УДК 81*37; 003; 81*22; 811.51

Е. В. Кашкин

СВОЙСТВА ПОВЕРХНОСТЕЙ КАК ОБЪЕКТ ЛЕКСИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ: НАПРАВЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ НЕКОТОРЫХ УРАЛЬСКИХ ЯЗЫКОВ)

На материале трех уральских языков - эрзянского, удмуртского и эстонского - рассматриваются прилагательные, описывающие топологические свойства и фактуру поверхностей. Анализируются противопоставляющие их семантические параметры и основные типы метафорических употреблений. Намечены направления дальнейших лексико-типологических исследований указанной группы слов как на материале уральских языков, так и в более широкой типологической перспективе.

Ключевые слова: семантика, лексическая типология, свойства поверхностей, уральские языки.

Введение

На материале трех уральских языков - эрзянского, удмуртского и эстонского - рассматриваются прилагательные, описывающие топологические свойства и фактуру поверхностей, ср. рус. гладкий, ровный, плоский, скользкий У8. шершавый, шероховатый, грубый, бугристый, ухабистый и т. д. (о критериях и проблемах выделения прилагательного в уральских языках как отдельного лексико-грамматического класса см., например, [1] и приведенные в ней ссылки).

Исследование выполнено в рамках направления «Лексическая типология» (см. обзорные работы [2, 3], ср. также [4]), изучающего типологические закономерности устройства семантических полей и универсальные ограничения на их структуру.

Методами сбора данных послужили работа с информантами по специально составленным анкетам (содержащим описание релевантного объекта или ситуации, к которым носитель языка должен подобрать подходящее прилагательное и привести пример употребления), анализ словарных статей и анализ текстовых примеров.

Далее мы обсудим основные выявленные на данный момент семантические противопоставления, релевантные для дальнейших лексико-типологических исследований, а также коснемся системы метафорических употреблений исследуемых прилагательных.

1. Прилагательные, описывающие отсутствие неровностей

1.1. «Скользкий»

В подгруппе прилагательных, описывающих отсутствие неровностей, четко выделяется класс лексем со значением «скользкий». Основное противопоставление в этом классе состоит в том, описывает ли прилагательное скользкую поверхность,

на которой трудно удержаться (например дорогу, пол, ступеньки и т. п.), или же скользкую поверхность предмета, который трудно удержать в руках (например рыбу, кусок мыла, мяч и т. п.). По-видимому, промежуточный случай имеет место в случае скользкой подошвы обуви (и, метонимически, самой обуви): с одной стороны, это поверхность, на которую человек опирается при ходьбе (но по своим пространственным характеристикам очевидно отличающаяся от дороги и подобных ей объектов); с другой стороны, размеры этой поверхности сравнительно малы, как у рыбы и аналогичных объектов (но подошва обуви, в отличие от этих объектов, скользит прототипически не в руках человека).

Обследованные языки характеризуются различными стратегиями описания скользких объектов. В эрзянском и эстонском языках существует одно прилагательное для всех обозначенных типов ситуаций - нолажа и ИЪе соответственно. Что же касается удмуртского языка, то в нем прилагательное гылыт «скользкий» описывает скользкую поверхность, на которой трудно удержаться, в то время как его употребление применительно к выскальзывающим из рук предметам и к обуви значительно менее предпочтительно, ср. примеры (1) и (2) из южноудмуртских говоров.

(1) Сюрес гылыт, уй-ын

дорога скользкий ночь-ЕББ

кынт-эм1.

подморозить-РЯТ

Дорога скользкая, ночью подморозило.

(2) Мон чорг-ез кий-ам

я рыба-АСС рука-ЕЬЬ.РОББ^О

кут-й, со гылз-е / ??гылыт.

поймать-РБТ она скользить-РЯБ.ЗБО скользкий

Я рыбу в руки поймал, она выскальзывает.

1 Список условных обозначений, использованных при глоссировании примеров: 1, 2, 3 - 1, 2, 3-е лицо; ACC - аккузатив; ADV - адвер-биализатор; COM - комитатив; DF - определенное склонение; EL - элатив; EMPH - эмфатическая частица; ESS - эссив; GEN - генитив; ILL - иллатив; INESS - инессив; INF - инфинитив; INSTR - инструменталис; NEG - отрицание; PART - партитив; PL - множественное число; POSS - посессивное склонение; PRS - настоящее время; PRT - причастие; PST - прошедшее время; SG - единственное число.

