УДК 811.161.1’367. 332.1

Цель и задачи словаря «Русские предикативные ассоциативные сочетания»1

С. Г. Букаренко

В статье обосновывается актуальность цели и задач создаваемого словаря «Русские предикативные ассоциативные сочетания», предоставляющего его пользователям для изучения части ядра русской ЯКМ качественно-количественно обработанный материал, полученный автором в результате серии проведенных направленных ассоциативных экспериментов. Предполагается, что словарь позволит сконцентрировать усилия исследователей на решении проблем творческого характера, избавляя их от трудоёмкой подготовительной работы.

Ключевые слова: словарь; предикативные ассоциативные сочетания; направленный ассоциативный эксперимент; русская языковая картина мира.

Нарастающая сложность проблем, которые ставит перед собой современная лингвистика, требует анализа значительного массива материала. Первичный отбор и обработка его под определенным углом зрения становится всё более трудоёмким процессом, поглощающим почти механической работой большую часть времени, не давая исследователю возможности в полной мере сосредоточиться на сущностном. По ряду вопросов помощь в этом традиционно оказывали и оказывают словари, обеспечивая исходным материалом, в той или иной степени уже подготовленным для решения конкретной исследовательской задачи.

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований («Русские предикативные ассоциативные сочетания (словарь)»), проект № 12-04-00069.

Появление Интернета не снизило в желаемой степени затраты времени на начальный этап исследования, а следовательно, не сняло острой необходимости в специализированных научных словарях: «Сначала Интернет сулил перспективу объять необъятное - анализировать множество документов, напечатанных по-русски, быстро отыскивая необходимое. Скоро такое представление оказалось иллюзией: стали видны недостатки использования Интернета в научной работе. Интернет не гарантирует качество материала, Интернет-поисковые машины (далее ИПМ) не позволяют ограничить область поиска на этапе запроса и превращают поиск данных в трудоёмкую процедуру их отбора (курсивом выделено мною - С. Б.) из многостраничной выдачи; в Интернете отсутствуют полнотекстовые архивы средств массовой информации, ИПМ не имеют сложного языка запросов для точного поиска, не справляются с проблемой омонимии, выдача по запросу в Интернете содержит большое количество повторов одних и тех же текстов» [Никипорец-Такигава, 2007, с. 624].

Необходимость в словарях нового типа не только не утрачивается, но и возрастает. Созданы и создаются принципиально усовершенствованные по заложенным в них возможностям для исследования языка словари и корпусы, функционально приближающиеся к ним: «Большой электронный словарь словосочетаний и семантических связей в русском языке» [Большаков, 2007, с. 615], «Интегрум» [Никипорец-Такигава, 2007, с. 624], «Национальный корпус русского языка» [НКРЯ] и др. Они всё более успешно решают проблему научной организации труда обращающихся к ним ученых. Следовательно, пути упрощения поисков необходимого для научной работы материала, извлечённого из письменных источников, намечены и реализуются.

Однако по-прежнему остаётся неразрешенной проблемой получение материала для исследования устной формы речи, а также предпочтений носителями языка тех или иных употреблений, автоматически реализуемых в условиях мгновенной реакции как наиболее прочно сохраняемых в памяти. Ни Интернет, ни словари, опирающиеся, как пра-

вило, на письменную форму речи, обычно тщательно продуманную, ни корпуса не могут стать источником необходимого для указанных исследований материала. Получение его требует проведения весьма трудоёмких массовых опросов определённой направленности. Поэтому появление словарей с экспериментальным материалом существенно активизирует изучение соответствующих проблем.

Так, значительное повышение внимания русистов в современный период к психолингвистике обусловлено не только исследованиями таких учёных, как J. B. Carroll, A. S. Carton, J. Deese, J. James, J. Jenkins, J. Keppel, L. Postman; А. Акимова, Р. А. Аллмере, А. П. Василевич, В. Е. Гольдин, А. А. Залевская, Ю. Н. Караулов, А. П. Клименко, Л. Лё-нингрен, А. Е. Супрун, Н. В. Уфимцева, Р. М. Фрумкина и др.

Существенную роль играет и выход словарей, описывающих результаты свободных ассоциаций [РАС, САНРЯ, САС, TATE и др.]. Можно ожидать, что и в методике начального обучения русскому языку сформируется особое направление благодаря выходу в свет словарика для школьников [АССРЯ].

Но вне пристального внимания как отечественных, так и зарубежных лексикографов до сих пор остаются ассоциации, получаемые методом не свободного, а направленного эксперимента [Залевская, 2005, с. 53; Серкин, 2004, с. 74-75]. Следствием этого является, насколько известно автору, отсутствие соответствующих подтипов ассоциативного словаря, описывающих результаты такого эксперимента. Различие возможных подтипов изначально предопределяется заданной направленностью на определённый тип реакции, которая должна последовать на стимул.

