О. О. Варнавская

ТЕКСТ КАК ЕДИНИЦА ЯЗЫКА И ПРОИЗВЕДЕНИЕ РЕЧИ

Работа представлена кафедрой иностранных языков естественнонаучных и экономических специальностей Ставропольского государственного университета.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор О. С. Шибкова

В статье рассматривается проблема определения понятия текста, общие тенденции становления целостной лингвистической дисциплины, изучающей текст. Обсуждаются вопросы о соотнесенности текста с языком, текста как сложно организованного единства языковых единиц и их отношений. Формируются представления об исходном, «доязыковом материале».

The problem of the definition of a text and general tendencies of the formation of the whole linguistic discipline which studies a text are considered in the article «Text as a unit of language and as a work of speech». The problem of the interaction between a text and a language is discussed. A text is viewed as an intricately organized unity of linguistic units and their relations. The ideas about the starting material existing before a language are formulated.

И в XX в., ив наше время происходит становление целостной лингвистической дисциплины, изучающей речемыслительное произведение; формируется непротиворечивая, объясняющая эмпирические факты и в определенной степени общепринятая концепция; разрабатываются понятия и термины, отражающие подобную концепцию.

Центральным является прежде всего само понятие текста, многообразие трактовок которого выражает тот факт, что окончательного становления данной лингвистической дисциплины еще не произошло. В то же время за этим многообразием четко проглядывают контуры формирующегося согласия, к которому подходит научное сообщество. Это прежде всего выражается в общности научных интересов и стремлении найти ключ к решению общезначимых (и признанных в качестве таковых) теоретических проблем. На рубеже восьмидесятых годов Г. А. Золотова так охарактеризовала положение дел в лингвистике текста: «Думается, что современная лингвистика текста несколько преждевременно поспешает к глобальной теории текста вообще. Между тем актуальной зада-

чей представляется не создание интегрального конструкта текста, а дифференциация типов текста, накопление знаний об их лингвистических свойствах и построение на этой основе типологии текста»4 В то же время общей тенденцией оставалось «переключение внимания исследователей на целый текст, целое речевое произведение -высшую коммуникативную единицу, не поддающуюся однозначному определению в понятиях грамматики»2. Эта тенденция, по замечанию М. Я. Дымарского, в общем и целом, сохраняется и в настоящее время.

Для лингвистики текста принципиально важным является вопрос о соотнесенности текста с языком3. В этом аспекте объектом пристального внимания лингвистов, обращающихся к текстологической проблематике, стало различие предложения и высказывания. Первое выделяется на формальном, потенциально-синтаксическом уровне, второе - на уровне актуально-син-таксическом. При этом употребление в высказывании для целей его внутренней организации тех или иных языковых единиц или средств диктуется закономерностями этой организации; ее универсальность лишь

ограничена типологическими особенностями конкретного языка. Здесь, как правило, подчеркивается, что в иерархии элементов языка текст занимает высшую ступень, а его главные специфические черты образуются за счет специфической реализации функций всех языковых явлений, выступающих в его составе4. Ряд ученых в качестве единицы реализации системы языка в речи признали предложение, другие - цепь связанных предложений, третьи стремились противопоставить предложению как формальной языковой единице высказывание как единицу функциональную5. К этому вопросу примыкает также проблема границ текста: для первых двух подходов характерно ограничение текста предложением или некоторым законченным произведением, для третьего - массив текстов без разграничения целых текстов и отрывков из них6.

Некоторые исследователи, прежде всего Б. М. Гаспаров, пытаются построить модель текста, основанную на противопоставлении текста языку, находя принципы их внутренней организации противоположными7. Не разделяя в целом данную точку зрения, можно учитывать ее в следующем аспекте. Если рассматривать текст как оп-редмеченную форму речи, доступную интерпретации в процессе смыслового восприятия, то можно констатировать, что наблюдаемая реальная данность текста не является собственно языком. «Язык есть нечто, лежащее за текстом, предшествующее ему, лишь внешне проявляющееся в нем, то есть текст уже не есть язык. С другой стороны, существует нечто, что предшествует языку, что еще не есть язык: содержание сознания, мысль, представления и т. п.»8. Таким образом, если произведенный текст не существовал и не мог быть создан «из ничего», необходим какой-то исходный материал. Следы, оставленные в тексте процессом его создания, возможно обнаружить, лишь имея представление о доязыковом «материале». Лингвистика не располагает собственными средствами для его определения, но обращение к нему яв-

ляется объективной необходимостью для лингвистов, исследующих текст.

Создание текста - это движение свернутого в невербальной форме в сознании автора содержания к его развертыванию, подготовке к восприятию в письменной или устной форме. Поэтому представляется совершенно оправданным строить представления о «доязыковом материале», преобразуемом в языковой текст, опираясь на накопленный различными науками опыт исследования экстралингвистических основа -ний коммуникации, в особенности на данные и гипотезы философской и историкофилософской науки. Нужно также иметь в виду, что сам термин «экстралингвистиче-ское», по замечанию М. Н. Кожиной, условен: в конечном счете, экстралингвисти-ческие факторы становятся лингвистическими, поскольку во многом определяют смысловую структуру и стилистику текста9.

В настоящее время большинство лингвистов стремится реализовать определенного рода синтетический подход, при котором текст понимается и как единица языка, и как произведение речи. Синтетический характер текста выражается также в одновременной обращенности к системе языковых коммуникативных единиц и к коммуникативному акту10. При этом, однако, оговаривается, что текст не может быть интерпретирован как собственно единица языка и представляет собой «особую, развернутую вербальную форму осуществления речемыслительного произведения, обладающую собственной системностью, собственными категориями и единицами»11.

