СТИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Апресян Ю. Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира // Семиотика и информатика. 1986. Вып. 28. С. 5-33.

2. Виноградов В. А. Дейксис // Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. 2-е изд., доп. М.: Большая Рос. энцикл., 2002. С. 128.

3. Доброва Г. Р. Онтогенез персонального дейксиса (личные местоимения и термины родства). СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2003. 492 с.

4. Уфимцева А. А. Типы словесных знаков. 2-е изд., стер. М.: Эдиториал УРСС, 2004. 206 с. (Лингвистическое наследие XX века).

REFERENCES

1. Apresjan Ju. D. Dejksis v leksike i grammatike i naivnaja model' mira // Semiotika i informatika. 1986. Vyp. 28. S. 5-33.

2. Vinogradov V A. Dejksis // Lingvisticheskij entsiklopedicheskij slovar' / Gl. red. V. N. Jarceva. 2-e izd., dop. M.: Bol'shaja Ros. entsikl., 2002. S. 128.

3. Dobrova G R. Ontogenez personal'nogo dejksisa (lichnye mestoimenija i terminy rodstva SPb.: Izd-vo RGPU im. A. I. Gercena. 2003. 492 s.

4. Ufimtseva A. A. Tipy slovesnyh znakov. 2-e izd., ster. M.: Editorial URSS, 2004. 206 s. (Lingvis-ticheskoe nasledie XX veka).

Е. В. Яковлева

ТЕОРИЯ РЕФЕРЕНЦИИ И ТЕОРИЯ ПСИХОСИСТЕМАТИКИ

Статья посвящена анализу теории референции при помощи теории психосистематики. Метод векторного анализа, разработанный Г. Гийомом, позволяет более точно описать механизм референции.

Ключевые слова: референция, генералиция, партикуляция, векторный анализ.

E. Yakovleva

THEORY OF REFERENCE AND THEORY OF PSIHO-SYSTEMATICS

The article is focused to the analysis of the theory of reference through the prism of the theory ofpsycho-systematics. The method of vector analysis developed by G Guillaume allows describe the mechanism of reference more accurately.

Keywords: reference, particulation, generalization, vector analysis

Несмотря на то, что теория референции имеет давние традиции, в ней остаются дискуссионные вопросы. Целью настоящей статьи является выявление объяснительных возможностей теории психосистематики для понимания природы механизмов референции. Описание проводится на материале испанского языка.

1. Общие замечания

В теории референции, сформированной во многом под влиянием логики (Г. Фреге, Б. Рассел, А. Тарский, Р Рассел, Д. Милль), обнаруживается тенденция изучения явлений, наблюдаемых на уровне речи. Между тем референция, понимаемая как отнесённость актуализированных (включенных в речь) имен, именных выражений (именных групп) или их эквивалентов к объектам

действительности (референтам, денотатам) [4, с. 411], лишь проявляется на уровне речи. Лингвистические основания, служащие для осуществления того или иного типа соотнесения и, соответственно, типа референции, заложены в ткани языка. Таким образом, изучение и описание языковых основ процесса референции является важной и актуальной задачей, от решения которой зависит продвижение вперед всей теории референции.

Одной из теорий, позволяющих представлять и изучать ментальные процессы как на уровне языка, так и на уровне речи, является теория психосистематики французского лингвиста Г. Гийома, получившая развитие в исследованиях Л. М. Скрелиной, Р. Валена, М. Мольо, Ф. Толлиса и других лингвистов на разнообразном лингвистическом материале. Представляется, что для развития теории референции значительный интерес могут представлять такие положения теории психосистематики, как теория частей речи, теория инциденции и некоторые другие. Вместе с тем для всех упомянутых положений объединяющим является метод векторного анализа, который, с одной стороны, позволяет по-новому увидеть языковые процессы, а с другой — имеет объяснительную силу.

