Л. В. Стахова

СООТНОШЕНИЕ КАТЕГОРИЙ АСПЕКТУАЛЬНОСТИ И АКЦИОНАЛЬНОСТИ В СЕМАНТИКЕ ГЛАГОЛА

Работа представлена кафедрой общего и германского языкознания Ульяновского государственного университета.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор А. И. Фефилов

В статье дается обзор традиционных трактовок логико-семантических категорий акцио-нальности и аспектуальности в лингвистической литературе, предлагается попытка рассмотрения взаимосвязи этих двух категорий с позиции многоуровневого комплексного подхода, позволяющего не только констатировать факт наличия связи категорий, но и отразить процессы перехода мыслительных понятий в языковые категории.

The article gives the brief review of the traditional viewpoints on the linguistic universals of aspect and action. The interrelation of these universals is being presented according to the main principles of the comprehensive and multilevel approach, which enables to represent not only the fact of the correlation itself, but the process of conception transition into language universals.

Исследования категории аспектуальности очень широко представлены в лингвистической литературе, так как данная категория является неотъемлемой частью глагольной системы любого языка. Лингвисты указывают на тесную связь категории аспектуальности с семантикой глагола, и обсуждению данной проблемы уделяется особое внимание как в отечественной, так и в зарубежной науке. Несмотря на обилие различных трактовок семантики категории аспектуальности, большинство лингвистов включают в значение аспектуальности указание на пространственно-временной предел действия.

Аспектуальные категории (семантическая - предельность/непредельность и грамматическая - вид), по мнению М. А. Шеля-кина, имеют одну общую специфическую семантическую основу, которая сводится к «признаку ограниченности/неограниченности действия»1. С точки зрения семантической аспектуальной категории предельности/непредельности данный признак проявляется как направленность/ненаправленность действия к достижению предела, с достижением которого действие прекращается. В грамматической категории вида

признак представлен как целостность/нецелостность действия в определенный момент времени. М. А. Шелякин предлагает разграничивать значение предельности/непредельности действия от видовых значений глагола. Это попытка ухода от проблемы эзотерического толкования понятия предельности. Кроме того, по мнению лингвиста, целесообразно в группе предельных глаголов выделять глаголы с «результативной (целевой) направленностью действий» и глаголы «со значением количественного (временного, по признаку интенсивности) предела»2.

Ю. С. Маслов указывает на то, что в работах зарубежных лингвистов появляет -ся понятие «целостность» действия, которое он уточняет как «неделимая целостность» действия, что приводит к интерпретации различий между формой совершенного вида и формой несовершенного вида с грамматической, а не с лексической точки зрения, хотя нельзя отрицать факт «взаимодействия грамматической семантики вида с лексической семантикой и способом действия глагола»3.

А. В. Бондарко отмечает, что доминирующую роль в сфере аспектуальности иг-

Соотношение категорий аспектуальности и акциональности в семантике глагола

рает семантика предела действия, которая лежит в основе грамматической категории вида4. Лингвист указывает на то, что семантика предельности не всегда совпадает с формальным грамматическим указанием на совершенный вид (непредельность - с несовершенным видом соответственно).

А. В. Бондарко выделяет несколько типов предела - внутренний, обусловленный характером действия, и внешний, обусловленный внешними по отношению к действию факторами. Внутренний предел может быть реальный (достигнутый) и потенциальный (действие выражает направленность на достижение предела). В свою очередь, реальный предел может быть явно выражен формой совершенного вида, в таком случае он является эксплицитным. Если реальный предел не выражен специальными языковыми средствами, то он является имплицитным. Кроме того, внутренний предел может быть абсолютным (продолжение действия невозможно, так как предел достигнут) и относительным (предел достигнут, но возможно продол -жение действия). Таким образом, «наличие/отсутствие внутреннего предела в язы-ковом представлении действия» свидетельствует о предельности/непредельности данного действия, выраженного глаголом5.

Иной точки зрения придерживается Б. М. Балин, выделяя значения «достигнутого и недостигнутого» предела, рассматривая грамматическую категорию вида ядром категории аспектуальности в видовых языках6.

