Стремительном Светлом Витязе. - Иркутск: Иркутское областное государственное издательство, 1951. - 96 с., ил.

13. Богатырь на гнедом коне. Якутское сказание. Переложение А. Штейнберга. - М.: Государственное

издательство детской литературы, 1960. - 190 с., ил.

14. Васильев С. Эрчимэн Бэргэн. Олонхо (на як. и русс, яз.). Пер. с як. Л. Коноплянко. - Якутск: Яутское книжное издательство, 1990. - 189 с. ил.

15. Полетика В. В. Нюргун Стремительный. Поэма по мотивам якутского народного эпоса. - Благовещенск: Амурское книжное издательство, 1957. - 75 с., ил.

16. Модун Эр Со§отох. - Могучий Эр Соготох. Олонхо / Подг.сокр. варианта текста и пер. олонхо В. О.Каратаева с якут, на рус. В.Степанов. - Якутск: «Октаэдр», 2001. - 48 с.

17. Находкина А. А. О современном состоянии перевода в Республике Саха (Якутия) // Актуальные проблемы перевода в свете языковой политики. - Якутск: ИГИ АН РС(Я), 2006. -С. 37-45.

18. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. - М.: «Международные отношения», 1980. - 352 с.

19. Нелюбин Л. Л. Толковый переводоведческий словарь. -М.: Наука,2003.-318 с.

20. Дьячковскай Н. Д. Саха билинт-ги тыла. Фонетика: Уерэнэр кинигэ. - Дьокуускай: СГУ издательствота, 2000.

- 175 с.

21. Анисимов В. М. Научные основы методики обучения русскому язьжу в начальных классах якутской школы (сопоставительный аспект): Пособие для учителя. - Якутск: Офсетник, 1991. - 104 с.

22. Самсонова Т. П. Сравнительная характеристика звуковых систем русского и якутского языка. - Якутск: Якутское книжное издательство, 1959. - 92 с.

23. Габышева Ф. В. Обучение русскому произношению в начальных классах якутской школы. Пособие для учителей. -Якутск: Национальное книжное издательство, 1992. - 85 с.

24. Багдарыын Сулбэ. Аал уоту оттунан. - Дьокуускай: Саха сирйнээди кинигэ издательствота, 1992. - 192 с.

25. Самсонов Н. Г. Два языка - два родника. - Якутск: «Бичик», 1993. - 176 с.

26. Ойунский П. А. Нюргун Боотур Стремительный. Якутский героический эпос олонхо. Переводчики английского языка: Мушникова Е. Н, Мухина В. С., Ельманова Г. А. Переводчики якутского языка: Тарасов С. П., Тюнгюрядов 3. Т. - Л, 1969.-45 с.

27. Ойуунускай П. А. Дьулуруйар Ньургун Боотур: Олонхо / Саха Респ. наукаларын акад. Гуманит. чинчийии ин-тута; Бэчээккэ бэлэмнээтилэр П. Н.Дмитриев, С. П.Ойунская. -Дьокуускай, 2003. - 544 с.

28. Саха таабырыннара. Якутские загадки. Сост., автор перевода, вступительной статьи и комментария С. П.Ойунская / Науч. ред. Н. В. Емельянов. - Якутск: Якутское книжное издательство, 1975. - 376 с.

29. Якутские народные песни. Часть 4. Якутские народные поэмы-тойуки. Сост., автор перевода, вступительной статьи и комментария С. П.Ойунская / Науч.ред.Н. В. Емельянов. -Якутск: Книжное издательство, 1983. -280 с.

УДК 811. 512.157 Г. Г. Левин

ТЮРКО-МОНГОАЬСКИЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В ДРЕВИЕТЮРКСКО-ЯКУТСКИХ

ЛЕКСИЧЕСКИХ ПАРАЛЛЕЛЯХ

В статье рассмотрена взаимосвязь якутского и древнетюркского языков в отдельно взятой лексико-семантической группе. Проведено определение критериев взаимоотношения между якутским и древнетюркским языками. В качестве сравнительного материала привлечены материалы восточно-тюркских и монгольских языков. Сделан подробный анализ количественностатистических и структурно-семантических особенностей лексических параллелей. Опеределена устойчивость и изменчивость структурных оформлений основ и характер изменчивости лексических значений рефлексов в конкретных структурных типах.

Ключевые слова: лексико-семантические группы, тюркские и монгольские языки, якутский язык, структурно-семантичес-кие особенности, явление общественной жизни.

ЛЕВИН Герасим Герасимович - к. филол. н., доцент ИЯКН СВ РФ СВФУ.

E-mail: Tegkul@raiiibler.m

(7. G. Levin

Turkic and Mongolian representations in ancient Turkic and Yakut languages

There are considered connections between Yakut and ancient Turkic languages in a certain lexical semantic group. It is determined the criteria of interactions between Yakut and ancient Turkic languages. As comparative material there were used eastern Turkic and Mongol languages. Qualitative - statistical and structural semantic peculiarities of lexical parallels are described in detail. There are determined stability and inconstancy of stem structures and character of inconstancy of lexical meanings of reflexes in concrete structural types.

Key words: lexical semantic group, Turkic and Mongol languages, Yakut language, structural semantic peculiarities, the phenomena of public life.

Лсксико-семантичсская группа (ЛСГ) наименования явлений общественной жизни как часть лексической системы языка отражает социальную структуру общества, мировоззренческие взгляды носителей языка, способы организации жизни людей. Данная ЛСГ относится к неустойчивой категории лексики, она в исторически короткие промежутки времени может претерпеть такие сильные изменения, которые в других лексико-семантических группах растягиваются на несколько столетия.