На наш взгляд, применение векторного анализа для теории референции дает возможность показать скрытые ментальные процессы, предшествующие появлению «конечного референциального результата» и позволяющие представить одну из основ для различения типов референции. Л. М. Скрелина отмечала, что вектор служит способом представления разнообразных ментальных процессов, «отмечая остановки мысли, фиксируя границы дискретных элементов как частей целого» [6, с. 54]. Для того чтобы показать способ применения вектора и возникающих при этом аналитических возможностей, первоначально обратим внимание на те виды референции, кото-

рые обычно выделяются специалистами, а затем, во второй части статьи, покажем, каким образом можно использовать векторный анализ. В нашем исследовании референции мы основывались на работах ведущих отечественных лингвистов (Н. Д. Арутюнова, Е. В. Падучева, А. Д. Шмелёв) и на исследованиях специалистов, изучающих референцию на материале испанского языка (M. A. Alcina Caudet, M. Leonetti Jung, I. Vicario Arjona, T. Hamalainen и др.).

2. Типы референции и виды референциальных отношений

В целом можно отметить, что к настоящему моменту не сформировалось единого мнения относительно видов и типов референции, хотя и оказывается возможным, суммируя разнообразные мнения, говорить

о противопоставлении референции именных групп и индексальной референции, т. е. такой, для осуществления которой используются слова с индексальной природой (в первую очередь — местоимения).

В испанском языке в случае референции именных групп различается референция в связи с классом объектов (единичные и неединичные), по параметру определённости/ неопределённости, а также по степени известности для слушающего и говорящего. Продемонстрируем эти явления на следующем примере, обращая внимание на характер соотнесения языкового выражения с референтом:

...y no era tampoco que le molestase la llovizna, sino el tener que abrir el paraguas (1). ¡Estaba tan elegante, tan esbelto, plegado y dentro de su funda! Un paraguas cerrado (2) es tan elegante como es feo un paraguas abierto (3). ... Aquí, en esta pobre vida, no nos cuiadamos sino de sevirnos de Dios; pretendemos abrirlo, como a un paraguas (4), para que nos proteja de toda suerte de males. ... Abrió el paraguas (5) por fin y se quedó un momento suspenso y pensando. [13, c. 17].

‘Нет, его не дождь беспокоил, а то, что придется раскрывать зонт (1). — Он был таким изящным, стройным, аккуратно уложенным в чехол! Сложенный зонт (2) столь же изящен, сколь безобразен раскрытый (3)! ... Здесь, в нашей убогой жизни, мы думаем лишь о том, как бы воспользоваться богом; мы хотели бы раскрывать его, как зонт (4), чтобы он уберег нас от всяческих бед. ... Наконец он раскрыл зонт (5) и на миг задержался в раздумье.’.

В данном отрывке мы разграничиваем несколько различных референциальных ситуаций, возникающих при соотнесении существительного «paraguas». Paraguas 1 — соотносится с классом, а не с единичным определенным объектом, известным говорящему, paraguas 1 не сфокусирован в конкретном денотативном пространстве, отсутствует точная локализация, тип высказывания можно определить как высказывание со снятой утвердительностью. Сравнивая референцию paraguas 1 и референцию paraguas 5, отметим наличие локализации у paraguas 5 в денотативном пространстве, сформированном при помощи точечного времени, конкретного лица (первого) и обозначения состояния этого лица. Тип высказывания также иной: имеется эпизодическое высказывание. Заметим, что и в paraguas 1, и в paraguas 5 используется определенный артикль. При этом и в ситуации с paraguas

1, и в ситуации с paraguas 5 имеется определённая референция. Отличие состоит в степени обобщенности: в первом случае она выше. В ситуации с paraguas 2, 3 отсутствует соотнесение с конкретным референтом, имеется отнесение к некоторому неопределенному референту, причем здесь важны представления, имеющиеся у каждого читателя. Заметим, что, в отличие от paraguas 1, соотнесение производится к части класса, ограничениями служат определения cerrado и abierto.

