ББК 83.7

О. Н. Паршина

Астраханский государственный технический университет Кафедра русского языка

СТРАТЕГИЯ УДЕРЖАНИЯ ВЛАСТИ В РЕЧЕВОМ ПОВЕДЕНИИ РОССИЙСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ

Политический дискурс отражает борьбу за власть. Это определяет особенности коммуникативных действий, основой которых является стремление воздействовать на интеллектуальную, волевую и эмоциональную сферу адресата.

Активно использующаяся в политической коммуникации воздействующая функция языка реализуется через применение речевых стратегий, которые являются важнейшей характеристикой речевого поведения политического лидера [1].

Основным объектом исследования политического дискурса обычно являются стратегии манипуляции, дискредитации, формирования имиджа, хотя они составляют далеко не весь спектр используемых приемов и средств воздействия в политической коммуникации. Создается впечатление, что лидеры нации заняты лишь очернением оппонентов и манипуляцией сознанием избирателей. Однако такое поведение характерно не для всех политиков. Так, В. В. Путин никогда не чернит политических противников, не принижает их для создания себе выгодного фона, не хулит прошлое.

Наши наблюдения показывают, что большое место в речевой деятельности политиков, находящихся у власти, занимает воздействие на общество, осуществляемое через подачу информации и ее интерпретацию (что, конечно, не исключает использования и других средств, например отдельных приемов манипуляции). В политических диалогах подобного типа («прямая линия», интервью и др.) на первый план выступает не содержательно-фактуальная информация, а содержательно-концептуальная, раскрывающая авторское понимание отношений между явлениями, фактами, событиями. На этом основании мы определили стратегию, которую используют руководители государства при информировании граждан о важнейших событиях социальной, экономической и политической жизни, как информационно-интерпретационную.

С точки зрения речевого воздействия стратегию можно рассматривать только с помощью анализа тактик, поскольку стратегия является комплексным феноменом, а тактика - аспектным. Таким образом, необходимо проанализировать аспектные феномены, чтобы рассмотреть целостную картину стратегии. Изучение материалов выступлений Президента России, Председателя Государственной Думы, Председателя Совета Федерации позволило выявить следующие специализированные тактики в использовании информационно-интерпретационной стратегии: тактика признания существования проблемы, тактика акцентирования положи-

тельной информации, тактика комментирования и тактика указания на путь решения проблемы.

Тактика признания существования проблемы используется, как правило, в ответной реплике диалога. На речевом уровне эта тактика манифестируется в виде высказываний бытийного типа с предикатами существует, имеет место быть, есть:

Такая проблема существует (В. В. Путин) [«Прямая линия»,

18.12.2001];

Есть много доводов «против» поспешного подписания протокола (С. М. Миронов) [«Литературная газета», № 9, 2004].

Гораздо чаще признание существования проблемы выражается предикатами - оценочными прилагательными. Среди них высокой частотой встречаемости отличаются прилагательные важный, сложный, ключевой (в значении «основной», «главный»), большой (в значении «серьезный») в сочетаниях с именами существительными проблема, вопрос, положение: проблема сложная (важная, большая), вопрос достаточно сложный, вопрос один из важнейших, ключевой вопрос, положение сложное и т. п. Как видно из примеров, в качестве оценочных объектов выступают наименования «точки фокусировки внимания»: вопрос, проблема. Например:

Александр Николаевич / проблема ветхого жилья носит масштабный характер / и она актуальна не только для шахтерских регионов / но и даже для центра России (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2003].

Одно из «излюбленных» оценочных прилагательных В. В. Путина -чувствительный:

Очень чувствительная сфера для природы

Реформа ЖКХ идёт / но очень медленно // Это самый чувствительный вопрос для населения [Пресс-конференция, 24.06.2002].

Оценки, выраженные именами прилагательными, в синтаксической структуре предложения включаются в предикативную позицию, выступая в качестве компонентов составных именных сказуемых:

Вообще это большая энергетическая проблема

Светлана Алексеевна / это действительно проблема / которая действительно интересует всех граждан страны (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2003];

Фундаментальная наука для нас важнее / чем энергоносители и газ (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001].

Реже используются имена существительные в субъектной и объектной позициях:

Острота этой проблемы растет даже не с каждым годом, а с каждым днем (С. М. Миронов) [«Литературная газета», № 9, 2004];

Вы затронули одну из болевых точек (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001].