1.2. Зрительное vs. тактильное восприятие

Ключевым параметром, противопоставляющим прилагательные со значением отсутствия неровностей, служит прототипический способ восприятия поверхности. С этой точки зрения можно выделить две группы фреймов: тактильно оцениваемые объекты (например выбритые щеки, обструганная доска, гладкая кожа, камешек со дна реки и т. п.) и зрительно оцениваемые объекты (например обширные участки местности - поля, луга и т. п.; части строений, как ровный пол или ровная стена).

В удмуртском языке прилагательное вольыт «гладкий» характеризует тактильно воспринимаемые поверхности, прилагательное чошкыт «ровный, плоский» - зрительно воспринимаемые, ср. пример (3) из южноудмуртских говоров и (4) из литературного удмуртского. Аналогично эстонское sile «гладкий» предполагает тактильное восприятие, tasane «ровный, плоский» - зрительное.

(3) Мон шур-лэн пыдэс-ысьт-ыз

я река-ОЕК дно-ЕЬ.РОББ-РОББЗБО

из басьт-й, но со сыче вольыт /

камень брать-РБТ и он такой гладкий

*чошкыт. ровный

Я со дна реки камень взял, и он такой гладкий.

(4) Нош отйяз, вырйыл улй-ын, кыдёке-кыдёке, а там холм низ-ЕББ далеко-далеко

дас вить - кызь иськем-е, кыстйськ-о 10 5 20 километр-1ЬЬ тянуться-РЯБ.ЗРЬ

чошкыт / *вольыт инты-ос.

ровный гладкий место-РЬ

А там, под холмом, далеко-далеко, на 15—20 км, тянутся ровные места (Байтеряков Н. С. Сьод ва-лъёс: Повесть, веросъёс, гожтэтъёс. Ижевск, 1995).

В свою очередь, в лексической системе эрзянского языка это противопоставление стирается: прилагательное валаня «ровный, гладкий» описывает контексты как зрительного, так и тактильного восприятия; ср., например, валаня пакся «ровное поле» и валаня лаз «гладкая доска (о хорошо обструганной доске)».

«Промежуточным» контекстом, по нашим данным, оказывается дорога, для описания которой допускаются и «тактильные» и «зрительные» прилагательные - и это логично, поскольку, с одной стороны, поверхность дороги часто оценивается зрительно, а с другой стороны, ее естественное функционирование предполагает контакт с наблюдателем.

Любопытные различия между системами разных языков касаются способа описания гладкой поверхности воды в водоеме. Если в эрзянском языке и здесь употребляется доминантное прила-

гательное валаня «ровный, гладкии», то в удмуртском ни прилагательное чошкыт «ровный, плоский», ни прилагательное вольыт «гладкий» в этом случае не применимы, и поверхность воды будет характеризоваться иными описательными конструкциями («Вода не колышется» и пр.). В эстонском же языке возможно и «зрительное» tasa-ne «ровный, плоский»1 и «тактильное» sile «гладкий», а также его производные klaassile «гладкий, как стекло», peegelsile «гладкий, как зеркало».

1.3. «Ровный» vs. «разровненный»

Типологически релевантным может оказываться и противопоставление исходно ровной vs. разровненной поверхности. Так, в южноудмуртских говорах на границе с Татарстаном распространено прилагательное тэгыз (наряду с вольыт «гладкий» и чошкыт «ровный, плоский», о которых см. п. 2.2). Словарь татарского языка [5] содержит слово тыгыз «тесный, плотный, тугой», которое, по-видимому, и было заимствовано южноудмуртскими говорами. Значение удмуртского тэгыз может быть сформулировано как «ровный, разровненный, утрамбованный». Применимо это прилагательное, например, к маленькому участку земли (ср. пример (5), в котором видна связь и с семантикой татарского тыгыз, поскольку речь идет о разровненном и одновременно уплотненном участке земли) или к отмостке дома. Названия же таких объектов, как дорога, доска, выбритые щеки, дно реки и крыша, с прилагательным тэгыз не сочетаются, что логично коррелирует с его семантикой.

(5) Мон гуд-эм сюй-эз тэгыз

я копать-PRT земля-ACC ровный кар-йсько. делать-PRS

Я копаную землю разравниваю.

