ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

УДК 37.016:811.161.1

ТРУДНОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ПЕРЕХОДНОСТИ И СИНКРЕТИЗМА В СИСТЕМЕ ЧАСТЕЙ РЕЧИ НА ЗАНЯТИЯХ ПО РУССКОЙ ГРАММАТИКЕ (на материале страдательных причастий)*

В. В. Шигуров (Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева)

В статье показаны сущность, ступени, признаки и предел функционально-семантической предика-тивации и / или адъективации страдательных причастий; охарактеризованы ядерные и синкретичные (периферийные и гибридные) речевые структуры, синтезирующие в типовых контекстах совмещенной адъективно-предикативной транспозиции признаки разных частей речи.

Ключевыге слова: русский язык; грамматика; транспозиция; предикативация; адъективация; причастие; прилагательное; наречие; предикатив.

Исследование устройства и функционирования механизма транспозиции языковых единиц в грамматическом строе русского языка является одной из актуальных задач современной лингвистики, ставящей целью описать язык в действии, в ситуации общения [3, с. 31]. Под транспозицией принято понимать процесс и результат изменения структурно-семантических признаков слов и словоформ, заключающийся в ослаблении и утрате в них свойств исходной части речи и приобретении и укреплении свойств производной части речи, реже — признаков сразу нескольких частей речи или межчастеречных семантико-синтак-сических разрядов — предикативов и модально-вводных слов (см., в частности, исследования В. Н. Мигирина, В. В. Бабайцевой, А. Я. Баудера, О. М. Ким, В. В. Шигурова и др.).

Имея ступенчатую природу, транспозиционные процессы на уровне частей речи «порождают» на выходе разные типы и звенья категориальной трансформации лингвистических единиц в речи (см. далее шкалу предикативации причастий), концентрируя «сгустки» человеческой мысли — синкретичные образования с набором характеристик разных классов слов. Уместно вспомнить здесь

слова акад. В. В. Виноградова о том, что, «в живом языке... нет идеальной системы с однообразными, резкими и глубокими гранями, между разными типами слов. Грамматические факты двигаются и переходят из одной категории в другую, нередко разными сторонами своими примыкая к разным категориям» [1, с. 45—46]. По мнению В. Н. Ярцевой, систему языка можно представить «в виде замкнутой цепи, где пограничные звенья, сцепленные друг с другом, частично обладают общими элементами, входящими по одним признакам в одно звено, по другим — в другое, соседнее» [10, с. 14]. Слова не хотят входить в подготовленные для них классификационные ячейки, сближаясь и взаимодействуя в речи с разными знаменательными и служебными частями речи, междометиями. Благодаря этой гибкости механизм транспозиции способен изменять пропорцию и удельный вес признаков разных классов в структуре единиц, в той или иной мере приближенных в типовых контекстах переходности к двум, трем, четырем частям речи. При этом синкретичные (периферийные и гибридные) образования емко и экономно выражают тончайшие оттенки мыслей и чувств в их сложном переплетении.

* Работа выполнена в рамках проекта «Межчастеречное взаимодействие при безлично-предикативной транспозиции языковых единиц в количественном измерении» при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант № 11-04-00175а).

© Шигуров В. В., 2012

В силу сказанного вполне оправданным можно признать осмысление феномена транспозиции в динамическом и статическом аспектах. Системный анализ транспозиции единиц на уровне частей речи выявляет некоторые общие тенденции в развитии языковой системы, использование в процессе языковой эволюции разных способов обогащения частей речи, и в первую очередь за счет собственных, внутренних ресурсов — «расщепления» слов и образования на базе комплекса или отдельных словоформ исходных лексем новых языковых единиц в рамках функциональной или функционально-семантической адъективации, адвербиализации, субстантивации, прономинализации, интеръектива-ции и т. п.

Сказанное имеет непосредственное отношение и к фактам взаимодействия разных классов слов в процессе функциональной и функционально-семантической транспозиции атрибутивных форм глаголов в межчастеречный семантико-син-таксический разряд предикативов, речь о которых шла в предыдущих наших работах [4; 6]. Рассмотрим теперь функционально-семантический тип транспозиции страдательных причастий в предикативы (о функциональной предикати-вации причастий см.: [8]).

