами личного пространства ОЬ-server, то есть пространство пройденного опыта PAST, и пространство опыта прогнозируемого FUTURE. Для Observer, точкой отсчета является настоящее, включенное в его личное пространство, которое не совпадает с личным пространством Observe!'!, а относится к его сфере прошло-

го. Сфера прошлого Observer, также относится к сфере прошлого Obscrvcrp что находит отражение в грамматической форме предпрошедшего времени PASTpast. Грамматическая форма будущего в прошедшем FUTUREpast описывает сферу предполагаемого опыта Observer,, которая не выходит за пределы сферы прошлого Observerг

Итак, значение формы Future-in-the-Past определяется двумя когнитивными факторами: наблюдателя/говорящего и наблюдателя/не-говорящего

- при этом они не тождественны друг другу, их личные пространства не совпадают. Это когнитивное различие находит также свое отражение и в видовых формах Future-in-the-Past.

Анализируя функционирование видовых форм Future-in-the-Past, мы учитываем то, что содержание грамматической категории вида составляет контраст между двумя основными концептами событий (действий, процессов и т.п.): глагольные референты категоризуются либо как события, идентифицированные на основе наблюдения, либо как события, идентифицированные на основе существующего знания [Кравченко, 1992; 1995]. Эти концепты отражают два способа репрезентации знания: феноменологического и структурального [Goldsmith, Woisetschlaeger, 1992]. В процессе языковой деятельности мы можем говорить или о том, что мы видим (слышим, ощущаем), или о том, что мы знаем. В первом случае источник информации о глагольном референте является определенным, потому что наблюдатель может быть идентифицирован; во втором случае такая идентификация невозможна, поэтому здесь источник информации неопределенный. Противопоставление наблюдатель/говорящий (с его фондом знаний) образует грамматическую категорию глагольного вида в английском языке [Кравченко, 1992]. Наблюдатель/говорящий выбирает ту или иную видовую форму Future-in-the-Past при описании ситуации в зависимости от его индивидуального восприятия этой ситуации. Как пишет А.Д. Кошелев: «Решающую роль в осуществлении видовой идентификации процесса (действия) играют его субъективные свойства, отражающие индивидуальные интерпретации и оценки, возникшие в сознании говорящего при восприятии процесса» [Кошелев, 1988: 35]. Наблюдатель/говоря-щий может включать или не включать описываемую ситуацию в свое личное пространство, в которое входит он сам и «все, что ему близко физически, морально, эмоционально или интеллектуально» [Апресян, 1995: 645].

Принимая во внимание то, что в форме Future-in-the-Past сопрягаются две временных перспективы наблюдателя/говорящего и наблюдателя/

не-говорящего, видовые формы Future-in-the-Past можно объяснить следующим образом.

Выбор формы Future Simple-in-the-Past наблюдателем/говорящим связан с неотождествлением описываемых им ситуаций, действий, событий с личным пространством другого наблюдателя, в его сфере будущего. В предложении (3):

(3) Mr. Lennox was out сf town; his clerk said that he would return by the following Tuesday at the latest; ...(Gaskel, 262).

форма Future Simple-in-the-Past указывает на то, что событие ‘returning’ не ассоциируется с личным пространством наблюдателя (clerk) в его будущей перспективе, так как наблюдатель (clerk) точно не знает, в какой из дней приедет господин Леннокс. Это событие описывается с позиции наблюдателя/говорящего (автора предложения с косвенной речью), точка зрения которого не совпадает с точкой зрения наблюдателя (clerk). Точка зрения наблюдателя/говорящего ретроспективна, он описывает событие ‘returning’ как прошлое, хотя для наблюдателя (clerk) это будущее событие.

Рассмотрим следующий пример (4):

(4) Jude said she’d ring Simon who lives in next street to Tom, and get him to go round (Fielding, 227).