Описываемый в данной статье словарь «Русские предикативные ассоциативные сочетания» («РПАС»), который создается в настоящее время, отражает результаты напр авленного эксперимента, которые представляют собою предикативные ассоциативные сочетания, выявляемые в ситуации мгновенной реакции на стимул в силу прочности сохранения их в памяти как наиболее значимых

для носителей языка. Главный компонент этих сочетаний (подлежащее / состав подлежащего, далее - П) предъявлялся испытуемым, студентам-филологам, в качестве стимула с просьбой назвать зависимый (сказуемое, далее - СК). Иными словами: П(5)... ^ СК (Я): Лодка... ^плывет; Зуб... ^ болит; Вес...^ взят; Рябина... ^ красная; Гагарин... ^ космонавт.

Не только активизация исследования ассоциаций послужила причиной создания данного словаря. Они в данном случае рассматриваются как способ получения информации о той части языковой картины мира (ЯКМ), которая наиболее прочно сохраняется в памяти носителей языка и поэтому автоматически возникает в условиях мгновенного реагирования. Основная причина - значимость изучения русской ЯКМ, отраженной в предикативных ассоциативных сочетаниях [Букаренко, 20096, с. 5-12]. При условии успешного достижения поставленной цели и задач он может оказаться полезным для лингвистов, лингвокогнитологов, лингвокульту-рологов, психолингвистов, преподавателей, разрабатывающих методику преподавания русского языка, в том числе и как иностранного, литературоведов, психологов, психиатров и др. Всё это определяет актуальность цели и задач создаваемого словаря «РПАС». Пути их достижения, решения в названном словаре рассматриваются в предлагаемой статье.

Цель словаря - дать исходное для исследователей качественноколичественное словарное представление о той части ядра русской ЯКМ, которая запечатлена в памяти носителей русского языка в предикативных ассоциативных сочетаниях. Эта цель обусловила две основные взаимосвязанные задачи словаря.

Первая задача словаря - качественное описание той части ядра русской ЯКМ, которая фиксируется в виде предикативных ассоциативных сочетаний. Особенность этого описания диктуется самим жанром словаря, его разновидностью, а также избранными принципами.

Обращение в данном словаре к указанным сочетаниям при описании ЯКМ требует обоснования. Экспликаторами ЯКМ обычно считаются лексика и фразеология. В последние же годы наблюдается тенденция

к более широкому пониманию этих средств. Ю. Н. Караулов, обобщая мнения по данному вопросу, высказался так: «В лингвистике нет пока ясного представления о том, какие языковые единицы составляют языковую картину мира, потому что ее элементы обнаруживаются на всех уровнях языковой системы - от фонетики до текста» [Караулов, 1999, с. 89-90]. В создаваемом словаре указанная точка зрения разделяется, т. е. признаётся отражение ЯКМ на всех уровнях языка. Более того, утверждается, что есть ещё один тип её экспликаторов. Это предикативные ассоциативные сочетания, имеющие разную степень стереотипности (предикативные стереотипизмы), в которых реализуется ЯКМ в её «застывшем» эталонно-предикативном аспекте. Они занимают промежуточное положение между свободными предикативными сочетаниями и фразеологическими, не являясь ни тем, ни другим [Букаренко, 2009а, с. 3-9]. Степень стереотипности каждого из таких сочетаний, которая обусловливается частотностью его употребления при мгновенной реакции, определяет всего лишь больший или меньший сдвиг его в сторону фразеологической единицы или синтаксической.

«Застывший» в силу эталонности предикативный аспект ЯКМ как наиболее важный интуитивно формируют у ребёнка, начинающего познавать язык, родители. С этой целью они используют проверенный веками опыт многократного повторения предикативных сочетаний максимальной стереотипности: Трамвай идёт, Машина едет, Лодка плывёт, Самолёт летит, Ветер веет, Птичка поёт, Гром гремит, Лампа горит, Нож острый и подобные. В результате создаётся и прочно сохраняется в памяти каждого носителя языка базовая система основных предикативных сочетаний, которая далее пополняется самостоятельно, ибо механизм отбора наиболее стереотипного уже сформирован. Выявить, какие именно это сочетания, пока можно только в условиях мгновенной реакции на предъявленный стимул, ибо в памяти автоматически возникает то, что наиболее прочно хранится в ней.