Прежде всего отметим, что функционально-семантический тип предикатива-ции причастий почти всегда происходит на фоне их адъективации. Например, в безличных конструкциях типа Ему положено быть в строю употребляется модально-оценочный предикатив положено в значении ‘необходимо’ (с примыкающим постпозитивным инфинитивом), семантически соотносительный с адъективированным причастием положенныгй в значении ‘установленный, назначенный заранее, заранее определенный’; ср.: В положенное время, В положенныгй срок, положенное число людей [2, с. 323]. Можно отметить лишь единичные случаи «несовмещенной» транспозиции причастий в предикативы типа Тебе же сказано быгло явиться к 7 часам (модально-оценочный предикатив).

В целом, однако, мы имеем дело здесь, с одной стороны, с функциональной предикативацией неадъективирован-ного причастия положено (в контексте отрицания: Бревно положено строителями вдоль стеныг ® Еще ни одного бревна не положено), а с другой — с его функционально-семантической транспозицией в предикативы (на фоне параллельной адъективации исходной формы страдательного причастия; ср.: Вам необходимо прибыгть туда в положенное время ® Для завершения работыг положено определенное время и Вам положено прибыгть туда в указанное время (» ‘необходимо прибыть’).

В таких случаях происходит образование не только грамматических (функциональных) омонимов типа бревно положено неаккуратно (краткое страдательное причастие) и Еще ни одного бревна не положено (отпричастный предикатив), но и омонимов функциональносемантического типа вроде Снаряжение положено на место (неадъективи-рованное причастие) и Прежде чем брать что-то, положено спрашивать разрешение (модально-оценочный предикатив в совмещенном контексте адъективации и предикативации) [5; 9]. При этом степень смыслового отхода предикатива положено от глагола, несомненно, выше, чем от соотносительного с ним адъективированного причастия.

Семантическая зона модально-оценочного предикатива положено в Толково-грамматическом словаре И. К. Сазоновой «Русский глагол и его причастные формы» охватывает три типа его употребления: 1. ‘Полагается, является нормой для чего-л.’. Напр.: На строительство объекта положено три месяца; 2. Также с неопределенной формой глагола. ‘Полагается, общепринято, нужно’. Напр.: У нас положено спрашивать разрешение прежде, чем входить в аудиторию; 3. Также с неопределенной формой глагола. ‘Не разрешается, не дозволяется— с отрицанием’. Напр.: Этого делать не положено. Во время обстрела ходить по террито-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

рии не положено (А. Чаковский. Блокада) [2, с. 324].

Модально-оценочные предикативы положено и принято могут входить в состав вводных оборотов как положено, как принято со значением ‘является нормой, правилом для большинства’. Напр.: Вернувшись, как положено, стал работать на благо отечества (Д. Гранин. Зубр).

Функционально-семантической пре-дикативации и / или адъективации подвержены прежде всего причастия, мотивированные глаголами речевой каузации типа разрешить, позволить, запретить, приказать, велеть, потребовать, предложить. Возникшие на их основе предикативы разрешено, позволено, приказано, велено, предложено, потребовано и др. выражают разные оттенки побуждения к действию (приказ, требование, предложение, разрешение, запрет и т. п.). Они имплицитно представляют значение модальной оценки действия (в инфинитиве); ср.: Здесь запрещено («‘нельзя ’) купаться; Вам разрешено («‘можно’) пока только вставать; Приказано («‘нужно’) выгступать утром.

Имеются в виду несколько групп от-причастных предикативов, которые различаются характером каузатора действия и выступают в конструкциях, семантика которых допускает следующую интерпретацию: ‘Субъект должен, может / не должен, не может (при отрицании) что-либо сделать, так как это (не) диктуется неким правилом, нормой, обыгчаем; судьбой, роком, Богом или волеизъявлением другого субъекта’. Таковы предикативы вроде принято1, заведено; дано, суждено, предписано, предначертано, предопределено, предназначено; разрешено, решено, дозволено, позволено, назначено, поручено, рекомендовано, запрещено; приказано, велено.

Процесс ступенчатой предикатива-ции адъективированных причастий вроде положенный можно изобразить графически на шкале переходности в виде следующих звеньев: П(рич) / п(рил) (ядро адъективированного причастия) ® ® П(рич) / п(рил) : п(ред) (периферия адъективированного причастия) ® ® п(рич) / п(рил) : п(ред) (зона гибридных, причастно-адъективно-предикативных образований) ® П(ред) (ядро от-причастных предикативов)2. Адъективированные причастия типа положенны й в модальном значении ‘необходимый’ ступени периферии отпричастных предикативов [п(рич) / п(рил) : П(ред)] на шкале переходности не представляют.

