И. П. Сокорова

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ МОДУСА ОЦЕНКИ В КОМПОНЕНТЕ ВЫВОД КОНСТРУКЦИЙ ВЫВОДА-ОБОСНОВАНИЯ В МОКШАНСКОМ ЯЗЫКЕ

Анализируются средства выражения модуса оценки компонента вывод конструкций вывода-обоснования в мокшанском языке. Выделено два типа оценочных суждений, представленные двумя модальными формами: de Шйо и de ге. Каждая форма имеет свои средства выражения. В мокшанском языке форма de ге является наиболее употребляемой структурой. Нами выделены такие типы оценок, как оценка предмета, оценка действия, оценка ситуации, оценка высказывания другого человека.

Конструкция вывода-обоснования (КВО) - это соединение двух или более предикативных частей или предикативных единиц в результате причинноследственного взаимодействия модусных компонентов, в котором проявляется особая речевая тактика говорящего: от вывода к обоснованию [1. С. 46]. КВО формально может быть представлена как одним предложением (бессоюзным сложным или сложноподчиненным), так и последовательностью двух или более простых или сложных предложений, контактно расположенных или отдаленных друг от друга точкой.

Компонент вывод представляет собой суждение говорящего о некоем положении дел, которое аргументируется им в компоненте обоснование. Выводное суждение может содержать модус мнения, модус воли или модус оценки, выраженные специфическими средствами.

В данной статье рассматриваются средства выражения оценки в компоненте вывод.

Оценка - неотъемлемый компонент сознания, который смог оформиться в процессе практики, с помощью которой определяется ценность природных свойств и сознательных факторов. Ее природа, характер и роль рассматриваются во многих областях научного знания в таких, как, например, философия, логика или лингвистика. Оценка определяет мотивацию человеческих поступков. Она имеет как объективный, так и субъективный характер, т.к., с одной стороны, обусловлена теми качествами, которые присущи объектам, реалиям языковой деятельности, с другой - зависит от субъекта оценки, от самого оценивающего данную реалию, его отношение к ней. Таким образом, оценка - субъективный способ выражения ценности объекта.

Е.М. Вольф под оценкой как семантическим понятием подразумевает ценностный аспект значения языковых выражений, который может интерпретироваться как «А (субъект оценки) считает, что Б (объект оценки) хороший / плохой» [2. С. 5-6]. Включаясь в контекст, как отмечает автор, оценка характеризуется особой структурой, содержащей ряд обязательных и ряд факультативных элементов. Эту структуру Е.М. Вольф предлагает представить как модальную рамку, которая накладывается на высказывание и не совпадает ни с его логико-семантическим построением, ни с синтаксическим. В основе оценочной модальности лежит формула А г В, где А представляет субъект оценки, В - ее объект, а г - оценочное отношение, которое имеет значение «хорошо / плохо» [2. С. 12]. Субъект оценки, эксплицитный или имплицитный, - это лицо или социум, с точки зрения которого дается оценка. Объект оценки - лицо, предмет, событие или положение вещей, к которым относится оценка.

Как известно, в логике противопоставляют два основных типа выражения модальности - модальность de

dicto и модальность de ге. Они различаются по семантике и по синтаксической структуре. В структуре de dicto модальный оператор приписывается предложению (суждению), в то время как в структуре de ге модальность приписывает определенный признак вещи. Оценочные суждения также могут быть представлены в двух модальных формах - «Хорошо, что Р» (Ше dicto) и «Х - хороший» (Ше ге) [2. С. 14]. Следует также отметить, что оценка в форме de dicto относится не к суждению о событии, факте и т.п., а к самому событию, факту; оценочные суждения в виде de ге относятся к объектам, приписывая им те или иные свойства.

В мокшанском языке оценочная структура в форме de в КВО оформляется конструкцией модус-диктум и выражается, чаще всего, наречиями: Пара, хоть колма ширде шарозь, сяс мес шрать нилеце ширец нежетьфоль стенати [3. С. 197]. «Хорошо, хоть с трех сторон окружили, потому что четвертая сторона стола была прислонена к стене»; «Пара нинге, аф хромовай кямосан, а то монць-ке аф няематнень няелине», - лотконяста лисемста ар-сесь эсь пачканза Мишась [4. С. 47]. «Хорошо еще, я не в хромовых сапогах, а то и сам бы невидаль увидел, - вылезая из ямки, подумал про себя Миша».

В форме Ше ге оценочное высказывание относится к обозначению объекта и выражается именами прилагательными (определениями или предикативами), а также наречиями: <...> кафцьконь кядьса портфельхть,

шять, аф теждянят, атятне сяка тев нарнезь коня-стост ливозть<...> [5. С. 63]. «<...> у обоих в руках портфели, наверное, не легкие, старики то и дело стирали со лба пот <...>».

