УДК 811.351.12

Халидова Рашидат Шахрудиновна

доктор филологических наук, профессор кафедры теории и методики обучения русскому языку и литературе филологического факультета Дагестанского государственного педагогического университета editor@hist-edy.ru

Гаджибекова Наталья Саадуевна

соискатель кафедры общего языкознания филологического факультета Дагестанского государственного педагогического университета

НЕКОТОРЫЕ СУФФИКСЫ КОСВЕННОЙ ОСНОВЫ В АНДИЙСКИХ И АВАРСКОМ ЯЗЫКАХ

Статья посвящена некоторым суффиксам косвенной основы именных частей речи андийских языков в сравнении с аварским литературным языком.

Ключевые слова: аварский язык, андийский язык, аффективный падеж, локативный падеж, косвенная основа.

Khalidova Rashidat Shakhrudinovna

Doctor of Philology, Professor of the Department of Theory and Methods of Teaching the Russian Language and Literature of the Faculty of Philology, Dagestan State Pedagogical University editor@hist-edy.ru

Gadzhibekova Nataliya Saaduevna

Postgraduate Student of the Department of General Linguistics of the Faculty of Philology, Dagestan State

Pedagogical University

SOME SUFFIXES OF THE INDIRECT BASIS IN THE ANDI AND AVAR LANGUAGES

The article considers some suffixes of the indirect basis of nominative parts of speech of the Andi languages in comparison with the Avar literary language.

Key words: Avar language, Andi language, affective case, locative case, indirect basis.

Как и в аварском языке, система падежей андийского языка состоит из общеграмматических и локативных падежей. Основные падежи в андийских языках следующие: именительный, эргативный, родительный, дательный и аффективный. Локативные падежи группируются в семь серий. Каждая серия включает (или должна включать в принципе) по три падежа: локатив (где?), алатив (куда?), элатив (откуда?), но II, IV-VI серии не имеют элативов (они совпадают с локативами). Падежные серии имеют следующие значения: I «на» (горизонтальная поверхность), II «на» (вертикальная поверхность), III «у», «около», IV «в» (во мн. ч.), V «под», VI «в»^И «в» (в ед. числе). В отличие от аварского языка, в андийском нет транслативных падежей. Их функции выполняют по-слеложные конструкции. Здесь же следует отметить, что в системе общеграмматических падежей аварского языка нет и аффективного падежа, его функцию выполняет локатив I.

Все основные падежи андийского языка выделил еще А. Дирр [1, с. 10], правда, эргатив назван им творительным падежом, дательный - дательным II и аффективный - дательным I. Однако в более поздней своей работе «Введение в изучение кавказских языков» [2, с. 28] он использует термины: вместо эргатива - эргатив-инструментальный (Ergativ-Instrumental), дательный -дательный (Dativ), вместо аффективного - дательный-аффективный (Dativ-Affektiv).

Как и для других дагестанских языков, для андийского языка характерно склонение по принципу двух основ: основа именительного совпадает с прямой основой, формы остальных падежей образуются при помощи определенных падежных форм между основой и падежным суффиксом наращиваются определенные элементы, которые получили название «суффиксы (или аффиксы) косвенной основы»: -щу - аффикс косвенной основы имен I гр. класса, -лълъи - аффикс косвенной основы имен II гр. класса, -лло//ло, -до -и, -у.

В специальной литературе суффиксы косвенной основы иногда называют соединительными гласными и суффиксами распространения основы [3, с. 122-126], детерминантами основы [4]. По мнению Т.Е. Гудава [5, с. 89] суффикс щ (как и лълъ) исторически сложные аффиксы: гласный элемент (и, у) - тот же показатель основы косвенных падежей, который имеем в I склонении (има-щ-у «отец», ила-льлъ-и «мать», ср. вацц-и «брат», хъуч-и «книга»; щ и лълъ соответствуют фонетически аварским показателям эргатива (-а-сс, -а-лълъ). Показательно, что в именах I грам. класса имеем гласный у (щ-у), а в именах других классов - и (лълъ-и).