Мы обозначаем морфологическими символами грамматически разнородные явления — часть речи (прил.), атрибутивную форму глагола (прич.) и межча-стеречный семантико-синтаксический разряд слов (пред.), признаки которых в разной степени и комбинации могут проявляться в словоформах на -нныш, -тыгй (принятым, положенныш и т. п.) на тех или иных этапах их предикативации и параллельной адъективации: П(рич), п(рич) — причастная (атрибутивная) форма глагола; п(рил) — прилагательное; П(ред), п(ред) — предикатив.

Проиллюстрируем указанные ступени предикативной транспозиции адъективированных причастий с небольшими комментариями.

Ступень П(рич) / п(рил) представляют типовые контексты с ядерными адъективированными причастиями в полной форме: А так, конечно, легче прийти на работу, отсидеть положенное время и уйти домой (В. Штанов. Чужого не надо).

Ступени П(рич) / п(рил) : п(ред) соответствует зона периферии кратких адъективированных причастий, в которой можно наметить несколько подступеней, различающихся разной степенью продви-

1 Многие из них могут употребляться с отрицанием: принято / не принято; суждено / не суждено и т. п.

2 Для отдельных единиц некоторые ступени предикативации исключены. Так, в современном языке предикативы приказано, велено могут быть соотнесены только с краткими причастиями (звено периферии причастий), а предикатив суждено, например, вообще утратил соотносительность с исходным причастием как в краткой, так и в полной формах.

№ 2, 2012

нутости единиц типа положено к предикативам: П(рич) / п(рил) :

п(ред) 1 ® П(рич) / п(рил) : п(ред) 2

и т. д. Так, подступень П(рич) / п(рил) : п(ред) 1 отражают двусоставные предложения с подлежащим, выраженным существительным или местоимением-существительным (но не в значении обобщенного или формального субъекта). Типичные контексты: Ведь без Лорыг и Лили льготное жильё нам уже будет не положено... (К. Арский. «Метровые» дети); Скептику положено воздержание от суждений — а тыг обо всём лезешь с приговором! (А. Солженицын. В круге первом); Ему положено бесплатное лечение. — Врачам с сентября зарплату не выгдают, — напомнила мать (Г. Маркосян-Каспер. Кариатиды). Подступень П(рич) / п(рил) : п(ред) 2 отличается от подступени П(рич) / п(рил) : п(ред) 1 на шкале переходности тем, что подлежащее в двусоставном предложении имеет формальный характер, будучи выражено субстантивированным указательным местоимением это. Напр.: Ну ладно — политики. Им это положено по штату (Ю. Богомолов. Опасные гастроли).

Ступень п(рич) / п(рил) : п(ред) на шкале предикативации отражает зону гибридных, причастно-адъективно-предикативных образований, в рамках которой тоже может быть выделено несколько подступеней: п(рич) / п(рил) : п(ред) 1 ® п(рич) / п(рил) : п(ред) 2 ® ® п(рич) / п(рил) : п(ред) 3.

Подступень п(рич) / п(рил) : п(ред) 1 связана с употреблением гибридов в двусоставных предложениях, содержащих два подлежащих. Напр.: Это положено — уступать место старшим. Логический субъект обозначается здесь дважды: 1) субстантивированным местоимением это с ослабленными признаками частицы-связки, указывающим на предмет мысли / речи, и 2) глагольным инфинитивом уступать, конкретизирующим название этого субъекта. Логический предикат представлен в гибридной, причастно-адъективно-предикативной, словоформе положено. Знак «тире» подчеркивает инто-

национную расчлененность фразы на две части: это положено и уступать место старшим.

Обращают на себя внимание черты сходства данной подступени гибридности с подступенью П(рич) / п(рил) : п(ред) 2 в зоне периферии адъективированного краткого причастия. В обоих случаях словоформа положено употребляется в контексте с формальным подлежащим это. Но на этапе гибридности рядом с ней использован также инфинитив уступать в позиции второго подлежащего двусоставного предложения (но пока не примыкающего компонента главного члена безличного предложения; ср. предикатив: Положено уступать место старшим). Гибриду положено, как и соотносительному с ним отпричастно-му предикативу, свойственно значение модальной оценки действия (в инфинитиве уступать): положено уступать « « ‘необходимо уступать’. В синкретичных структурах типа Это положено — уступать место старшим отражен первый этап преобразования двусоставного предложения в односоставное (безличное).

