ние, видение мира» [6]. Это и предопределяет особенности использования языка разных наций в сфере одного дискурса.

Список литературы

1. Малюга E.H. Подходы к изучению вопросительных предложений в англо-американской прессе. М., 2001.

2. Александрова О.В. Когнитивная функция языка в свете функционального подхода к ero изучению // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Рязань, 2000;

3. Феденева Ю.Б. Функции метафоры в политической речи // Художественный текст: структура, семантика, прагматика. Екатеринбург, 1997. С. 25-26;

4. Чудинов А.П. Российская политическая метафора в начале 21

века [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.classes.ru/philology/chudinov-08.htm;

5. Словарь спортивных терминов [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sportstalker.org/prof info/dictionary.php;

6. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация 2000. С. 14.

I.M. Salnikova

In the present article we make an attempt to reveal the differences in treatment of the same political issues by the British and American mass-media on the example of sport metaphor used to describe the events on August, 8th, 2008. According to the comparative analysis certain conclusions are being made.

Key words: metaphor, discourse, connotation, context, political communication.

Получено 10.10.2010 г.

УДК 811.133.1-25

Л.Г. Столярова, ассистент, (4872)56-67-31, lgstl@bk.ru, (Россия, Тула, ТулГУ)

СИНТАКСИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ЯЗЫКА КОМИКСОВ

Изучаются синтаксические особенности языка французских комиксов, связанные с необходимостью языковой компрессии и отражающие специфику разговорной речи.

Ключевые слова: комикс, синтаксис, разговорная речь, сегментация, эллипсис, вопросительное, побудительное, отрицательное предложение.

Под вербальными компонентами комикса понимается буквенный текст, включающий в себя речь персонажей и авторский комментарий.

Вкладывая реплики в уста персонажей, автор такого вида художественного дискурса, как комикс, преследует особую цель, заключающуюся в передаче устной речи на письме. В связи с этим, несмотря на то, что комикс занимает определенное место среди письменных жанров, по ряду признаков он приближается к устной форме коммуникации. Это связано и с ограниченностью пространства кадра, внутри которого располагаются реплики персонажей. Необходимость разместить в одном кадре изображение героев, их окружение (декорации), а также филактер с текстом, накладывает ограничения на длину реплик, в результате чего в речи персонажей комикса исключаются громоздкие фразы и сложный синтаксис. И если в таких смежных типах дискурса, как мультфильм и кинофильм, ограничивающим фактором становится время, то в комиксе им является пространство. Синтаксическая структура текстов комиксов также обладает относительной простотой и максимально приближена к разговорному языку как наиболее легкому для восприятия в связи с тем, что комиксы являются развлекательным жанром. Речь героев диалогична, и автор стремится сделать их высказывания наиболее краткими и емкими. Рисунок также помогает достичь этого эффекта, т.к. в нем содержится большое количество информации, не выраженной словами.

Таким образом, синтаксис речи персонажей комикса приближается к синтаксису устной речи.

Многие лингвистические исследования указывают на то, что между разговорным и книжным вариантом французского языка существуют довольно глубокие структурные расхождения, которые развиваются в рамках единого национального языка. Различия между письменными и устными формами речи, проявляющиеся, прежде всего, на уровне синтаксиса, велики настолько, что даже приходится различать две грамматические системы.

Синтаксическая специфика разговорного языка определяется его эмоционально-окрашенным, непринужденным характером, ситуативно-стью, спонтанностью, а также тем, что он выступает в диалогической форме общения, при которой речь характеризуется сравнительно быстрым темпом. В устной речи уже самой ситуацией обуславливается содержание высказывания. Указанные стилевые черты ведут к экономии языковых черт, языковой компрессии, под которой понимается «сокращение количества языковых единиц (фонем, слов и т.п.) в разговорно-обиходной речи по сравнению с литературной речью в том же контексте» [1].

В разговорной речи чаще всего используются простые короткие предложения. Средняя длина предложения в разговорной речи составляет 8,5 слов, тогда как в письменных стилях (данные по всем стилям) - 26 слов. Данные по устной речи получены на основе французских телепередач и радиозаписей, а по письменной - на основе журнальных статей, художественных произведений и трудов по лингвистике.