Различаются два способа выражения пропозитивных значений в качестве объектов оценки: номинализации противостоят глагольные формы. Наши наблюдения показывают, что в реализации рассматриваемой тактики предпочтение отдается номинализации и атрибуции, что в основном соответ-

ствует точке зрения Н. Д. Арутюновой, считающей номинализацию основным средством выражения оценочных препозитивных значений [2, с. 104].

Тактика признания существования проблемы характеризует В. В. Путина как руководителя, владеющего «политикой слова». В этом таланте Путина известный журналист В. Третьяков видит главную причину его популярности у населения [«Российская газета», 29.04.2004].

Тактика акцентирования положительной информации выражается эксплицитно, через использование слов положительной оценочности. Их много в текстах политических лидеров, находящихся у власти, когда они обращаются к демонстрации успехов в экономической, социальной сферах, достигнутых под их руководством. Например, в тексте вступительного слова перед ответами на вопросы граждан В. В. Путина в «прямой линии»:

этот год был у них (тружеников сельского хозяйства) значительным /рекордным

рост доходов имеет тенденцию с прошлого года устойчивую можно сказать что уходящий / две тысячи первый год / был для нас удачным [«Прямая линия», 18.12.2001].

Интересно употребление прилагательного реальные, которое в контексте приобретает коннотативное значение положительной оценки: Рост доходов пенсионеров двадцать три процента // Это реальные цифры / я говорю реальные цифры ... это все реальные / за вычетом инфляции [«Прямая линия», 18.12.2001].

Оценки чаще всего представлены атрибутивными формами, встречаются также и субстантивы, например: рост, динамика (в контексте характеризующаяся положительной оценочностью), перелом с положительным коннотативным значением:

Рост промышленного производства составил пять целых две десятых процента

Всё это / в целом / привело к определенному видимо и к психологическому перелому / потому что у нас сохранилась положительная тенденция в ... / в рождаемости (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001].

Оценка может выражаться и глагольными формами: горизонт планирования увеличился; увеличились золотовалютные запасы; укрепился рубль... Набор оценок при этом не отличается разнообразием.

В исследуемых материалах при реализации тактики акцентирования положительной информации в качестве объектов оценки выступают события, факты, процессы, действия.

Позиция говорящего, соотносящаяся с его намерением, часто выражается через своеобразные «формулы акцентирования» - глагольную модель, репрезентирующую определенное намерение (подчеркнуть самое важное, главное в высказывании).

В сфере представления политических взглядов, при создании высказываний, отражающих определенные позиции и обстоятельства, характерными маркерами тактики акцентирования являются следующие «модели», в том числе предложенческие с глагольными сказуемыми, выполняющими роль своеобразных дискурсивных слов с функцией привлечения внимания

к следующей за ней мысли: хотел бы подчеркнуть (еще раз подчеркну, хочу подчеркнуть); хочу обратить внимание; особо отмечу; надо признать; надо сказать; должен сказать; считаю, что...; полагаю; особо остановлюсь на; убежден, что...; уместно будет напомнить; как уже говорил; хочу подтвердить и т. п.

Такие формулы акцентирования могут вводить фрагмент текста, например: Я уже отвечал на эти вопросы и еще раз хочу подтвердить свою позицию (В. В. Путин), а могут завершать компонент текста, подчеркивая значимость высказанного ранее утверждения: . . .В этом я вижу одну из первоочередных задач всех уровней власти, в том числе и задачу президента (В. В. Путин). Дейктическое слово в этом также указывает на связь с предыдущим контекстом.

При акцентировании внимания на путях решения острых экономических и социальных проблем в «Программном выступлении» В. В. Путина часто используется модель со значением долженствования: модальное наречие + глагол в форме инфинитива. Например:

нужно прежде всего развивать свой национальный рынок; надо быстрее модернизировать отжившие свой век производства; надо прекратить разбазаривание национальных природных ресурсов; надо завершить начатую налоговую реформу и т. д.

Обычно эти формы выступают в роли «внутренних предикатов». Отнести подобные предикаты к проявлению тактики акцентирования позволяет семантика модального слова, сама по себе показывающая важность, необходимость какого-либо действия.

Обращает на себя внимание употребление в функции акцентирования вводных и вставных предложений, лексически соотносимых с ранее рассмотренными глагольными формулами акцентирования. Ср., например: надо также признать, что . ;

и

но к сожалению к концу девяностых годов / и это надо признать / она стала утрачивать . .