Закономерно, что ещё в средневековые учебники включались списки рассматриваемых предикативных стереотипных сочетаний. Один

из латинских списков привел в своей книге Ю. С. Степанов: «Comix comicatur ‘Ворона каркает’, Agnus balat ‘Ягненок блеет’, Cicada stridet ‘Кузнечик стрекочет’, Uhuha dicit ‘Удод ухает’, Infans ejulat ‘Дитя плачет’, Ventus flat ’Ветер дует’, Anser gingrit ‘Гусь гогочет’...» [Степанов, 1981, с. 251]. Им обращено внимание на то, что благодаря представленному в них описанию через анализ, или разложение, получаются «весьма точные описания отдельных фрагментов языка.» [Степанов, 1981, с. 251].

Принципиально важным относительно рассматриваемых сочетаний является замечание А. М. Пешковского: «Если многие мысли столь просты, что не кажутся нам результатом <... > внутренней работы (например, мысль, что снег бел, что огонь жжется, что один да один - два), то это объясняется только тем, что эту работу мы проделали в самом раннем возрасте, когда впервые продумали эти мысли, и с тех пор привыкли пользоваться результатами этой работы, не вспоминая о самой работе» [Пешковский, 2001, с. 169].

Освоив ЯКМ в эталонно-предикативном аспекте, человек получает систему сочетаний, которые он уже автоматически постоянно использует в качестве эталона при невольном сопоставлении с ними конкретных сочетаний. Так, сочетание Дождь плачет оценивается как нетипичное / неэталонное на фоне типичного / эталонного Дождь идёт [Домбровская, 2006]. Это сопоставление с эталоном-нормой позволяет также определить степень авторской оригинальности языка в художественном тексте [Халикова, 2004, с. 117-144].

В создаваемом словаре рассматриваются только те предикативные ассоциативные сочетания, которые отражают наиболее исследованные и представленные в научной литературе фрагменты русской ЯКМ: «Человек», «Животные», «Растения», «Пространство», «Время», «Указание». Такой выбор позволяет исследователям осуществлять сопоставление результатов, полученных из источников, опирающихся на разный языковой материал, с целью получения наиболее широких и достоверных сведений о ЯКМ.

Предикативные ассоциативные сочетания, приведённые в словаре, классифицируются по степени охвата отражаемых с их помощью частей ЯКМ. В соответствии с этим они распределяются:

а) по перечисленным ранее фрагментам («Человек» и др.);

б) по двум подфрагментам, представляющим отражаемое фрагментом как целое и как часть этого целого (например: «Наименования человека как целого» и «Наименования частей человека»);

в) по «кусочкам» подфрагмента (например: «Наименования человека по действию», «Наименования человека по родственным отношениям» и т. д.).

Однако поставленная задача - словарное описание ЯКМ - ставит ещё один важнейший лексикографический вопрос — вопрос о сло -варной единице такого описания. В создаваемом словаре для этого используется не одна, а четыре блочные структурные единицы - гнёзда, различающиеся степенью объединения стимулов. Таким образом, основным (но не единственным) принципом организации экспериментального материала в словаре является гнездовой принцип.

Г нёзда иерархически связаны по принципу включения: микрогнездо предикативных ассоциативных сочетаний (ПАС) ^ медиагнездо ПАС ^ макрогнездо ПАС ^ гипермакрогнезд ПАС. Эти единицы вводятся впервые, поэтому необходимость их использования в создаваемом словаре требует обоснования, как и обозначающие их термины. Включение в состав предлагаемых терминов компонента -гнездо обусловлено стремлением акцентировать внимание на частичной формальной аналогии (вполне допустимо, что не только формальной, рассмотрение чего может стать особой проблемой изоморфизма) этих гнезд словообразовательным гнездам. Значит, проводится мысль и о наличии некоторой аналогии создаваемого словаря «РПАС» словообразовательному. Как исходное слово в словообразовательном словаре является стимулом (в широком смысле) для образования однокоренных слов, так и исходное слово, словосочетание, однородный ряд в функции подлежащего или его состава (П) в создаваемом сло-

варе служат стимулом для соответствующих слов-реакций в функции сказуемого (СК).

Минимальной словарной структурной единицей описания ЯКМ в предикативных ассоциативных сочетаниях является микрогнездо. Оно состоит из предикативных ассоциативных сочетаний (микроединиц) с общим стимулом простой структуры (т. е. с одним знаменательным словом) и независимыми друг от друга реакциями, находящимися в отношениях параллельности между собой и радиальности к общему стимулу. Именуются микрогнёзда, как и все остальные гнёзда ПАС, по стимулу, например: микрогнездо ПАС со стимулом Дом (сокращённый вариант микрогнездо ПАС Дом), микрогнездо ПАС со стимулом Точка (сокращённый вариант микрогнездо ПАС Точка):

Микрогнездо ПАС Дом Дом стоит

II

Дом строится

II

Дом построен

II

Дом сгорел

II

Дом большой и т. д.

Микрогнездо ПАС Точка Точка поставлена

II

Точка стоит

II

Точка ставится

II

Точка находится

II

Точка удаляется и т. д.