Paraguas 4 — отсутствует связь с конкретным референтом, имеется соотнесение с классом предметов. Отличие от случаев 2,

3 состоит в том, что в данном употреблении главную роль играют знания о зонтике как предмете, способном защитить нас от дождя. Идея защиты позволяет осуществить сравнение с элементом обобщения. Заметим, что, в данном случае для понимания иронии существенную роль играют два фактора: (1) понимание сути зонта, (2) понимание несопоставимости противопоставления «бог — зонт», данного автором.

Определённая референция paraguas 5 иная, чем у рaraguas 1: как отмечалось, здесь имеется соотнесение с определенным предметом, локализованным в деннотативном пространстве. Такую референцию обычно выделяют особо — она считается индивидной.

Обращает на себя внимание тот факт, что артикли способны передавать самую разнообразную референциальную информацию. Как определенный, так и неопределенный артикли выражают разнообразные референциальные отношения. Иными словами, использование того или иного артикля оказывается недостаточным для того, чтобы читатель мог сделать вывод о характере референта. Референциальные характеристики создаются, таким образом, и при помощи артикля, а также благодаря конкретизации при помощи контекста, и здесь существенную роль играет тип высказывания.

Заметим, что в анализируемом отрывке для описания референта как объекта реального и конкретного используется определенный артикль, в то время как некий гипотетический объект вводится при помощи артикля неопределенного. Однако не всегда ситуация с использованием артикля столь прозрачна.

Сопоставим два предложения: Los niños

(1) se fueron al cine — ‘Дети ушли в кино’ и Los niños (2) aprenden lo que ven — ‘Дети заучивают то, что они видят’. И в предложении (1), и в предложении (2) используется артикль определенный, между тем в предложении (1) референт определенный, а в предложении (2) объект таковым не явля-

ется: здесь имеет место референция к классу, а не к конкретному референту. Таким образом, очевидно, что при помощи определенного артикля возможно осуществлять референцию как к определенному единичному объекту, так и к классу. Референцию, имеющуюся в первом случае, предлагается называть индивидной, референцию, которая имеется во втором случае, — генерализованной.

Индивидная референция характеризуется соотнесением с референтом, который (1) сфокусирован в денотативном пространстве при помощи пространственных и временных координат. Типичным для индивидной референции является использование в высказываниях эпизодического типа.

Генерализованная референция характеризуется отсутствием фиксации референта в денотативном пространстве; для этого типа естественным является контекст квалифи-кативного типа. Авторы, выделяющие этот подвид референции, по-разному ее оценивают.

Очевидно, оказывается сложно выделить те критерии, при помощи которых определяется генерализованная референция. Имеет значение характер временного параметра; так, для presente существенно отсутствие точечных характеристик времени; можно говорить о так называемом «вневременном» использовании presente de indicativo. Например, в следующем предложении los perros имеет референцию к классу, а не к

конкретному представителю этого класса: El fox-terrier vivió desde entonces sentado bajo su naranjo, porque, cuando el calor traspasa cierto límite razonable, los perros no respiran bien, echados [11, c. 58]. — ‘С тех пор фокстерьер начал жить под апельсиновым деревом, поскольку, в тех случаях, когда жара переходит все мыслимые пределы, собаки не могут нормально дышать, бедняги’. Э. Керо Хервилья рассматривает подобные употребления именных групп как нереферентные, при этом термин «генера-

лизованная референция» не используется [3, с. 75-78]. Очевидно, что существуют различные виды генерализованной референции.

Существует взаимосвязь между типом именной группы и коммуникативной структурой предложения. Определенные именные группы обнаруживают сходство с именами собственными и указательными словами: они с легкостью выполняют функцию темы в предложении. В следующем предложении la escalera представляет собой элемент тематический, этот референт известен говорящему и слушающему, а рематическое содержание сконцентрировано в следующем: se ha iluminado de repente; здесь появляется то, ради чего и было создано это предложение: La escalera se ha iluminado de repente, me acerco al ascensor con intención de llamarlo... [10, c. 29]. — ‘Внезапно на лестнице появился свет, я подхожу к лифту с намерением вызвать его’.