Для подступени п(рич) / п(рил) : п(ред) 2, отраженной в контекстах типа Уступать место старшим — это положено, характерен иной порядок слов: слева в позиции подлежащего употребляется инфинитив уступать (в сочетании с зависимыми словами), а за ним, после паузы (и тире — на письме), указательная частица-связка это с гибридом положено в составе предиката. В таких случаях адъективированная словоформа положено находится в зоне взаимодействия двух частей речи — прилагательных и наречий, а также семан-тико-синтаксического разряда предикативов. Она подвержена трем типам транспозиции — адъективации, адвербиализации и предикативации. В результате семантико-грамматических преобразований адъективная словоформа положено лишается родо-числовой парадигмы и системы флексий. Формант -о превращается в морфему синкретичного типа — флексию-суффикс. Гибрид положено приобретает некоторые адверби-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

альные характеристики: а) значение признака действия, передаваемого инфинитивом уступать в позиции подлежащего); б) сочетаемость с глаголом (на предложенческом уровне); в) отсутствие парадигмы рода, числа и флексий.

Подступень п(рич) / п(рил) : п(ред) 3 эксплицируют контексты с синтаксически незамещенной позицией подлежащего и / или обстоятельства (детерминанта). Речь идет преимущественно о сложноподчиненных предложениях, в которых указанные позиции в главной части замещаются соответствующими придаточными частями. Напр.: Положено, чтобы приняты е законы соблюдались (« ‘Положено соблюдение принятыгх законов’).

На ступени П(ред) шкалы переходности располагаются ядерные отприча-стные предикативы с типичными распространителями. К ним относятся зависимые примыкающие инфинитивы в пре- и постпозиции, а также детерминанты субъектного типа. В зависимости от количества таких распространителей можно выделить две подступени в зоне ядра предикативов: П(ред) 1 ® П(ред) 2.

К первой подступени П(ред) 1 относятся контексты, в которых при отпри-частном предикативе имеется один типичный распространитель (инфинитив или субъектный детерминант). Напр.: Положено торговаться — вот она и торгуется; а на самом-то деле наплевать — тыгсячей больше, тыгсячей меньше... (А. Волос. Недвижимость); Спрашивать напрямую о таких вещах и вообще-то не положено, а у него быгло просто невозможно. (Д. Гранин. Зубр); Он скакал по прямой, как и положено Быку (А. Дорофеев. Эле-Фан-тик).

Подступень П(ред) 2 представлена контекстами, в которых имеются два типичных синтагматических маркера предикатива: инфинитив и субъектный

детерминант в форме косвенного падежа. Напр.: Нам не положено шутить

с именами Эйнштейна, Галилея, Ньютона (В. Гроссман. Жизнь и судьба); Я отдавал им должное: мудрецам и по штату положено думать (А. Солженицын. В круге первом).

Следует заметить, что указанные выше ступени предикативации представляют не только адъективированные, но и неадъективированные причастия. Это значит, что, например, предикатив запрещено семантически может быть соотнесен как со страдательным причастием запрещенныгй в глагольных значениях (1) ‘Не позволить что-либо сделать’ и (2) ‘Признав общественно вредным, наложить официальный запрет на что-либо, не разрешить пользоваться чем-либо, употреблять что-либо’, так и с отпричастным прилагательным запрещенныш в значении (3) ‘Недозволенный, попавший под запрет’3. Ср.: (1) «Помоги нам», — сказала я, кладя земной, запрещенный глазныгми врачами, поклон о землю у колодца (А. И. Цветаева. Грабители); (2) Поединок — дело, запрещенное законом: следовательно, говорить нечего (В. А. Соллогуб. Большой свет); (3) Отец предполагал, что запрещенное фото извлекли в связи с новы м заказом для скульпторов, но скульпторам видеть натуральное лицо быгло недозволено (Ю. Дружников. Виза в позавчера). Для сравнения приведем пример адъективно-предикативной транспозиции краткого причастия запрещено в безличной конструкции, передающей принятую форму сообщения о запрещении чего-либо официальными органами: Может быгть, журналисты и находили в госпиталях таких людей, но Бах испы тал посты д-ное блаженство, когда лёг в кровать, застеленную свежим бельём, съел тарелку рисовой кашки и, затянувшись сигаретой (в палате быгло стро-

3 В Толково-грамматическом словаре И. К. Сазоновой разграничиваются отпричастное прилагательное положенным (срок) и причастие запрещенная (литература) в значении прилагательного, что связано с разной степенью их семантического отхода от глагола и соответственно адъективации. На наш взгляд, в первом случае можно говорить о функционально-семантической, а во втором — о функциональной (грамматической) адъективации причастий (подробнее об этом см.: [7, с. 246—257]).