Для экономного представления микрогнезда предикативные ассоциативные сочетания записываются не в столбик, а в строчку, стимул в словаре не повторяется (как это принято в словарях со свободными ассоциациями), хотя при этом утрачивается очевидность сочетаний и отношений между ними, например: Дом стоит, строится, построен и т. д.

Более крупной словарной единицей является медиагнездо ПАС. Оно включает практически незамкнутый ряд микрогнёзд, объединение

которых осуществляется на основе общей составляющей стимулов, исходно представляющей собою стимул микрогнезда. Так, медиагнездо Дом включает предикативные ассоциативные сочетания, стимулы которых либо представляют собою слово Дом, либо включают его:

Медиагнездо ПАС Дом = микрогнездо ПАС (далее МКГ) Дом + МКГ Один дом + МКГ Весь дом + МКГ Две трети дома + МКГ Красивый дом + МКГ Прекрасный дом + МКГ Новый дом + МКГ Старый дом + МКГ Первый дом + МКГ Десятый дом + МКГ Последний дом + МКГ Этот дом + МКГ Тот дом + МКГ Какой-то дом + МКГ Всякий дом [Пеньковский, 2004, с. 24, 29-49] + МКГ Дом и сад и т. д.

Незамкнутость медиагнезда ПАС видна даже по приведенной его части, поскольку оно легко может быть продолжено. Однако необходимость выделения такой словарной единицы имеет большое значение. Модификации стимула в пределах медиагнезда предоставляют исследователю материал для изучения влияния тех или иных параметров на изменение соответствующих параметров реакции.

Порядок следования микрогнёзд в медиагнезде не принципиален. Но для обеспечения его единообразия во всех медиагнёздах используется определённая закреплённость в них мест минимальных словарных единиц. Так, для медиагнёзд со стимулами, в структуру которых входит существительное в форме единственного числа, избран указанный далее порядок. Сначала приводится микрогнездо со словом-стимулом (Дом); затем - со стимулом, осложнение которого не приводит к появлению второстепенного члена предложения или однородного ряда (Две трети дома); затем - со стимулом, включающим второстепенный член предложения (Новый дом); затем - со стимулом в виде однородного ряда (Дом и сад). По типу осложнения стимулы характеризуются как простые (Дом), осложненные (Две трети дома), составные (Новый дом) и сложные (Дом и сад).

При установлении порядка следования микрогнёзд в пределах медиагнезда со стимулами-антонимами или со стимулами-синонимами для удобства сопоставления они приводятся рядом, если имеют оди-

наковую структурную сложность этих стимулов: МКГ Болезнь - МКГ Здоровье; МКГ Друг - МКГ Приятель и др. Следовательно, в словаре дополнительно используется принцип лексико-семантической организации материала, который сопровождается чисто формальным - алфавитным (см. пример выше). Однако при родо-видовых отношениях стимулов микрогнездо с родовым стимулом всегда предшествует микрогнезду с видовым стимулом, т. е. алфавитный принцип исключается: МКГ Человек - МКГ Водитель.

Медиагнёзда ПАС в словаре объединены в макрогнёзда путём ещё большего укрупнения стимулов. Отсюда следующие макрогнёзда (МРГ):

а) МРГ одного и того же разряда (МРГ со стимулом - личным местоимением, МРГ со стимулом- местоимением группы кто / что и т. д.);

б) МРГ одной и той же лексико-грамматической группы (МРГ со стимулом собственное существительное, МРГ со стимулом нарицательное существительное и др.; МРГ со стимулом собственно количественное числительное, МРГ со стимулом собирательное числительное и др.);

в) МРГ одной и той же семантической группы глаголов в форме инфинитива (МРГ со стимулом мыслительная деятельность человека, МРГ со стимулом речевая деятельность и др.).

Макрогнёзда ПАС объединяются в гипермакрогнёзда на основании отнесённости базовых стимулов, определяемых по стимулу микрогнезда, к одной и той же части речи. В создаваемом словаре выделены гипермакрогнёзда ПАС с базовым стимулом, выраженным местоимением, существительным, числительным и глаголом в форме инфинитива.

Так решается в словаре первая задача - словарное качественное описание той части ядра русской ЯКМ, которая фиксируется в виде предикативных ассоциативных сочетаний. Оно даётся в виде описания этих сочетаний с точки зрения организации их качественных признаков по принципу степени охвата этой картины, а также по гнездовому

принципу с дополнительным использованием лексико-семантического. Чисто формальный алфавитный принцип используется только тогда, когда порядок следования гнёзд ПАС не обеспечивается каким-либо другим, содержательным.