Особенно значимым в данном контексте является вопрос о соотношении текста с коммуникацией, с речевой деятельностью, с процессами порождения и восприятия речевого произведения. В рамках деятельностного подхода текст понимается как сообщение на данном языке, отражающее определенным образом сегментированный, относительно целостный фрагмент экст-ралингвистической действительности - экстр алингвистическую ситуацию как сово-

купность референтной и коммуникативной ситуаций и включенное в качестве значимого компонента в структуру деятельностной ситуации, причем данное сообщение может поддаваться структурированию как на формально-языковом, так и на собственно-содержательном уровне12. С точки зрения современной лингвистики представляется возможным сочетать деятельностный подход с подходом онтологическим13.

В качестве продукта речевой деятельности характеризует текст И. Р. Гальперин, определяя его как «произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированной в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа; произведение, состоящее из назва-ния (заголовка) и ряда основных единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку»14, т. е. текст - это произведение речевого процесса, обладающее завершенностью, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку.

Можно заметить, что данное определение относит понятие текста лишь к письменной форме речи. Комментируя это обстоятельство, Г. Ю. Гришечкина справедливо отмечает, что подобное сужение обусловлено наличием термина «дискурс», который первоначально употреблялся именно для обозначения произведения устной речи. В настоящее время он, как и термин «текст», используется для обозначения произведений письменной и устной речи15.

Определяя понятие текста в различных аспектах, лингвисты стремятся выделить в его исследовании интерпретационные пласты. Так, В. А. Яцко, разрабатывая вопросы грамматики текста, делает обобщающий вывод о том, что интерпретационные методы относятся к прагматическому плану текста, направлены на его углубленное понимание адресатом16. Подчеркивается так-

же, что в процессе интерпретации текста выявляются всевозможные структурно-семантические особенности текстовых еди-ниц различных порядков и связи между ними. В результате в сознании читателя, анализирующего и синтезирующего его основные положения, создается единое структурно-семантическое и содержательное представление о тексте17.

В последнее время привлекают внимание перспективные попытки определения текста в структурно-семантическом плане. Так, текст рассматривается как сложный знак, полностью или частично отражающий некоторую экстралингвистическую ситуацию, обладающий определенной внутренней композицией (и следовательно, принципиальной возможностью члениться на субтексты) и в ряде случаев имеющий внешнюю композицию, обеспечивающую его включение в текст более высокого структурно-содержательного и функционального ранга - супертекст. При этом подчеркивается, что наличие внешней композиции текста обязательно и составляет непременное условие его функционирования18.

В целом можно сказать, что текстами в современной лингвистике считаются как письменные, так и устные сообщения, объем текста ставится в зависимость от коммуникативных намерений говорящего, тексту приписываются такие основные характеристики как целостность, ограниченность, замкнутость, смысловая завершенность и др. Текст осознается как единство содержания и речи, выражающей это содержание. В нем реализуется определен -ная последовательность языковых значений речемыслительного произведения, содержится конкретная информация, оформленная последовательностью смысловых категорий, отмечается сцепление компонентов, включаются синтаксические построения различной структуры и разной меры выраженности межфразовых связей.

Таким образом, современная лингвистика трактует текст как сложно организованное единство языковых единиц и их от-

ношений, как единство развернутой языко- мышления находят свое отражение в спе-вой формы речемыслительного произведе- цифике языка соответствующего речемыс-ния. Особенности того или иного типа лительного произведения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Золотова Г. А. Роль ремы в организации и типологии текста // Синтаксис текста. М., 1979. С. 133.

2 Белоусова А. С. Хроникальные заметки о XII Виноградовских чтениях // Вопросы языкознания, 1981. № 5. С. 152.

3 Левицкий Ю. А. Язык науки в аспекте соотношения языка и речи // Теория языковой коммуникации и переводы технической литературы. Челябинск, 1974. Кн. 1. С. 87.

4 Шопова В. Коммуникативная направленность научного текста. М., 1987. С. 16.

5Мете Н. А., Митрофанова О. Д., Одинцова Т. Б. Структура научного текста и обучение монологической речи. М., 1981. С. 12.

6 Закономерности структурной организации научно-реферативного текста. Киев, 1982. С. 4-6.

7 Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996.

8 Попов Ю. В., Трегубович Т. Н. Текст: структура и семантика. Минск, 1984. С. 49.

9 Кожина М. Н. Интерпретация текста в функционально-стилевом аспекте // 81уШ1ука. 1992. С. 41.

10 Диалектика текста. М., 1999. С. 13.

11 Дымарский М. Я. Проблемы русского текстообразования: сверхфразовый уровень организации художественного текста. Дис. на соис. учен. степени д-ра филол. наук. Спб., 1999. С. 23-33.

12 Сватко Ю. И. Смысловая организация текста. СПб., 1992. С. 8.

13 Белоусов К. И. Форма текста в деятельностном освещении (теоретико-экспериментальное исследование). Автореф. дис. на соис. учен. степени д-ра филол. наук. Кемерово, 2002. С. 8-9.

14 Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981. С. 18.

15 Гришечкина Г. Ю. Соотношение факторов жанровой специфики и предметной области текста научной рецензии. Автореф. дис. на соис. учен. степени канд. филол. наук. Орел, 2002.

16 Яцко В. А. Рассуждение как тип научной речи. Абакан, 1998. С. 29.

17 Зильберман Л. И. Лингвистика текста и обучение чтению английской научной литературы. М., 1988. С. 77.

18 Сватко Ю. И. Указ. соч. С. 9.