Лингвистика

УДК 81’271.2:81’42

ББК 81.2-7

А 72

Антошинцева М. А.

Учебно-научная речь как область взаимодействия научного и образовательного дикурсов в условиях смены речевого стандарта

[Печатается в рамках реализации Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг. (регистрационный номер 103/09)]

Аннотация:

Статья посвящена феномену учебно-научной речи. Современная учебно-научная речь находится под влиянием социокультурных изменений как в науке, так и в образовании. Изменения современного речевого стандарт научной коммуникации оказывают влияние на речевой стандарт учебно-научной речи. Во-первых, происходит трансформация коммуникативных моделей и жанров. Во-вторых, актуальными характеристиками учебнонаучных речи и текста становятся поликодовость в представлении информации и многоканальность в процессе ее передачи и восприятия.

Ключевые слова:

Научная сфера коммуникации, образовательная сфера коммуникации, педагогический дискурс, учебно-научная речь, речевой стандарт.

Antoshintseva M. А.

Candidate of Philology, Associate Professor of the Department of Educational Technologies in Philology, the Rostov State Pedagogical University named after A.I. Gerzen, e-mail: marusya.lingv@gmail .com

Educational discourse and Scientific discourse: interaction area

The article is devoted to the actual problems of educational communication and educational discourse and text. Educational communication is influenced by present-day standards of language and discourse. Educational speech and text are viewed as an interaction area of scientific communication and educational communication.

Keywords:

scientific communication, educational communication, pedagogical discourse, educational speech and text, communicative, standards of speech.

В рамках исследования речевого стандарта научной коммуникации мы рассматриваем науку как социальный институт, обеспечивающий познавательную деятельность и формирующий теоретическую систему знания. При этом члены научного сообщества оказываются включенными в определенную социокультурную и коммуникативную среду, в которой происходит установление познавательных и социальных отношений.

Взаимодействие социальных институтов науки и образования — один из таких диалогов, разворачивающийся в поле пересечения научной и образовательной сфер коммуникации, актуальность обращения к которому обусловлена следующими факторами:

• наличие области взаимодействия научного и образовательного коммуникационных пространств послужило причиной формирования особых учебно-

научных речи и текста внутри научного стиля речи;

• формирование речевого стандарта современной научной коммуникации повлекло за собой изменения во всех подстилях научной речи, в т. ч., и в учебно-научном подстиле;

• изменение норм учебно-научной речи коснулось всех ее уровней (языковых и коммуникативных норм, текстовых моделей), сформировались стандарты учебно-научной речи;

• на данный момент учебно-научные речь и текст как область взаимодействия научного и образовательного коммуникационных пространств демонстрируют особые, представляющие исследовательский интерес, типы и жанры устной и письменной речи и текста.

Остановимся на отмеченных факторах подробнее. Традиционное выделение учебнонаучной разновидности научного стиля, или учебно-научного подстиля, (наряду с собственно научным, научно-справочным, научно-популярным, профессионально/производственнотехническим, научно-информативным, научно-деловым) [1, 2, 3] основано на том, что учебно-научные речь и текст имеют особую сферу применения внутри научной коммуникации, научного дискурса: они используются в процессе передачи и усвоения знаний, то есть в процессе обучения, являясь, в то же время, элементом образовательной сферы коммуникации или учебной коммуникации как его важной составляющей. Сами понятия учебно-научных речи и текста свидетельствуют о тесном взаимодействии научной и образовательной сфер коммуникации.

Главными продуцентами и реципиентами учебно-научной речи выступают ученый (ВУЗ, коллектив исследователей), особенно если речь идет о высшем образовании, педагог (преподаватель ВУЗа, учитель, а также кафедра, школа, коллектив преподавателей и т. п.), обучающийся (студент, ученик школы и т. п.). Очевидно, что исполнителем этих коммуникативных ролей в зависимости от ситуации научного или учебного общения может выступать одно и то же лицо, одновременно, названные коммуникативные роли принадлежат различным сферам коммуникации — научной и образовательной, уже — педагогической. Таким образом, учебно-научная речь и текст выступают связующим элементом научной и образовательной сфер коммуникации.

