А. Е. Шамаева

ТЕРМИНЫ МОНГОЛЬСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ В ДИАЛЕКТНОЙ ЛЕКСИКЕ ЯКУТСКОГО ЯЗЫКА (на примере названий рыб)

Работа представлена кафедрой якутского языка факультета якутской филологии и культуры Якутского государственного университета им. М. К. Аммосова. Научный руководитель — доктор филологических наук, академик АН РС(Я), профессор П. А. Слепцов

В статье рассматриваются термины монгольского происхождения на примере названий рыб в диалектной лексике якутского языка в сопоставлении с монгольскими языками. Автор приходит к выводу, что рассматриваемая лексика в основе своей является достаточно древней в монгольских языках и якутские названия рыбы в диалектной лексике возникли в основном самостоятельно. В ходе исследования выявлены новые названия рыб, имеющие монгольские корни. Ключевые слова: якутский язык, диалект, монголизмы.

261

A. Shamayeva

TERMS OF THE MONGOLIAN ORIGIN IN THE DIALECTAL VOCABULARY OF THE SAKHA LANGUAGE

(based on fish names)

The terms of the Mongolian origin are considered in the paper through the example offish names in the dialectal vocabulary of the Sakha language in comparison with the Mongolian languages. The author comes to a conclusion that the vocabulary under consideration is basically ancient in the Mongolian languages and the Sakha fish names in the dialectal vocabulary originated independently in general. New fish names having Mongolian roots were revealed in the course of the research.

Key words: Sakha language, dialect, Mongol loan words.

Рыболовство как хозяйственная деятельность монголоязычным предкам якутов известно издревле. По преданиям, хоринцы «прокармливались рыболовством» [4, с. 214].

В. Л. Серошевский замечал, что «...рыболовство развилось и усовершенствовалось у якутов уже в теперешней их родине и в относительно новейшее время» [8, с. 304]. Он полагал, что «...4/5 якутской рыбачьей терминологии можно заподозрить в иностранном происхождении» [8, с. 301].

Исследователи в названиях рыб и терминах рыболовства находят четырнадцать монгольских заимствований [5, с. 14-17]. Изучив рыбную терминологию в якутском языке, Н. К. Антонов пришел к выводу, что якутские именные основы о рыбе (названия частей тела и т. д.) являются в основном исконными. Монгольские заимствования он предполагает лишь в четырех названиях рыб: майа5ас 'сиг', тэцэли 'язь', дъыраах, дъы-рыы, дъыргымыан 'мелкий карась', быччыкы, быччыыла, бычаах, бочоох, бвчввх 'карасик'. Также отмечает три основы, имеющие тюр-ко-монгольские параллели: алыНар, дъорохой (чорохой, борохой), дъар5аа [1, с. 67-70]. В топонимии Якутии Н. М. Иванов находит шесть топонимов монгольского происхождения, связанных с названиями рыбы: Акыйа, Ала5ана, Дъорохой, Дъа5аЬын, Кэчэгэнэ Урэ5э, Луо биэ, Луо тордо.

В данной статье рассматриваются термины монгольского происхождения на примере названий рыб в диалектной лексике якутского языка в сопоставлении с монгольскими языками.

Основную часть диалектной лексики составляют узко диалектные, устаревшие и чрезвычайно редко встречающиеся в современных говорах слова, зафиксированные в старинных записях и глоссариях, но неизвестные современному якутскому языку, хотя и живут в некоторых его говорах.

В диалектной лексике якутского языка известны следующие названия рыб, основы которых восходят к монгольским корням: дьаардаах балык (у.-ян.) 'разновидность рыбы'; п.-монг. giyar 'мускус' (ДСЯЯ1, с. 93), амыдай (ДСЯС, с. 39), амаддай (ДСЯС, с. 38) (ойм.) 'чукучан' (ДСЯС,с. 39); п.-монг.

