В. А. Данилова

СТРУКТУРНО-РЕЧЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ МОРАЛИЗИРУЮЩИХ АВТОРСКИХ ВКЛЮЧЕНИЙ В НЕМЕЦКИХ ШВАНКАХ XVI-XVTfl ВЕКОВ

Кафедра германской филологии.

Научный руководитель - Л.Б. Копчук

Одной из актуальных проблем современной лингвистики текста является исследование отдельных структурных компонентов текста, функционально ориентированных на акцентуацию важнейших частей текстовой информации. К компонентам, способным выступать в роли своеобразных смысловых доминант, относятся в первую очередь заголовок, начало и конец текста или его специально выделенной части (главы, строфы и т. д.), а также факультативные части произведения - эпиграф, пролог, эпилог. В рамках нашего исследования мы обратились к такому малоизученному компоненту текста, как морализирующее авторское включение в немецком прозаическом шванке XVI-XVIII вв., психологически выделенное начальной или же конечной позицией в текстах шванков и осуществляющее прагматическое фокусирование внимания реципиента на важнейших элементах сообщения.

Немецкий шванк - один из популярнейших малых комических жанров городской литературы Германии эпохи позднего Средневековья - Нового времени, наряду с доминирующей развлекательной функцией характеризуется наличием дидактической функции, наиболее ярко проявившейся на раннем этапе существования жанра (до XVII в.). Наличие морализирующих авторских включений на протяжении веков являлось важным композиционно-прагматическим сегментом текстов данного жанра. Классический шванк, представляющий собой относительно небольшой по объему рассказ о поступках, примечательных высказываниях, в которых некоторое качество или черта характера особенно ярко проявляются, обладал значительным поучитель-

ным потенциалом. Данный факт позволял использовать шванки в проповедях уже в XII в. в качестве ярких примеров, понятных всем социальным слоям. О значимости шванка упоминали Бертольд Регенсбургский (XIII в.), августинец Бернхард Фабри (середина XV в.), знаменитый страсбургский проповедник и один из ученейших людей своего времени Иоганн Гейлер фон Кайзерсберг (XV - начало XVI в.) и др. При этом многими авторами-составителями сборников шванков являлись духовные

лица, уделявшие значительное влияние фор-

„ 1

мулировке морализирующих сентенций .

По статистическим подсчетам, предпринятым Г. Фишером на материале семи наиболее популярных сборников шванков

XVI в., моралью снабжены от 20% до 96%

2

шванков .

Анализ собранного нами языкового материала - 294 текста из сборников XVI-XVIII вв., тематически объединенных принадлежностью к концептуальной области брачно-семейных отношений, - позволил проиллюстрировать диахронические изменения популярности морализирующих сентенций на различных этапах существования жанра. Из 140 текстов XVI в. моральное включение содержат 38% текстов, при этом число шванков с моралью может существенно варьировать даже в сборниках одного и того же автора. Так, например, в сборнике эльзасца М. Монтануса Das Ander theyl der Gartengesellschaft (1556) моралью снабжены 31 % шванков, тогда как в сборнике Das Ander theyl der Gartengesellschaft (1557) того же автора их число снижается до 13%.

Из текстов XVII в., избранных в качестве материала исследования, авторские моральные включения встречаются в 39%

шванков. Таким образом, нами не отмечено резких изменений в процентном содержании морали в шванках по сравнению с предыдущим историческим этапом существования жанра. Однако в одном из четырех исследованных сборников, а именно в сборнике макленбургского проповедника Петера де Мемеля Lustige Gesellschaft (1656), в рамках нашей тематической области нами не было найдено ни одного текста с эксплицитной дидактической направленностью. Данное наблюдение подтверждает наблюдения немецких исследователей о развивающейся со второй половины XVII в. общей тенденции в композиционном развитии жанра шванка.

В сборниках XVIII в. наличие морализирующего включения отмечено нами лишь в 1% из 97 исследованных текстов. Таким образом, в XVTTT в. широко выражена тенденция к сюжетно-композиционной трансформации шванка, его постепенному переходу в жанр шутки и анекдота.

Структурно-речевой анализ авторских морализирующих включений в шванках позволил нам выработать следующие классификационные критерии, отражающие многообразие их форм.

1._По месту локализации различаются морализирующие включения, предпосланные основному тексту и очерчивающие основную нравственную проблему, которая станет предметом повествования (например, женское коварство, чрезмерная жестокость родителей по отношению к детям и т.д.) или же заключающие основной текст, содержащие глобализирующий вывод из конкретного описанного случая. В качестве типичного примера можно привести фрагмент из морализирующего вступления к шванку «Historia von einem kauffmann mit der

t**-i4->-»rt«v\ т ж г-» л Л л »ч I T v w-v« n t'-J TTTiri r r% ww •w л

ri\^Lz.k/ii// no tuupnmva и. ч \ у Manna

Nachtbuchlein, der Erste theyl (1559), повествующего о безграничном женском коварстве: «Nun will ich einenyeden selberfragen, ob einer seinem weybe soil alles glauben, was sie sagt. Ich antwort nein; dann sie kunden lachen und

3

wainen, warm sie wdllen...»