В эпоху глобальной коммуникации, коммуникационные потоки и практически все, что составляет среду обитания человека и сферы его деятельности, является также и коммуникативной средой или коммуникационным пространством. Используя понятие коммуникационного пространства (т. е. пространства множества коммуникаций), мы подразумеваем, что взаимодействие субъектов общения происходит каждый раз в определенной сфере коммуникации. В поле зрения нашего исследования оказываются сферы научной и образовательной коммуникаций, вступающие во взаимодействие друг с другом, а также активно взаимодействующие со всеми остальными фрагментами пространства коммуникаций, обусловливая сложный диалогический процесс, интеркоммуникационные связи (последствия научной и образовательной деятельности в действительности прослеживаются на уровне семьи, производства, государства и т. п.).

Являясь традиционными объектами исследовательского интереса, и научная, и образовательная сфера коммуникации ставят перед учеными новые проблемы:

1. Эффективность и полноценность научной и образовательной коммуникации тесно связана с интеграцией ее субъектов в глобальное научное и образовательное сообщество. Осуществление этого процесса возможно в результате использования современных информационно-коммуникационных технологий, а также доступности самих этих технологий. Процессу интеграции должна способствовать открытость научной коммуникации, создание доступной всем субъектам научно-образовательной деятельности глобальной, в т. ч. виртуальной, информационно-коммуникационной системы взаимного обмена и обогащения знаниями.

2. В связи с интеграцией субъектов научно-образовательной деятельности в глобальную информационно-коммуникационную систему возникают проблемы организации

коммуникативных событий (для которых появились новые средства, формы и жанры), обучения эффективным стратегиям и тактикам взаимодействия в данных коммуникативных событиях.

3. Сфера образовательной коммуникации раскрывает новые грани в связи с панъевропейскими инновационными процессами, образовательными реформами, коснувшимися всего европейского образования. Интеграция европейского образования, становление системы образования в течение всей жизни, дифференциация образования, развитие рынка образовательных услуг и др. факторы привели к трансформации самой коммуникативной сферы, существенно изменив всю систему коммуникации (участников, хронотоп, цели, стратегии и тактики дискурсивного поля).

4. Решение этих проблем тесно связано с исследованием самих речевых стандартов научной и образовательной коммуникации, а также сфер их взаимодействия, с внедрением в процесс обучения технологий моделирования учебно-научной среды, моделями учебно-научной речи.

В рамках нашего исследования образовательная сфера коммуникации представляет интерес с точки зрения одного из наиболее важных элементов, а именно, педагогического дискурса, который вслед за Т. В. Ежовой [4] мы понимаем как интерактивную деятельность участников общения, осуществляемую внутри образовательной сферы коммуникации (в образовательной среде ВУЗа, школы и т. п.), включающую участников педагогического процесса, педагогические цели, ценности и содержательную составляющую педагогического процесса, отражающую стилистическую специфику педагогического взаимодействия субъектов и обеспечивающая формирование ключевых компетентностей участников образовательного процесса (социокультурной, коммуникативной, когнитивной, межкультурной, информационной).

Педагогический дискурс мы рассматриваем как самостоятельный элемент дискурсивного пространства, не включая его в научный. С этой точки зрения, нам близка, например, позиция В. И. Карасика [5: 209-221, 230-233]. Анализируя различные типы институциональных дискурсов, ученый отмечает различия педагогического и научного дискурсов во всех рассматриваемых позициях:

• типовыми участниками педагогического дискурса являются учитель (преподаватель

ВУЗа, колледжа, школы) и ученик (студент, школьник и т. д.), в то время как научный дискурс представлен взаимодействием принципиально равных между собой участников общения -исследователей как представителей научной общественности, и лишь на периферии научного дискурса находится статусно неравное взаимодействие начинающих исследователей с заслуженными учеными, а также представителей широкой общественности с деятелями науки;

• хронотоп педагогического дискурса представляют школа, класс, аудитория и т. д.,

научного дискурса - зал заседаний, лаборатория, кафедра и т. д.;

• ценности в педагогическом дискурсе выводятся из всей совокупности моральных

ценностей, разделяемых обществом, ценности же научного дискурса сопряжены преимущественно с концептами «истина» «знание», «исследование».

Не совпадают и цели, стратегии, жанры, прецедентные феномены педагогического и научного дискурсов. В то же время, очевидно тесное взаимодействие и взаимовлияние этих разновидностей дискурса в учебной коммуникации. Связующим элементом научного и педагогического дискурсов является учебно-научная речь.