'тезка' (ДСЯС, с. 39), монг. аттс^аг, атгс^аг 'тезка' [7, с. 42], бвксвгвр (долг., есей), бвкчв5вр /Пек./, бвкчвгвр (есей.) (ДСЯЯ I, с. 68) 'рыба из сиговых'; мвкчвгвр (ДСЯЯ, с. 162), мвкчв5вр (ДСЯЯ, с. 162), бвкчв5вр /Пек./ 'небольшой вид муксуна в озере Есей' (ДСЯЯ, с. 68); п.-монг. bвgcвgвr 'сутулый, горбатый' (ДСЯЯ, с. 67), быччыкы (амг., коб., нюрб., олекм., сунт., тат.), бырчы-кы (вил.), быччыык (нюрб., у.-алд.), быччыыла (нюрб., тат.) быччыылык (нюрб.) 'карасевая молодь'; п.-монг. Ысгдап 'маленький' (ДСЯЯ1 с. 79).

Встречающиеся в нюрбинском говоре лексемы дьа5акын и дьака5а 'мелкая рыба' (ДСЯЯ, с. 96) и в вилюйском говоре дъа5ака 'мелкая рыба' (ДСЯЯ1, с. 93) входят в основной словарный фонд монгольских языков и относятся к общемонгольским словам, появившимся в общемонгольский период, поскольку бытуют во всех живых монгольских языках и письменных памятниках [7, с. 62].

Например: стп.-м. Jiyasun, монгор., джагасе, баоан. джалгасон, джилгасон, джиласон, дунс. джагасун, дагур. джагас, джагус, джаус, ордос. джагусу, внутр.-монг. джагас, дзагас, джагат, калм. заИсн, х.-монг. дзагас, новобаргут. загуку, старобарг. дзагуу, бур. загакан (в говорах: загаан, загуун, загуу'ан) 'рыба' [7, с. 62]. Все они обозначают общее название рыбы. Принято считать, что наиболее архаичной формой слова «рыба» является Jiyasun, т. е. та, которая зафиксирована в старомонгольском языке и средневековых письменных памятниках (Владимирцов, Рассадин, Калужинский, Будаев и др.).

Словоформа Jiyasun разлагается на элементы jiya- и -sun. При этом -sun является одним из древнейших общемонгольских словообразовательных аффиксов, образовывавших еще в прамонгольском языке имена существительные от имен и глаголов [7, с. 62]. В якутской диалектной лексике элемент jiya-прослеживается в словоформах дьаа5а (нюрб.) 'разновидность мелкой рыбы' (ДСЯЯ, с. 92) и дьа5ара (нюрб.) 'мелкая рыба' (ДСЯС, с. 68), образованного при помощи аффикса -ра, древнего и малопродуктивного, но широко распространенного в монгольских языках [2, с. 127], дьыыгыр (тат.) 'карасевая, гольянья молодь' (ДСЯЯ, с. 102), дьаакына (в.-кол.) 'мелкий елец' (ДСЯЯ, с. 92).

Во всех производных элементах Jiya- в диалектной лексике якутского языка произошла конкретизация значения, т. е. если лексема Jiyasun в монгольских языках обозначает общее название рыбы, то в диалектной лексике якутского языка - лишь мелкую рыбу.

Монголист В. И. Рассадин элемент jiya-возводит к Jirya, сохранившемуся в виде стп.-м. Jirya 'сибирский лосось' и х.-монг. джарга 'нельма'. Таким образом, прототипом для Jiyasun В. И. Рассадин предполагает Jiyasun, подвергшееся впоследствии процессу фонетического опрощения за счет выпадения сонанта -г- перед шумным ротовым согласным, что довольно часто происходило в истории развития монгольских языков [7, с. 62]. Древний элемент Jirya встречается и в якут-

ском языке, в диалектной лексике: в инди-гирском говоре дьар5аа в значении 'рыба каталка' (ДСЯС, с. 69), в сунтарском говоре дьэргээ 'хариус' (ДСЯС, с. 75), и в хангалас-ском говоре дьаргымыан 'карасенок' (ДСЯЯ, с. 96). Выпадения -г- в этих словоформах не произошло.