В данном случае наблюдатель/говорящий (автор предложения с косвенной речью) использует форму Future Simple-in-the-Past, чтобы показать, что ситуации 'ringing’ и ‘getting somebody to go round’не будут включаться в личное пространство наблюдателя Джуд. Вероятно, причиной исключения этих ситуаций из личного пространства наблюдателя Джуд в будущем является то, что лицо Саймон не входит в круг близких ей людей. Отсчет времени ситуации 'ringing’ж ‘gettinggo round’ ведется наблюдателем/говорящим со своей позиции, которая не совпадает с позицией наблюдателя Джуд. Наблюдатель/говорящий относит эти события к сфере прошлого, которая для наблюдателя Джуд является сферой будущего.

С помощью формы Future Continuous-in-the-Past наблюдатель/говорящий может описывать действия, которые будут не безразличны для другого наблюдателя. Например, в предложении

(5) Не said he would be leaving, that he had a war buddy in Detroit who was going to fix him up with a job at General Motors... (Landvik, 213)

ситуация "leaving’ (наблюдатель покидает своих родных) представляется очень важной для наблюдателя (he), поэтому она отождествляется с его личным пространством, в его будущей перспективе. Наблюдатель/ говорящий (автор предложения с формой Future Continuous-in-the-Past) описывает ситуацию ‘leaving’в своей временной перспективе, которая отличается во временном плане от пер-

спективы наблюдателя (he). Наблюдатель/говоря-щий помещает эту ситуацию в сферу прошлого.

В предложении (6) наблюдатель/говорящий (журналист) сообщает о намерении испанского правительства нанять и обучить иммигрантов в их стране происхождения:

(6) In December, the government cf Jose Luis Rodriguez Zapatero announced that in 2007 it would be recruiting and training 180,000 immigrants in their countries сf origin to meet Spain s demand for labour and stem illegal immigration (Keating).

Для правительства эти действия имеют большую значимость, так как они помогут разрешить проблемы, связанные с недостатком рабочей силы и незаконной иммиграцией. Таким образом, действия ‘recruiting’ и включаются в личное

пространство правительства в его будущем, которое для наблюдателя/говорящего (журналиста) -прошлое.

Глагол в форме Future Perfect-in-the-Past описывает ситуацию, в которой присутствуют непосредственно или мысленно (осознанно) воспринимаемые наблюдателем признаки того, что действие имело место. Осознание того, что в описываемой ситуации присутствуют признаки имевшего место действия или события, основано на сравнении двух ситуаций: наблюдаемое и описываемое положение вещей сравнивается с положением вещей в последующий момент наблюдения:

(7) Towards evening Mr. Hale said: 7 haif expected Mr Thorton would have called. He spoke cf a book yesterday which he had, and which I wanted to see. He said he would tty and bring it today ’ (Gaskel, 282).

(8) She (Tracy) tried to put herself into Clarence Desmonds mind. He was a creature сf habit, and Tracy was sure he would not have varied the code too much (Sheldon, 161).

В предложении (7) имеет место двойная позиция наблюдателя/говорящего «Я» (I), т.е. ситуация в придаточном предложении с формой Future Perfect-in-the-Past описывается говорящим (автором предложения) со своей точки зрения и вместе с тем с точки зрения «Я» (I) как наблюдателя в прошлом. Наблюдатель/говорящий «Я» к моменту произнесения своего предложения сравнивает наблюдаемую ситуацию (отсутствие господина Тортона) с ожидаемой им как наблюдателем в прошлом ситуации (присутствие господина Тортона). Вчера наблюдатель «Я» ожидал, что господин Тортон придет уже к вечеру следующего дня. Ожидаемое присутствие господина Тортона относится к сфере будущего наблюдателя, которая для наблюдателя/говорящего является сферой прошлого.

В предложении (8) наблюдатель/говорящий, находящийся в своей временной перспективе, т.е.