1.4. «Ровный» - «плоский» - «приплюснутый»

Поверхности с отсутствием визуально воспринимаемых неровностей (например местность без гор, односкатная крыша) в некоторых языках могут описываться так же, как приплюснутые объекты (например плоская грудь, приплюснутый нос). В эстонском и эрзянском языках примером тому служат прилагательные со значениями «плоский, приплюснутый» - lame и лапужа соответственно (ср. эстонские примеры (6) и (7)). В свою очередь, в удмуртском языке подобного совмещения нет, и два указанных выше типа фреймов характеризуются разными лексемами.

(6) Austraalia-s on lame

Австралия-INESS быть.PRS.3 плоский

maastik, pika-d vahemaa-d, kus

местность длинный-PL расстояние-PL где

1 Не исключена, впрочем, и такая интерпретация, что слово (аэапв в данном контексте используется в значении «тихий, спокойный» (первичность/вторичность которого по отношению к значению «ровный» требует проверки в ходе дальнейшего исследования).

mitte mida-gi ega keda-gi pole.

ничего что.PART-EMPH и.не кто.PART-EMPH нет

В Австралии плоская местность, большие расстояния, где ничего и никого нет.

(7) Uhe-d kaunitari-d ol-i-d один-PL красотка-PL быть-PST-3PL

suur-te rinda-de-ga, teise-d

большой-GEN.PL грудь-PL-COM другой-PL lameda-te-ga. плоский-PL-COM

Одни красотки были с большой грудью, другие с плоской.

1.5. Характеристика одушевленного субъекта

Особым образом может характеризоваться и поверхность какой-либо части тела или части одежды одушевленного субъекта, примером чему служит эрзянское прилагательное вадяжа (в настоящее время, однако, устаревшее и известное далеко не всем носителям). Оно описывает человека (или части его тела, детали одежды и т. п.), если он гладко выбрит, одет в выглаженную одежду, опрятен, ср. (8), в фольклорном тексте также встретился пример о гладком хвосте сороки.

(8) Вадяжа-сто пурна-зь прячере-нзэ. гладкий-ADV собрать-PRT волос-POSS3SG

Гладко собраны волосы.

2. Прилагательные, описывающие различные виды неровностей

2.1. Особенности этой подгруппы

Группа прилагательных, описывающих различные виды неровностей, покрывает большее количество фреймов по сравнению с прилагательными «ровный», «гладкий», «плоский» и «скользкий» в силу наличия в их семантике дополнительного компонента - неровностей, со своими дополнительными характеристиками, усложняющими лексическое значение. Многие лексемы этой группы имеют узкую семантику, характеризуя специфические виды неровностей, например, в удмуртском языке: гопо «с небольшими ямками (о дороге)», нюко-гопо «овражистый», лёго «бугорчатый», му-выро «гористый», кисыриё «морщинистый», улэсь «сучковатый», шадра «с угрями (о лице)». Рассмотренное ранее противопоставление зрительного и тактильного способов восприятия для этой группы тоже важно, ср., например, удмуртские прилагательные нюко-гопо «овражистый» (зрительно воспринимаемый признак) vs. шакырес «шершавый» (тактильно воспринимаемый признак), однако в ходе нашей работы был выявлен и ряд других противопоставлений, к обсуждению которых мы далее и перейдем.

2.2. Размер и регулярность неровностей

Важное семантическое противопоставление затрагивает признаки размера и регулярности неровностей. Так, удмуртское прилагательное шакырес

«шершавый» описывает поверхность с постоянными неровностями (загрубевшие от работы руки; язык кошки, теленка, коровы; лист вяза; точильный брусок и т. д.) - в отличие от словосочетания вольыт овол «негладкий» (о любых тактильно воспринимаемых поверхностях, не являющихся гладкими), а также диалектного слова шыгыриё-быгы-риё «шероховатый, с отдельными неровностями (например, о доске, о неровно сшитой ткани)». В эстонском языке прилагательное кгоЪеИпе «шероховатый, грубый» описывает более значительные, ощутимые неровности, чем каге «шершавый, шероховатый», ср. контексты их употребления в (9) и (10).

(9) Бее раЬег оп паШке kare.

этот бумага быть.РЯБ.З немного шершавый

Эта бумага немного шершавая (о бумаге в старых советских тетрадях).

(10) Krokodillinaha тйа18юош^а

крокодиловая.кожа.ОЕК имитация-СОМ

уШкикаапе^ оп ке^еЬ

обложка.тетради-РЬ быть.РЯБ.З слегка krobelise-d. грубый-РЬ

Обложки тетради с имитацией крокодиловой кожи слегка грубые.