Вторая задача словаря - количественное описание той части ядра русской ЯКМ, которая зафиксирована предикативными ассоциативными сочетаниями. Такая постановка задачи обусловлена стремлением предоставить в распоряжение исследователей первично количественно обработанный материал, чтобы освободить их от трудоёмкого почти механического труда и позволить им сосредоточить всё внимание на решении творческих задач.

Словарное описание количественных параметров экспериментального материала требует выработки особого способа их подачи. Содержащиеся в создаваемом словаре количественные данные представлены в определённой системе, основанной на принципе частотности, который используется применительно только к микрогнёздам ПАС. Таким образом, к перечисленным ранее принципам организации экспериментального материала в словаре (гнездовому, лексико-семантическому, алфавитному) подключается ещё и частотный принцип. Количественная обработка более крупных гнёзд ПАС не даётся, ибо она может быть легко осуществлена путём сложения количественных показателей, относящихся к тому или иному объёму необходимых для исследования гнёзд.

Количественная сторона каждого микрогнезда ПАС в создаваемом словаре представлена в виде двух разновидностей. В словарной статье сначала даётся первая разновидность - последовательность количества (частотности) реакций (а следовательно, и предикативных сочетаний), затем вторая — универсальный трафарет параметров с количественными показателями.

Последовательность количества (частотности) реакций устанавливается следующим образом: количественно объединяются полностью совпавшие реакции, затем по степени уменьшения

их частотности выстраивается традиционная для ассоциативных словарей со свободными ассоциациями нисходящая последовательность, например:

Утро наступило 75(38,5) || наступает 17(8,7) || настало 15(7,7) || начинается, пришло 9(4,6) || настает, ясное 5(2,6) || приходит, встает, началось 4(2,1) || красит, прекрасно, раннее, встало 3(1,5) ||... наступит 1(0,5).Ср.: Утро близится, приближается, наступило... [СССРЯ, с. 628].

Как видно по приведенной ассоциативной последовательности, в создаваемом словаре частотность обозначается дважды: абсолютной величиной, что общепринято в словарях, и относительной (в процентах), приведенной в скобках. Причина двойного обозначения требует пояснения.

Частотность в абсолютных величинах может быть использована для сопоставления частотности компонентов в пределах одного и того же микрогнезда. Допустима опора на них также при сопоставлении названных величин, относящихся к разным микрогнёздам, но включающим одинаковое количество сочетаний. Так, в словаре представлено по 322 предикативных ассоциативных сочетаний со стимулом Она и со стимулом Он. Поэтому и в данном случае возможно сопоставление по абсолютным величинам: Он идет 22 (из 322), а Она идёт 6 (также из 322), что позволяет установить расхождение частотности почти в 4 раза. Однако при проведении серии экспериментов практически невозможно собирать одинаковое количество опрашиваемых. В результате часто получается разное количество ответов-СК на ряд стимулов, а следовательно, и предикативных ассоциативных сочетаний. Это различие, разумеется, не допускает количественного сопоставления сочетаний с разными стимулами по абсолютным величинам, а требует их процентной соотнесенности. Так, количество 75 зафиксировано как максимальное (вершинное) среди 195 ответов на стимул Утро и среди 218 на стимул Волга. Понятно, что в этом случае сопоставление вершинной частотности может осуществляться только в процентном соот-

ношении - 38, 5 % и 34,4 %: Утронаступило 75 (38,5) и Волга. река 75 (34,4). Но при беглом просмотре словаря на такое различие можно сразу не обратить внимания при ограничении количественного показателя только абсолютной величиной. Предостеречь от этого может указанная параллельность обозначения количества. Процентный показатель, в отличие от абсолютной величины, делает количественное соотношение сразу же очевидным, а также освобождает каждого пользователя от дополнительных вычислений - простейших, но при больших объемах анализируемого материала требующих значительного времени.

Указанный в словаре при каждом сказуемом (СК-реакции) процент его употреблений определяется по отношению к количеству всех зарегистрированных при данном-П-стимуле СК-реакций. Это значит, что, как и при остальных подсчётах, исключаются отказы от ответа и ошибочные ответы. Например, к числу последних отнесено употребление при стимуле Билет реакции продали, которая свидетельствует о недопустимом для данного эксперимента переосмыслении стимула из подлежащего в дополнение. Поскольку ошибочные ответы также выявляют определенную закономерность, то в словарных статьях они приводятся, но представлены отдельно. Следует отметить, что параметр «ошибочные ответы» может быть присущ только словарям, содержащим материал направленных ассоциативных реакций, но, безусловно, не свободных.