В якутском и древнетюркском языках выявляется множество параллелей, относящихся к ЛСГ наименования явлений общественной жизни. Отдельные вопросы сравнительного и этимологического анализов якутских слов, входящих в вышеназванную ЛСГ затрагивались в работах Э. К. Пекарского [1], Э. В. Севортяна [2], Н. К. Антонова [3], Г. В. Попова [4], Г. Г. Левина [5]. Однако системное изучение общественно-политической лексики якутского и древнетюркского языков не проводилось.

В качестве дополнительного материала привлечены лексические параллели алтайского, тувинского, хакасского, уйгу рского, киргизского языков из тюркской группы, средне-монгольского, письменно-монгольского, ха лха-мо нго льс ко го, бурятского языков из монгольской группы.

Для определения критериев исторической связи якутского и древнетюркского языков, а также по локальным особенностям рунических памятников материал древнетюркского языка разделен на 3 группы:

а) орхонские надписи; б) енисейские эпитафии; в) восточно-ту ркестанские рукописные тексты.

Количественно-статистическая характеристика

В текстах древнетюркской рунической письменности всего обнаружено 45 основ, представляющих наименования явлений общественной жизни, из них 29 [ОС-10/ДС-18/ТС-1 ] (64,4%) единиц имеют параллели в якутском языке (табл. 1). Количественное соотношение параллелей в отдельных видах древнетюркских памятников таково: в орхонских текстах из 40 основ в якутском языке лексические рефлексы имеют 26 (65,0%) единиц, в енисейских эпитафиях из 21 отмечается 14 (66,6%), в восточно-туркестанских рукописных текстах

из 18 выявляется 14 (77,7%) параллелей.

Односложные основы

VC: орх., уйг. (рун), ил ‘племенной союз’, сн. ил, ал ‘государство, народ’ // як. ил ‘мир, согласие’, ср.: алт., кирг. эл ‘народ, племенной союз’, хак. ил ‘народ’, уйг. эл ‘страна; село, селение; народ’, монг. элч, бур. элшэ ‘нарочный, гонец, курьер’, ср.-монг. elcin ‘послы’, ср.-монг. эл ‘мирный’.

CVC: 1) ен., уйг. (рун.) oaj ‘богач’ // як. баай ‘богач, богатый’, ср.: алт., кирг., уйг. бай, хак. пай, тув. бай (кижи) ‘богач, богатый’, монг., бур. баян ‘богач; богатство’, ср-монг„ м.-п. bajan ‘богатый, богатство’; 2) орх., ен., уйг. (рун) баг ‘правитель, князь’ // як. бии ‘родной брат, двоюродный брат, ср.: алт. бий ‘уст. начальник’, хак. уст. пиг ‘ чиновник; господин’, тув. бег, кирг. бек, уйг. бок ‘бек’, монг. beji-le, п.-монг. beyile ‘княжеские титулы’, ср:-монг. begi ‘бек’; 3) орх. бод ‘организация, племя, род’ // як. бодо ‘вид, облик’, ср. алт. бой ‘рост, возраст’, хак. пос ‘сам’, ту в. эьт-бот ‘тело’; уйг. (рун) бой ‘рост; стан, корпус’, монг. бод ‘философский предмет; материя, вещество’, ср.: монг., бур., бод, м.-п. boda ‘крупный скот’, ср.-монг. бодо ‘субстанция’, ‘крупный рогатый скот’; 4) орх. туд ‘знамя’ // як. туода ‘знамя’, ср.: тув. тук, кирг. туу, уйг. тут, монг. туг ‘знамя’, бур. туг ‘знамя, флаг’, ср.-монг. tuy - tuq ‘знамя’, м.-п. tuy (< кит.) ‘знамя’; 5) орх., ен., уйг. кан ‘правитель, хан’ // як. хаан ‘хан, ханский’, ср.: алт. каан ‘царь, хан’, хак. хан ‘царь, царский’, тув. хаан ‘хан, царь, король’, кирг. кан ‘хан’, уйг. хан ‘ист. хан, государь, монарх’, монг. хаан ‘хан, царь, монарх; ханский, царский’, бур. хаан ‘хан, царь, монарх; ханский, царский’, ср.-монг. qa’an ‘каган, верховный правитель’, п.-монг. %ан ‘хан, царь, раджа’; 6) орх., ен. уйг. (рун.) кул ‘раб’ //як. кулут ‘раб’, ср.: алт., тув., кирг. кул, хак. хул, уйг. кул ‘раб, невольник’; 7) орх. сн. jog ‘поминальный обряд’ // як. дьуо^улаа ‘хоронить’, ср.: хак. чьП) ‘хоронить кого-л.’, кирг. жогол ‘потеряться, исчезнуть, сгинуть, пропасть’, уйг. yoyi ‘печаль, траур’, монг. jo ‘o!, ах!’, м.-п. yoyila ‘стенать, охать’; 8) орх. кур ‘положение, чин, достоинство, пояс’ // як. кур ‘пояс, кушак, ремень’, ср.: алт., тув., кирг. кур, хак. хур ‘пояс, кушак, ремень’, уйг. кор ’завязка, тесьма’, бур. liyp ‘ремешок, ремень; 2. ременный, кожаный’, ср.-монг. qur ‘колчан’, м.-п. qursi ‘носящий колчаны’.

