© М.В. Макарова, 2009

УДК 81'37 ББК 81.00

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ ПРОСТРАНСТВА В РУССКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРАХ 1

М.В. Макарова

Данная статья посвящена проблеме вербализации пространства в русской и немецкой лин-гвокультурах. В работе рассмотрены механизмы и средства репрезентации национально-культурных представлений о пространстве в двух неблизкородственных языках, дан глубокий анализ семантической структуры языковых средств, выражающих пространственные отношения. Лингвофилософская категория пространства рассмотрена автором статьи в различных аспектах, на конкретных примерах показаны особенности реализации данной универсалии в сознании носителей русской и немецкой культур.

Ключевые слова: пространство, языковая картина мира, лингвокультурология, паремия, антропоцентризм, национальная специфика, меж-культурная коммуникация.

В культуре каждого народа можно найти как элементы, присущие только данной общности людей, так и общечеловеческие, универсальные характеристики. Каждая национально-языковая общность воспринимает и отражает окружающий мир под влиянием сложившихся культурно-национальных установок, традиций, опыта и создает собственную языковую картину мира.

Проблема связи языка, культуры и общества давно привлекала внимание ученых. Изучение языковой картины мира не теряет своей актуальности для специалистов различных областей знания, поскольку дает возможность не только понять механизм мышления того или иного лингвокультурного сообщества, но и «структурировать нередко фрагментарные данные о нем в систему, наличие которой в когнитивной сфере современного человека позволяет делать изучение иностранных языков и межкультурные контакты гораздо более эффективными» [6, с. 74].

Плодотворное поле для деятельности в этом направлении представляет собой изучение отражения в различных языках и культу-

рах категории пространства. Пространство -то, «что вмещает человека, то, что он осознает вокруг себя, то, что он видит простирающимся перед ним, и в то же время это - «некая заполненная объектами и людьми пустота». Свойства пространства, присущие ему как философской категории (трехмерность, связность, относительная прерывность и т. д.), имеют своеобразное преломление в человеческом восприятии, что и является наиболее актуальной проблемой современной лингвистики [4, с. 17].

Разрабатываемый нами подход к изучению национально-культурной специфики восприятия пространства и отражения ее в языке лежит в сфере лингвокультурологии, в частности нас интересует, какими языковыми средствами выражены пространственные отношения в русской и немецкой лингвокультурах.

Национальная специфика выражена на всех уровнях языка: морфологическом, синтаксическом, фонетическом и т. д. Однако наиболее ярко она проявляется в строевых единицах языка, то есть в тех единицах, которые непосредственно отражают внеязыковую действительность и имеют образно-символическую основу. К числу таких единиц языка относятся слова, фразеологизмы, языковые афоризмы, крылатые выражения и паремии. Рассматриваемые единицы возникают в различных языках на основе тех образных представлений

действительности, которые отражают весь духовный, исторический, жизненный и культурный опыт языкового коллектива. Изучение этих особенностей позволяет, в свою очередь, проводить широкие сравнительно-исторические и сравнительно-типологические исследования.

Широкие возможности в этом плане предоставляют паремии - языковые единицы, отражающие при помощи ограниченного числа средств особенности национального менталитета, специфику мировосприятия носителя языка. По паремическим формам можно восстановить сущностные моменты географической, геополитической, хозяйственной, социальной, политической, религиозной, культурной реальности любого народа. И чем богаче история нации, тем ярче и содержательнее па-ремический корпус языка.

В данной статье мы предпримем попытку показать национально-культурную специфику вербализации пространства в русской и немецкой лингвокультурах. Материалом для исследования послужили русские и немецкие устойчивые сочетания, в состав которых, вслед за Д.Б. Гудковым, мы включаем фразеологизмы, афоризмы, пословицы и поговорки, крылатые выражения, клише [2, с. 56]. Семантика рассматриваемых нами паремичных сочетаний позволяет выделить следующие тематические группы: 1) паремич-ные сочетания, имеющие значение близости расстояния (под боком, рукой подать, лицом к лицу и т. д.); 2) паремичные сочетания, имеющие значение дальности расстояния (у черта на куличках, на край света); 3) паремичные сочетания, выражающие пространственные отношения, локализованные вокруг какого-либо объекта (вдоль и поперек, вокруг да около).