Количественно нисходящая последовательность, приведённая в словаре, значительно упрощает применение полевого анализа, поскольку позволяет мгновенно определить по той или иной принятой шкале ядро микрогнезда ПАС, околоядерную зону, центр, околоцен-тровую зону, периферию - ближнюю и дальнюю, а также степень подвижности границ между ними. Шкалы для определения границ могут быть разными, но неизменным остаётся одно: отнесённость предельно максимально частотного сочетания к ядру, а минимального, т. е. единичного, - к дальней периферии:

Гость пришел 96 (43,6) - ядро || приехал 28 (12,7) - центр || ушел 16 (7,2), придет 11 (5,0), поет 9(4,1), сидит, приходит 8(3,6), | уехал 6(2,7) - околоцентровая зона || явился, приедет 4(1,8), заждался 3(1,4), спит, надоел, зашел, нежданный 2(0,9) - ближняя периферия || бежит, приятный, молчит, уходит, отдыхает, выбыл, желанный, уезжает, рассказал, незнакомый, рассказывает, заглянул, приезжает, торопится, гостит, неожиданный, непрошеный, незваный, ждет 1(0,5) - дальняя периферия ||| - всего 220 ПАС.

В словаре количественная последовательность по нисходящей одновременно даёт информацию также о степени стереотипности каждого входящего в структуру микрогнезда предикативного стереотипного сочетания. Максимально стереотипным является сочетание максимально частотное. Минимальным — минимально частотное, т. е. единичное.

Универсальный трафарет параметров с количественными показателями как вторая разновидность количественной стороны каждого микрогнезда ПАС в словарной статье следует за п о -следовательностью количества (частотности)реакций. Он представляет собою набор в принципе всех основных параметров, применимых для описания любого микрогнезда. Поэтому количественные показатели, его заполняющие, могут быть востребованными целым рядом исследований. Хотя трафарет назван универсальным в силу допустимого применения его для количественного описания всех микрогнёзд, в конкретном микрогнезде не могут реализоваться абсолютно все из его параметров. В нём нереализованные в конкретном случае параметры даются в скобках, поскольку для исследователя это является значимым показателем, требующим выяснения причины. Иными словами, отрицательный результат признается тоже результатом. Так, например, в микрогнезде ПАС со стимулом Кто-то, включающем 322 члена, в качестве реакции отсутствуют именные сказуемые (ИС). Глагольные же сказуемые (ГС) составляют все эти 322 случая 100,0 %. В трафарете указанные данные записываются следующим образом: ГС 322 (ИС). Сопоставление же этих данных с данными других микро-

гнёзд показывает, что при мгновенной реакции именные сказуемые не только в принципе возможны, но и могут преобладать по сравнению с глагольными. Так, микрогнездо ПАС со стимулом Ты включает ГС 291 единицу (90,4 %) и ИС 31 (9,6 %) на такое же общее количество членов гнезда (на 322), со стимулом Человек ГС 171 (87,7 %) и ИС 24 (12,3 %) на 195 членов; со стимулом Гагарин ГС 73 (36,5 %), ИС 127 (63,5 %) на 200 членов. Следовательно, есть смысл в использовании в словарных статьях одного и того же трафарета параметров с целью обеспечения наглядности и репрезентации «нулей» - сведений, необходимых для сопоставления.

Параметры, входящие в структуру трафарета, для удобства обозначены с помощью общепринятых сокращений. Потому они не нуждаются в расшифровке, например: н/в - несовершенный вид. Пояснения требуют только некоторые: Кол. Д. - количественный диапазон, т. е. количество полученных СК-реакций (а следовательно, и предикативных ассоциативных сочетаний); Кач. Д. - количество различных СК-реакций (а следовательно, различающихся СК-реакцией предикативных ассоциативных сочетаний); ГС - глагольные сказуемые, ИС -именные СК. Так, заполненный трафарет параметров, характеризующий количественную сторону микрогнезда ПАС со стимулом Гость, в словаре представлен следующим образом: «Ошибочных ответов нет; отказов нет. Кол. Д. 220, Кач. Д. 34// ГС 212: н/в 37, с/в 175; без -ся 204, с ^я 8; (отриц.); и. накл. 212, (сосл., пов.); н. вр. н/в 37, пр. с/в 160; буд. с/в 15; 3 л. ед. 37, м. ед. 160; (инфинитив)/ ИС 8: связка: (отриц.); и. накл. н. вр. 8, (сосл., пов.), (пр., буд.); им. ч.: отриц. 4; прил. кач. полн. ф. 8 (сущ.; прил. кач., прил. отн.; прил. прит.; пор. числ.; мест.; прич. стр. пр. полн. ф., прич. стр. н. вр., прич. действ.; нар.)».

