В.М. Хантакова (Иркутск)

СИНОНИМИЧЕСКИЙ РЯД КАК СООТНОШЕНИЕ КОНТИНУАЛЬНОГО И ДИСКРЕТНОГО В ЯЗЫКЕ

The article focuses on the notion of the synonymic set. The synonymic set is considered as a dynamic phenomenon in which discrete and continuum factors are interrelated.

Мир, описываемый языком, находится в постоянном изменении, и чтобы поспеть за этими изменениями, мы создаём в нашем сознании или, по крайней мере, в языке определенные более или менее стабильные точки, средние единицы [Есперсен, 1958:68]. В реальном мире средних единиц не бывает, но они существуют в языке, который воспроизводит мир, подчиняя его своей собственной организации [Бенвенист, 1974:27]. Язык организован таким образом, что все его системы и подсистемы являются открытыми классами с центром (ядром) и периферией [Шмелев, 1973; Караулов, 1976].

В ядре находятся значения, характеризующиеся предметной отнесённостью языковой единицы. Они стабильны и нацелены на «фиксацию» главной мысли и зарегистрированы в виде лексикосемантической и грамматической информации в различных типах словарей и грамматических справочников. Согласно В.Г. Гаку, именно «благодаря наличию твердого ядра в понятии и, следовательно, в значении слова осуществляется взаимопонимание людей, говорящих на одном языке» [Гак, 1998:29]. На наш взгляд, однако, это утверждение является правомерным не только по отношению к ядерным, но и к периферийным значениям языковых единиц, поскольку они могут быть так же, как и ядерные значения, освоены и зафиксированы в словарях в виде словарных статей или грамматических правил в различного рода учебниках и учебных пособиях. Одним из доказательств данного утверждения - множество уже исследованных и внесенных в словари синонимических рядов, отражающих в языке полученную информацию в сознании носителей данного языка.

Известно, что синонимический ряд, как и другие языковые образования, имеет системный характер, на что впервые обратил внимание Ю.Д. Апресян [Апресян, 1957:85]. Синонимический ряд

состоит из центра, или ядра, и периферии. Центральная, или ядерная, часть синонимического ряда как показывает анализ, стабильна, устойчива, периферия подвижна, изменчива и включает в себя как устаревающие элементы языка, так и новации.

Центр синонимического ряда образует доминанта. Известно, что в своей речемыслительной деятельности говорящий не оперирует, как правило, всем синонимическим рядом, а использует главным образом доминантную часть ряда. Доминанта синонимического ряда является наиболее употребительной, обладает широкой сочетаемостью, имеет более полную грамматическую парадигму и характеризуется нейтральностью в стилистическом, прагматическом, коммуникативном, грамматическом и просодическом аспектах.

Доминанта, с одной стороны, как семантическая точка отсчёта для других синонимов ряда, «всплывает» как наиболее точная репрезентация вербализируемого понятия. С другой стороны, доминанта, выступая первым средством обозначения предмета, действия, признака, служит основой для проявления других синонимов, или фоном, на котором периферийные элементы синонимического ряда могут заметнее проявлять себя, сосредотачивая этим самым на себе внимание. Так, например, доминантой синонимического ряда, обозначающего «Abweichung vom Richtigen» [Bulitta 1983:67], является слово Fehler, в смысловом объёме которого имеются следующие значения: «etwas, was falsch ist», «vom Richtigen abweicht», «eine Unrichtigkeit», «ein grober, schwerer, leichter, dummer, verhangnisvoller Fehler» [Duden, 492].

Эти значения доминантной части синонимического ряда пронизывают значения других синонимов рассматриваемого ряда, образуя своеобразный фон, на котором каждый из этих синонимов за счёт своих индивидуальных характеристик становится своеобразным и не повторяющим другую языковую единицу в рамках данного синонимического ряда. Следовательно, слово Versehen, имея общие значения с доминантой Fehler, описывается следующим образом: «was, aus Unaufmerksamkeit falsch gemacht; Fehler, Irrtum, verabsichtlich, nicht gewollt» [Duden, 1663]. Но в отличие от доминанты ряда, в слове Versehen актуализируется допущение ошибки из-за невнимательности, также подчёркивается непреднамеренный характер ошибки. Для Lapsus свойственно значение «das Gleiten, Ungeschicklichkeit» [Duden, 928]. Если общее для синонимического ряда инвариантное значение «Abweichung vom

Richtigen» является для доминанты его основным значением, то для периферийных элементов ряда они становятся второстепенными.