2.3. Воздействие неровностей на наблюдателя

Находящиеся на поверхности объекта неровности могут как-либо воздействовать на воспринимающего субъекта, что также может отражаться в лексической системе языка. Подобный пример обнаруживается в удмуртском языке: прилагательное чогырес «шероховатый, царапающий» описывает негладкие поверхности, контакт с которыми оценивается негативно (например небритые колючие щеки или шероховатую доску, при контакте с которой можно посадить занозу и на которой останутся ворсинки, если провести по ней тряпкой).

2.4. Звукоизобразительная лексика как способ описания неровностей

Одним из источников для прилагательных, описывающих неровности, может выступать звукоизобразительная лексика. Данное явление обнаружено нами на материале удмуртского языка, где изобразительные слова на ч аж (ч аж-ч аж, ч ажыр, ч ажырес) исходно описывают звук, например: шум ливня, шипение масла при жарке, звук при работе пилой, звук трения о шероховатую поверхность. В северноудмуртских говорах эти слова переносно описывают еще и фактуру таких поверхностей (небритых щек, листа вяза, мочалки, наждачной бумаги, точильного бруска), при трении о которые возникает звук чаж, см., например, (11). Таким образом, наряду с тактильным и зрительным способами восприятия неровностей язык может выделять еще один способ - аудиальный.

— 5З —

(11) Нюло-лэн куар-ез небыт но

вяз-ОЕК лист-РОББЗБО мягкий и

чажырес, бам-дэ нирты-сько-д

шероховатый щека-АСС.РО882БО тереть-РЯБ-2БО ке соин, чаж-чаж басьт-э,

если он.ШБТЯ шероховатый брать-РЯБ.ЗБО

скал-лэн кыл-ыз кадь.

корова-ОЕК язык-РОББЗБО как

Лист вяза мягкий и шероховатый, щеку потереть если им, чувствуется, что шероховатый, как язык коровы.

Метафорически изобразительные слова на чаж- описывают также хорошо утоляющие жажду напитки (которые как бы «дерут горло» - на этом и основана связь с употреблениями, в которых характеризуется поверхность), например квас и родниковую воду. Так, выражение ч аж-ч аж ву означает «холодная, освежающая вода».

3. Метафорические употребления: обзор

Важный аспект типологического описания семантического поля заключается в выявлении и систематизации метафорических употреблений его элементов. Отдельные примеры уже были упомянуты в разделе 2.4, здесь же нам бы хотелось наметить контуры будущего более подробного анализа метафор, развиваемых исследуемыми лексемами, остановившись на основных выявленных их типах.

Для прилагательных со значением «скользкий» характерны метафорические переносы, передающие идею неустойчивости, ненадежности. Так, эстонское прилагательное ИЪе «скользкий» развивает переносное значение «льстивый, подхалим». В шокшинском диалекте эрзянского языка выявлена интересная устаревшая метафора: слово нола-жа «скользкий» имело также значение «слишком молодой, несостоятельный для чего-либо» (12).

(12) Тон еще нолаж-ат, штобы

ты еще скользкий-2БО чтобы

тонафту-мс монь. учить-ЮТ я.ОЕК

Не дорос еще (букв. Ты еще скользкий), чтобы учить меня.

Прилагательные со значением «ровный (о зрительно воспринимаемых предметах)» склонны развивать переносное значение равномерности, ср. удмуртский пример (1З) из южных говоров.

(13) Борддор чошкыт буя-мын.

стена ровный красить-РЯТ

Стена равномерно покрашена (т. е. нет выделяющихся цветом участков).

Необходимо отметить, однако, многообразие и неоднородность ситуаций равномерности: то, какие именно из них в языке будут описываться прилагательным «ровный», а какие - иными средствами, само по себе является параметром типо-

логического варьирования. Например, в удмуртском языке равномерно развивающееся действие (движение, разговор) описывается отдельными лексемами огсыр, огкадь «одинаково, равномерно», а в эстонском для контекстов равномерности и вовсе существует специальная лексема - икиапе «ровный, равномерный».

Прилагательные, характеризующие гладкие тактильно воспринимаемые предметы, метафорически склонны описывать отсутствие препятствий, затруднений, недостатков (например правильную, не содержащую запинок речь человека; беспрепятственное осуществление действия). В этот ряд вписывается и выражение (14), записанное от носителя южного диалекта удмуртского языка и используемое по отношению к девушке со стройной, красивой фигурой.