В описании пространства могут участвовать различные части речи. Как утверждает

О.В. Евтушенко, «в процессе моделирования пространства человек не ограничивается только лексическими средствами языка. Грамматическое оформление понятий позволяет передавать такие важные признаки, как однородность/неоднородность среды на пути движения взгляда, заполненность/незапол-ненность среды на пути движения взгляда и наличие/отсутствие реальных или умозрительных границ локуса» [3, с. 75]. Выразителями местонахождения могут быть глаголы, имена существительные, имена прилага-

тельные, наречия, предлоги, а также фразеологические единицы и паремии. Так, существительное указывает на однородную среду, причем это может быть либо локус, имеющий осязаемые границы и заполненный осязаемыми объектами, например, в значении «передняя часть чего-либо», либо незаполненный локус с умозрительными границами, например, в значении «пространство, лежащее впереди». Предлог передает смысл «неоднородность среды на пути движения взгляда». Наречие указывает на движение взгляда, лишенное какой-либо материальной опоры. Глаголы перемещения несут в себе информацию о характере передвижения, скорости, среде перемещения, направлении движения, начальном и конечном пунктах перемещения и других пространственных характеристиках [7, с. 85].

Как показал наш материал, пространство в сопоставляемых языках вербализуется при помощи глаголов, наречий с семантикой «далеко», «близко», «вокруг», предложно-падежных сочетаний (под рукой), а также фразеологических сращений и паремий, обладающих пространственной семантикой (бок о бок, рукой подать, на край света).

Исследование данных единиц показывает, что пространственные представления в русском и немецком языках построены в основном на оппозиции близости/дальности расстояния. Но объемы этих коррелирующих рядов в сопоставляемых языках различны.

Подробнее остановимся на рассмотрении семантической структуры паремичных сочетаний, выражающих позицию объекта относительно параметра «близко». Личная сфера субъекта, определяемая как «очень близко», «на близком расстоянии», в силу своей значимости для носителя каждого языка (в эту сферу, по мнению Ю.Д. Апресяна, входит сам субъект и все, что ему близко физически, морально, эмоционально или интеллектуально -некоторые люди, плоды труда человека, его неотъемлемые атрибуты и постоянно окружающие его предметы) - является наиболее дифференцированной [1, с. 214]. Здесь для выражения пространственной близости широко используются различные лексические средства (от отрицания дальности - «на недалеком расстоянии» - до усилительных частиц - «прямо перед собой, под носом» и т. д.). Релевантная

интегральная сема ‘близость расстояния’ реализуется в русском языке паремичными сочетаниями: лицом к лицу, бок о бок, рукой подать, плечом к плечу, в двух шагах и т. д., имеющими в немецком языке следующие эквиваленты: von Angesicht zu Angesicht, Seite an Seite, ein Katzensprung и т. д.

Паремичное сочетание рукой подать со значением «очень близко» реализует дифференциальную сему «на минимальном расстоянии от субъекта». В старину рука служила мерой длины. Сначала это сочетание означало «расстояние в длину руки», а затем постепенно приобрело общее значение «близко». Дифференциальная сема «в непосредственной близости от субъекта» выражена устойчивым сочетанием быть под рукой со значением «в непосредственной близости, рядом (быть, находиться)». Современное значение данной паремии базируется на значении компонентов: предлог под реализует пространственное значение «около», а существительное рука - «часть тела, которой достают, берут близлежащие предметы». В немецком языке эквивалентом выступает паремия ein Katzensprung. В буквальном переводе - прыжок кошки. Данная пара сочетаний выражает значение «совсем близко», в этом случае мы можем говорить о функционально-смысловом эквиваленте, так как одно и то же значение передается в русском и немецком языке с помощью разных образных систем. Пространственная метафора ein Katzensprung служит также функционально-смысловым эквивалентом и для другого русского паремичного сочетания не за горами, в значении «не очень далеко», «рядом». Эти параметры подтверждают нашу мысль о том, что для носителей немецкой культуры не является актуальным членение пространства по степени отдаленности или приближенности объекта, для носителей же русского языка такое уточнение является жизненно обусловленным.

Фразеологические синонимы в двух шагах, под носом, под рукой, рукой подать и т. д. образно реализуют значение «очень близко», являясь фразеологическими антонимами к языковым средствам, выражающим значение «очень далеко»: на краю света, у черта на куличках, за тридевять земель, за семью морями и т. п. Здесь мы наблюдаем дифференциацию значения «дальности расстояния» от ‘на небольшом расстоянии’, ‘на преодоли-

мом расстоянии’ (за версту, за бугор и т. п.) до ‘в отдаленном нелокализованном пространстве’. К числу последних принадлежит преобладающее большинство рассмотренных нами паремичных сочетаний русского языка с пространственным значением. Устойчивые сочетания куда ворон костей не заносил, у черта на куличках, за тридевять земель, на край света, куда Макар телят не гонял, на кудыкину гору и т. п. с абстрактным значением «очень далеко, неизвестно где/куда» имеют фольклорное происхождение и несут в себе идею нелокализованного, неопределенного пространства; идею труднодоступной местности, труднопроходимого пути, сопровождающегося препятствиями.