в своем настоящем, описывает ситуацию с помощью формы Future Perfect-in-the-Past, сравнивая наблюдаемое наблюдателем Трейси положение вещей в предшествующий момент (Трейси когда-то работала с Кларенсом Десмондом) с положением вещей в последующий момент ее наблюдения. Зная характер Кларенса, Трейси была уверена, что он не слишком изменит код доступа к базе данных банка. С точки зрения наблюдателя Трейси описываемая ситуация относится к будущему, тогда как с точки зрения наблюдателя/ говорящего (автора)

- к прошлому.

Очень часто перфектные формы употребляются авторами художественных произведений, чтобы заинтересовать читателя, заострить его внимание на причине и ходе разворачивающихся событий, подчеркнуть значимость, полученных результатов [Кашкин, 1983; Грицюк, 2005]. Это находит отражение и в форме Future Perfect-in-the-Past.

В предложении (9) перфектная форма Future Perfect-in-the-Past показывает, что ситуация ‘being a sign ’ влияет на положение вещей в сфере будущего наблюдателя Я:

(9) I wasn t exactly sure what, but long blonde hairs, tissues with lipstick marks on, alien hairbrushes - any cf these would have been a sign. Nothing (Fielding, 175).

Следы присутствия женщины (длинные светлые волосы, следы губной помады, чужие расчески) в доме любимого человека могли бы быть свидетельством его неверности для наблюдателя (героини) Я.

Подводя итог, необходимо сказать, что анализ значения грамматических единиц и категорий с позиций когнитивной лингвистики третьего поколения может служить основой для интерпретации временного и видового значения форм Future-in-the-Past. С позиций намеченного подхода можно говорить о том, что в форме Future-in-the-Past ретроспективная перспектива наблюдателя/говоря-щего сопрягается с будущей перспективой наблю-дателя/не-говорящего. Данное положение следует учитывать при анализе видовых форм Future-in-the-Past. Форма Future Simple-in-the-Past указывает на то, что описываемые с помощью этой формы ситуации не включаются в личное пространство наблюдателя в его будущей перспективе. Форма Future Continuous-in-the-Past обозначает ситуации, которые включаются в личное пространство наблюдателя в его будущем. Значение формы Future Perfect-in-the-Past связано со сравнением наблюдаемого положения вещей с положением вещей в последующий момент наблюдения наблю-дателем/не-говорящим. В стилистическом плане выбор формы Future Perfect-in-the-Past мотивирован желанием автора художественного произ-

ведения вовлечь читателя в описываемые им действия.

Библиографический список

1. Апресян, Ю.Д. Избранные труды [Текст]. В 2т. Т.2. Интегральное описание языка/ Ю.Д. Апресян. -М.: Школа «Языки русской культуры, 1995.

2. Баранов, А.Н. Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике [Текст]/ А.Н. Баранов [и др.]. -Изд-е 2-е, испр. и доп.- М.: Азбуковник, 2001.

3. Бархударов, Л.С. Очерки по морфологии современного английского языка [Текст]/ J1.C. Бархударов-М.: Высш. шк., 1975.

4. Грицюк, М.А. Стилистический потенциал перфекта настоящего и прошедшего времени в английском языке [Текст]/ М.А.Грицюк// Материалы шестой научной конференции - Новосибирск: Наука. Университет, 2005 - С.162-166.

5. Кашкнн, В.Б. Перфект как субъективное время [Текст]/В.Б. Кашкин//Вестник ЛГУ- 1983 -№20.

- С.67- 70.

6. Ковалева, Л.М. Английская грамматика: Предложение и слово: монография [Текст]/ Л. М. Ковалева- Иркутск: ИГЛУ, 2008.

7. Кошелев, А.Д. О референциальном подходе к изучению семантики вида (опыт референциального описания видовых значений) [Текст]/ А.Д. Кошелев// Референция и проблемы текстообразования.-М.: Наука, 1988,- С.30-52.

8. Кравченко, А.В. Вопросы теории указательности: Эгоцентричность. Дейктичность. Индексальность [Текст] / А.В.Кравченко. - Иркутск: Изд-во Иркут, ун-та, 1992.