От основы Jirya при помощи аффикса -qai, образующего диминутивы, образовалось новое слово Jiryaqai - маленькая рыбка, малек, пескарь, давшее современные бур. жа-раахай, х.-монг. джараахай 'маленькая рыбка, малек, пескарь' [7, с. 62]. В диалектной лексике якутского языка производные этой лексемы широко распространены и в разных говорах даются с различным фонетическим оформлением.: дьорохой (вил., нюрб., ханг., сак., ток., у.-алд., /Кул. 114, Пек./) (ДСЯЯ, с. 98), дорохой (вил.) (ДСЯЯ, с. 88), чорохой (абый., верх., у.-ян.) (ДСЯЯ, с. 300), чороххой (верх.) (ДСЯЯ, с. 300), борохой (бул., коб., нам., в.-вил, Пек.) (ДСЯЯ, с. 65), хорохой (лен.) (ДСЯЯ, с. 292) 'щуренок'. Ср. п.-монг., монг. curugai 'щука' (ДСЯЯ, с. 212); Сорохой (лен.), ДСЯЯ, с. 212), сорохуй [ханг.] (ДСЯЯ, с. 212), бур. (хори-бур.) surxa эхир.-бур. zurxâ, калм. tsurxo, х.-монг. tsurxë 'щука' [3, с. 46]. Видимо, эти названия рыбы заимствованы в разное время, так как вариант дьорохой фонетически более близок к письменно-монгольскому, а второй вариант сорохой близок к вариантам современных монгольских языков.

В ходе исследования выявлены следующие названия рыбы, имеющие монгольские корни: куутаа (агин.) 'корюшка' (ДСЯС, с. 96). В монгольских языках имеются: п.-монг. yutari, yutayari 'налим' (L, с. 370), бурятское гутаар 'налим' (БРС, с. 227) и монгольское гутаар 'налим' (MPC, с. 127). На монгольское заимствование лексемы куутаа указывает, во-первых, их сходное фонетическое оформление. Во-вторых, и в якутском и в монгольских языках эти лексемы обозначают название рыбы 'корюшка' и 'налим' соответственно. В-третьих, монгольская звуковая группа а5а (п.-монг. yutayari) в якутском языке (в заимствованных словах) обыч-

но выражается как долгое а [3, с. 55], в нашем случае: п.-монг. уШауап > як. куутаа.

В якутском языке есть небольшое количество именных слов, которые в монгольских языках не имеют идентичных именных параллелей. Но они имеют параллельные по форме и значению якутские же глагольные основы, определенные ранними исследователями как монголизмы. Поэтому подобные именные основы отнесены к словам монгольского происхождения, например: ходу 'озерная трава, которую коят по льду и которой кормят скот, перемешивая с зеленым сеном' = як. хвдуй, хадый 'косить' < монг. хаду 'косить' [6, с. 54]. Также к монголизмам относится название рыбы бвквй 'карасик' [1, с. 72] от як. бвквй- 'гнуться, сгибаться'. Монгольские параллели: п.-монг. Ьбке]1~, Ъдкш-(Ь., с. 126, 127) 'гнуть', х.-монг. Ьвх{рп) 'горб', bвgtдr 'горбатый', бур. Ъйхе(п) 'горб', ЬиЫ-, Ьщ(Л1- 'сгибаться, наклоняться, кланяться', кал. Ьокп 'горб', орд. Ьдкд 'горб', bвgвtдr 'горбатый' (Тод. Даг., с. 128).

Бэчээнэй 'карасик' [1, с. 72]. Возможно, произошло от корня Ыс1 п.-монг. Ыс^ап 'маленький' (Ь, с. 102), бур. бишыхан 'маленький' (БРС, с. 130).

Кэчэ, кэчир мелкий осетр (ДСЯЯ, с. 147). Ср. п.-монг. кесе 'косой, пологий, крутой' (Ь,

с. 440) + -р - аффикс имен прилагательных, соответствует афф. -р в современном бурятском языке (ГСЯЛЯ, с. 166).

JIaaxa вил. 'ерш' ; у.-ян. 'широколобка' (ДСЯЯ, с. 148); лахаа бул., лен. 'ерш' (ДСЯЯ, с. 150); лахас ойм. 'разновидность рыбы' (ДСЯЯ, с. 150); лахачы 'широколобка' (ДСЯЯ, с. 150). Ср. п.-монг. laqa 'сом' (L, с. 515), монг. лах 'сом' (MPC, с. 129).