СУСС: орх., уйг. (рун.) ]урт ‘земля, страна, родина’ // як. сурт 'стойбище, жилище, ср.: алт. дьурт ‘страна, место поселения, место жительства, селение, поселок’, хак. чурт 'жилище, постройка’, тув. чурт ‘страна; край; местность; стойбище’, кирг. журт ‘народ; подданные; родня, близкие; место, где стояла юрта или стоял аул; страна; уст. родина1, уйг. журт ' страна; родина’.

Двухсложные основы УСУ: орх., уйг. (рун.) иди ‘господин, хозяин, властитель’ // як. иччи ‘хозяин, домовой дух. владелец’, ср.: алт., хак. ээ ‘хозяин, хозяйка’, тув. ээ ‘хозяин, владелец’, кирг. ээ ‘хозяин; бог; дух-покровитель’, уйг. игэ ‘владелец, хозяин, обладатель’, монг. эзэн ‘хозяин, владелец, обладатель; господин, владыка, повелитель’, бур. эзэ(н) ‘хозяин, владелец, обладатель’, ср.-монг., м,-п. е]еп ‘хозяин, господин; государь, владыка’.

УСУС: орх. улыс ‘страна, область’ // як. улуус ‘улус, район, обширный родовой союз’ ср.: алт., хак., тув. улус ‘народ’, кирг. улут ‘нация’, уйг. улус ‘ист. народ; страна’, монг. улс ‘государство, держава; люди, народ; династия’,

Таблица 1

Количественная характеристика древнетюркско-якутских параллелей по письменным памятникам

Памятники Всего ОС/ДС/ТС ЯКУТСКИЙ язык Общая сумма (%)

Количество соответствий ( %)

ОС ДС ТС

ДТП 15/29/1 10 (66,6) 18 (62,0) 1 (100) 45/29 (64,4)

on 14/25/1 10 (71,4) 15 (60,0) 1 (100) 40/26 (65,5)

ЕП 10/11 6 (60,0) 8 (72.7) 0 21/14 (66.6)

ВІГІ 7/11 6 (85,7) 8 (72,7) 0 18/14 (77,7)

бур. улас ‘лит. редко народ; страна; государство’, ср,-монг. ulus ‘народ, государство’, м.-п. ulus ‘народ’.

VCCV: 1) орх. орду ‘орда, лагерь, ставка’, уйг. (рун.) орду ‘орда, дворец’ // як. ордуу ‘лошво, пристанище’, ср: алт., хак. орда ‘орда’, хак. орда ‘орда’, тув. орду ‘дворец’, кирг. ордо ‘ ист. ханская ставка, ханский дворец, ханская юрта феодала; богатая юрта (вообще)’, уйг. орда ‘ист. в тюрко-монгольских феодальных государствах средневековья ставка правителя и местопребывание его семьи’, монг. орд(он) ‘дворец’, бур. ордо(н), ср.-монг. орду ‘дворец; ставка’, м.-п. ordu qarsi ‘дворец’; 2) уйг. (рун.) одры ‘вор, грабитель’ // як. уоруу ‘воровство’, алт. уур ‘воровство’, хак. огыр, тув. оор, кирг. ууру, уйг. о гри ‘вор’, ср.-монг. oirgaq ~ ourgaq ‘вор, грабитель’, бур. оруу ‘вхожий’.

CVCV: орх., ен., уйг. (рун.) тору ‘власть, обычай, закон’ // як. терут ‘предок, родоначальник; корень, основа, основание’, ср.: алт., хак., уйг. тор ‘место против входа в юрту; почетное место в доме, главное место у очага’, тув. тере уст.’строй, режим’, кирг. тере ‘1. (в

эпосе) господин (эпитет властительного богатыря)’, монг. тер ‘1. строй, режим; государство, держава; закон, законность’, бур. турэ ‘правление’, ср.-монг. jasay toro ‘законы и установления’, п.-монг. toril ‘закон, установление, правление, держава’.