Большинство оценочных компонентов КВО в мокшанском языке представлены типом Ше ге.

В оценочных высказываниях в форме Ше ге в компоненте вывод можно выделить несколько типов оценок.

Самой распространенной является оценка человека или предмета. Типичными средствами ее выражения являются качественные имена прилагательные: Фотографиясь, улема, кунардонь - тяни Маринань фталда шяяренза цютькада нарафт, каннесыне синь алянь фасонца [6. С. 64]. «Фотография, наверное, старая - теперь у Марины волосы сзади чуть пострижены, носит их под мальчишку».

Большое количество выводов содержат оценку действия, представленную сочетанием наречия и инфинитива, например: Пароль илядомс эсь велезонза тядянц кувалманга. Сиреткшни ни бабась [4. С. 28]. «Хорошо было бы остаться в своем селе также из-за матери. Стареет уже старушка». Наречие нередко выступает в сравнительной степени: Конешна, кизонда ваномась сяда пара - лямбе... [7. С. 100]. «Конечно, летом пасти лучше - тепло». Для усиления глагола, обозначающего

чувство, эмоциональное состояние, используется наречие конашкава «насколько»: Аньцек тяни Алда баба марязе, конашкава сон сизесь, вачсь пекоц: вдь шинь-берьф кургсонза кши паморькскявок ашель [8. С. 208]. «Только теперь бабушка Алда почувствовала, насколько она устала, проголодалась: ведь за целый день у нее во рту даже хлебной крошки не было».

Распространенной в компоненте вывод является оценка ситуации: Миндейнек ся вармать пингста пароль: ащеме кабинетса, ванондоме келес панчф вальмава и пе-етькшнеме... [3. С. 325]. «Нам во время того ветра было хорошо: мы сидели в кабинете, глядели в открытое настежь окно и улыбались...»; Ох, да тя дяряй аф ёфкс! Въдь Инь оцю постонь шитнень няемс тяфтама ярх-цамбяль - онцтотка кати сави, кати аф [3. С. 348]. «Ох, да разве это не сказка! Ведь во время Великого поста увидеть такую еду - даже во сне то ли придется, то ли нет».

Иногда встречается оценка высказывания, мыслей другого субъекта: Но къда Пётр Почтиперваенц да Богдан Почтихмельницкяенц мархта пеетькшнемац няевсь сингорямакс, шавос кялень шовсемакс, то афо-ризмац «Коса Петр Куданкин, тоса и Богдан Панкин» ульсь пяк виде: синь бта сотнефтольхть фкя-фкянди аф няеви, но пяк нарде сюреняса [3. С. 281]. «Но если его шутка о Петре Почтипервом с Богданом Почтихмель-ницким казалась юмором, способом почесать языки, то его афоризм “Где Петр Куданкин, там и Богдан Панкин” был очень правдивым: они как будто были связаны друг с другом невидимой, но очень крепкой нитью».

Оценка в компоненте вывод, как показывает иллюстративный материал, может выражаться различными частями речи, в частности:

1) оценка является именным сказуемым, выраженным именем существительным: Ну татархне аф ду-ракт. Сяшкава танцти пища пицихть алашань пал-ста - кяльцень нильсак! [3. С. 71]. «Ну татары - не дураки. Такую вкусную еду готовят из конины - язык проглотишь!»; Афкукс, ня русскяйхне дьяволхт! Мезь-совок аф маштовихть [9. С. 176]. «Действительно, эти русские - дьяволы. Ничем их не уничтожить»;

2) средство выражения оценки представлено именем прилагательным, которое является сказуемым в выводе: Нда-а-а, кальдяфт тефне - калада крандазкс арань... [3. С. 341]. «Да-а-а, плохи дела - старой телегой стал». Имена прилагательные могут иметь при себе интенсификатор пяк «очень», например: А монцень ра-хамазе аф кирдеви. Пяк ни аф пароль ванфоц алашань кильдить: ливозенза шаманц келес шудихть, кургоц заверткакс пувордафоль, сельмонза кумбрякс лисьф-тольхть [3. С. 69]. «А сам не могу сдержать смех. Уж очень нехорошим был взгляд у запрягателя коня: пот течет по лицу, рот искривился, глаза навыкате»; Пяк стакаль, шабат, эста эряфсь. Кшись сатнесь аньцек роштувати [10. С. 5]. «Очень тяжелой, ребята, была тогда жизнь. Хлеба хватало только до Рождества»;

3) оценка представлена глаголом: Цёранясь щась иля понкст, а каяфонзон врнофтозень прянц вельф, ковга аф

