30. Fauconnier, G. Mental Spaces [Text] / G. Fauconnier. - Cambridge : Cambridge University Press, 1994.

- 190 p.

31. Hintikka, J. The Semantics of Modal Notions and the Indeterminacy of Ontology [Text] / J. Hintikka // Semantics of Natural Language / ed. by Davidson, G. Harman. - Dordrecht-Holland : Reidel Publishing Company, 1972. - P. 399-414.

32. Lakoff, G. Women, Fire, and Dangerous Things : What Categories Reveal about the Mind [Text] / G. Lakoff.

- Chicago; L. : University of Chicago, 1987. - XVII.

- 614 p.

33. Newby G.B. Cognitive Space and Information Space [Text] / G.B. Newby // Journal of the American Society for Informational Science and Technology Archive.

- 2001. - Vol. 52. - P. 1026-1048.

34. Peverelli, PJ. Cognitive Space (A Social Cognitive Approach to Sino-Western Cooperation) [Text] / PJ. Peverelli. - Delft : Eduron, 2000. - 181 p.

УДК 83.00 ББК 81.00

М.С. Ермакова

соотношение концептов истина и справедливость

(на материале немецкого языка)

Данная статья опирается на теорию концептов. В качестве объекта исследования выбраны концепты «истина» и «справедливость». Языковой материал дает возможность как развести эти два понятия, так и свести их к общему знаменателю.

Ключевые слова: концепт; семантическое поле; семантика; синонимизация; секуляризация; дискурс; истина; право; равенство; добро; добродетел; справедливость; реальность; экспрессия; конфигурация; фундаментальные ценности; реципиент

M.S. Ermakova

correlation of concepts truth and justice

(BASED ON A STUDY OF THE GERMAN LANGUAGE)

This article is based on the theory of concepts. The concepts «truth» and «justice» mave been scrutinized. The linguistic evidence makes it possible both to separate these two concepts and to reduce them to a common denominator.

Key words: concept; semantic field; semantic; synonymy; secularization; discourse; truth; law; equality; kindness; goodness; justice; reality; expression; configuration; the fundamental values; the recipient

Передавая смысл высказываний, содержащих немецкое Wahrheit или английское truth, на русском языке, переводчики обращаются не к одному, а сразу к двум словам: к слову «правда» и к слову «истина». «Правда» и «истина» - весьма важные и притом ценностно маркированные концепты, их значимость для философии очевидна. Следовательно, есть смысл рассмотреть конфигурацию семантических полей вербальных носителей этих концептов с целью выявления смыслового горизонта каждого из этих слов в отдельности и общих для них значений. Рассмотрим толкование правды и истины в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой:

Правда - ы, ж. р.

1. То, что существует в действительности, соответствует реальному положению вещей. Сказать правду. Услышать правду о случившемся. Правда глаза колет (посл.).

2. Справедливость, честность, правое дело. Искать правды. Стоять за правду. П. на твоей стороне. Счастье хорошо, а п. лучше (посл.).

3. То же, что правота (разг.). Бог правду видит, да не скоро скажет (посл.).

4. вводн. сл. Утверждение истинности, верно, в самом деле. Я, правда, не знал этого.

5. союз. Хотя и, следует признать, что (разг.). Погуляли хорошо, правда, устали.

Вестник иглу, 2012

© Ермакова М.С., 2012

6. частица. Выражает утверждение, уверенное подтверждение. Я, правда, уезжаю. Говорят, ты женишься? - П. <.. .>

Истина - ы, ж. р.

1. В философии: адекватное отображение в сознании воспринимающего того, что существует объективно. Объективная истина. Стремление к истине.

2. То же, что и, правда (в 1 знач.). Его слова близки к истине.

3. Утверждение, суждение, проверенное практикой, опытом. Старые истины. Избитые истины (опошленные частым повторением).

Если следовать словарю С.И. Ожегова -Н.Ю. Шведовой, значения слов «правда» и «истина» совпадают тогда, когда они используются для обозначения чего-то, что «существует в действительности, соответствует реальному положению вещей», в то время как благодаря другим значениям их семантические поля расходятся.