По нашим подсчетам, средняя длина предложения в комиксах серии «Астерикс» составляет 5,9 слов, что даже меньше, чем средняя длина предложения в разговорной речи. Этот факт может быть объяснен помимо вышеупомянутых причин многократным употреблением неполных и односоставных предложений, а также слов-предложений (коммуникативов), причем среди последних огромное количество междометных: “Ah?”, “Ben...”, “Euh...”, “Chut!”, “Chic!”, “Eh!”, “Ouille!”, “Pssst!”, “Ha!”.

Предложения-междометия обладают особой эмоциональной насыщенностью:

- Ouin! Mon pauvre cousin Amérix!

- Ah ! Oh!

- Hélas !

Частое употребление междометий и различных звукоподражаний является отличительной чертой комиксов, т.к. благодаря им автору удаётся передать больший объём информации, а также выразить чувства героев:

- Scrgngngnonrr... Archrgngn... Gneugneu..., - вот что произносит друид, сломавший свой золотой серп;

- Vlan! - захлопнулось окно;

- Boum! Boum! - стук в дверь;

- Crrraac! - дверь сломалась.

- Bling! Blang! Badablong! Crac! - идёт драка.

В тексте комикса, воспроизводящего устную диалогическую речь, непосредственное живое общение, закономерно частое использование эллиптических («неполных») предложений. Значение эллиптических предложений может быть определено при их соотнесении с предыдущими репликами. Термин «неполные» употребляется для подчеркивания смысловой и синтаксической скрепленности реплик диалога.

Например:

- Qui appelle-t-il?

- Un porteur.

Л.Г. Веденина различает синтаксический и семантический эллипсис. Синтаксический эллипсис базируется на аналогии: особом построении эллиптированной части, позволяющем точно определить то, что не выражено. Синтаксический эллипсис осуществляется как опущение одного или нескольких членов предложения [2]:

- Pas trop fatigué ? (= Tu n’es pas trop fatigué ?)

Значение эллиптических предложений может быть определено при их соотнесении с предыдущими репликами:

- Je voudrais une escalope.

- Premier choix ?

В предложениях с синтаксическим эллипсисом существует только одна возможность восстановить невыраженный член, тогда как при семантическом эллипсисе можно предположить несколько вариантов «невыска-

занного» содержания [2]. Предложения с семантическим эллипсисом не характерны для комиксов, т.к. неоднозначная интерпретация их текста усложняет восприятие массового читателя.

В комиксах нередко употребляются так называемые незаконченные предложения, которые остаются недосказанными по разным причинам. Например, когда собеседник перебивает:

1). - On pourrait leur dire que...

- Chut !

2). - Pourriez-vous nous dire où se trouve l’Arverne qui...

- Té, vous voulez parler sans doute de l’ancien propriétaire ?

Особенностью комикса является то, что рисунок также может создавать контекст для понимания эллиптических предложений. Так, римский префект при виде Астерикса и Обеликса произносит:

- Encore vous, Gaulois?

Говоря об отрицательном предложении, следует, прежде всего, отметить, что согласно нормативной грамматике приглагольное отрицание во французском языке оформляется двумя отрицательными частицами, которые «обрамляют» личную форму глагола, причем частица “ne” находится в обязательной препозиции. В разговорном стиле отмечается тенденция к перестройке общеотрицательных предложений с опущением частицы “ne”. Шарль Балли объясняет опущение “ne” тенденцией французского языка к прогрессивному порядку слов в предложении [3]. Другие лингвисты (в частности, Ж. и Р. Лебидуа) выдвигают также фонетическую причину опущения «ne». В текстах комиксов также в некоторых случаях двойное приглагольное отрицание теряет свой первый компонент ne:

- Je suis César, mais je suis pas Jules !

- J’ose pas!

- Vous énervez pas; on va vous arranger ça !

- Faut pas te faire d’idées...

- C’est pas bon, ce que tu prépares !

Однако в большинстве случаев первая отрицательная частица в комиксах сохраняется, что сближает их с письменными жанрами.

Когда вторая отрицательная частица выступает в роли подлежащего (rien, personne), она занимает место перед группой ne + сказуемое. Как отмечает Н.А.Шигаревская, обстоятельство jamais может предшествовать предикативной группе в целях экспрессивного выделения [4], что также характерно для текста комиксов:

- Jamais Astérix ne serait parti sans moi !

