В. А. Курдюмов,

кандидат филологических наук, Военный университет Москва

СЛОВОСОЧЕТАНИЕ

В ПРЕДИКАТОЦЕНТРИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ИЕРАРХИИ ЯЗЫКОВЫХ УРОВНЕЙ

В отличие от традиционной (структурной) лингвистики, где «отсчет» системы языковых уровней начинается с фонологического, а в качестве «центра» выделяется лексический, мы предлагаем модель, в центре (нуль системы координат) которой находитря уровень предложения, по отношению к которому все остальные, «ниже-» и «вышележащие», являются производными. Значительную роль в построении такой модели сыграли факты китайского языка.

§ 1. СЛОВОСОЧЕТАНИЕ КАК СВЕРНУТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Уровень словосочетания обычно рассматривается как

промежуточный между словом и предложением, что, однако, до сих пор

не получило удовлетворительного объяснения с точки зрения онтологии

языка. Словосочетание дуалистинно: оно подобно слову тем, что,

будучи семантически целым («расширением» слова), занимает в

предложении аналогичную позицию, однако формально, как и

предложение, все же обладает собственной структурой. Оно

синтаксически структурировано, но не предикативно1. Тем не менее,

будучи употребленным в составе высказывания, оно «глубинно»

реализует смысл, присущий отдельному предложению и, не обладая

полноценным предикативным статусом, характеризуется частичной, ... 2 производной, свернутой предикативностью .

Иными словами, слушающий обычно развертывает словосочетание (если это не устойчивый фразеологический оборот с утерянной внутренней формой, который такого развертывания вроде бы не требует) в высказывание так же, как и говорящий «упаковывает» в словосочетание пропозицию, элементарный предикативный смысл при порождении.

Свернутый предикат, выраженный прилагательным,

существительным или любой производной формой глагола (а в языках типа китайского — и предлогом), в сознании слушающего может быть развернут и, как правило, до полного предиката.

Например: Грядущие перестановки в правительстве вызывают

ажиотаж. В данном предложении предицируемый компонент (топик,

подлежащее) выражен двойным словосочетанием грядущие [перестановки в правительстве] с ключевым словом перестановки. При его восприятии (где атрибутивный компонент грядущие может быть интерпретирован как нечто среднее между причастием и прилагательным) слушающий уясняет, что перестановки в правительстве грядут. Такое развертывание, по всей видимости, предполагалось и отправителем сообщения, который хотел а) напомнить про это тем, кто в курсе политических событий, и б) заново сообщить тем, кто этого еще не знает.

На использовании явления свернутой предикативности основан эффект воздействия текстов средств массовой информации (и вообще текстов как формы передачи информации), когда вместо развернутых, полных предикатов в речи употребляются свернутые (т. е. вместо предложений используются словосочетания)3.

Однако свернутая предикативность словосочетаний не всегда очевидна. Наиболее заметна она в сочетаниях атрибутивного типа (имя + определение), тем более, если в роли определения выступает причастие (типа бегущий человек). Вне зависимости от морфологического выражения определения (причастие, прилагательное, существительное и др.) оно вторично по отношению к потенциальному сказуемому; иными словами, атрибутивная связь в любом случае производив от предикативной4.

По всей видимости, существуют следующие базовые типы словосочетаний:

1) имя + определение

2) (переходный) глагол + объект

3) глагол + определение к глаголу.

По отношению к ним все остальные (весьма разнообразные по семантике и структуре) варианты являются производными.

Атрибутивные, с одной стороны, и глагольно-объектные и гла-гольно-опредёлительные словосочетания — с другой, составляют оппозицию топико-центрических (возникших в речи и закрепившихся в языке в результате реализации потребности к расширению пре-дицируемого компонента предложения-топика — «большого имени») и комментарий-центрических (возникших в речи и закрепившихся в языке в результате реализации потребности к расширению преди-цирующего компонента предложения— комментария— «большого глагола»).

Словосочетания типа переходный глагол + объект (дополнительные или глагольно-объектные) занимают в предложении ту же позицию, что и сам глагол, но расщепляют его смысл на собственно глагольный компонент и актуализацию его актанта (в классическом варианте — дополнение, противопоставленное подлежащему). Однако и дополнение, и подлежащее на семантическом уровне соответствуют актантам или субъектам глагольного предиката. Актанты же в зависимости от условий коммуникации (теоретически равно-

ценно) могут быть реализованы и в качестве подлежащего, и в качестве дополнения.