9. Кравченко, А.В. Язык и восприятие: Когнитивные аспекты языковой категоризации [Текст] / А.В.Кравченко. - Иркутск: Изд-во Иркут, ун-та, 1996.

10. Кравченко, А.В. О профессиональной компетенции в журнальных публикациях по когнитивной лингвистике [Текст]/ А.В.Кравченко// Языки профессиональной коммуникации/ под ред. Е.И.Головановой - Челябинск, 2007. - С. 44-48.

11. Лав, Н. Когниция и языковой миф [Текст]/ Н. Лав// Studia Linguistica Cognitiva 1. Язык и познание. -М.: Гнозис, 2006,- С. 18-34.

12. Лайонз, Дж. Лингвистическая семантика: Введение [Текст]/ Дж. Лайонз.-М.: Языки славянской культуры, 2003.

13. Матурана, У. Биология познания [Текст]/ У. Мату-рана// Язык и интеллект- М.: Прогресс, 1996 - С. 95-142.

14. Мещерякова, Е.М. Фигура наблюдателя в русской и английской видо-временной семантике [Электронный ресурс]/ Е.М. Мещерякова - 2005 - www. dialog 21 ,ru.

15. Падучева, Е.В. Наблюдатель: типология и возможные трактовки [Электронный ресурс]/ Е.В. Падучева.- 2006 - www.dialog21.ru.

16. Попова, М.И. Когнитивная основа пространственной модели временных отношений в современном

английском языке [Текст]: дис... канд. филол. наук/ М.И. Попова-Иркутск, 1997 - 117с.

17. Comrie, В. Tense [Text]/ В. Comrie.-Cambridge: Cambridge University Press, 1985.

18. Harris, R. The Semantics of Science [Text]/ R. Harris. -New-York: Continuum, 2005.

19. Huddlestone, R. The Cambridge Grammar of the English Eanguage [Text]/ R. Huddlestone, G. Pullum. -Cambridge University Press, 2002.

20. Goldsmith, J., Woisetschlaeger, E. The logic ofthe English progressive [Text] / J. Goldsmith, E. Woisetschlaeger II Linguistic Inquiry. - 1982. - Vol. 13. - №1. -P79-89.

21. Kravchenko, A. V. Biology of Cognition and Linguistic Analysis [Text]/ A. Kravchenko. - Frankfurt am Main: Peter Lang, 2008.

22. Quirk, R. Comprehensive Grammar of the English Language [Text]/ R. Quirk, [et al], - London, New York: Longman, 1985/1999 - 1779p.

23. Swan, M. Practical English Usage [Text]/ M. Swan.-Oxford: Oxford University Press, 2005.

24. Toolan, M. Total Speech: an Integrational Linguistic Approach to Language [Text]/ M. Toolan. - Durham, N.C.: Duke University Press, 1996.

25. Trask, R. Dictionary of Grammatical Terms in Linguistics [Text]/ by R.L. Trask. - London, NY., 1993.

Список источников примеров

1. Fielding, H. Bridget Jones’s Diary [Text] / H. Fielding. -New York: Penguin Books, 2001 - 274p.

2. Gciskel, E. North and South [Text]/ E.Gaskel. - Hertfordshire: Wordsworth Classics, 1994-427p.

3. Grisham, J. The Brethren [Text]/ J. Grisham. - New York: Dell Books, 2000 - 440p.

4. Keating, M. Why Europe should take on board these Spanish practices [Электронный ресурс]/ M. Keating. - 2007. - www.guardian.co.uk.

5. Landvik, L. Angry Housewives Eating Bon Bons [Text] / L.Landvik. - New York: Ballantine Books, 2005.-483p.

6. Minority Report [Electronic resource], 2002. - электр. опт. диск (CD-ROM).

7. Sheldon, S. If Tomorrow Comes [Text]/ S. Sheldon.-New York: Warner Books, 2005 - 408p.