CVCVC: 1) ен. бакыр 'деньги; медь’ // як. бадарах ‘низкий и широкогорлый горшок для варки молока’, ср.: алт. бакрас ‘медный котел’, кирг. бакыр ‘медь; металлическое ведро’, уйг. падир 'ведро’, монг. бадар ‘уст. сбор пожертвований, подаяний’, бур. бадар ‘уст. подаяние, приношение, подношение, милостыня (странствующим монахам)’, ср.-монг. baqir ‘медь’; 2) орх., ен., уйг. (рун.) будун ‘народ’ //як. бодо ‘вид, облик’, ср.: алт. бой ‘рост, возраст’, хак. пос ‘сам’, тув. эьт-бот ‘тело’= бодо ‘единица подсчета в переводе на голову рогатого скота’, кирг. бой ’рост; стан, корпус’, кирг. бодо: бодо мал крупный скот (рогатый скот, кони, верблюды)’, уйг. бой ‘корпус, стан; рост; берег, побережье’, монг. бод ‘философский предмет; материя, вещество’ = монг. бод ‘крупный скот’, бур. бодо ‘крупный (о скоте)’, ср.-монг. бодо ‘субстанция’, м.-п. boda ‘крупный рогатый скот’; 3) ен. батур, уйг (рун.) бадатур ‘богатырь’ // як. боотур ‘богатырь’, ср.: алт. батыр, тув. маадыр ‘богатырь’, хак. матыр ‘герой; смелый, храбрый, неустрашимый, богатырь’, кирг. баатыр ‘богатырь, храбрец; герой (также офиц.), уйг. бату р ‘богатырь, силач, герой’, монг. баатар ‘богатырь, герой; витязь’, бур. баатар ‘богатырь, батырь, герой’, ср.-монг., м.-п. bayatur ‘герой, богатырь’; 4) орх. тигин ‘принц’, уйг(рун.) тигин ‘имя собственное’ // як. тыгын ‘имя собственное, якутский царь’, ср.-монг. tü:ni ‘тегин’; 5) орх. ]адак ‘пехота, пехотинец’ // як. сатыы ‘пешком’, ср.: алт. д’ойу ‘пеший, пешеход, пешком’, хак. чазаг, тув. чадаг, кирг. жее, уйг. йойу ‘пеший, пешеход, пешком’; монг. jadayu ‘бедный, слабый’, бур. ядамаг ‘немощный, неимущий’, ср-монг., м-п. jada ‘не быть в состоянии, не уметь, не мочь’; 6) орх. кадык ‘калым, выкуп за невесту’ // як. халыым ‘калым, калым за невесту’, ср. алт.калым, хак., ту в. халым, кирг. кальпг ‘калым (выкуп, выплачиваемый за невесту)’, уйг. цапун ‘закон, законоположение’; 7) ен. тут-тур ‘бубен шамана’ // як. дунур ‘бубен шамана’, атг. тунур, хак. туур, тув. дунтур ‘бубен’, ‘бубен’, кирг. дунтур: дунгур-дунтур ‘подражание однообразным отрывистым звукам’, уйг .дубурэк ‘пуговка музыкального инструмента шанзы’, монг. дунгэр ‘бубен (шаманский)’, бур. дунгинэхэ ‘шуметь, гудеть; рокотать; жужжать’; 8) орх. ка§ан ‘правитель, каган’ // як. инд. кадан ‘предводитель, родоначальник’, ср.: алт., тув. хаан, уйг. хан ‘царь, хан’, хак. хан ‘царь’, кирг. кан ‘хан’, монг. хаан ‘хан, царь, монарх’, бур. хаан ‘хан, царь, монарх’, ср.-монг. хахап ‘ верховн ы й правител ь, государь ’, qa’ ап ‘ каган, верховный правитель’, м.-п. %ан ‘хан, царь, раджа’; 9) орх., ен. чариг ‘солдат, воин, войско’ // як. сэрии ‘война, войско’, ср.: алт. черу ‘боец, солдат; войско, армия’, хак. cipir, ту в. шериг ‘войско, армия’, кирг. черуу ‘ войско; поход’, уйг.

чери 'пленница, невольница, рабыня’, монг. цэрэг '1. цирик. воин, солдат; войско, армия’, бур. сэрэг ‘войско, армия; воин’, ср.-монг. §егі§, м.-п. 8егі§ 'войско’.

УССУС: орх. аркыш ‘караван, посольство’ //як. аргыс ‘спутник, попутчик’ ср.: хак. ардыс ‘товарищ’, тув. аргы ‘ездить, объезжать, разъезжать, совершать рейс’, кирг. аргы ‘(о скаковом коне) бежать крупным карьером’.

СУССУ: орх., ен., уйг. (рун.) тамда ‘тавро, печать, знак, клеймо’ // як. там§а ‘клеймо, печать’, ср.: алт. таима, хак. танъма, тув. талгма, кирг. тамга, уйг. тамга ‘тамга, клеймо, печать’, монг. тамга ‘печать, штемпель; клеймо, тавро’, бур. тамга ‘тамга, клеймо, тавро; печать, штемпель, штамп’, ср.-монг. Іаіпуа, м.-п. Іатауап ‘печать’.

СУССУС: 1) орх., уйг. (рун.) ]арлык ‘повеление, предписание’ // як. дьаралык ‘ярлык, клеймо; блеск, сияние; счастье, радость победы ’, ср.: алт. дьарлык ист. ‘последователь бурханизма (антинародного религиозного течения начала XX века)’, хак. чарлад ‘объявление, обнародование’, ту в. чарлыг, кирг. жарлык ‘указ, распоряжение’, уйг. йарлик ‘ярлык, ханская грамота’, монг. зарлиг ‘указ; устное повеление’, бур. ярлаг ‘ярлык, бирка; вывеска’, бур. зарлик ‘устное повеление, указ’, ср.-монг. ]аг1ід, м.-п. ]аг1іу ‘повеление, предписание, указ’; 2) орх., ен. таркан ‘титул’ // як. дархан ‘почтенный, важный’, ср.: тув. дарган ‘кузнец, почетный борец’, кирг. даркан ‘(в эпосе) кузнец; перен. уважаемый, славный, почетный’, монг. дархан ‘мастер’, бур. дархан ‘кузнец; мастер, умелец, искусный мастер’, ср.-монг. дархан, м.-п. 6аг/ап ‘кузнец’.

Трехсложные основы СУ СУСУ: орх. карату ‘караул, пикет’ // як. кыра§ы ‘зоркий; зоркость’=харабыл ‘караул, сторож’, ср: алт. каруул ‘стража, охрана, караул’, хак. харол ‘мушка (ружья)’, тув. хараал, кирг. кароол, уйг. вдривул ‘караул’, монг. харанхуй ‘темнота; тьма, мрак’, бур. харуул ‘караул, дозор; стража’, ср.-монг. дагапуи-дагапди, м.-п. дагадущ ‘темнота, темный’.