Морализирующие включения, предпосланные тексту, характерны, например, для вышеназванных сборников М. Монтануса, Й. Викрама (Das Rollwagenbüchlein, 1555), Г.-В. Кирхгофа (Wendunmut, 1563/1603). Морализирующие сентенции, являющиеся заключительной композиционной частью шванков, более частотны и встречаются как в указанных сборниках, так и в шванках М. Линденера (Rastbiichlein и Katzipori, 1558), М.-Л. Лундорфа (Wilibadisch Wisenbrunlein, 1610/1611), И. Талица фон Лихтензее (Kurtzweiliger Reyftgespan, 1645) и др.

2. По форме нам представляется возможным выделить три типа морализирующих авторских включений: стихотворные, прозаические, и смешанные. Стихотворные морализирующие включения характерны для шванков М. К. Лундорфа (например, Von einer Kindba'tterin, die begangenen ihren Ehebruch selbst verrathen), M. Монтануса (например, Ein edelmann verbot seiner frawen, sie solt nicht auff defn grossen englischen hundt sitzen, 1560), многих шванков В. Шуманна (например, Ein fabel von einem edelmann, der seiner tochter wolt kein mann geben, er mahet dann weyter, weder sie kund bruntzen, auff einen tag). Стихотворные изречения преимущественно невелики по объёму (2-8 строк), часто представляют собой рифмованную пословицу (например, Lachenden Herren, weinenden Frawen soil niemands zuvil vertrawen в шванке Weib ward beym BegrabnuB mit einem andern Mann getrostet

4

из сборника И. Талица) .

Прозаические морализирующие включения различаются в первую очередь по объему. Пространные концовки характерны для сборников М. Монтануса и В. Шуманна, при этом наряду с постепенным уменьшением числа текстов, снабжённых подобными изречениями, кXVIII в. намного снижается их объем.

Типичным примером смешанного по форме изречения является рассуждение о женской хитрости и коварстве, завершающее шванк Holländische Weiber haben grosse Freyheit из анонимного сборника Gepfiuckte Fincken (1667):

Unmöglich sahe ein Weib zu bewahren, eben so wenig als man Flöhe in einem Korb behalten mag. Denn:

Manchen grossen starcken Mann Weiber-List betriegen кап.

Im Spiegelfindstu nicht, was drinnen wird gesehen,

Also sind Weiberfalsch, wiewohlsie es nicht gestehen .

3. По структурным характеристикам следует выделить морализирующие изречения, содержащие в себе помимо изложения авторской позиции фразеологические единицы и/или немодифицированные или незначительно модифицированные цитаты из евангельских текстов, выполняющие в данном контексте аргументирующую функцию. Так, В. Шуманн, рассматривая богобоязненность как важнейший залог семейного счастья, завершает шванк Ein hystori von einem becken, der sein weib mit der geygen lebendig machet, und einem kauffmann обширной моральной сентенцией, обращенной к юношеству, и приводит перефразированную цитату из Первой Книги Моисея: "Dein

Wille soil deinem Mann unterworfen sein und ег soil dein Herr sein". Использование интертекстуальных включений из Библии, преимущественно популярных в проповедческой практике цитат из посланий апостола Павла, Книги Иова и Книги Исход, характеризует также сборники М. Монтануса, М. Линденера, Я. Фрея.

Таким образом, морализирующие авторские включения в немецком шванке XVII-XVIII BB . отличаются структурно-речевым многообразием и имеют большое значение для построения сюжета, для реализации когнитивно-прагматической стратегии автора. Наравне сданными о жанровых особенностях этого жанра, имевшего большое значение для развития немецкой национальной литературы, морализирующие включения в значительной мере являются трансляторами социально-культурных установок, особенностей мировидения своей эпохи и заслуживают пристального внимания в исследованиях, направленных на реконструкцию картины мира, трансформаций ментальное™ немецкого этноса.

ПРИМЕЧАНИЯ

' Solms, W. Die Moral der unmoralischen Schwanke // Witz, Humor und Komik im Volksmarchen. Hrsg. von

Wolfgang Kuhlmann und Lutz Rohrich. Regensburg, 1993. S. 112-124.

2

Fischer, H. Studien zur deutschen Marendichtung. Tubingen, 1968. S. 119-132.

3

Schumann, V. Nachtbuchlein, der Erste theyl. Leipzig, 1559. S. 34.

4

Talitz von Liechtensee, J. Viel vermehrter Kurtzweiliger ReyBgespan. Ulm, 1663. S. 89.

Gepflilckte Fincken Oder Studenten-Confect. Franckenau, 1667. S. 164.