Как вводные и невводные употребляются и другие предложения: хочу подчеркнуть, должен сказать и т. д. Вводные слова и предложения в прагматическом аспекте могут выполнять разнообразные функции и поэтому квалифицируются как метатекстовые элементы [3, с. 271]. Вместе с тем, по нашим наблюдениям, подобным компонентам текста присуща также функция акцентирования, подчеркивания. Высказывания с подобными глаголами помогают также воспринять структуру текста в целом. Частотность употребления формул акцентирования облегчает его восприятие адресатом путем эксплицитно выделенного в тексте важного, главного, существенного для адресанта.

Тактика комментирования - другой необходимый компонент реализации информационно-интерпретационной стратегии. Комментирование необходимо потому, что адресант должен учитывать отсутствие нужных фоновых знаний у собеседника и поэтому не должен ограничиваться простой констатацией факта, простой оценкой информации, но должен сопровождать свой ответ или выступление дополнительной информацией.

Тактика комментирования представлена высказываниями, поясняющими смысл контекста или некоторых слов, а также высказываний и выражаемых ими понятий:

Уникальность положения России определяется спадом промышленного производства после 1990 г. Получается, что наши обязательства на сегодняшний день уже выполнены, выбросы парниковых газов не превысили в 2000 г. 70 процентов от уровня 1990 г. Иными словами, Россия имеет «мягкие» обязательства, из которых следует, что от нас не требуется снижать выбросы ниже уровня 1990 г., но мы и не имеем права их превысить с 2008 по 2012 год (С. М. Миронов) [«Литературная газета», № 9, 2004].

Наблюдаются также случаи метакомментирования в репликах-реакциях:

Я бы так не сказал // Российская экономика не зависит от цен на нефть //Бюджет зависит / это правда //

Всё что сделано без санкции Совета Безопасности ООН / нельзя признать справедливым и оправданным // как минимум / я говорю очень мягко (В. В. Путин) [«Прямая линия», 20.12.2003].

Заметим, что функции подобных выражений не сводятся только к метакомментированию. Их задачи гораздо шире: структурирование информации, акцентирование внимания, ситуативно-типологизирующая функция, то есть указание на то, что имеет место именно диалог, наконец, персуазивность - речевое воздействие в широком смысле. Уточнение «мета» выступает как один, хотя и важный, аспект их использования.

В реализации тактики комментирования большую роль, на наш взгляд, играют так называемые дискурсивные слова. К классу дискурсивных слов лингвисты относят лексические единицы, обеспечивающие связность речи, указывающие на взаимоотношения между говорящим и слушающим, а также передающие отношение говорящего к сказанному [4, с. 354].

В нашем исследовании мы опираемся на широкое понимание дискурсивных слов как строевых компонентов текста, реализующих иллокутивные функции и связанных с речевыми шагами говорящего по порождению текста.

Широкое понимание позволяет выделить следующие общие функции дискурсивных слов: композиционно-строевую функцию, функцию акцентирования, фасцинативную функцию (функцию координации адресата в речевом потоке), функцию метатекстового комментирования [5].

Материалы нашего исследования показывают, что речевыми маркерами тактики комментирования часто являются дискурсивные слова, выполняющие рефлексивную (правда, действительно, значит, видимо, вместе с тем, возможно) и композиционно-строевую функцию (прежде всего).

Рассмотрим функционирование слова правда в тех его употреблениях, где оно имеет статус дискурсивного слова.

В качестве дискурсива правда, в отличие от знаменательного существительного правда, выступает как неизменяемое слово, оно несет в дискурсивной последовательности «метаязыковую» функцию, вводя, комментируя, ставя под сомнение или соотнося друг с другом высказывания или фрагменты высказываний [6, с. 28].

Но теперь о главном / о росте доходов населения // Они выглядят следующим образом // У нас рост доходов / имеет тенденцию устойчивую // В прошлом году он составил шесть процентов / в этом году шесть с половиной // Зарплата средняя / хочу это подчеркнуть / именно средняя по стране . // Значительно сократилось количество безработных // реально сократилось количество безработных с одиннадцати процентов до восьми процентов... // Увеличились золотовалютные запасы /укрепился рубль // Правда нам не удалось выйти на запланированные темпы инфляции / она ниже чем в прошлом году / но не та которая была запланирована (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001].

В этом фрагменте текста дискурсивное слово правда в начальной (инициальной) позиции имеет целью не столько уточнить, дополнить, расширить, скорректировать сказанное ранее, сколько выразить иной взгляд, иную точку зрения на «положение вещей», на результаты социально-экономического развития страны в предыдущие четыре года президентства В. В. Путина. Эта точка зрения противоречит общему (положительному) впечатлению, которое создает левый контекст. В плане организации дискурсивной последовательности с дискурсивом правда отношения между двумя точками зрения являются отношениями противопоставления, но при этом пропозиционное содержание левого и правого контекста не взаимоисключают друг друга.