- Jamais plus je ne trahirai mes compatriotes ; c’est un métier assez bien payé mais plein de risques...

Рассматривая синтаксические особенности повествовательного предложения, необходимо отметить широкое распространение в текстах комиксов так называемых сегментированных (расчлененных) построений.

Предложение дробится на отдельные синтаксические группы, а разные члены предложения выделяются путем репризы, антиципации, инверсии, служащих средством эмоционального и логического выделения. Сегментированные предложения являются синтаксической моделью, которая характеризует синтаксис разговорной речи и отличает его от синтаксического строения книжной речи. Они спонтанны и эмоциональны.

Реприза представляет собою такую конструкцию, в которой выделяемый член выносится в начало предложения и обособляется; затем он повторяется в форме местоимения, которое занимает в предложении место, соответствующее его синтаксической функции:

- Le bateau, ça me repose.

- Ces petites voitures, ça se gare partout !

(Реприза подлежащего.)

- Et pour les menhirs, je m’en occupe. Je m’y connais!

(Реприза косвенного дополнения.)

- Ce menhir... Tu le mettras où tu voudras...

(Реприза прямого дополнения.)

Антиципацией называют конструкцию, при которой выделяемый член выносится в конец предложения и также обособляется, причем ему предшествует соответствующее местоимение:

- Ils sont fous, ces Romains!

- C’est bon, les huîtres...

(Антиципация подлежащего.)

- Si le cheval ne peut plus nous porter, le sac et moi, nous porterons le

cheval!

(Антиципация прямого дополнения).

Выделяемый член нередко заменяется местоимением «ça», являющемся разговорной формой.

Каждое из приведенных выше сегментированных предложений эквивалентно несегментированному:

Le bateau me repose.

Ces petites voitures se garent partout.

Je m’occupe des menhirs.

Tu mettras ce menhir où tu voudras.

Ces Romains sont fous.

Les huîtres sont bonnes.

Si le cheval ne peut plus porter le sac et moi, nous porterons le cheval!

Нерасчлененные предложения не обладают набором тех признаков, которые характеризуют расчлененные: они не выразительны и не эмоциональны, в них отсутствует логическое выделение того или иного члена предложения.

В контексте сегментированные предложения не взаимозаменяемы и каждое выступает как вариант выбора по отношению к несегментирован-ному.

Синтаксические средства выделения элементов высказывания имеют во французском языке большое значение из-за ограниченных выделительных возможностей французского ударения [5]. Нельзя недооценивать и роль интонационных средств языка, участвующих в выделении разных членов предложения и целых предложений, однако это свойственно, прежде всего, устным формам реализации речи. Авторам комиксов, пытающимся воспроизвести устную речь на письме, приходится прибегать к синтаксическим приемам, таким, как сегментация.

В текстах комиксов наблюдается большой процент вопросительных предложений в связи с тем, что речь в комиксах диалогична.

Вариант общевопросительного предложения, построенного без инверсии, является наиболее употребительным:

- Tu m’appelles, Astérix?

- Il est amoureux?

- Tu le trouves si bien que ça, toi?

- Il en reste encore, Astérix ?

Частновопросительные предложения могут строиться как с инверсией:

- Pourquoi êtes-vous ici?

так и без неё:

- Et pourquoi on n’y va pas ?

Вариант частновопросительного предложения с инверсией в комиксах более распространен.

Большой процент вопросительных предложений в комиксах является эллиптическими:

- Dans la forêt ? A cette heure-ci ??

- Déjà?

Следует отметить широкое употребление переспроса, также часто строящегося как эллиптическое предложение:

- ... qui occupa toute la Gaule. Toute ? Non !

- C’est l’aube! On s’en va !

- Comment l’aube ?

- Tu tiens à y retourner cette nuit ?

- Comment si j’y tiens?

В комиксах часто употребляются различные виды эмотивных предложений, отличающиеся особой аффективностью. Они часто вводятся различными местоимениями, наречиями и прилагательными (que, ce que, qu’est-ce que, combien, comme, quel):

- Que de monde!

- Quel désordre !