В языках одного типа вывод объекта в позицию подлежащего осуществляется преимущественно путем использования пассивных конструкций (языки типа нормативного литературного русского — языки с выдвижением подлежащего, по терминологии Ч.Ли и С.Томпсон5, или языки с

преимущественно коммуникативным сочленением, по

терминологии Г.П.Мельникова6). В языках же противоположного типа (с выдвижением топика или с преимущественно коммуникативным расчленением), таких, как китайский или разговорный русский, смысловой объект во многих ситуациях стремится занять позицию топика, предицируемого компонента, которую часто неверно трактуют как инверсию дополнения. Следовательно, наличие в составе предложения дополнительных словосочетаний и дополнения как члена предложения обусловлено стремлением говорящего не только «расширить глагол», но и поместить менее важный в данной ситуации актант в менее выделенную позицию, из которой слушающий все же может его извлечь, либо сам перестроив предложение непосредственно после получения, либо переспросив говорящего с намерением получить сведения о денотате именно дополнения, сделав его топиком потенциального предложения.

Как и атрибутивные словосочетания, глагольно-объектные тоже представляют собой инверсию предикативной пары, где актант из позиции предицируемого компонента (топика, подлежащего) перемещается в зависимую позицию.

Отдельно следует остановиться на статусе словосочетаний типа глагол + дополнение с предлогом (непереходный глагол + косвенное дополнение) (поехать в город). Они состоят из трех компонентов: глагола, предлога и сочетающегося с предлогом именного компонента. Категория предлога универсальна для всех языков, но лишь в некоторых языках очевиден ее (от)глагольный смысл. В китайском языке все без исключения предлоги производны от глаголов (в плане этимологии) и по отношению к ним являются транспозитами (в синхронном плане). Глагольность предлогов настолько очевидна, что в классическом китаеведении им приписывается статус второго сказуемого в предложении. То есть, подобно наиболее близким к ним по значению деепричастиям в других языках, предлоги явно реализуют свернутую предикативность. Китайский предлог га/ (в) есть транспозит глагола находиться, жить, присутствовать, предлог дв1 [для) — глагола давать и т.п.

Например, в китайском предложении Wo И л/л ди х/ у/и — Я пойду постираю Вам (для Вас, за Вас) одежду грамматическое значение предлога й — для, за, вместо еще не слишком удалилось от значения, подобного русскому деепричастному значению заменяя.

Аналогично свернутое предикативное значение присуще и русским предлогам, однако при этом не прослеживается явной глагольной этимологии.

Следовательно, якобы «дополнительные» сочетания с непереходными глаголами разложимы на две более элементарные пары: глагольно-определительную и предложный оборот, где последний функционально подобен деепричастному обороту или наречию.

Сам парадоксальный феномен наличия в языке категории непереходного глагола обусловлен именно показанной выше синтаксической сочетаемостью, причем подобные тройные сочетания в языках типа русского «поверхностно» уже стали почти «двойными» и уподобились глагольно-объектным, а в языках типа китайского по-прежнему явно близки комплексам «глагол + [глагольная форма + объект]». Непереходный глагол есть «двоеглаголие».

Тенденция к дальнейшему уподоблению «тройных сочетаний» глагольно-объектным наблюдается и в китайском языке, где преимущественно в письменной речи многие (причем достаточно разные) предлоги, традиционно препозитивные, сначала переходят в постпозицию к глаголу, а затем трансформируются в универсальный предлог уи, который становится частью глагола. Например, zai xuexiao Ь/уе — Ыув-уи xuexiao — окончить учебное заведение; с1и/ гидио гЬопдвЬ/ — гЬюпд-уи гидио — быть преданным родине.

§ 2. ГЕНЕЗИС ЯЗЫКА: ПРЕДИКАЦИЯ VS НОМИНАЦИЯ

Мы полагаем, что генезис словосочетаний в языке происходил параллельно генезису категорий предложения, членов предложения (синтаксических позиций) и

морфологических категорий («частей речи»).

Логично предположить, что у истоков речи стояли коммуникативно ориентированные выкрики, перешедшие затем в предикативно нерасчлененные высказывания, выраженные междометиями (стабилизированными выкриками). Междометия, первые слова, не разделялись на топик и комментарий и выражали смысл и коммуникативное намерение — осуществляли предикацию «целиком»7.

Вероятно, возможность при произнесении междометия указывать на предмет (объект/субъект действия) привела затем к возникновению номинации, что означало а) перевод части междометий в позицию комментария, б) расчленение высказывания (разделение на топик и комментарий), в) возникновение в ходе этого процесса относительно стабилизированных словоупотреблений: генетически от-

междометных глаголов и имен— результатов номинации. Расчленение привело к возможности сочетания, а потребность расширения коммуникативного смысла, обогащения предложения стала диктовать необходимость следующего этапа разделения.

Делиться стали уже сами топик и комментарий: возникли новые синтаксические позиции (определения, дополнения и обстоятельства), появились словосочетания (соответственно атрибутивные, дополнительные и глагольно-определительные) как стабилизированные варианты (прото-)лексического выражения синтаксических связей. Стали возникать новые морфологические категории: разнообразные

части речи — устойчивые заполнения позиций структурно подобными лексическими единицами.