Нам близка точка зрения ученого-методиста Н. Д. Десяевой, утверждающей, что термин учебно-научная речь позволяет рассматривать означенное явление с методической точки зрения, в противопоставлении другим разновидностям речи, продуцируемой в ситуации учебного процесса. При этом под учебно-научной речью в диссертации понимается подстилевая разновидность научной речи, характер которой определяется функционированием в ней языковых единиц по законам, обусловленным спецификой ситуации общения в сфере обучения, и которая выполняет в данной сфере функцию средства

обучения [6]. Тогда как в нашем исследовании будут соседствовать понятия учебно-научной речи и текста, рассматриваемые как область взаимодействия научного и педагогического дискурсов внутри образовательной сферы коммуникации.

Итак, учебно-научные речь и текст, используемые участниками образовательной коммуникации, функционируют в поле взаимодействия научного и педагогического дискурсов. Очевидно, что учебно-научные речь и текст подчиняются структурно-языковым (лексическим, морфологическим, синтаксическим) и научно-стилевым нормам литературного языка. В текстовых категориях учебно-научных речи и текста (а именно, категориях связности, структурности, цельности, модальности, функционально-смысловой организации высказывания) находят отражение (с некоторыми оговорками и исключениями) присущие научному стилю черты: логичность, точность, строгость, отвлеченность,

обобщенность и информативность.

В то же время, особенности функционирования в этой сфере языковых средств и специфику речевой и текстовой организации учебно-научных речи и текста определяют особая сфера применения (использование в процессе передачи и усвоения знаний, т. е. в процессе обучения) и особые учебно-научные коммуникативные ситуации (прежде всего, учебная лекция и урок), в которых продуцируются учебно-научные речь и текст. Так как они служат дидактическим целям, детерминирующим изложение, композицию, структуру и стиль текста, то, в отличие от академических научных текстов, цель которых, как правило, сообщение нового знания, учебные тексты фиксируют уже сложившуюся систему знания, общепринятые понятия и законы данной науки. Этим определяется большая ясность, четкость, прозрачность изложения. Кроме того, адресат и адресант в данной сфере определены более четко, так как продуцент учебно-научной речи и текста обычно ориентируется на определенный уровень потенциальных реципиентов (студентов определенного курса профилирующей или непрофилирующей специальности; школьников определенного возраста, гуманитарного / естественно-научного / технического склада мышления). Ярко выраженная позиция преподавателя и индивидуальная эмоциональная манера изложения объясняются необходимостью мотивировать процесс обучения, заинтересовать учащихся, сделать материал более доступным для обучающихся. Она проявляется в использовании различных средств актуализации и акцентуации излагаемой информации, оценки, рекомендации, комментирования.

Формирование речевого стандарта современной научной коммуникации повлекло за собой изменения во всех разновидностях научной коммуникации, в т. ч., и в учебно-научных речи и тексте. Все они свидетельствуют об адаптации к изменяющимся условиям коммуникативной среды, в том числе, в области научной и образовательной коммуникаций:

• резкое увеличение влияния устной речи на письменную и последующие изменения в отношении «пользователей научной речи» к языковой норме даже в этой строгой функционально-стилевой разновидности языка;

• изменения в речевом поведении современного ученого и педагога, обусловленные когнитивными и социальными процессами в век глобальной коммуникации;

• изменения практически во всех составляющих модели научной и образовательной коммуникации под влиянием современных информационно-коммуникационных технологий;

• стремление к гетерогенности практически любого современного научного и учебного текста.

Глобальные изменения в учебно-научной речи и тексте обусловлены изменениями коммуникативной модели в сфере научной и образовательной коммуникаций. Ярким отражением новых коммуникативных стандартов является представленная в обращении к читателю коммуникативная установка автора учебного пособия по синтаксису, являющегося одновременно одним из ведущих отечественных ученых-синтаксистов С. Г. Ильенко. Объясняя необходимость появления учебных изданий, представляющих собой изложение авторских учебных курсов и дисциплин, требованиями времени, ученый и преподаватель С. Г. Ильенко предлагает обновить и жанр учебного пособия, и формы работы со студентами:

Писать учебник по более или менее сложившемуся трафарету мы сочли нецелесообразным. К тому же в наше «компьютерно-интернетное» время, при современных издательских возможностях, необходимость в учебниках «для всей страны» стремительно себя изживает. Ведущим российским университетам целесообразно располагать специальными сериями учебных книг, предназначенных не просто студентам соответствующей специальности, а конкретным студентам, слушающим курс конкретного профессора. Было бы отрадно, если бы каждая такая учебная книга (включающая не только теорию предмета, но и разного рода материалы для самостоятельного использования) представала как новаторская, обладала «лица необщим выраженьем» (по формуле Е. А. Баратынского). Это, безусловно, не исключает возможности, а при успешном результате — необходимости гораздо более широкого использования учебных книг, чем рамки отдельно взятого вуза. Думается, что именно так может осуществляться в этой сфере известный принцип дополнительности Нильса Бора.