Между двумя первыми значениями истины разница лишь в способе выражения: в одном случае толкование дается с использованием философской лексики, в другом - на профессионально немаркированном языке. Таким образом, выделение особого философского значения в толковании слова «истина» не оправдано, поскольку оно не отличается по смыслу от того значения, которое присутствует в обыденной речи, и есть не более чем его особая формулировка.

Семантика истины ничего не сообщает об отношении человека к имеющемуся у него знанию о действительности, о направленности его воли (о намерении скрыть или раскрыть реальное положение вещей). Суждение о действительности может быть истинным (соответствующим истине) или ложным (неистинным), т. е. таким, в котором мир открывает себя людям или, напротив, скрывается от них. Слово «истина», как и слово «правда», соотнесено с фундаментальными ценностями, но ценности эти - не этические, а онтологические и гносеологические.

Концепт правда, в отличие от истины, несет в себе, помимо гносеологической оценки высказывания (соответствует ли высказывание тому, что есть), еще и его оценку как искреннего, откровенного. Характеризуя высказывание как «правдивое», тем самым, обращают внимание на откровенность и искренность

говорящего. Использование слова «истина» предполагает, что речь идет не об отношении высказывания к тому, насколько субъект речи или ее реципиент на самом деле знают о «действительности», а о самой действительности. Значит, использование слова «истина» акцентирует внимание на реальности и на соответствии ей высказывания. Правду высказывают, а истине - внимают, обнаруживают, понимают, формулируют (правду же не понимают, а знают). Правда замкнута на субъекте речи; истина отсылает к реальности.

Говорящий правду - это человек, откровенно говорящий о том, что знает. Он честен, откровенен, правдив. В «правде» содержится оценка говорящего, а не только оценка истинности или ложности высказывания.

Итак, наш анализ показал, что толкование, которое дает словарь С.И. Ожегова -

Н.Ю. Шведовой, не вполне корректно. В то же время оно может рассматриваться как свидетельство изменения семантики концептов «правда» и «истина».

Ценностный статус правды в современном русском языке определяется тем, что правда «у каждого своя», а истина - «для всех одна».

Н.Д. Арутюнова полагает, что «синоними-зация слов истина и правда на почве значения истинности» произошла по причине размежевания в русском сознании «сферы этики» и «сферы истины», но нам кажется, что это не совсем верно. Скорее, в основе тенденции к «синонимизации» правды и истины лежит прогрессирующая от века к веку секуляризация сознания просвещенных (европеизированных) слоев русского общества. Именно процесс секуляризации сознания разрушал традиционные представления о данности, открытости человеку безусловной Истины и безусловной Правды и способствовал рождению потребности в познании истины и правды силами самого человека (так возникла потребность в философском, этическом, социальнофилософском дискурсе).

Нельзя и не отметить тот факт, что концепт истина тесно сопряжен с концептом реальность. Реальность - все то, что есть, нами знаемое или незнаемое, это и познанное, и тайна Бога и Творения. Истина - частица реальности, которую мы познали и выразили. Познали - значит, что я увидел то малое, что мне доступно. Выразили - означает, что я по-

пытался определить в терминах языка то малое, что увидел. На самом деле здесь двойное ограничение: когда мы видим человеческую личность, мы не видим ее всю, мы схватываем лишь что-то из этой личности. Когда мы хотим передать другому человеку доступными нам средствами схваченное нами, мы еще ограничиваем то, что можно было бы сказать.

Также хотелось бы сделать акцент на том, что концет истина сопряжен и с концептом справедливость. Различные толкования правды - справедливости показывают, что для уяснения проблемы, определения собственного подхода к ней необходимо предварительно установить, как соотносятся правда, истина, с одной стороны, и такое ценностное образование, как справедливость, - с другой, как вообще сопрягаются объективно-истинные и субъективно-ценностные характеристики предметов.

Особое значение при определении справедливости имеет ее связь, единство с такими явлениями сознания и общественного бытия, как равенство, право, добро (добродетель) и свобода.