кондястихть - варяфт [5. С. 195]. «Мальчик одел другие штаны, а снятые выкинул через голову, никуда не годятся - дырявые»; Васенце пеетькшнемась, монь койсон, удалась: кяжияйхть ашельхть, тяса пароцка пеетьк-шнемать [3. С. 251]. «Первая шутка, по-моему, удалась: обиженных не было, в этом и прелесть шутки»;

4) оценка выражена наречием: Ся кизотнень мага-зинга-куване ланга щамонь пяльде стакаль, няк, войнась коль нинге марьсефтезе прянц [3. С. 245]. «В те годы в магазинах с верхней одеждой было тяжело, видишь ли, война все еще проявляла себя»; Тимчаков хоть и аф весть кулендсь эсь квалманза шнамань валхт и шнак-шезь аф емла ломать, но сяка пароль мялезонза: эсь велеса аф кажнайти тяшка почетсь [8. С. 49]. «Тимчаков хоть и не раз слышал о себе похвальные слова, и хвалили его не маленькие люди, но все равно было ему приятно: в своем селе не каждому такой почет»;

5) оценка представляет собой причастие страдательного залога: Варжакстонь фанераса перяф комна-таняньконь лангс коса эряме Малькин мархта. Улема, заняф, кулевихть ваймонь тарксемат [3. С. 218]. «Взглянул на нашу загороженную фанерой комнату, где мы жили с Малькиным. Наверное, занята, слышно дыхание [людей]»; Макаев, няем, кеняртьфоль: изь споря мархтонза агрономсь, педапес кулхцондозе [11. С. 140]. «Макаев, видно, был обрадован: не спорил с ним агроном, до конца выслушал».

Часто оценочное суждение сопровождается модальными словами шять «возможно», улема «наверное», пади «может быть, наверное», представляющими собой в мокшанском языке основную группу категории ввод-ности, которые реализуют предположение в речи [12. С. 32]. Использование говорящим модальных слов в оценочном суждении говорит о его уверенности или неуверенности в своей оценке: А тя тевсь, бльшем, аф ефси тёждя. Аф эрь стирсь сонць къргазт ашкоды, кода ся мазы тървась. Эряви, штоба мялезонза ту-леть, мельганза якалеть, илятькшнелеть мархтонза [7. С. 55]. «А это дело, видно, не совсем легкое. Не каждая девушка сама бросится к тебе на шею, как та с красными губами. Нужно, чтобы ты ей понравился, ухаживал за ней, оставался с ней».

Таким образом, анализ языкового материала позволяет сделать следующие выводы. В оценочном компоненте вывод оценивается: 1) лицо или предмет; 2) действие;

3) ситуация; 4) высказывание или мысли другого субъекта мнения. Наиболее богатыми средствами вербализации располагает первый тип оценки. Для этого типа оценочного вывода характерно использование оценочных прилагательных, существительных в функции именной части именного сказуемого, причастий страдательного залога, а также глаголов. В качестве средств выражения остальных типов оценки в выводе употребляются предикативные наречия и оценочные прилагательные, которые могут также выступать в функции именной части составного неглагольного сказуемого. В оценочном суждении могут использоваться модальные слова.

ЛИТЕРАТУРА

1. ЯрыгинаЕ.С. Конструкции вывода-обоснования в синтаксической системе современного русского языка. М., 2002. 295 с.

2. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. 2-е изд., доп. М.: Едиториал УРСС, 2002. 280 с.

3. Девин И.М. Кочкаф произведеният. Колма томса. 3-це томсь: повесть, азкст, лятфнемат, очеркт, пеетькст. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2002.

400 с.

4. СайгинМ.Л. Крхка ункст: роман. Глубокие корни. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1976. 288 с.

5. ТяпаевА.П. Тяште лангонь алашат: повестть, азкст. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1991. 208 с.

6. Кудашкин И.Н. Ломанти эряви кельгома: повесть, рассказы, публицистика. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1996. 224 с.

7. Тяпаев А.П. Седть лангса тол. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1994. 336 с.

8. Панчт, монь ширенязе: расскаст / Сост.: Е. Терешкина, Г. Пинясов. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1987. 224 с.

9. МоисеевМ.С. Колма горянцят: пеетькшнемат, расскаст, очеркт. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1990. 256 с.

10. Радин В.Н. Минь - мирнеряйхтяма. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1986. С. 300.

11. Ларионов С.С. Колма вармат. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1967. 232 с.

12. Сокорова И.П. Вербализация модуса мнения в конструкциях вывода-обоснования в мокшанском языке // Актуальные вопросы мордовской филологии: Сб. науч. ст. Саранск, 2007. С. 32-34.

Статья представлена научной редакцией «Филология» 17 декабря 2007 г.