Неопределенные именные группы обнаруживают зависимость от предиката в том случае, когда они являются подлежащим; они в меньшей степени предназначены для того, чтобы выражать тему. Такие группы требуют дополнительной информации, которая позволила бы слушающему или читающему осуществить референцию.

М. Леонетти Хунгл [9, с. 157] сравнивает два следующих предложения:

(1) Un soldado no monta guardia delante del palacio. (?)

(2) Un soldado que yo conozco no monta guardia delante del palacio.

Очевидно, что предложение (1) не является нормативным; это объясняется невозможностью установить корректную и однозначную референцию объекта, выраженного неопределенной именной группой, играющей роль подлежащего. Однако при введении уточняющей информации (que yo conozco') происходят следующие изменения:

1) неопределенная именная группа получает уточнение благодаря соотнесению с говорящим субъектом;

2) степень неопределенности снижается;

3) оказывается возможным осуществить референцию;

4) предложение становится нормативным.

Иными словами, в тех случаях, когда неопределенные референции получают уточнение или распространение, они переходят от нереферентного состояния к референтному.

Нужно заметить, что в реальных высказываниях или в текстах уточнение может иметь довольно протяженный характер и находится не в рамках предложения, а в широком контексте: Era una fiesta de verdad. Una fiesta en un cortijo jerezano, de estos donde transcurre una eternidad entre el arco de la entrada y la casa que está al fondo, al final de un largo camino de tierra y gravilla, con coches caros aparcados en la puerta, y paredes de almagre y cal con ventanas enredadas... [12, c. 288]. — ‘Это был настоящий праздник. Праздник в хересском имении, в таком имении, в котором целую вечность нужно идти от входа через арку до дома в глубине по дорожке из мелкого гравия и земли, а машины там припаркованы у двери, а стены из охры и извести, окна украшены решетками...’.

Понимание того, что собой представляет una fiesta de verdad ‘настоящий праздник’, у читателей может быть самым разнообразным; поэтому для создания определенности, узнаваемости референта вводная именная группа получает значительное распространение. А. Перес-Реверте дает описание великосветского праздника через описание дополнительной именной группы — un cortijo jerezano. Иными словами, для придания элемента определенности референции именной группы оказывается необходимым создавать целую цепочку, имеющую сложную информационную структуру. Переход к определённой референции сопровождается

в данном случае распространенным описанием, при котором в фокус внимания читателя попадает несколько объектов с соответствующими характеристиками (la casa ^ al fondo, el camino ^ largo, coches ^ caros, paredes ^ de almagre y cal, ventanas ^ enredadas). Нереферентная именная группа по мере прочтения фрагмента получает уточнение, становится понятной читателю. Таким образом, очевидно, степени неопреде-лённости у una fiesta 1(de verdad) и una fiesta 2 (en un cortijo jerezano) не равны: в первом случае она выше.

Рассматривая и противопоставляя категории определенности/ неопределенности, специалисты обращают внимание на сложное строение этих категорий, в связи с этим появляются уточнения и дополнения. Для описания неопределенной референции вводятся дополнительные характеристики, говорят о специфической и неспецифической референции [1], слабой и сильной [5]. Очевидно, что для выражения определенности и неопределенности значение имеет градация. Существуют различные степени определенности/неопределенности, между крайними точками существует шкала, отражающая различные степени определенности — неопределенности.