И, если на первый взгляд, необходимы формальные и композиционные изменения, то, на самом деле, автор пособия улавливает гораздо более важные изменения в содержании читаемого студентам курса:

Однако формально-композиционное обновление — не главное и не самоцель. Намного существеннее обновление содержательное — а оно необходимо: его требует время, его требуют и значительные изменения в том, каков сегодняшний студент (Ильенко С. Г. Коммуникативно-структурный синтаксис современного русского языка: [учебное

пособие по направлению "Филологическое образование"]. — Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2009.

Для нас очень важны следующие вынесенные автором на суд читателя проблемы современного дидактического текста и его восприятия:

• непосредственное влияние изменений в научной картине мира на содержание и формальную организацию учебных дисциплин, учебно-научных речи и текста (прежде всего, имеем в виду антропоцентризм современной научной картины мира);

• постоянно увеличивающееся количество научной информации предопределяет основной принцип изложения материала (интеграцию и синтез);

• необходимость своевременной обработки огромного количества информации приводит к трансформации коммуникативной модели учебно-научной речи, жанров учебнонаучной речи и текста (поликодовость в представлении содержания научного знания, многоканальность в процессе передачи и восприятии речи и текста).

Все перечисленные изменения в образовательной сфере коммуникации, касающиеся учебно-научных речи и текста как важного элемента педагогического дискурса были подтверждены в ходе анализа наиболее отвечающего современным образовательным целям жанра интерактивной учебной лекции, представленной в пространстве электронной коммуникации [7].

Итак, обращение к области взаимодействия научной и образовательной коммуникации в современных языковых и социокультурных условиях позволяет объяснить изменения, происходящие в учебно-научной речи и обусловленные изменениями речевого стандарта научной коммуникации, определить актуальные вопросы изучения педагогического дискурса.

Примечания:

1. Культура русской речи: учеб. для вузов / под ред. Л.К. Граудиной, Е.Н. Ширяева. М.: ИНФРА-М НОРМА, 1999. 560 с.

2. Основы научной речи / под ред. В.В. Химика, Л.Б. Волковой. М.: Academia, 2003. 272 c.

3. Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. М.: Высш. шк., 1987.

4. Ежова Т.В. К проблеме изучения педагогического дискурса // Вестник ОГУ Т. 1. Гуманитарные науки. 2006. № 2. URL: http://vestnik.osu.ru/2006_2/10.pdf.

5. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 477 с.

6. Десяева Н.Д. Учебно-научная речь учителя русского языка и пути ее формирования в

педагогическом вузе: автореф. дис. ... д-ра пед. наук. М., 1997 (б). 35 с.

7. Технологии описания жанровых моделей в электронной-научно образовательной

среде // Анализ современной научной коммуникации: лингвистические и

образовательные технологии: монография / М.А. Антошинцева, Л.Н. Беляева, Н.А. Бочарова [и др.]. СПб., 2010.

References:

1. The culture of Russian speech: manual for higher schools / ed. by L.K. Graudina, E.N. Shiryaeva. М.: INFRA-M NORMA, 1999. 560 pp.

2. The fundamentals of scientific speech / ed. by of V.V Khimik, L.B. Volkova. М.:

Academia, 2003. 272 pp.

3. Rosental D.E. Practical stylistics of the Russian language. М.: Vysshaya shkola, 1987.

4. Ezhova T.V. On the problem of pedagogical discourse studying // Bulletin of the OGU. V. 1. The humanities. 2006. № 2. URL: http://vestnik.osu.ru/200 6_2/10.pdf.

5. Karasik V.I. Linguistic Circle: personality, concepts, discourse. Volgograd: Peremena, 2002. 477 pp.

6. Desyaeva N.D. Educational and scientific speech of the Russian language teacher and

ways of its formation in teachers' training higher school: Dissertation abstract for Doctor of

Pedagogy degree. М., 1997 (b). 35 pp.

7. Technologies of the genre models descriptions in electronic scientific and educational environment // Analysis of modern scientific communication: linguistic and educational technologies: monograph / M.A. Antoshintseva, L.N. Belyaeva, N.A. Bocharova [etc.]. SPb., 2010.