го запрещено курить), вступил в беседу с соседями (В. Гроссман. Жизнь и судьба).

В заключение отметим, что факты категориальной переходности и синкретизма представляют большую трудность при изучении системы частей речи на занятиях по русской грамматике в средней и высшей школе. Важно обратить внимание, что в речи языковые единицы могут оказаться в зоне интересов (взаимодействия) сразу нескольких классов слов и синтезируют в своей структуре дифференциальные признаки двух, трех, четырех частей речи. Особую группу среди таких синкретичных образований составляют словоформы, эксплицирующие разные ступени транспозиции адъективированных причастий в межчасте-речный семантико-синтаксический разряд предикативов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Виноградов, В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове) / В. В. Виноградов. — Москва : Высш. шк., 1986. — 640 с.

2. Сазонова, И. К. Русский глагол и его причастные формы : толково-грамматический словарь / И. К. Сазонова. — Москва : Рус. яз., 1989. — 590 с.

3. Степанов, Ю. С. Методы и принципы современной лингвистики / Ю. С. Степанов. — 2-е изд. — Москва : Эдиториал УРСС, 2001. — 312 с.

4. Шигуров, В. В. Интеръективация как тип ступенчатой транспозиции языковых единиц в системе частей речи (Материалы к транспозиционной грамматике русского языка) / В. В. Шигуров. — Москва : Academia, 2009. — 464 с.

5. Шигуров, В. В. К проблеме разграничения функциональных и функционально-семантических омонимов в русской грамматике (на материале пре-дикативированных словоформ на -о) / В. В. Шигуров // ALATOO ACADEMIC STUDIES (International Scientific Journal). — Bishkek, 2010.— Vol. 5, №2.— С. 122—123.

6. Шигуров, В. В. Механизм предикативации языковых единиц в русском языке : грамматика и семантика / В. В. Шигуров // Известия Национальной академии наук Кыргызской Республики. — Бишкек, 2011. — № 4. — С. 143—146.

7. Шигуров, В. В. Типология употребления атрибутивных форм русского глагола в условиях отрицания действия / В. В. Шигуров ; науч. ред. Л. Л. Буланин. — Саранск : Изд-во Мордов. унта, 1993. — 385 с.

8. Шигуров, В. В. Функциональная транспозиция русских причастий в предикативы : ступени, признаки, предел / В. В. Шигуров // Вестн. Казах. гос. юрид. акад. Сер. «Филологические науки». — Астана, 2011. — № 12. — С. 78—91.

9. Шигуров, В. В. Функционально-семантический тип транспозиции причастий в предикативы : ступени, признаки, предел / В. В. Шигуров // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. — Москва, 2011. — Т. 70, № 5. — С. 38—48.

10. Ярцева, В. Н. Взаимодействие грамматики и лексики в системе языка / В. Н. Ярцева // Вопросы общей теории грамматики. — Москва, 1968. — С. 3—57.

Поступила 06.04.12.

УДК 373.3.016:908

РЕАЛИЗАЦИЯ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ЯЗЫКА В ПРОЦЕССЕ ЕГО ИЗУЧЕНИЯ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ (на региональном материале)

Т. В. Яковлева, В. В. Демичева, О. И. Еременко

(Белгородский государственны й университет)

Обсуждается необходимость реализации эстетической функции русского языка в процессе его преподавания, подчеркивается важность эстетического воспитания на уроках русского языка в начальной школе. Приводятся практические рекомендации по ознакомлению учащихся с образными средствами языка в текстах белгородских поэтов, с эстетической функцией языка.

Ключевыге слова: эстетическое воспитание; эстетическая функция русского языка; эпитет; метафора; художественный текст.

Новый взгляд на человека, на зако- движущие силы модернизации, которая

ны формирования собственно челове- активно внедряется в современную пе-

ческого в нем, на условия, факторы и дагогику начальной школы, не может не

© Яковлева Т. В., Демичева В. В., Еременко О. И., 2012