Побудительные предложения, встречающиеся там, где говорящий стремится воздействовать на слушателя и обращается к нему непосредственно, также характерны для языка комиксов. Побудительные предложения выражают различные оттенки волеизъявления - от приказания до просьбы и увещевания:

- Restons calmes!

- En avant, mes hommes!

- Regardez!

Основной формой побудительного предложения является односоставное предложение со сказуемым в императиве. Но существуют и другие формы выражения побудительности, одна из которых - двусоставное предложение, включающее глагол в subjonctif: Qu’il déménage, s’il le désire. Во-первых, использование форм subjonctif дает возможность расширить сферу приложения побудительности - адресат речи может быть представлен первым и третьим лицом в отличие от односоставного предложения:

- Qu’elles viennent!

И, во-вторых, употребление указанных форм обогащает высказывание стилистическими оттенками: так, при отнесенном побуждении ко второму лицу в предложение привносится оттенок категоричности:

- Que tu sois libre ce soir!

В комиксах встречаются и предложения, вопросительные по форме, но являющиеся директивом по своей прагматике:

Combien de fois faudra-t-il te dire de ne jamais frapper à la porte ?

Таким образом, синтаксические особенности языка комиксов связаны с необходимостью языковой компрессии, свойственной тексту комиксов в силу необходимости экономии пространства кадра. Помимо этого, синтаксис комиксов отражает характерные черты разговорной речи.

Список литературы

1. Синицын В.В. К вопросу об экономии языковых средств во французской разговорной речи // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 2. Тула: Изд-во ТулГУ, 2009. С. 274.

2. Веденина Л.Г. Французское предложение в речи. М.: Высшая школа, 1991. 208 с.

3. Балли Ш. Французская стилистика. М.: Издательство иностранной литературы, 1961. 392 с.

4. Шигаревская Н.А. Новое в современном французском синтаксисе. М.: Просвещение, 1977.

5. Шигаревская Н.А. Очерки по синтаксису современной французской разговорной речи. Л.: Издательство ЛГУ, 1970.

L. Stolyarova

Syntactical specificity of the language of comic strips

The article presents an examination of syntactical peculiarities of the language of French comic strips, connected with the necessity of a language compression and reflecting the specificity of the colloquial speech.

Key words: comics, syntax,colloquial speech , segmentation, ellipse, interrogative sentence, imperative sentence, negative sentence.

Получено 10.10.2010 г.

УДК 81'42

И.В. Тивьяева, канд. филол. наук, доцент, (4872) 35-37-79 tivyaeva@yandex.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ НАРРАТИВ КАК ФОРМА РЕПРЕЗЕНТЦИИ ПРОЦЕССОВ ХРАНЕНИЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ ИЗ ПАМЯТИ

Предпринимается попытка рассмотреть коммуникативно-семантические и лексико-грамматические особенности ретроспективного повествования.

Ключевые слова: мнемический процесс, субъект воспоминаний, ретроспективный нарратив.

Память и процессы памяти играют важную роль в жизни каждого человека, поэтому нет ничего удивительного в том, что работа памяти и результаты этой работы нередко становятся предметом художественного изображения. Автобиографическая и мемуарная проза пользуется неизменным интересом среди читателей и не раз становилась объектом внимания филологов и литературоведов.

В данной статье предпринимается попытка лингвистического описания ретроспективного нарратива как одного из способов репрезентации двух базовых мнемических процессов: процесса хранения информации и процесса воспроизведения информации из памяти. Под ретроспективным нарративом (далее РН) мы понимаем совокупность текстовых образований различных жанров, сконцентрированных вокруг индивидуального мнеми-ческого опыта. Сферу реализации РН составляют автобиографии, мемуары, публицистические и художественные произведения, построенные на основе воспоминаний автора или нарратора, от лица которого ведется повествование. К последним можно отнести, например, известную автобиографическую книгу В. Набокова “Память, говори”, которую сам автор определяет как “a systematically correlated assemblage of personal recollections ranging geographically from St. Petersburg to St. Nazaire, and covering thirty-seven years, from August 1903 to May 1940, with only a few sallies into later space-time” [3, с. 9], и опубликованный в 2006 году роман Д. Мендельсона “Потерянные: поиск шести из шести миллионов”.

Таким образом, РН может иметь законченную форму и функционировать в качестве самостоятельного произведения или может выступать в