Слова, не имеющие в якутском языке параллелей

Односложные основы СУ: орх., ен., уйг. (рун.) су ‘войско’; СУС: 1) орх., ен. кун‘рабыня, служанка’, ср: кирг., уйг. кун’рабыня’; 2) орх., ен. мар ‘наставник, вероучитель’; 3) орх. тат ‘чужеземец, иноплеменник’, ср.: уйг. тат ‘таты, татский народ’; 4) орх., ен. шад ‘высший титул, министр’.

Двухсложные основы УССУ: орх. анчу ‘преподношение, воздаяния,

вознаграждение’, ср.: монг. анз ‘уст. пеня, штраф; взыскание; наказание’, бур. анза ‘“приданое” жениха’; СУСУ: орх., ен., уйг. (рун)]а§ы ‘враг’, ср.: алт. ]уу.

]уу-чак, хак.чаа 'война’, тув. чаа 'война’, кирг. жоо, уйг. йаги ‘враг’, бур. ср.-монг. ёа^п ‘враг’, монг. дайн, м.-п. <1ар(п)> ¿ау1(п) ‘война’ (ЭСТЯ, 1989, 56);

УССУС: орх. иркин ‘титул’, ср.: алт. эркин ‘свобода, воля’, уйг. эркан книж. уст. сановники, вельможи, придворные’;

СУСУС: 1) орх.. ен., уйг. (рун.) балык ‘город’, ср.: монг. балгас ‘город’, ср.-монг. ЬаЬхавип ‘крепость, столичный город’, м.-п. ЬаНуавип- Ьакуавип ‘город’; 2) орх. санун ‘титул табгачского военачальника’; 3) орх. чыкан ‘титул’;

СУССУ: орх. ]аб§у ‘титул верховного правителя у западных тюрков’;

СУССУС: 1) орх. ба_1ра§ ‘знамя’, ср.: кирг. байрак ‘флаг; ист. пика с бунчуком’ , уйг. байрав; ‘знамя; флаг’, монг. бадан(г) ‘флаг, знамя, знаки отличия’; 2) орх., ен., уйг. (рун.) кунчу] ‘принцесса, младшая родственница ханской крови, женщина ханского происхождения’, ср.: тув. кунчу г ‘свекор’; 3) ен. ]ар5ан ‘судья’, ср.: алт.]аргы ‘суд’, хак.чаргы ‘суд; наказание’, монг. яргачин ‘мясник; перен. палач; убийца’, бур. яргаша(н) ‘палач’, ср.-монг. ]агуис1, м.-п. ]агуис1 'судья’.

Количественный анализ показывает, что к якутскому языку более близкую позицию занимают из группы тюркских языков - киргизский, уйгурский, из группы монгольских языков - халха-монгольский языки. Наибольшее количество якутских параллелей встречается в алтайском, хакасском, киргизском, уйгурском, письменно-монгольском языках в односложных основах. в средне-монгольском, халха-монгольском, бурятском языках в двухсложных основах (табл. 2).

Из таблиц 3, 4 видно, что по количеству лексических параллелей к язык}' древнетюркских памятников близкое отношение имеют киргизский и уйгу рский языки. Из групп древнетюркских памятников к современным тюркским языкам более близко стоят восточнотуркестанские рукописные тексты. В этом плане из группы монгольских языков к языку древнетюркских памятников близко подходит халха-монгольский язык. Сравнительный анализ древнетюркских и монгольских корреспонденций демонстрирует, что монгольские параллели чаще встречаются в текстах восточнотуркестанских памятников, чем в орхоно-енисейских надписях.

Здесь интересно отметить, что в данной тематической группе монгольские языки имеют очень высокую процентную ставку для установления критериев близости исторического взаимоотношения между тюркскими и монгольскими языками.

Структурно-семантическая характеристика

Древнетюркские основы представлены структурными типами: ОС: УС-1, СУ-1, СУС-12, СУСС-1;’ ДС: УСУ-1, УСУС-1, УССУ-З, СУСУ-2, СУСУС-12. УССУС-2, СУССУ-2, СУССУС-6; ТС: СУСУСУ-1. Распределение якутских рефлексов по структу рным типам выглядит

следующим образом: в ОС: УС-1, СУС-8; СУСС-1; ДС: УСУ-1, УСУС-1. УССУ-2, СУСУ-1, СУСУС-9, УССУС-

1, СУССУ-1, СУССУС-2, ТС: СУСУСУ-1.

Из выявленных 29 [10/18/1] древнетюркско-якутских параллелей совпадение структу рного оформления основы встречается в 17 (58,6%) случаях, в том числе в ОС-5 (50%), в ДС-Т1 (61.1%). в ТС-Т. Сходство структуры древнетюркских рефлексов в других тюрко-монгольских языках характеризуется таким образом: в алтайском из 27 [8/18/1] в 16 [8/8] (59,2%), в хакасском из 27 [9/17/1] в 16 [9/7] (59,2%), в ту винском из 27 [8/18/1] в 19 [8/11] (70,3%), в киргизском из 31 [11/19/1] в 16 [9/8] (54,8%), в уйгурском из 31 [12/18/1] в 22 [12/10] (70,9%), в монгольском из 28 [7/20/1] в 6 [3/3] (21,4%), в бурятском из 25 [6/18/1] в 8 [3/5] (32%), в средне-монгольском из 25 [7/17/1] в 10 [3/7] (40%), в письменно-монгольском из 23 [7/15/1] в 7 [2/5] (30,4%).