3. Использование векторного анализа

Изучение процесса изменения семантических объемов мы находим у Г. Гийома, который моделирует мыслительные процессы при помощи тензора, вектора и их производных: «Мыслительные операции, к которым обращается потенциальное целевое устремление, немногочисленны и существенны» [2, c. 55]. На рисунке схематически представлен коренной бинарный тензор, состоящий из двух векторов (векторы 1 и 2), движение которых отражают основные движения мысли. Партикуляция (движение мысли к единичному) и генерализация (движение мысли в сторону всеобщего) являются основными операциями мышления, выделяемыми Г. Гийомом.

Первоначально (вектор 1 — идеогенезис) мы имеем максимальную неопределенность, затем происходит уменьшение этого объёма: неопределенность уменьшается,

начинается процесс оформления семантического компонента, который заканчивается выбором вполне определенного значения. Иными словами, мы имеем переход мысли от максимально широкой, размытой и неопределённой к единичной и конкретной. На втором этапе (вектор 2 — морфогенезис),

напротив, первоначально слово не имеет грамматического оформления, затем возникает расширение грамматического объема, слово получает дополнительные значения (например, существительное получает грамматические значения рода, числа), т. е. оно оформляется грамматически и становится определенной частью речи. Таков ход мыслительных операций для перехода от виртуального к актуальному.

Векторный анализ референциальных ситуаций

Важно отметить, что актуализация подчинена определенной цели, которую ставит перед собой говорящий; цель, в конечном счете, и определяет те средства, которые используются для актуализации.

Для передачи идеи различных объемов понятия Г. Гийомом вводится идея остановки: «Эти остановки (они называются также перехватами, saisies) как бы фиксируют объем понятия, его растянутость» [7,

с. 189]. В настоящей работе предлагается использовать векторный анализ для передачи изменения семантических объемов в различных типах референции.

Как уже отмечалось ранее, метод векторного анализа позволяет, с одной стороны, по-новому увидеть процессуальность, движение мысли, которое предшествует рождению типа референции, а с другой — показать результат, соответствующий типу референции.

К настоящему моменту отмечается наличие разнообразных примеров применения векторного анализа для объяснения различного лингвистического материала [6, с. 7184]. Покажем возможности использования этого метода для объяснения различных референциальных ситуаций, предполагая, что в основе многообразия типов референции находятся два типа ментальных процессов: первый тип связан с направлением сужения (партикуляция — вектор 1), а второй — противоположен — это движение расширения (генерализация — вектор 2). Именно эти два типа движения соответствуют двум типам референции: генерализованной и индивидной.

При этом и для процесса партикуляции, и для процесса генерализации выделяются разнообразные подтипы, соответствующие прагматической задаче, т. е. той цели, которую ставит перед собой говорящее лицо.

Вертикальной стрелкой обозначаются эти подвиды. Здесь важно подчеркнуть, что разнообразие авторских употреблений, тонкости в видах одного и того же типа референции можно показать с помощью этого метода.

Вернемся к приведённым ранее примерам разнообразных референциальных ситуаций с существительным paraguas. Мы выделили четыре их вида, причем отметили, что разграничиваются различные степени неопределённости, с одной стороны, и наличие точечной индивидной референции — с другой.

При помощи двойного вектора мы способны показать два различных полюса в типах референции: возможность к максимальной обобщенности (здесь имеются генерализованные случаи неопределенной и определённой референции), с одной стороны, и, с другой, — способность к указанию на единичный объект (S). Единичной индивидной референции (paraguas 5) на нашем рисунке будет соответствовать P5, неопределённой референции paraguas 3, 4 — вектор З, 4, генерализованной референции — Р1. Различия в генерализации и неопреде-

лённости связаны с характером динамики: в первом случае (P1) имеется движение от максимально расширенного в сторону конкретизации, в случаях Р 3, напротив, имеется движение мысли от определенного к неопределённому. Степень неопределённости в ситуации Р2 значительно больше по сравнению с Р 3, 4, что и отражено на рисунке [сравните un paraguas (P2) с un paraguas cerrado, abierto (2, 3)].