Многие философы особенно подчеркивали идею равенства, находя в ней важнейший компонент понятия справедливости. Так, Г. Гегель отмечал, что стремление «поступать справедливо ради справедливости» требует считать других равными себе самому, иначе справедливость не может осуществляться. Это, считал он, должно отражаться в конституции, которая, будучи «существующей справедливостью», включает равенство и свободу как свою последнюю цель и результат. Ту же мысль, но более конкретно проводит К. Поппер в своей работе «Открытое общество и его враги». Отвечая на вопрос: что такое справедливость? - он все ее определения связывает с равенством: равное распределение обязанностей, равенство всех перед законом, беспристрастность законов и суда, равное распределение преимуществ между гражданами.

Такое толкование связи справедливости и равенства явно преобладает. Хотя иногда можно встретить и другое, не только отличное, но и прямо противоположное или связанное с рядом существенных поправок и оговорок. Платон, например, исходя из того, что справедливость выражается в преданности всех сословий своему делу, в том, чтобы каждый выпол-

нял свойственные ему обязанности и не вмешивался в чужие, в своем «Государстве» заявлял: справедливость означает неравенство. На сходной позиции стоял во многом и Аристотель, особенно когда дело касалось свободных и рабов. Утверждая, что рабам быть рабами и полезно и справедливо, он в своей «Политике» писал: справедливость есть равенство для равных, но не для всех, а неравенство справедливо то же не для всех, а только для неравных.

Хотелось бы обратиться к роману М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», а именно: к сцене суда Иисуса Христоса римским прокуратором Иудеи Понтием Пилатом. Понтий Пилат принадлежал к той категории римлян, которые утратили веру в существование истины. Он был равнодушный к истине чиновник, который понимал, что в основе истины должна лежать справедливость. Слова его (что есть истина), хотя и были произнесены в вопросительной форме, но реально были репликой уставшего, скептически настроенного, человека. Это подтверждается тем, что он не пытался услышать ответ, а сразу же вышел: «И, сказав это, опять вышел к Иудеям».

Если мы вспомним библейское учение об истине, то поймем, что давать ответ Пилату было лишено какого-либо смысла. В античной культуре существовали формальнологические определения истины. Напротив, согласно библейскому учению, истину постепенно открывает нам Бог в Своем слове и Своих деяниях. Поэтому Господь Иисус Христос сказал о Себе: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня». Верующий при всех обстоятельствах может рассчитывать на Божественную Истину, и в этом - основа его спасения.

Для нас ведущим словом в немецком концепте «истина» является существительное «die Wahrheit».

Обратимся к роману Дитриха Шваница «Кампус». Главный герой романа Ганно Хак-манн, измученный интригами своих врагов, приходит к понятию «истина», когда он становится бунтарем и пытается реабилитировать себя. Особую роль в его выступлении имеет понятие истины, правды и справедливости. Например, слово Wahrheit употреблено в выступлении четырнадцать раз:

1. Und so habe ich mich entschlossen, ohne

Вестник иглу, 2012

Rücksicht auf mich oder irgendwen die Wahrheit zu sagen.

2. Sie hat überhaupt fast nur die Wahrheit gesagt.

3. Aus dieser Wahrheit ist eine Lüge geworden.

4. Vor wenigen Tagen war ich noch so wie Sie alle: ein kleiner, ehrgeziger Schuft, der die Wahrheit seinen Ängsten und Zielen opfert.

5. Wenn sie einem Menschen alles nehmen, wird er gefährlich. Dann ist er frei, die Wahrheit zu sagen.

6. Und die Wahrheit ist, dass kein Mensch in der Universität mehr an ihr interessiert ist.

7. Sie lassen mich meine Erklärung gefälligst zu Ende führen, Herr Weskamp, damit diese Wände wenigstens einmal die Wahrheit hören!

8. Die Wahrheit ist, dass aus der kleinen komplizierten persönlichen Wahrheit einer Studentin eine simple gigantische Lüge geworden ist.