Как отмечает О.П. Пивоварова, «для русского языка типично определение направления в пространстве при помощи абстрактных понятий. Не распространен в русском языке такой способ ориентации в пространстве, при котором указываются стороны света (запад, восток, север, юг). Значение направления, заключенное во фразеологических единицах, носит обобщенный характер, менее конкретный, приблизительный. На основе объектов и субъектов реального мира в сознании русского человека формируются образы, подлежащие опредмечиванию на фразеологическом уровне, благодаря творческой природе сознания создаются и реальные образы, соотносимые с предметами существующего мира, и идеальные образы, не имеющие прямых прототипов в материальной действительности: в тридевятом царстве; из-под земли; за тремя морями; за горами, за долами; под одной крышей; под солнцем; к черту на кулички и другие» [5, с. 15].

С лингвокультурологической точки зрения интересным представляется рассмотрение паре-мичных сочетаний, несущих в себе, помимо идеи позиционирования объекта в пространстве, указание на особенности восприятия этого пространства носителями русского и немецкого языков, на особенности пространственного мышления и ориентации. Так, эквивалентом русского устойчивого сочетания мир тесен в немецком языке выступает die Welt ist ein Dorf. Для носителей русского языка данное сравнение не является столь выраженным, поскольку такие небольшие населенные пункты, как деревни и села, имеют в

России не только специфическое расположение, но и значительно крупнее по своим размерам, чем аналогичные в немецкоязычных странах. В русской лингвокультуре образ деревни, напротив, характеризуется как широтой, раздольем, бескрайними степями и полями.

Проведенный нами лингвокультурологический анализ показал, что пространственные отношения описываются в сопоставляемых языках с помощью одного и того же набора понятий, однако их семантические объемы различны. Категория пространства в русском языке непосредственно связана с оппозицией «далеко/близко». Эта связь является закономерной, так как реализует особенности восприятия языковой картины мира русским народом, в сознании которого находит отражение необозримое, необъятное, бесконечно тянущееся вдаль пространство. Значение «очень далеко», переходящее в значение «неизвестно где», является центральным, определяющим, доминирующим в языковом сознании русского народа, находит непосредственное отражение в языковой картине мира через фразеологическую образность. Значение «очень близко» воспринимается более конкретно, как что-то родное, близкое. Возможно, с этим связано обозначение пространственной близости субъекта/объекта преимущественно антропоцентричными характеристиками (мерой расстояния здесь чаще служат части человеческого тела: под рукой, под носом, бок о бок, плечом к плечу, лицом к лицу и т. д.). Для системы немецкого языка актуальным является выражение не степени приближенности/отдаленности объекта в пространстве, а конкретизация его местонахождения.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Статья написана при финансовой поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России 2009-2013 гг.» (Госкон-тракт №> 02.740.11.0367).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Апресян, Ю. Д. Лексическая семантика : Синонимические средства языка / Ю. Д. Апресян. -М. : Наука, 1995. - 367 с.

2. Гудков, Д. Б. Теория и практика межкуль-турной коммуникации / Д. Б. Гудков. - М. : Изд-во МГУ 2003. - 120 с.

3. Евтушенко, О. В. Антропоцентрический принцип в развитии русского языка: микросистемы «пространственные ориентиры» / О. В. Евтушенко // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. -2002. - №°5. - С. 73-86.

4. Мякшева, О. В. Пространственная семантика: ресурсы языка и их функциональный потенциал / О. В. Мякшева. - Саратов : Изд-во Сарат. унта, 2007. - 356 с.

5. Пивоварова, О. П. Вербализация категории пространства в семантическом и лингвокультурологическом аспектах (на материале лексем и фразеологизмов русского языка с пространственным значением) : автореф. дис. ... канд. филол. наук / О. П. Пивоварова. - Челябинск, 2005. - 21 с.

6. Полубиченко, Л. В. Сопоставление культур через пространственно-геометрические концепты / Л. В. Полубиченко, Ю. В. Гринкевич // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19, Лингвистика и межкультурная коммуникация. - 2006. - №9 4. - С. 74-85.

7. Шамне, Н. Л. Семантика немецких глаголов движения и их русских эквивалентов в лингвокультурологическом освещении / Н. Л. Шамне. -Волгоград : Изд-во ВолГУ 2000. - 392 с.

VERBALIZATION OF THE CONCEPT ‘SPACE’

IN THE RUSSIAN AND GERMAN LINGUISTIC CULTURES

M. V. Makarova

This article is devoted to verbalization of the concept ‘space’ in the Russian and German linguistic cultures. The linguistic-philosophical category of space is considered in different ways. The means of representation and cultural peculiarities of this concept in the unallied languages, deep analysis of semantic structure of language means expressing space relations in the consciousness of the Russian and German native-speakers are analyzed.

Key words: space, language world map, cultural language studies, proverb, anthropocentrism, national specificity, cross-cultural communication.