Приведённые в словаре количественные данные трафарета позволяют также выяснять зависимость количественной реализации той или иной категории глагола-СК, являющегося реакцией, от определённых свойств стимула-П. Исходным для анализа может послужить, например, факт существенного преобладания форм совершенного вида

по сравнению с формами несовершенного - почти в 5 раз - в микрогнезде со стимулом Гость (см. в выше приведенном заполненном трафарете соответственно 175 и 37 единиц). В микрогнезде же со стимулом отглагольным существительным-П Грабитель наблюдается противоположное: глаголы-СК в форме несовершенного вида в 11 раз превышают количество форм совершенного вида. Это даёт возможность предположить существование не только эксплицитной, хорошо изученной, но совершенно не исследованной имплицитной стороны механизма сочетаемости. В обоих случаях преобладание форм того или иного вида глаголов-СК как реакций, вероятно, обусловлено осознаваемым носителями русского языка влиянием вида семы существительного-П. Поскольку Гость - это ‘тот, кто пришёл (совершенный вид)’, то и мгновенно ассоциируемые глаголы-СК преобладающе этого же вида; а поскольку Водитель - это ‘тот, кто водит (несовершенный вид)’, то и глаголы-СК преобладающе этого же вида. Ср. с дефинициями [ТСРЯ, с. 85, 126], а также с материалами [СССРЯ, с. 110]. Таким образом, экспериментально установленные и представленные в словаре максимально стереотипные сочетания Гость пришёл, Водитель водитель и остальные позволяют поставить вопрос о существовании имплицитной сочетаемостной суперкатегории как лексико-грамматической (семасиолого-грамматической), выявляющей ещё один аспект взаимосвязи лексики и грамматики [СС, с. 4; Караулов, 2010, с. 6].

Объяснить же наличие в семной структуре стимула Гость именно семы ‘прийти’ и соответственно в качестве максимально стереотипной реакции именно глагола-СК прийти, а не ушёл или какого-либо другого глагола-СК совершенного вида (сообщил, поел) можно только особенностями национального образного языкового мышления. Наиболее стереотипный языковой образ гостя, сохраняющийся в памяти носителей русского языка, - это образ гостя именно пришедшего, т. е. приблизившегося к чужой для него зоне или вошедшего в неё. Такое сближение считается позволительным, как правило, для оценивае-

мого положительно на основе дифференциации «свой - чужой», опирающейся на охранительно-предупредительный инстинкт и находящей своё отражение в русской ЯКМ [Пеньковский, 2004, с. 13]. В этом плане особенно показателен типичный вопрос, вышедший по частотности в своём микрогнезде на первое место, - Кто пришёл? Сказанное поясняет, почему далеко не все стимулы, обладающие потенциальной сочетаемостью с глаголом-СК пришёл/-а,-о,-и, реализуют её при мгновенной реакции, и тем более на уровне максимально частотных, а только некоторые: Знакомый пришёл (17,8 %), Друг пришёл (17,9 %), Не все пришли (30,0), Лето пришло (34,2 %), Весна пришла (56,1 %), Зима пришла (66,7 %) и др.

Количественные показатели словаря могут способствовать поискам универсального в осмыслении русской ЯКМ, отражённой в предикативных ассоциативных сочетаниях. Так, результаты эксперимента показывают, что преобладающе она сохраняется в языковой памяти вне отрицания. Это проявляется или в полном отсутствии отрицательной частицы не в СК-реакциях при одних стимулах, или в незначительном количестве не вышедших на вершинный уровень частотности употребления её при других, что в словаре фиксируется соответствующим показателем трафарета микрогнёзд ПАС. Понятно, что исключение составляют СК-реакции на стимулы Никто и Ничто, а также стимулы, включающие в свою структуру слова никакой и ничей, нисколько.

Количественное описание ряда микрогнезд ПАС, данное в словарной статье, в приложении дополняется графическим изображением, способствующим наглядности и скорости восприятия количественных соотношений.

Так решается в словаре вторая его задача - количественное описание той части ядра русской ЯКМ, которая фиксируется в виде предикативных ассоциативных сочетаний.

В заключение надо отметить, что удовлетворенность имеющимися словарями никогда не наступит: постоянное усложнение исследовательских задач всегда будет требовать создания словарей, характе-

ризующихся новыми актуальными целями и задачами. А эти словари, в свою очередь, также всегда будут стимулировать развитие научных направлений и постановку проблем, которые ранее, может быть, даже не были замечены.

Источники и принятые сокращения

1. АССРЯ - Ассоциативный словарик русского языка : представляю и понимаю : пособие для учащихся начальной школы / Е. Ф. Тарасов, В. В. Дронов, Е. С. Ощепкова. - Москва : Дрофа, 2010. - 190 с.

2. НКРЯ - Национальный корпус русского языка. - Режим доступа : rus-corpora.ru.

3. РАС - Русский ассоциативный словарь : в 2 томах / Ю. Д. Караулов, Г. А. Черкасова, Н. В. Уфимцева, Ю. А. Сорокин, Е. Ф. Тарасов. - Москва : АСТ, 2002. - 784 с.