Подобное положение имеет место в хунзахском диалекте аварского языка, где вопросительное местоимение «кто?» имеет формы щу? (аварский литературный щив?). Для II и III гр. классов щи (лит. щий?) Как отмечает М.Е. Алексеев [6, с. 66], «суф. - щу - в современных андийских языках имеет примерно одинаковую сферу распространения. С одной стороны, он употребляется в субстантивированных атрибутах (прилагательных, местоимениях и др.), с другой - в именах существительных I класса». Присоединение того или иного суффикса косвенной основы зависит от

грамматического класса имени существительного. В андийском языке суффикс ссу имеет место только в именах существительных I класса и субстантивированных прилагательных, местоимениях и других атрибутивных именах. При образовании косвенной основы при помощи суффикса щу происходят различные фонетические изменения, которые приводят к потере гласного элемента («соединительного гласного» по терминологии И.И. Церцвадзе): андийский говор: им. (именительный) гъек1а «человек», эрг.(эргативный) гьек1а-щ-дди гъек1а-щу-ди, род.(родительный) гьек1а-щ-у - КП, дат. гьек1а-щ-у-й, афф.(аффективный) гьек1а-щ-у-КП-о; рикванинский говор: им. гьек1а, эрг. гьек1а-щу-д, гьек1а-щу-ди, род. гьек1а-щ-у - КП, дат. гъек1а-щ-лъу гьек1а-щу-лъу, афф. гьек1а-щ-во гьек1а-щу-КП-о.

Аналогичные фонетические изменения происходят в основе при присоединении суффикса косвенной основы -лълъи: андийский говор: им. йошк1а «женщина», эрг. йошк1а-л-ди, йошк1а-лълъ-ди, йошк1а-лълъи-ди, род. йошк1а-л-л1и <— йошк1а-лълъ-л1и <— йошк1а-лълъил1и, дат. йошк1а-л-лълъ-и-й йошк1а-лълъ-и-й, афф. йошк1а-л-лълъ-и- КП - о йошк1а-лълъи- КП - о; гагат-линский говор: им. ешк1а «женщина», эрг. ешк1а-л-дди <— ешк1а-лълъ-ди, ешк1а-лълъи-ди, род. ешк1а-л-л1и ешк1а-лълъ-л1и <— ешк1а-лълъи-л1и, дат. ешк1а-л-лъу, ешк1а-л-лълъ-л1и, ешк1а-лълъ-и-л1и, афф. ешк1а-л-лълъи-КП-о <— ешк1а-лълъ-и-КП-о; рикванинский говор: им. нуса «невестка», эрг. нусал-д—нуса-лълъ-д—нуса-лълъ-и-д, нуса-лълъ-и-ди, род. нуса-л-л1 <— нуса-лълъ-л1 нуса-лълъ-и-л1 —нуса-лълъ-и-л1и, дат. нусал-лъ-и [й] нуса-лълъи-й, афф. нуса-л-лълъ-б-о <— нуса-лълъи- КП - о: кванхидатлинский говор: им. нуса, эрг. нуса-л-дд-и <— нуса-лълъ-ди, род. нуса-л-л1и нуса-лълъ-и-л1и, дат. нуса-лълъ-и-й, афф. нуса-лълъ-и-й-о нуса-лълъи- КП - о; мунин-ский говор: им. нуса, эрг. нуса-р-дди нуса-л-дди <— нуса-лълъи-ди, род. нуса-л1-и <— нуса-лълъ-л1и <— нуса-лълъ-и-л1и, дат. нуса-лълъ-и-й, афф. нуса-лълъи-й-о нуса-лълъи - КП - о.