Для данного случая характерно, что пропозиционное содержание правого контекста релевантно для развития дискурсивной последовательности только с учетом того дискурсивного статуса, который ему придает правда. Опустить дискурсивное слово правда без ущерба для связности дискурсивной последовательности невозможно. Возможна замена на уступительный союз хотя, но смысл и воздействующая сила фрагмента от этого пострадали бы.

Маркерами тактики комментирования являются и другие дискурси-вы. В «прямой линии» это слова видимо, значит, действительно и т. п. Так, отвечая на вопрос, выгодно ли спецслужбам использовать заявление Б. Гантемирова о ситуации в Чечне, президент отвечает:

Что касается заявления Гантемирова //Если бы он знал реально в каком доме расположились те или иные бандиты / и имел возможность захватить / он бы это сделал / я в этом нисколько не сомневаюсь // Видимо / это знание носит общий характер (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001].

В данном фрагменте высказывание с видимо проявляет дискурсивный статус предположения, представленного как интерпретация восприятия Путиным заявления Гантемирова. В аспекте дискурсивной последовательности имеет место соположение двух высказываний, каждое из которых по-своему комментирует информацию Б. Гантемирова. Происходит переход от нарративного высказывания к интерпретации. Дискурсивный смысл появления предположения состоит в том, чтобы объяснить причину отсутствия реального захвата недостаточной информационной осведомленностью Г антемирова, а не его нежеланием осуществить захват.

Довольно часто Путин прибегает к слову значит, как, например, в следующем фрагменте:

И как я уже сказал / мы спустились с трех с половиной миллиардов рублей до одного с половиной // Значит / давайте прямо скажем / нельзя

давать / несбыточных обещаний /либо из других сфер выковыривать эти деньги / извините меня за моветон... В конечном итоге это только разрушает экономику // Значит / вот мы первую задачу в этой сфере уже решили... Вот эти повышения они значительны все-таки / в реальном исчислении // Значит все они реализуются с первого января текущего года (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001].

В этом примере у слова значит неодинаковая дискурсивная семантика и неодинаковая роль в развертывании дискурсивного пространства. В первом случае значит семантически близко к союзу и поэтому, во втором - синонимично вводному слову итак, в третьем случае значит, скорее всего, выступает как сигнал добавления, уточнения.

Довольно часто в текстах выступлений политиков используется дис-курсив прежде всего, выполняющий композиционно-строевую функцию: Прежде всего в стране восстановлен конституционный правопорядок / укреплена а по сути отстроена заново вертикаль федеральной исполнительной власти (В. В. Путин) [Программное выступление перед доверенными лицами, 12.02.2004].

В данном случае дискурсивное слово вводит контекст, иллюстрирующий, поясняющий общее описание действительности, которое присутствует в предыдущем контексте, констатируя при этом, что данный результат для говорящего очень важен.

Аналогичную дискурсивную семантику с добавлением значения временной последовательности действий, синонимичную слову во-первых, вводное словосочетание прежде всего в роли дискурсива проявляет и в таком примере:

Мы обязаны довести до конца и программу наших политических преобразований //<...> Прежде всего, мы реализуем реформу федеральных отношений (В. В. Путин) [Программное выступление перед доверенными лицами, 12.02.2004].

Обобщающее описание ситуации (наши действия) уточняется с помощью обращения к конкретным примерам. В подобных случаях дискур-сив прежде всего оказывается близким по значению, но не тождественным вводному слову например, поскольку в отличие от него акцентирует не последовательность действий, а их значимость:

Избыточное присутствие государства в экономике имеет своим следствием и ряд других негативных факторов // Прежде всего чиновники от имени государства продолжают выполнять множество не заказанных / и не нужных налогоплательщику функций /разрешительных /лицензионных / надзорных (В. В. Путин) [Программное выступление перед доверенными лицами, 12.02.2004].

Таким образом, тактика комментирования с помощью дискурсивных слов помогает реализовать интерпретационный замысел адресанта.

Тактика указания на путь решения проблемы также является специализированной в информационно-интерпретационной стратегии. Она предполагает использование определенных приемов:

1. Указание на возможные решения. Например:

... вместе с тем государство / вместе с тем //государство и конечно РАО ЕЭС прежде всего (нрзб) правительство ... намерено осуществлять ряд программ / которые будут развивать эту сферу

Здесь многое нужно сделать / и главное чтобы деньги шли непосредственно вам / другим людям / собственникам жилья (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001].