Как самая частотная и общеупотребительная единица, доминанта, однако, не во всех случаях является той уникальной единицей, которая наиболее полно и точно выражает признаки обозначаемого понятия. Для этого используются периферийные элементы синонимического ряда. При этом каждый синоним ряда, являясь актуализацией определенного фрагмента содержания, соединён с другими синонимами и одновременно противостоит им как часть целому. Дифференцированные значения каждого из синонимов приобретают особую значимость и являются необходимым основанием, обусловливающим и поддерживающим наличие синонимов в языковой системе. Вышесказанное даёт автору возможность высказать предположение о том, что в соотношении ядерных и периферийных значений языковых единиц в рамках одного синонимического ряда рождается новый смысл, являющийся результатом взаимосвязи отдельного и целого.

Синонимы с периферийной части ряда, как элементы в намагниченных цепочках, притягиваются к доминанте. Благодаря такому притяжению они выстраиваются определённым образом вокруг доминанты, образуя определенную упорядоченность. Доминанта ряда является точкой пересечения всех периферийных значений.

Синонимы на периферии ряда имеют определённую модальность, поэтому периферия в силу подвижности и пластичности своих границ является местом пересечений всех слов одного синонимического ряда, обладающих максимальной модальностью. Говорящий не просто употребляет их для полного и точного описания фрагмента внеязыковой действительности, но и направляет с их помощью мысль и чувства в нужное русло.

На периферии синонимы находятся в постоянном движении, что позволяет им быть одновременно составляющими одного ряда и доминантой или периферией другого ряда, как это имеет место в синонимическом ряду с доминантой Neckerei. Данный синонимический ряд состоит из следующих слов: Schelmerei, Hanselei, Forpperei, Uz, Gehansele, Flotzerei, Gezerge, Scherz, Spott [Synonymworterbuch, 104]. Лексические единицы Scherz и Spott являются при этом одновременно доминантами других синонимических рядов [Bulitta, 1983: 674, 701]. Синонимы на

периферии ряда характеризуются постепенным убыванием наиболее типичных и характерных черт общего значения и возможностью наполнения новыми смыслами. Иными словами, здесь очевидно, что формирование синонимических рядов и оперирование синонимами одного ряда являются одним из процессов, ведущих к добыванию нового знания. Всё это свидетельствует о том, что соотношение синонимических единиц в одном ряду и механизм этих соотношений связаны с принципиальным свойством человеческой психики - ее пластичностью [Черняк, 2000: 466].

Синонимы удерживаются в пределах ряда благодаря наличию в их семантической структуре не только совпадающих общих, но и не менее важных дифференцированных значений. И в этом плане общие значения, не позволяющие синонимическому ряду разрушиться, и дифференциальные значения, позволяющие каждому члену ряда вступать в синонимические отношения с другими, могут быть соотнесены как континуальное и дискретное в синонимическом ряду. Следовательно, в синонимическом ряду органично совмещены два противоположных и неразрывных свойства языка: дискретность и континуальность, обеспечивающие этому ряду нежёсткий и эластичный характер. Можно предположить, что исследование синонимических рядов, широко представленных на всех семантически значимых уровнях языковой системы, а также соотношения синонимов в одном ряду представляют одну из потенциально объективных возможностей поиска ответа на вопрос о том, как уживаются в языке постоянство и изменение.

Связь между периферийными значениями обусловлена их соотношением с ядерным значением. Отношения между ядерными и периферийными значениями и между самими периферийными значениями языковых единиц представляют собой широкий круг семантических связей с нулевой, привативной, градуальной, эквиполентной, дизъюнктивной оппозицией между ними в рамках одного синонимического ряда.

В формировании синонимического ряда действует закон взаимного притяжения, проявляющийся в соотношении центра (доминанты) и периферии. Границы между центром и периферией в рамках синонимического ряда являются размытыми, образуя переходную зону. В этой переходной зоне происходит формирование и движение смысла, что представляет собой движение от сущего к становящемуся. Важным при формировании смысла являются разные

направления его движения: от центра к периферии (центробежный характер движения), от периферии к центру (центростремительный характер движения) или от одной периферии к другой (разнонаправленный характер движения) в момент его создания.

Движение от центра к периферии - это движение, как правило, от общего к частному (конкретному, единичному), которое

сопровождается постепенным наполнением языковой семантики дополнительными, второстепенными по отношению к доминанте значениями. Вместе с тем, движение мысли от значений доминанты к периферийным значениям является движением от простого к сложному, поскольку значения, образующие периферийную часть языковой семантики, имеют определенную модальность и личностно окрашены.

Следовательно, чем дальше от центра, тем более сложным и

разноплановым является набор значений, характеризующих

языковую единицу. На пересечениях периферийных значений и над ними возникают, как правило, личностно окрашенные смыслы, составляющие в совокупности «семантику личностной

пристрастности говорящего» [Малинович, 1987: 3]. Итак,

синонимические ряды представляют собой механизм формирования мысли, вербализации определенных смыслов.