П.Т. Магомедова [7, с. 43], говоря о процессах перераспределения суффиксов косвенной основы, пишет: «Процесс перераспределения элементов (ссу) щу, лълъи, лло//ла(о), до(а), ро(а), образующих косвенную основу в именах существительных в андийских языках, по-видимому, происходил и происходит следующим образом. 1 этап: имена I и II класса, т.е. имена класса личности, образовывали косвенную основу при помощи элемента -щу (ссу), а имена класса вещей и животных - при помощи элемента -лълъи. 2 этап: а) имена I класса имеют в косвенных основах -щу (ссу); б) имена II класса и класса вещей -лълъи', в) имена класса вещей еще при помощи элементов -лло (па), ро(а), до(а). 3 этап: а) имена I класса образуют косвенную основу при помощи элемента -щу(ссу); б) имена II класса образуют косвенную основу при помощи элемента -лълъи\ в) имена класса вещей образуют косвенную основу при помощи элементов лло(ло//ла), ра (ро), да(до). Таким образом, в андийских языках наблюдается тенденция к переходу к такому этапу развития деклинационной системы, когда -щу и лълъи обслуживают имена личности, а имена остальных классов образуют косвенную основу посредством элементов лло (ло, ла), ро (ра), до (да)». По этому поводу В.В. Киквидзе [8, с. 356] писал о связи склонения «по принципу двух основ» со склонением указательных местоимений аварского языка гъав «этот», гъов «тот» (внизу), дов «тот» (по прямой), лъов «тот» (наверху).

Таким образом, в андийских языках форманты ссу (щу) и лълъи рассматриваются в специальной литературе в качестве суффиксов косвенной основы, так как за ними следуют и падежные окончания.

В аварском языке показатели -сс и -лълъ оформляют эргатив. Первый - в именах I грамматического класса, второй - в именах II грамматического класса и в именах неличных классов, например:

им. ваццг1ал «двоюродный брат» гъоко «арба» эрг. ваццг1ал-а-сс гъоко-й-а- лълъ род. ваццг1ал-а-сс-у-л гъоко-й-а- лълъ-у-л дат. ваццг1ал-а-сс-е гъоко-й-а- лълъ-е

Как и в андийском языке, в аварском форма именительного падежа берется в качестве основы для формы основных и локативных падежей. Но в аварском эргатив образуется при помощи суффикс -сс, -лълъ, которые, как было сказано выше, возводятся к указательным местоимениям в эргативе (вас-а-сс, ср. вас-ав «мальчик», «сын»). В таком случае, надо полагать, что склонение является исторически переосмыслением семантики «мальчик этот» - «мальчик этому» - «мальчик этим», так как только при такой форме склонения форма номинатива идентична основе косвенных падежей.

Следует ли классифицировать элементы -сс и -лълъ в аварском языке в качестве суффиксов косвенной основы, тогда когда за ними не следуют падежные окончания, как это имеет место в андийских языках? Как отмечает М.Е. Алексеев [6, с. 23], «если учесть, что форманты -асс и -

алълъ, а также -аз во мн. числе, по существу являются показателями косвенной основы, вопреки распространенной традиции считать их формантами эргатива, то в качестве специальных суффиксов данного падежа следует выделять -цца, - лълъа - д и (при -асс, -алълъ, -аз) нулевой показатель». Видимо, в аварском языке представлена более древняя форма склонения, которая еще не потеряла связь с тем периодом, когда при формах типа «человек этот» склонялось только указательное местоимение, в то время как стержневое слово оставалось без изменения. В андийских языках, видимо, произошло слияние двух разных суффиксов эргатива местоимений, в то время как основа в них, как и в аварском, при словоизменении именно подобного круга форм остается без изменений.

Почти во всех андийских языках представлен суффикс косвенной основы -у (в некоторых работах его называют соединительным гласным). Данный суффикс имеет место в косвенной основе при различных гласных прямой основы: а) прямая основа на -а, косвенная основа на -у: има-им-у - «отец», ила - ил-у - «мать», ц1ц1ек1а - ц1ц1ек1-у- «палец»; б) прямая основа на -у, косвенная основа на -у: к1оту - к1от-у - «лошадь», гьакъу - гьакъ-у - «дом», зубу - зуб-у - «день», зи[в]у - зи[в]-у - «корова», мигажу - мигаж-у - «борода»; в) прямая основа на -и, косвенная основа на -у: воцци - воцц-у - «брат», йоцци - йоцц-у - «сестра», йоши - йош-у - «девушка», варани - ва-ран-у - «верблюд». Как видно, суффикс косвенной основы -у принимают и явные заимствования, как варани «верблюд» и гамущи «буйвол».

В подобных примерах, видимо, следует говорить о том, что формы косвенных падежей образуются прямо от формы номинатива. В аварском им соответствуют формы типа: ци - ци- «медведь», би - би- «кровь», к1одо - к1одо - «бабушка». В некоторых случаях в аварском возможны параллельные формы с теми или иными суффиксами косвенной основы: ци-ду-, би-ду-, которые имеют равный статус в языке.