2. Указание на возможные способы достижения решения. Например:

Основное внимание будет обращено на страховую медицину

(В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001];

Дело не только в нефтянке // У нас ВТЭКразвивается быстрее чем перерабатывающая промышленность // В конечном счете это ударит и по ВТЭКу // Поэтому здесь нам надо сбалансировать это развитие различных секторов экономики // Делать это надо очень аккуратно (В. В. Путин) [«Прямая линия», 20.12.2003].

3. Указание на возможные результаты решения:

Мы считаем / и правительство исходит из того что / это позволит выйти из тени зарплате (В. В. Путин) [РТР, «Прямая линия»,

18.12.2001];

Все это вместе плюс дополнительные усилия государства и компаний / работающих в этой сфере / должны дать положительный эффект (В. В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001];

Это и будет реальным вкладом России в экологическое оздоровление Земли (С. М. Миронов) [«Литературная газета», № 9, 2004].

Наблюдения показывают, что маркерами тактики указания на путь решения проблемы являются чаще всего: 1) формы будущего времени глаголов несовершенного вида (будут развиваться, будет формироваться, будет происходить, будем ориентироваться, будет направляться) и 2) формы составного именного сказуемого с глаголами в роли показателя будущего времени (будет позитивный эффект, будет реальным вкладом, будет обращено внимание).

В случае использования составного именного сказуемого с глаголом-связкой будет эффективно воздействует на адресата не только сам факт указания на возможность решения проблемы, но и указание на возможные положительные результаты, что выражается наличием (употреблением) в составе именной части сказуемого имен прилагательных и существительных с положительной оценочностью: положительный (эффект), позитивный (эффект), реальным (вкладом) и т. п.

При указании на возможность решения на речевом уровне маркерами, наряду с глагольными формами будущего времени, являются сложные формы сказуемого, включающие модальное слово и глагол совершенного вида в форме инфинитива, причем часто в безличном употреблении, что усиливает объективную необходимость действий, делает предложенные шаги категорически неизбежными: нужно сделать, должны состояться (в ближайшее время), (правительство) должно проводить.

Итак, сопоставление ценностных критериев в информационноинтерпретационных текстах политического дискурса показывает, что ценностными приоритетами при реализации тактики признания существования проблемы являются такие критерии, как «важность», «основной»,

«главный», а для тактики акцентирования положительной информации -критерий «хорошо». Акцентирование положительной информации, опора на ценностные приоритеты ориентированы не только и не столько на сообщение информации, сколько на речевое воздействие на массового адресата. Интерпретация политиком реалий действительности часто направлена на нейтрализацию негативного представления адресата.

Использование политиком тактики указания на путь решения, особенно при ответах на вопросы граждан, в конечном итоге дает им надежду на лучшее будущее, нейтрализует негативное отношение населения к ситуации в стране, способствует формированию чувства доверия к своим лидерам.

Знание и умелое использование политиками тактик информационноинтерпретационной стратегии - залог эффективности речевого воздействия на массовую аудиторию.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

1. Паршина О. Н. Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России. - Астрахань: Изд-во АГТУ, 2004.

2. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. - М.: Наука, 1988.

3. Падучева Е. В. Семантические исследования. Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива. - М.: Языки русской культуры, 1996.

4. Хачатурян Е. В. К проблеме образования дискурсивных слов // Славянское языкознание: Материалы конф. (Москва, июнь 2002 г.). - М.: Ин-т русского языка РАН, 2003. - С. 355-367.

5. Вепрева И. Т. Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху. - Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2002.

6. Пайар Д. Правда как дискурсивное слово: гарант и точка зрения // Дискурсивные слова русского языка: контекстное варьирование и семантическое единство. - М.: Азбуковник, 2003. - С. 27-49.

Получено 5.10.05

THE STRATEGY OF HOLDING POWER IN SPEECH BEHAVIOR OF RUSSIAN POLITICIANS

O. N. Parshina

The actual problem in the investigation of political discourse - i. e. speech behavior of an individual, striving for power is studied. Using the video recordings of TV performances of political leaders in modern Russia the author conducts the analysis of language means, with the help of which the speech exerts influence on public addressee. The research is done with the help of strategic and tactical approaches. The following tactics are suggested for the analysis: the tactic of the problem realization; the tactic of positive information accentuation, the tactic of commentation and the tactic of indicating the ways of problem solving, which are constituent parts of informative and interpretive strategic, - the one of the main in speech behavior of a politician.