Таким образом, в диалектной лексике якутского языка нами выявлено всего двадцать одно название рыбы, которые имеют монгольские параллели. Основы названий рыб восходят к монгольским корням и образованы при помощи аффиксов разного происхождения. Сравнительный материал показывает, что все представленные здесь слова являются достаточно древними в монгольских языках. Совпадение названия рыбы происходит лишь в одном названии рыбы: в сунтарском говоре як. дъэргээ 'хариус'. Остальные производные основы не имеют лексических параллелей в монгольских языках. Но, следует отметить, что из них двенадцать параллелей в монгольских языках означают или общее название рыбы, или названия других видов рыб. Значит, в якутском языке произошел перенос названий рыб по сходству внешних признаков.

Принятые сокращения

L — Lessing F. D. Mongolian-English dictionary. Berkeley; Los Angeles, 1960.

NY - Lewicki M. La langue mongole des transcriptions chinoises du XIV-e sieMcle. Le Houya-yi yi-yu de 1389. Wroclaw, 1949.

Тод. Даг - Тодаева Б. Х. Дагурский язык. М., 1986. ДСЯЯ — ДСЯС — Диалектологический словарь языка саха. ДСЯЯ — Диалектологический словарь якутского языка. БРС — Бурятско-русский словарь. МРС — Монгольско-русский словарь.

ГСЯЛЯ — Грамматика современного якутского литературного языка.

Названия говоров якутского языка

Названия языков

абый. — абыйский говор

амг. — амгинский говор

бул. — булунский говор

в.-кол. — верхне-колымский говор

баоан. — баоаньский язык бур. — бурятский язык

внутр.-монг. — монгольские языки и диалекты Внутренней Монголии

в.-вил. — верхне-вилюйский говор верх. — верхоянский говор вил. — вилюйский говор коб. — кобяйский говор лен. — ленский говор нам. — намский говор нюрб. — нюрбинский говор ойм. — оймяконский говор олекм. — олекминский говор сак. — саккырырский подговор сунт. — сунтарский говор тат. — таттинский говор ток. — Токкинский район у.-алд. — усть-алданский говор у.-ян. — усть-янский говор ханг. — хангаласский говор

дагур. — дагурский язык

дунс. — дунсянский язык

калм. — калмыцкий язык

монг. — монгольский язык

монгор. — монгорский язык

новобаргут. — язык новых баргутов

ордос. — ордосский язык

п.-монг. — письменный монгольский язык

старобарг. — язык старых баргутов

стп.-м. — старописьменный монгольский

х.-монг. — халха-монгольский язык

эхир.-бур. — эхиритский говор бурятского языка

як. — якутский язык

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Антонов Н. К. Материалы по исторической лексике якутского языка. Якутск: Кн. изд-во, 1971

2. Бертагаев Т. А. О монгольских и бурятских гидронимах // Ономастика Востока. М.: Наука, 1980,

3. Калужынский Ст. Mongolische Elemente in der Jakutischen Sprache // Philologia orientalis 2. Iacutica. Prace jakutoznawcze. Warszawa: Wydawnictwo academickie DIALOG, 1995. C. 35-188.

4. Ксенофонтов Г. В. Шаманизм. Избранные труды (Публикации 1928-1929 гг.). Якутск: Фирма «Север-Юг», 1992. 318 с.

5. Попов Г. В. Булт уонна балыктааЬын увскээбит торуттэринэн арацалара. (Тезистэр). (Рукопись). Хранится у автора.

6. Попов. Г. В. Слова неизвестного происхождения якутского языка. Якутск: Кн. изд-во, 1986. 148 с.

7. Рассадин В. И. Становление говора нижнеудинских бурят. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999.

8. Серошевский В. Л. Якуты. Опыт этнографического исследования. СПб.: Изд-во Русского географического общества, 1896. Т. 1. 720 с.

174 с.

С.124-129.

160 с.