Использование синонимов для выражения максимальной точности описания фрагментов действительности и отношения к ним представляет собой один из процессов, ведущих к получению нового знания об этих фрагментах. Синонимические ряды «заложены» в когнитивную модель говорящего. Являясь смысловым фокусом, концентрирующим внимание на определённой мысли, синонимические ряды оказываются действенным средством закрепления информации в сознании человека. Другими словами, синонимический ряд кумулирует знания людей, приобретенные в результате отражения ими окружающего мира, и накопленный обществом опыт познания мира, который может быть зафиксирован в последующем в виде синонимического ряда.

Таким образом, синонимический ряд есть средство построения и представления концептуальной картины мира. Важным для развиваемой концепции является положение о непрерывном характере построения синонимических рядов, определяемом постоянно осуществляющимися в них процессами отождествления и различения получаемой извне информации в различных

синонимических единицах. Поэтому синонимический ряд является не только средством фиксации информации об анализируемом фрагменте мира, но и средством дальнейшего расширения и углубления познания этого фрагмента.

Специфика синонимического ряда состоит в том, что он наиболее ярко отражает динамику освоения и познания мира человеком. Цепочка последовательных ходов и становления мысли показывает, что при формировании смысла вступают в сложные постоянные отношения как ядерные и периферийные значения одного синонима, так и периферийные значения разных синонимов. Как те, так и другие значения при формировании смысла могут быть избирательными к значениям определенных семантических классов.

Значения качественно-характеризующего типа языковых единиц, находящихся между собой в отношении синонимии, пересекаются со значениями оценочности или утверждения, оценочная семантика сцепляется с интенсивностью и эмоциональностью, значения негации могут быть усилены такими значениями, как категоричность/некатегоричность говорящего,

уверенность/неуверенность, сомнение, гнев, возмущение, запрещение, негодование, приказ, предостережение, длительность/недлительность и т.д.

В смысловом пространстве синонимического ряда механизм взаимодействия значений в процессе смыслоформирования неодинаков. Значения то пересекаются, взаимодействуют, наслаиваются друг на друга, то отталкиваются, противопоставляясь друг другу. Значения в процессе образования смысла могут находиться как в отношении дополнительности или контраста (противоречия), так и быть параллельными друг другу.

Человек подыскивает нужную единицу не во всей системе языка, а в пределах небольшой его части, например синонимического ряда, и когда спрашивают о значении слова, то первичной реакцией является не дефиниция, а его синоним. При этом выбор синонима в принципе не отличается от механизма выбора языковых единиц при речевой деятельности. Из множества предоставленных языком средств выбор языковой единицы из однородного смыслового пространства представляет собой операцию, которая, как и все операции в речевой деятельности, требует времени, времени конкретного, прожитого, очень короткого, но реального, и это время сильно сокращается качеством системы, в состав которой входят эти единицы.

Процесс выбора языковой формы из множества существующих для выражения того или иного понятия форм, в принципе, таков, что наблюдаемым является только последнее мгновение этого выбора.

Поэтому в процессе выбора синонима из синонимического ряда, в смысловом пространстве которого органично совмещаются и континуальное, и дискретное, наблюдаемым является только факт, результат выбора. Чаще всего результатом выбора из всех составляющих синонимический ряд языковых единиц является именно доминанта ряда, поскольку они почти всегда единицы первого плана, наиболее обработанные в языке и наиболее укорененные во всей отраженной в нем языковой культуре. Далее происходит расширение или уточнение доминанты с помощью привлечения одного или нескольких синонимов, причем это не всегда постепенный и беспрерывный процесс, где одно следует за другим.

Возможен и сбой такого процесса, который можно сопоставить с описанным Н.Д. Арутюновой действием человека, который ходит часто по комнате, из угла в угол, размышляя над чем-либо или решая какую-нибудь задачу. При этом если у человека сосредоточенная и целенаправленная мысль, то он движется по прямой. Если же он в своих мыслях обращается то к одному, то к другому решению или рассеивается, то начинается метание этого человека из стороны в сторону, хождение вкривь и вкось [Арутюнова, 2003:8]. Итак, в случаях сбоя процесса уточнения или расширения доминантной части синонимического ряда возможны нередко хаотичные метания смыслового оформления из стороны в сторону. Подобный процесс выбора синонимов из одного ряда можно назвать, вслед за фр. Хаусманн, своеобразным семантическим «коротким замыканием» [Нашшапп, 1977: 91-93].

В таких случаях у говорящего создаётся впечатление, что язык не содержит достаточно точных средств для выражения его желаемых мыслей [Мустайоки, 2006: 26]. Но при этом хотелось бы подчеркнуть, что точность в лингвистической науке, как и любой другой, - это понятие относительное и приблизительное, поскольку четкие, совершенные смысловые компоненты, порождаемые человеческой мыслью, «окутываются» неопределенностью и многозначностью, создавая в конечном итоге бесконечно разнообразное и потому непрерывное варьирование мысли.