(14) Сяртчы кадь вольыт.

репа как гладкий

Как репа, гладкая.

Прилагательные со значением наличия неровностей метафорически используются в контекстах наличия препятствий, затруднений, недостатков. Так, эрзянское слово казямо (имеющее диалектный фонетический вариант казяма) «шершавый, шероховатый» имеет переносные значения «грубый (о человеке)»; «грубо сколоченный (например, о скамейке)»; «хриплый (о голосе)»; «суровый (о погодных условиях, см. пример (15) из шокшинского диалекта эрзянского языка)»; тяжелый (о душевном состоянии). В эстонском языке прилагательное каге «шершавый» описывает также сурового человека, суровые погодные условия, хриплый голос, а кгоЪеИпе «грубый, шероховатый» может приобретать значение «шероховатый, недоработанный (например, о каком-либо тексте)», как в (16).

(15) Мизярда тунда чадыведь-те-ст

когда весной половодье-ОБ-ЕЬ

куду-тне ай ваи-ть, сестэ минь

дом-РЬ.ОБ 1РБ тонуть-РЬ тогда мы

ёфта-тама, што тунда-сь лембе

сказать-РЯБ.1РЬ что весна-ЭККОМ теплый

и казяма. и шершавый

Когда весной в половодье дома тонут, тогда мы скажем, что весна теплая и суровая.

(16) А^а luuletaja уага^

начинающий.ОЕК поэт.ОЕК стихи-РЬ

о1-^ уее! й8па krobelise-d.

быть-РБТ-ЗРЬ еще довольно шероховатый-РЬ

Стихи начинающего поэта были еще довольно шероховатые.

4. Некоторые итоги

На материале трех уральских языков проанализированы семантические параметры, релеван-

тные для сопоставительно-типологического исследования прилагательных, описывающих свойства поверхностей. Намечено также описание системы их переносных употреблений. В ходе дальнейшего исследования языковую выборку планируется расширить, привлекая к анализу как остальные уральские языки, так и языки других се-

мей и ареалов. Отметим, наконец, что подробное исследование материала уральских языков представляет интерес в свете обсуждения подходов к составлению языковой выборки в лексической типологии и вопроса о включении в эту выборку родственных языков (ср. общее обсуждение в [З], а также постановку проблемы в [6]).

Список литературы

1. Шитц О. А. «Прилагательные» в уральских языках (на материале финского, венгерского, удмуртского, коми и мордовских языков) // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2006. Вып. 9 (60). С. 67-70.

2. Koptjevskaja-Tamm M. Approaching lexical typology // Vanhove M. (ed.) From Polysemy to Semantic Change. Amsterdam/Philadelphia, 2008. P. 3-55.

3. Рахилина Е. В., Резникова Т. И. О работе Московской лексико-типологической группы (стенограмма доклада) // Проблемы лексико-семантической типологии: сб. науч. трудов / под ред. А. А. Кретова. Воронеж, 2011. Вып. 1. С. 126-135.

4. Велейшикова Т. В. Глаголы колебания: семантика и типология (на материале германских и славянских языков) // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2010. Вып. 7 (97). С. 55-60.

5. Татарско-русский словарь / под ред. Ф. А. Ганиева. Казань, 2004.

6. Рахилина Е. В., Прокофьева И. А. Родственные языки как объект лексической типологии: русские и польские глаголы вращения // Вопр. языкознания. 2004. № 1. С. 60-78.

Кашкин Е. В., аспирант.

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова.

ГСП-1, Ленинские горы, Москва, Россия, 119991.

E-mail: egorkashkin@rambler.ru

Материал поступил в редакцию 1.12.2011.

E. V Kashkin

SURFACE PROPERTIES AS ISSUE FOR LEXICAL TYPOLOGY:

AREAS AND PROSPECTS OF RESEARCH (DATA OF SOME URALIC LANGUAGES)

This paper focuses on adjectives describing texture and topological properties of surfaces (e. g., “smooth”, “flat”, “coarse”, etc.) in three Uralic languages - Erzya, Udmurt, and Estonian. I analyze the distinctive semantic parameters and the main types of metaphorical uses. Areas of further typological research into this lexical group are outlined - both within the Uralic family and in a broader typological prospect.

Key words: semantics, lexical typology, surface properties, Uralic languages.

Lomonosov Moscow State University.

GSP-1, Leninskie gory, Moscow, Russia, 119991.

E-mail: egorkashkin@rambler.ru