Как видим, большое количество лексических рефлексов, идентичн ых с дре в нетюркски ми параллелями, отмечается в тувинском и уйгурском, соответственно, в средне-монгольском языках.

В якутском языке изменения структу ры рефлексов выявляются в следующих основах: ОС: СУС: д.-тюрк, баг // як. бии, д.-тюрк, бод // як. бодо, д.-тюрк, туг, // як. туор; ДС: УССУ: д.-тюрк. о§ры // як. уоруу; СУСУ: д.-тюрк, тору // як. терут; СУСУС: д.-тюрк, бакыр // як. базарах, д.-тюрк, будун II як. бодо; СУСУС: д.-тюрк, чариг // як. сэрии; СУССУС: д.-тюрк. ]арлык I/ як. дьаралык. Структурные изменения в якутских основах произошли: а) при выпадении [г], [§]: бии, уоруу, сэрии;

б) при появлении внутриязыковых формообразующих формантов: терут, базарах; в) при появлении в середине слова гласной фонемы: дьаралык. В отношении д.-тюрк, будун // як. бодо нужно заметить, что яку тская бодо, по всей вероятности, является более древней формой, чем ее древнетюркский аналог.

Количественный анализ конгруэнтности структурных оформлений тюрко-монгольских рефлексов по отношению к якутским формам представляется таким образом: в алтайском из 24 [8/15/1] в 10 [4/6] (41,6%), в хакасском из 25 [9/15/1] в 10 [4/6] (40%), в ту винском из

25 [8/16/1] в 9 [3/6] (36%), в киргизском из 27 [10/16/1] в 12 [4/8] (44,4%), в уйгурском из

26 [10/15/1] в 10 [4/6] (38,4%), в монгольском из 23 [7/15/1] в 4 [1/3] (17,3%), в бурятском из 22 [6/6/1] в 9 [3/6] (40,9%), в средне-монгольском из 22 [7/7/1] в 9 [3/6] (40,9%), в письменно-монгольском из 20 [7/12/1] в 5 [1/4] (25%).

На основе этих данных можно сказать, что к

якутскому языку' наиболее близки из тюркской группы языков - древнетюркский и киргизский, из монгольской группы - бурятский и среднемонгольский языки. Более отдаленную позицию занимают, соответственно, тувинский и монгольский языки. Следует отметить, что в данной группе встречаются оппозиционные к древнетюркским формам якутско-тюрко-монгольские рефлексы: як. уоруу II кирг. утру, бур. оруу; як. бодо // кирг.бодо, бур. бодо, ср.-монг. бодо, м.-п. boda; як. сатыы II агт. д’ойу, уйг. йойу, ср-монг. jada, м.-п. jada, як. сэрии II алт. черу, кирг. черуу, уйг. чери.

Таблица 2

Количественная характеристика якутских рефлексов но отношению к тюркским и монгольским формам

Языки Количество соответствий (%) Общая сумма (%)

ДТП ЯКУТСКИЙ ЯЗЫК 10/18/1

ОС ДС ТС

Алтайский 8(80) 15 (83,3) 1 (100) 24 (85,7)

Хакасский 9 (90) 15 (833) 1 (100) 25 (86,2)

Тувинский 8 (80) 16 (88,8) 1 (100) 25 (86,2)

Киргизский 10 (100) 17 (94,4) 1 (100) 28 (96.5)

Уйгурский 10 (100) 15 (83,3) 1 (100) 26 (89,6)

Монгольский 7 (70) 15 (83,3) 1 (100) 23 (79,3)

Бурятский 6(60) 15 (83,3) 1 (100) 22 (75,8)

Средне- монгол ьски й 7 (70) 14 (77,7) 1 (100) 22 (75,8)

Пись ме Н НО-М ОН Г'ОЛЬСКИЙ 7 (70) 12 (66,6) 1 (100) 20 (68,9)

Таблица 3

Количественная характеристика тюркских рефлексов по отношению к древнетюркским формам

ДТЯ Количество с о о т в е т с т в и й ( %)

Всего ОС/ДСЯС Алтайский Хакасский Тувинский Киргизский Уйгурский

ДТП 15/28/1 8/18/1 (61,3) 9/17/1 (61,3) 8/18/1 (61,3) 11/19/1 (70,4) 12/18/1 (70,4)

ОП 14/24/1 7/14/1 (56,4) 8/14/1 (58,9) 7/16/1 (61,5) 10/16/1 (69,2) 11/15/1 (69,2)

ЕП 10/11 5/9 (66,6) 6/8 (66,6) 4/9(61,9) 7/9 (76,1) 7/8 (71,4)

ВТП 7/11 6/8 (77,7) 6/8 (77,7) 5/9 (77,7) 6/8 (77,7) 6/8 (77,7)

Таблица 4

Количественная характеристика монгольских рефлексов по отношению к древнетюркским формам

Количество с о о т в е т с т в и й ( %)

Дія Всего ОС/ДС/ТС Монгольскхгіі язык Бурятский язык Средне- монгольский язык Письменномонгольский язык

дш 15/28/1=44 7/20/1 (63,6) 6/18/1 (56,8) 7/17/1 (56,8) 7/15/1 (52,2)

ОП 14/24/1 39 6/15/1 (56,4) 5/14/1 (51,2) 6/14/1 (53,8) 6/13/1 (51,2)

Н11 10/11 5/8 (61,9) 3/10(61,9) 4/9(61,9) 4/8 (57,1)

ВТП 7/11 4/10 (77,7) 3/8 (61,1) 4/9 (72,2) 3/9 (66,6)

Сравнительный анализ показывает, что по отношению к дрсвнетюркским корреспонденциям высокий показатель устойчивости лексических значений (УЛЗ) выявляется в киргизском, тувинском, уйгурском, соответственно, в средне-монгольском языках. Во всех тюркских языках, также в большинстве монгольских языков УЛЗ выявляется в односложных основах. В данном случае исключение составляет только средне -монгольский язык, где УЛЗ отмечается в двухсложных основах.