9. Das ist in Wahrheit der Stoff, aus dem diese Affaire besteht.

10. Die Universität, die es mal gab, war der Wahrheit verpflichtet.

11. Sie war die Institution, die die Wahrheit darstellen sollte.

А также мы встречаем случаи персонификации:

1. Ich bin die Wahrheit der Universität!

2. Dann wird er die Wahrheit.

Более того, слово Wahrheit встречается в одном предложении дважды: «Die Wahrheit ist, daß aus der kleinen komplizierten persönlichen Wahrheit einer Studentin eine simple gigantische Lüge geworden ist.» [Schwanitz, 1995. S. 375]. Г анно Хакманн оперирует не только к самому слову «истина», но и такими оборотами, как: es ist wahr, ich habe mit Frau C. ein Verhältnis gehabt. Und es ist wahr, ich habe sie erpresst. B свое оправдание он говорит, что терять ему больше нечего, и говорить эту самую правду он может уже без оглядки: «Und so habe ich mich entschlossen, ohne Rücksicht auf mich oder irgendwen die Wahrheit zu sagen» [Ibid]. Более того Хакманн считает себя выразителем правды университета: «Ich bin die Wahrheit der Universität» [Ibid]. Таковым он считает себя потому, что с болью в сердце осознает то, что в университете больше не осталось людей, способных не лгать. Г анно говорит о том, что прежнего университета, в котором гово-

рили правду, больше нет: «Die Universität, die es mal gab, war der Wahrheit verpflichtet»[Ibid] - «Университет, который был прежде, был носителем истины». Также следует отметить то, что Хакманн, выступая против ректора, выставляет себя жертвой, называет ректора и его окружение паразитами: «...solche Parasiten wie der Präsident und seine Helfer...» [Ibid]. Таким образом, произнесенные профессором Хакманном слова об истине и справедливости кажутся слушателям наиболее актуальными. К тому же с помощью различных видов повтора обеспечивается тематическая связанность целого текста. Передавая усилительновыделительную экспрессию, повторы способствуют продвижению мысли вперед, акцентируют внимание на основном, усиливают экспрессию высказывания.

Библиографический список:

1. Аристотель Сочинения [Текст] : 4 т. / Аристотель.

- М. : Мысль, 1984. - Т. 4. - 830 с.

2. Арутюнова, Н.Д.Истина : фон и коннотации [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Логический анализ языка : Культурные концепты. - М. : Наука, 1991.

- С. 21-30.

3. Арутюнова, Н.Д. Истина и этика [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Логический анализ языка : Истина и истинность в культуре и языке / отв. ред. Н.Д. Арутюнова. - М. : Наука, 1995. - С. 7-23.

4. Гак, В.Г. Истина и люди [Текст] / В.Г. Гак // Логический анализ языка : Истина и истинность в культуре и языке / отв. ред. Н.Д. Арутюнова. - М. : Наука, 1995. - С. 24-31.

5. Гегель, Г. Энциклопедия философских наук [Текст] : в 3 т. / Г. Гегель. - Т. 1. - М. : Мысль, 1974. - 454 с.

6. Платон Государство [Текст] / Платон // Собр.соч. -М. : Мысль, 1971. - Т. 3, ч. 1. - с. 126-127.

7. Поппер, К. Открытое общество и его враги [Текст] : в 2 т. / К. Поппер. - М. : Феникс, 1992. - Т. 1. -487 с.

8. Успенский, Б.А. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI-XIX вв.) [Текст] / Б.А. Успенский. - М. : Гнозис, 1994. - 190 с.

9. Флоренский, П.А. Столп и утверждение истины [Текст] : в 2 т. / П.А. Флоренский. - М. : Феникс, 1990. - Т. 1. - 496 с.

10. Булгаков, М. Мастер и Маргарита [Текст] / М. Булгаков. - М. : Азбука, 1980. - 608 с.

11. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка [Текст] / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. - М. : 1992.

- 944 с.

12. Черных, П.^.Историко-этимологический словарь современного русского языка [Текст] : в 2 т. / П.Я. Черных. - М. : Рус. яз., 2002. - Т. 1. - 360 с.

13. Schwanitz, D. Der Campus [Text] : Roman / D. Schwanitz. - Berlin : Coldmann, 1995. - 383 S.