Выводы

1. Для понимания степеней определённости и неопределённости в референции необходимо учитывать градацию, поскольку определённость (и неопределённость) создается разнообразными способами; референция может ощущаться как более определённая или как менее определённая.

2. Генерализованная референция может пониматься по-разному в зависимости от того, как она мыслится: от максимально неопределённого — к единичному или, наоборот, от единичного — к неопределённому.

3. При помощи вектора можно показать бесконечное разнообразие референциальных ситуаций, отражающих бесконечность изменчивой реальности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арутюнова Н. Д. Референция имени и структура предложения // Вопросы языкознания. 1976. №

2. С. 24-35.

2. Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики / Пер. с фр. М.: ЛКИ, 2010. 222 с.

3. Керо Хервилья Э. Ф. Сопоставительное изучение категории определенности/неопределенности в русском и испанском языках. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 200 с.

4. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. M.: Советская энциклопедия, 1990. 683 с.

5. Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью (референциальные аспекты семантики местоимений). М.: Эдиториал УРСС, 2001. 288 с.

6. СкрелинаЛ. М. Школа Гийома: психосистематика. М.: Высшая школа, 2009. 367 с.

7. Скрелина Л. М. Послесловие // Гийом Г Принципы теоретической лингвистики. М.: Прогресс; Культура, 1992. С. 168-200.

8. Шмелёв А. Д. Русский язык и внеязыковая действительность. М.: Языки славянской культуры, 2002. 492 с.

9. Leonetti JunglM. El artículo y la referencia. Madrid: Taurus, 1990. 183 p.

ИСТОЧНИКИ

10. Martín Gaite C. Las ataduras. Barcelona: Destino, 1960. 205 p.

11. Quiroga O. Cuentos de amor, locura y muerte. Barcelona: Linkgua, 2008. 156 p.

12. Pérez-Reverte A. La reina del Sur. Madrid: Santillana Ed. Generales, S.L., 2004. 638 p.

13. UnamunoM. Niebla. M.: Tsitadel, 2001. 237 p.

REFERENCRS

1. Arutjunova N. D. Referencija imeni i struktura predlozhenija // Voprosy jazykoznanija. 1976. № 2.S.

24-35.

2. Gijom G Principy teoreticheskoj lingvistiki / Per. s fr. M.: LKI, 2010. 222 s.

3. Kero Hervil'ja JE. F. Sopostavitel'noe izuchenie kategorii opredelennosti/neopredelennosti v russkom i ispanskom jazykah. M.: Editorial URSS, 2001. 200 s.

4. Lingvisticheskij jenciklopedicheskij slovar' / Gl. red. V. N. JArceva. M.: Sovetskaja jenciklopedija, 1990. 683 s.

5. Paducheva E. V. Vyskazyvanie i ego sootnesennost' s dejstvitel'nost'ju (referencial'nye aspekty seman-tiki mestoimenij). M.: Editorial URSS, 2001. 288 s.

6. Skrelina L. M. Shkola Gijoma: psihosistematika. M.: Vysshaja shkola, 2009. 367 s.

7. Skrelina L. M. Posleslovie // Gijom G. Principy teoreticheskoj lingvistiki. M.: Progress; Kul'tura, 1992.S.168-200.

8. Shmeljov A. D. Russkij jazyk i vnejazykovaja dejstvitel'nost'. M.: Jazyki slavjanskoj kul'tury, 2002.

492 s.

9. Leonetti Jungl M. El artículo y la referencia. Madrid: Taurus, 1990. 183 p.

ISTOCHNIKI

10. Martín Gaite C. Las ataduras. Barcelona: Destino, 1960. 205 p.

11. Quiroga O. Cuentos de amor, locura y muerte. Barcelona: Linkgua, 2008. 156 p.

12. Pérez-Reverte A. La reina del Sur. Madrid: Santillana Ed. Generales, S.L., 2004. 638 p.

13. Unamuno M. Niebla. M.: Tsitadel, 2001. 237 p.