Семантические изменения отмечаются в следующих якутских формах: а) ЗЛИ в ОС: СУС: д.-тюрк, баг ‘правитель, князь’ // як. бии ‘родной брат, двоюродный брат, троюродный или внучатый брат’, д.-тюрк, бод 2 ‘организация, племя, род’ // як. бодо ‘вид, облик’, д.-тюрк. поминальный обряд’ // як. дьуодулаа

‘хоронить’; ДС: СУСУ: д.-тюрк, тору ‘власть, обычай, закон’// як. терут ‘предок, родоначальник; корень, основа, основание’, СУ СУС: д.-тюрк, бакыр ‘деньги; медь’// як. бадарах ‘низкий и широкогорлый горшок для варки молока’, д.-тюрк, будун ‘народ’ // як. бодо ‘вид, облик’, д.-тюрк. ]адак ‘пехота, пехотинец’ // як. сатыы ‘пешком’; б) НЛИ: ОС: УС: д.-тюрк, ил ‘племенной союз’ // як. ил ‘мир, согласие’, СУСС: д.-тюрк. ]урт ‘земля, страна, родина’ // як. сурт ‘стойбище, жилище’; ДС: УСУС: д.-тюрк, у лыс ‘страна, область’ //як. улуус 'улус, район, обширный родовой союз’, УССУ: д.-тюрк, орду ‘орда, лагерь, ставка’ // як. ордуу ‘логово, пристанище’, д.-тюрк, одры ‘вор, грабитель’ // як. уоруу ‘воровство’, СУСУС: д.-тюрк, тигин ‘принц’ // як. тыгын ‘имя собственное, якутский царь’, д.-тюрк, кадан ‘правитель, каган’ // як. инд. кадан ‘предводитель, родоначальник’, д.-тюрк, чариг ‘солдат, воин’ //як. сэрии ‘война, войско’, СУССУС: д.-тюрк, j ар лык ‘повеление, предписание’ // як. дьаралык ‘ярлык’, д.-тюрк, таркан ‘титул’ // як. дархан ‘почтенный, важный’; ТС: СУСУ СУ: д.-тюрк, караду ‘караул, пикет’ //як. кырады 'зоркий; зоркость’.

Анализ устойчивости и изменчивости лексических значений тюрко-монгольских параллелей по отношению к якутским формам показывает, что высокий процент лексических единиц с УЛЗ отмечаются в алтайском и хакасском языках. В этом плане из монгольской группы к якутскому языку более близким является бурятский язык. Здесь нужно заметить, что средний процент совпадений

лексических значений оказался более высоким в якутско-бурятских параллелях, чем в древнетюркско-якутских.

Количественно-структурная характеристика УЛЗ рефлексов представляете я таким образом: в алтайском языке ОС: УС-ОС 1), СУС-4(б), СУСС-1(1); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-1(2), СУСУ-0(1). СУСУС-5(8), СУССУ-Щ), СУССУС-0(1); ТС: СУСУСУ-0(1); в хакасском языке ОС: УС-0(1), СУС-5(7). СУСС-1(1); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-0(2), СУСУ-О(І), СУСУС-5(7), УССУС-О(І), СУССУ-І(І), СУССУС-О(І); ТС: СУСУСУ-О(І); в ту винском языке ОС: СУС-5(7), СУСС-1(1); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-0(2). СУСУ-О(І). СУСУС-5(7), УССУС-0(1), СУССУ-І(І). СУССУС-0(2); ТС: СУСУСУ-0(1); в киргизском языке ОС: УС-0(1), СУС-5(8), СУСС-1(1); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-1(2). СУСУ-0(1), СУСУС-4(8), УССУС-О(І), СУССУ-І(І), СУССУС-1(2); ТС: СУСУСУ-0(1); в уйгурском языке ОС: УС-0(1), СУС-4(8), СУСС-1(1); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-0(2), СУСУ-0(1), СУСУС-2(8), СУССУ-І(І), СУССУС-1(1); ТС: СУСУСУ-0(1); в монгольском языке ОС: УС-0(1), СУС-З(б); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-0(1), СУСУ-0(1), СУСУС-2(8), СУССУ-1(1), СУССУС-0(2); ТС: СУСУСУ-0(1); в бурятском языке ОС: УС-0(1), СУС-4(5); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-0(2), СУСУ-0(1). СУСУС-2(7), СУССУ-1(1), СУССУС-1(2); ТС: СУСУСУ-0( 1); в средне-монгольском языке ОС: УС-0(1), СУС-З(б); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-0(2), СУСУ-0(1), СУСУС-2(6), СУССУ-1(1), СУССУС-0(2); ТС: СУСУСУ-0(1); в письменно-монгольском языке ОС: С УС-3 (7); ДС: УСУ-1(1), УСУС-0(1), УССУ-0(1), СУСУ-0(1), СУСУС-2(5), СУССУ-1(1), СУССУС-0(2); ТС: СУСУСУ-0(1).