В традиционном понимании семантика глагола включает в себя главный категориальный признак, выраженный логико-семантической категорией акциональности, в основе которой лежит логико-мысли-тельная идея действия. В семантике глаго-ла присутствует указание на субъект и объект действия. Все три элемента являются взаимосвязанными и обуславливают семантический характер других компонентов, а также сочетаемостные свойства гла-

гола, что может быть продемонстрирова-но следующим образом:

Морфотемный анализ структуры языковой единицы, разработанный А. И. Фе-филовым7, позволяет говорить о негомо-генности семантического центра глагольного форматива. Акциональная сущность глагола заключена в первую очередь в его ядре, ср.: чистить = осуществлять чистку; во вторую очередь в его акциональном ин-траобъекте, ср.: чистка = действие, направленное на создание объектного признака «чистый». Связующим звеном между акци-ональным интраобъектом и экстраобъектом является в данном примере создавае-мый в ходе действия признак «чистый». С одной стороны, этот признак интралинг-вистичен, так как заложен в номинативную оболочку глагола. С другой стороны, он экстралингвистичен в той мере, что «приписывается» экстраобъекту, подвергающемуся воздействию. Его экстралингвистич-ность усиливается контенсиональным наполнением, которое конкретизируется только в связи с объектом, ср.: чистить окна, чистить туфли, чистить костюм.

Многоуровневый анализ семантики ак-ционального глагола свидетельствует о том, что значение глагольного форматива может быть представлено в виде целого комплекса взаимосвязанных компонентов:

ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

Взаимосвязь категории аспектуальнос-ти и категории акциональности, рассмотренная через призму морфотемного анализа, представляется как сложное многоуровневое явление. Идея действия имеет свое формальное воплощение в системе языка в виде акционального комплекса, состоящего из трех компонентов - релятива (идеи отношения), акционала (собственно действия), акциентива (результата действия), и сопутствующих, модификационных признаков релятива - аспектуальности (предельности/непредельности действия); ком-плементивных признаков модитивности (качества протекания действия: фациентив-ности (шагает, семенит, трусит), инстру-

Ср.: «чистит» = (I) совершает + (II) НП, в определенный промежуток времени, при помощи щетки + (III) действие чистки + (IV) (создает) признак «чистый», «вычистил» = (I) совершил + (II) П, при помощи щетки + (III) действие чистки + (IV) (создал) признак «чистый». Само действие (III) не имеет, таким образом, прямого отношения к аспек-туальным признакам. Оно характеризуется способом действия и/или модитивными признаками: приплелся = осуществил (П) «подход» (финальность) медленными шагами, с трудом (фацитивность).

ментальности (режет расчесывает, метет), орудийности (подмигнул, облизнул) и др.); терминативности как частного признака аспектуальности (пространственно-временного признака протекания действия: инхо-ативности (запел), процессуальное™ (жарили, ели), финальности (вытер) и др.); а также акциентивного признака (создание нового качества известного объекта или вновь создаваемый объект: квалитатив (очищать, охлаждать), конструктив (построить, слепить), транслатив (отодвинуть, уронить, подкинуть), контактив (прикоснуться, потрепать) и др.). Структура акционального комплекса может быть представлена в следующей таблице:

Указание на предельность/непредельность действия накладывается на релятив, акционал сопровождается модитивными и терминативными модификациями, ак-циентив включает один или несколько ак-циентивных признаков. Все перечисленные компоненты и составляют акцио-нальное ядро. Только учет всей совокуп-ности этих элементов в их взаимосвязи позволит дать адекватную картину семантической структуры акционального глагола.

АКЦИОНАЛЬНОСТ Ь

I II III IV

АСПЕКТУАЛЫ-ЮСТЬ (П / НП) квалитатив

СПОСОБ ДЕЙСТВИЯ (ТЕРМИНАТИВНОСТЬ)

моментанность транслатив

р процессуальность А А

Е дуративность К К контактив

Л инхоативность Ц Ц

Я

финальность И И деструктив

т фреквентативность О Е

и в Н фа кт ив ив

итеративность н А Л

ХАРАКТЕР ДЕЙСТВИЯ(МОДИТИВНОСТЬ) И в адресат

фацитивность

инструментальность фабрикатив

орудийность

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Шемякин М. А. Основные проблемы современной русской аспектологии // Вопросы русской аспектологии: Сб. статей. Т. 146 / Известия Воронежского ГПИ; Под ред. М. А. Шелякина. Воронеж: Воронежский ПИ, 1975. С. 10.

2 Там же. С. 25.

3 Маслов Ю. С. Русский глагольный вид в зарубежном языкознании последних лет // Вопросы русской аспектологии: Сб. статей. Т. 146 / Известия Воронежского ГПИ; Под ред. М. А. Шеляки-на. Воронеж: Воронежский ПИ, 1975. С. 36.

4 Бондарко А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. 2-е изд. М.: Эдиториал УРСС, 2001. С. 116.

5 Там же. С. 133.

6 Балин Б. М. Немецкий аспектологический контекст в сопоставлении с английским: Спецкурс для студентов и аспирантов факультетов иностранных языков. Калинин, 1969. С. 15.

7 Фефилов А. И. Морфотемный анализ единиц языка и речи. Ульяновск: УлГУ, 1997.