Поскольку механика процесса была уже «освоена» языком, дальнейшее усложнение пошло уже автоматически: начали возникать новые возможности синтаксических комбинаций, новые формы частей речи и производные словосочетания. Например, усложнение системы грамматических позиций привело в ряде языков к созданию особых глагольных форм, которые сделали возможными, казалось бы, парадоксальные типы словосочетаний: атрибутивная форма глагола (причастие) + имя (бегущий человек), атрибутивная форма глагола (причастие) + именная форма глагола (герундий) (произведенное улучшение), глагол + инфинитив в позиции объекта (пришлось побегать), наречная форма глагола (деепричастие) в позиции определения к глаголу + глагол (увидел пробегая) и др.

В языках, где эти формы не были созданы явно, морфологически, они присутствуют на семантическом уровне, поскольку система синтаксических позиций универсальна для языков любого типа.

Описанные диахронические процессы логически явно прослеживаются в языке/речи на синхронном уровне, только в формально усложненных языках типа русского их взаимосвязь достаточно имплицитна и должна выявляться в ходе лингвистического анализа, а в языках типа китайского аналогичные коммуникативные процессы формально создают иллюзию эксплицитности, более явной «первобытности» (которая отнюдь не означает первобытности реальной).

§ 3. ПРЕДИКАТОЦЕНТРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ИЕРАРХИИ ЯЗЫКОВЫХ УРОВНЕЙ

«Предикато-» или «предложение-центрическая» модель уровней языка в целом более подробно описана нами в ряде лекций и статей8. В ее основе лежит идея о «центровом» статусе предложения, по отношению к которому все остальные уровни являются либо «свертками» («нижележащие»: словосочетание, слово, морфема), либо «развертками» («вышестоящие»: сложное предложение, СФЕ, текст, речь как супертекст и т.д.).

Как мы показали выше, словосочетание по всем признакам «свертывает» предложение и развертывается до полнозначной пропозиции (предиката) при восприятии, так же, как и существует в виде «протопредложения» в предикационной цепи при порождении (ось предикационной цепи перпендикулярна оси уровней в предлагаемой модели). Аналогично могут быть «развернуты» и чисто «номинативные» единицы: слова и морфемы. Автоматизм их употребления вовсе не исключает их «трактуемости»: объяснение смысла номинативов возможно только посредством предикатов.

Если говорить о «вышестоящих» уровнях («развертках»), то их смысловое единство (цельность/связность в терминах лингвистики текста) основано на генетической производности от единой идеи (про-

позиции). Проще говоря, любая единица выше предложения сводима к одному предложению, иначе это не единица.

Иными словами, «нулевым» первичным в «вертикальной» системе языковых уровней является уровень предложения. В синхронном аспекте говорящий при порождении (и в идеале зеркально— слушающий при восприятии) «решает», какие пропозиции вывести «на поверхность» в виде «целых» простых предложений, а какие следует свернуть до словосочетаний или даже слов или развернуть до построений типа СФЕ или целого текста. В диахронном аспекте слова и устойчивые словосочетания, используемые говорящими «автоматически», представляют собой не что иное, как «предварительно свернутые» предикативные смыслы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Курдюмов В.А. Предикация и предикативность в китайской и русской

речи:

Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М.: ВАЭФП, 1994.

2 Там же. С. 12.

3 Курдюмов В.А. Креативно-когнитивная функция языка и лингвотехнические

приемы достижения эффекта убеждения // НТИ. Сер. 2. 1997. № 8. С. 31—36.

4 Курдюмов В.А. Предикация... С.14.

5 Ли Ч.Н., Томпсон С. А. Подлежащее и топик: новая типология языков // Новое

в зарубежной лингвистике. Вып. XI: Современные синтаксические теории в амери

канской лингвистике. М.: Прогресс, 1982. С. 193 - 235.

6 Мельников Г.П. Принципы и методы системной типологии языков: Дис. ...

д-ра

филол. наук. М.: ВКП, 1990.

7 Курдюмов В.А. Проблемы освещения генезиса морфологических категорий,

или Что же все-таки такое части речи в китайском языке // Обучение китайскому языку. М., 1997. Вып 1. С.44—55.; Гордей А.Н. Междометие как минимальная комму

никативная единица: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск: МГПИИЯ, 1992.

* Курдюмов В.А. Китайский язык и идеальный объект языкознания // Изучение китайского языка. М.: ИД «Муравей», 1997. Т. 2. С.49—56.

Vladimir A. Kurdjumov

The Phrase in a Predicate-Based Model of the Language Levels' Hierarchy

Traditionally, the phrase is defined as a group of words, which is grammatically («outside») equivalent to a single word and which does not have its own predicative kernel: subject (topic) and predicate (comment). On Chinese patterns we show that the phrase (and also the levels «below»: the word and the morpheme) are «furls» of the central level — sentence. Phrase is used in speech to carry (and commonly to stress) hidden predicative meaning.