Устойчивость структурно-семантической канвы тюрко-монгольских параллелей по отношению кякутским рефлексам характеризуется таким образом: в материале древнетюркских письменных памятников: в орхонских 2/3 [10/15/1] (19,2%), в енисейских- 2/3 [6/8] (35,7%), в восточно-туркестанских - 2/3 [6/8] (35,7%); в тюркских языках: в алтайском - 4/6 [8/15/1] (41,6%), в хакасском

- 4/4 [9/15/1] (32,0%), в тувинском- 4/3 [8/16/1] (28,0%), в киргизском - 4/4 [10/17/1] (28,5%), в уйгурском- 3/3 [10/15/1] (23,0%), в монгольских языках: в монгольском

- 1/2 [7/15/1] (13,0%), в бурятском 2/2 [6/15/1] (18,1%), в средне-монгольском 0/1 [7/14/1] (4,5%), в письменномонгольском 1/0 [7/12/1] (5,0%).

Итак, высокий процент устойчивости структурносемантической канвы тюрко-монгольских рефлексов отмечается в алтайском, хакасском, соответственно, бурятском языках. Здесь необходимо заметить, что высокий процент устойчивости структурно-

семантической канвы якутских корреспонденции выявляется в текстах енисейских и восточнотуркестанских памятников. В данной тематической группе тексты орхонских памятников отодвигаются на второй план. Устойчивость фоно-семантической канвы (абсолютная идентичность лексических рефлексов) параллелей по отношению к якутским репрезентациям наблюдается в следующих формах: СУС: як. хаан ‘хан, ханский’ // тув. хаан ‘хан’; як. кур ‘пояс, кушак, ремень' // алт. кур ‘пояс, кусок материи, употребляемый вместо пояса’, тув. кур ‘пояс, кушак, ремень’, кирг. кур ‘пояс; большой платок или кусок материи ‘; СУССУ: як. там да ‘клеймо, печать’ // орх. там да ‘печать’, ен. тамда ‘тавро, печать, знак, клеймо’, уйг. (рун.) тамда "тавро, печать, знак, клеймо’.

Анализ количественно-структурных и структурносемантических особенностей тюрко-монгольских параллелей выявляет, что к якутскому языку ближе всего расположены из тюркской группы - древнетюркский, алтайский, киргизский (по 47,0%), из монгольской группы

- бурятский и средне-монгольский (по 36,0%) языки. К текстам древнетюркских памятников, соответственно, близко стоят тувинский (62,5%), уйгурский (62,0%), средне-монгольский (48,0%), бурятский языки (40,0%).

Таким образом, в рассматриваемой тематической группе отмечается тесная взаимосвязь между тюркскими и монгольскими языками. Здесь особое место занимает бурятский язык, где устойчивость фоно-семантической канвы лексических рефлексов в равной степени проявляется как в текстах древнетюркских памятников, так и в якутском языке. Также определяется тесная взаимосвязь между древнетюркским и средне-монгольским языками.

Список условных сокращений:

Условные обозначения памятников:

орх. - орхонские памятники ен. - енисейские памятники уйг (рун.) - во сто ч н о -тур ке ста не к и с памятники

Языки и диалекты:

алт. - алтайский язык

бур. - бурятский язык

д.-тюрк. - древнетюркский язык

кирг. - киргизский язык

инд. - индигирский (говор якутского языка)

монг. - монгольский язык

ср.-монг. - средне-монгольский язык

ту в. - тувинский язык

м.-п. - письменно-монгольский язык

уйг. - уйгурский язык

хак. - хакасский язык

Прочие сокращения:

V - гласный С - согласный ОС - односложный ДС - двусложный ТС - трехсложный

ЗЛИ - заметные лексические изменения НЛИ - незначительные лексические значения уст. - устаревшее слово или значение ист. - историзм

Литература

1. Пекарский Э. К. Словарь якутского языка. - Л.: Изд-во АН СССР, 1959. - Т. 1. -1200 сК5; Т. 2. - 2010 е ю/. Т. 3. - 3858 стб.

2. Севортяи Э, В. Этимологический словарь тюркских языков: Общетюркские и межпоркские основы на гласные. -М.: Наука, 1974.-768 с.

3.Антонов Н. К. Материалы по исторической лексике якутского язьжа. -Якутск: Кн. изд-во, 1971. - 174 с.

4. Попов Г. В. Слова “неизвестного происхождения” якутского языка ( Сравнительно-историческое исследование). Якутск. Кн. изд-во, 1986. - 148 с.

5. Левин Г. Г. Лексико-семантические параллели орхонско-тюркского и якутского язьжов (В сравнительном плане с алтайским, хакасским, тувинским языками). - Новосибирск: Наука, 2001. - 190 с.

««Г*

>ДК 81:39 (571.56) К С. Куприянова

ЯКУТСКИЙ ФРАЗЕОЛОГИЗМ CAhblA СА^АЛАИ: ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Рассмотрен лингвокультурологический аспект исследования якутского фразеологизма с компонентом-зоонимом. Показан опыт языкового и культурологического изучения анимального символа. Исследована фразеологическая единица с учетом изменения культурных смыслов.

.----------------------------. Ключевые слова: культурная традиция, семантика

КУПРИЯНОВА Елена Степановна -м.н.с. сектора якуте- фразеологизмов, компонент фразеологизма, зооним,

кого фольклора ИГЛ и ПМНС СО РАН. мировоззрение якутов, анимальный код культуры, зооморфный

E-mail: lena.kiipr(®mail.m классификатор, культурная семантика, метафора.