Суффикс косвенной основы -и представлен во всех андийских языках (имеется и в аварском языке): а) прямая основа на -а, косвенная основа на -и-: гула - гулл-и - «пуля», курт1а -курт1-и - «молоток»; б) прямая основа на -у, косвенная основа на -и-: гъажу - гъаж-и - «рука»; в) прямая основа на -и, косвенная основа на -и-: михи - мих-и - «шерсть», мочи - моч-и «ветер».

В данных примерах усматривается отсутствие суффикс косвенной основы, или образование основы косвенных падежей прямо от формы номинатива.

Суффикс косвенной основы -о представлен и в ахвахском языке [9, с. 58]. В аварском представлен достаточно широко (10: 561, 6: 16 и др.): а) прямая основа на -а, косвенная основа на -о-: л1ерл1а «масло» - л1ерл1-о; б) прямая основа на -у, косвенная основа на -о-: геду - гед-о -«кошка», къурру - къурр-о - «лягушка»; в) прямая основа на -о, косвенная основа на -о-: к1вордо -к1вордо - «трава», бок1ло - бок1ло - «стул», исо - исо - «сыр».

Суффикс косвенной основы -лло. В отличие от аффиксов - гласных, представленных в качестве показателей косвенной основы, комплексы звуков согласный + гласный в качестве суффиксов косвенной основы имеют нерегулярный, спорадический характер. Он встречается в весьма ограниченном количестве примеров: инцци - инцци-лло - «родник», инчи - инчи-лло - «яблоко», гьигъи - гъингъини-лло - «груша», миц1ц1 - миц1ц1и-лло - «язык». Как видно из примеров, большинство основ на гласный имеют конечный гласный -и-. Очертить круг имен, семантика которых требовала бы использование данного суффикса невозможно.

Суффикс косвенной основы -до как и суффикс косвенной основы -лло-, имеет менее частотное употребление, чем вокалические суффиксы косвенной основы: ребццу-ребццу-до - «соха», гъинц1ц1у - гъинц1ц1у-до - «дверь», гъабу - гьабу-до - «уголь», гъиро - гьиро-до - «облако», «туча», релъо - релъо-до - «ночь».

При основе номинатива на -р конечный гласный в большинстве случаев усекается: квору -квар-до квору-до - «кувшин», хъиру - хъир-до <— хъиру-до - «песчаник», къиру - кьир-до къиру-до - «мост».

М.Е. Алексеев [6, с. 72] говорит о выпадении -у- в косвенной основе у исконных слов, полагая, что это подтверждается заимствованиями типа дару - дару-до - «лекарство», в которых -у- не выпадает. Но, как видно из выше приведенных примеров, в андийском -у- выпадает не во всех исконных словах.

П.Т. Магомедова [7, с. 42] отмечает, что «элементы лл-о (анд.), лу (авар.), ло (кар., ахв.), ла (ботл., тинд., чам., годоб.), ро (ахв., авар.), ра (ботл., чам., годоб.), до (анд.), ду (авар.), да (чам.) образуют косвенную основу только от имен класса вещей». На материале андийского языка И. Церцвадзе [3, с. 142] делает вывод о том, что исторически данные элементы указывали на грамматический класс имени.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Дирр А.М. Краткий грамматический очерк андийского языка // СМОМПК. Вып. 36, отд. 4. Тифлис, 1906.

2. Dirr A.M. Einfurung in das Studium der Kaukasichen Sprachen. Leipzig, 1928.

3. Церцвадзе И.И. Андийский язык: Грамматический анализ с текстами. Тбилиси, 1965.

4. Бокарев Е.А. Цезские (дидойские) языки Дагестана. М., 1959.

5. Гудава Т.Е. Консонантизм андийских языков. Тбилиси, 1964.

6. Алексеев М.Е. Сравнительно-историческая морфология аваро- андийских языков. М., 1988.

7. Магомедова П.А. Основные вопросы склонения в андийских языках в сравнительном аспекте // Именное склонение в дагестанских языках. Махачкала, 1979.