В языковой реальности стремление к какой-либо точности и определенности проявляется в фиксации в синонимическом ряду

синонима, поскольку язык, следуя глубине и бесконечности мысли, отражает её в виде конкретных дискретных языковых единиц с диффузными смысловыми объёмами, создавая широкие возможности для выбора языковых единиц. Нельзя и отрицать тот факт, что бывают случаи, когда в языке намечаются «дыры», препятствующие адекватному выражению речевых намерений [Милославский, 2003: 276].

В обоих случаях это представляется возможным благодаря соотношению дискретного и континуального в смысловом пространстве синонимического ряда и его составляющих. Соотношение этих свойств есть одно из проявлений глобального асимметризма всей языковой системы в целом, обеспечивающего ей движение, изменение и стремление к никогда не достижимому пределу - полному симметризму.

Синонимический ряд - это не неизменное явление. Это динамичная, открытая, гибкая структура, расширение границ которой не может быть объяснено изменениями лишь на вербальном уровне. Расширение синонимических рядов предопределяется изменениями, происходящими во внеязыковой действительности и в концептуальной системе знаний человека об этом мире, различными когнитивными процессами, развитием науки о языке, расширением лингвистической научной парадигмы.

Многочисленные ряды синонимов, включение разными авторами различного количества языковых единиц в синонимический ряд с одним и тем значением, изменения в картине мира современных носителей языка, влекущие за собой изменения в составе синонимических рядов, смена дифференциальных признаков и вида коннотаций убедительно свидетельствуют о динамическом характере синонимического ряда. Эта динамика обусловлена тем, что синонимический ряд отражает степень освоения мира человеком.

Библиографический список

1. Есперсен, О. Философия грамматики [Текст] / О. Есперсен. - М.: Изд-во иностр. лит., 1958.

2. Бенвенист, Э. Общая лингвистика [Текст] / Э. Бенвенист. - М.: Прогресс, 1974.

3. Шмелёв, А.Д. Проблемы семантического анализа лексики [Текст] / А.Д. Шмелёв. - М.: Наука, 1973.

4. Караулов, Ю.Н. Общая и русская идеография [Текст] / Ю.Н. Караулов. -М.: Наука, 1976.

5. Гак, В.Г. Языковые преобразования [Текст] / В.Г. Гак. - М.: Школа «Языки русской культуры», 1998.

6. Апресян, Ю.Д. Проблема синонима [Текст] / Ю.Д. Апресян // Вопросы языкознания. - 1957. - № 6. - С. 84-88.

7. Bulitta, E. Worterbuch der Synonyme und Antonyme: 18 Stichworter mit 200.000 Worterklarungen. Sinn -und sachverwandte Worter und Begriffe sowie deren Gegenteil und Вedeutungsvarianten [Text] / E. Bulitta, H. Bulitta. - F/M.: Max Fischer Verlag GmbH, 1983.

8. Duden. Deutsches Universalworterbuch [Text] / Duden. - Mannheim, Leipzig, Wien, Zurich: Dudenverlag, 1996.

9. Synonymworterbuch. Sinnverwandte Ausdrucke der deutschen Sprache [Text] / H. Gorner und G. Kempcke. - Leipzig: VEB: Bibliographisches Institut, 1980.830 S.

10. Арутюнова, Н.Д. О движении, заблуждении и восхождении. Вступление [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Логический анализ языка. Космос и хаос: Концептуальные поля порядка и беспорядка. - М.: Индрик, 2003. - С. 3-10.

11. Hausmann, Fr.J. Einfuhrung in die Benutzung der neufranzosischen Worterbucher (Romanische Arbeitshefte 19) [Text] / Fr.J. Hausmann / hrsg. Von G. Ineichen und Chr. Rohrer. - Tubingen: Max Niemayer Verlag, 1977.

12. Мустайоки, А. Теория функционального синтаксиса: от семантических структур к языковым средствам [Текст] / А. Мустайоки. - М.: Языки славянской культуры, 2006.

13. Милославский, И.Г. Активная речевая деятельность - дырчатость языка -языковая картина мира [Текст] / И.Г. Милославский // Русское слово в мировой культуре: матер. X конгресса МАПРЯЛ. - СПб.: Политехника, 2003. - Т.1. - С. 275-283.

14. Черняк, В.Д. Синонимическое варьирование в современной речи [Текст] /В.Д. Черняк// Русский язык сегодня. Вып. 1.: сб. статей. - М.: «Азбуковник», 200. - С. 463-471.

15. Малинович, Ю.М. Семантика личностной пристрастности и её объективация в тексте [Текст] / Ю.М. Малинович // Проблемы лингвистического анализа и коммуникации: сб. ст. - Иркутск: ГПИ, 1987. - С. 3-11.