4. САНРЯ - Словарь ассоциативных норм русского языка / под ред. А. А. Леонтьева. - Москва : МГУ, 1977. - 192 с.

5. САС - Славянский ассоциативный словарь : русский, белорусский, болгарский, украинский / Н. В. Уфимцева, Г. А. Черкасова, Ю. Н. Караулов, Е. Ф. Тарасов ; Министерство образования и науки РФ, Моск. гос. лингв. ун-т, Ин-т языкознания. - Москва : Азбука, 2004. - 792 с.

6. ТСРЯ - Ожегов С. М. Толковый словарь русского языка / С. М. Ожегов. -Москва : Оникс; Мир и образование, 2008. - 736 с.

7. СС - Золотова Г. А. Синтаксический словарь : Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса / Г. А. Золотова. - Москва : Наука, 1988. - 440 с.

8. СССРЯ - Словарь сочетаемости слов русского языка / под ред. П. Н. Денисова, В. В. Морковкина. - Москва : Русский язык, 1983. - 688 с.

9. TATE - Kiss G. The Associative Thesaurus of English / G. Kiss, C. Armstrong, R. Milroy. - Edinburgh : Univ. of Edinb. MRC Speech and Communication Unit, 1972. - 1539 p.

Литература

1. Большаков И. А. Большой электронный словарь словосочетаний семантических связей в русском языке / И. А. Большаков // III Международный конгресс исследователей русского языка. Русский язык : Исторические судьбы и современность : Труды и материалы ; Москва, МГУ 20-23 марта 2007 г. -Москва : МГУ, 2007. - С. 615.

2. Букаренко С. Г. Двусоставные предложения-стереотипизмы / С. Г. Бука-ренко // Вестник МГОУ : Серия «Русская филология». - Москва : МГОУ, 2009а. -№ 1. - С. 3-9.

3. Букаренко С. Г. Отражение фрагментов русской языковой картины мира в предикативных стереотипных сочетаниях / С. Г. Букаренко. - Москва : МГОУ, 20096. - 350 с.

4. Домбровская М. В. Концепт «дождь» как компонент национальной картины французского и русского языков : автореферат диссертации ... кандидата филологических наук / М. В. Домбровская. - Барнаул, 2006. - 19 с.

5. Залевская А. А. Психолингвистические исследования : Слово. Текст : Избранные труды / А. А. Залевская. - Москва : Гнозис, 2005. - 543 с.

6. Караулов Ю. Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть / Ю. Н. Караулов. - Москва : РАН, 1999. - 180 с.

7. Караулов Ю. Н. Ассоциативная грамматика русского языка / Ю. Н. Караулов. - Москва : Изд-во ЛКИ, 2010. - 328 с.

8. Никипорец-Такигава Г. Компьютерные технологии для русистики / Г. Никипорец-Такигава // III Международный конгресс исследователей русского языка. Русский язык : Исторические судьбы и современность : Труды и материалы ; Москва, МГУ 20-23 марта 2007 г - Москва : МГУ, 2007. - С. 624.

9. Пеньковский А. Б. Очерки по русской семантике. - Москва : Языки славянской культуры, 2004. - 464 с.

10. Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении / А. М. Пешковский. - Москва : Языки славянской культуры, 2001. - 544 с.

11. Серкин В. П. Методы психолингвистики / В. П. Серкин. - Москва : Аспект Пресс, 2004. - 207 с.

12. Степанов Ю. С. Имена, предикаты, предложения : семиологическая грамматика) / Ю. С. Степанов ; Акад. наук СССР, Ин-т языкознания. - Москва : Наука, 1981. - 359 с.

13.ХаликоваН. В. Образность русской художественной прозы (лингвистический аспект) / Н. В. Халикова. - Москва : МГОУ, 2004. - 150 с.

© Букаренко С. Г., 2012

Purpose and Tasks of Dictionary "Russian Predicative Associative Phrases"

S. Bukarenko

The article substantiates the relevance of the purpose and tasks of the dictionary "Russian Predicative Associative Phrases" which is in process of creation. This dictionary provides its users studying the Russian linguistic world image core part with the qualitatively and

quantitatively processed data obtained by the author as a result of a series of conducted targeted associative experiments. The dictionary is supposed to allow the researchers to focus their effort on solving problems of the creative nature and to save them from the time consuming preparatory work.

Key words: dictionary; predicative associative phrases; targeted associative experiment; Russian linguistic world image.

Букаренко Светлана Григорьевна, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка, доцент, Таганрогский государственный педагогический институт имени А. П. Чехова (Таганрог), buckarenko@rambler.ru.

Bukarenko, S., Doctor of Philology, professor, Department of Russian Language, associate professor, A. P. Chekhov Taganrog State Pedagogical Institute (Taganrog), buckarenko@rambler.ru.