ми - стимулирует, повышает мотивацию, регулирует поведение элементов системы, не оказывая на них прямого воздействия. Так, на базе ОВО при УВД в качестве эксперимента был проведен смотр-конкурс на звание «Лучший взвод ОВО при УВД по г. Прокопьевску».

Цель проведения конкурса - улучшение состояния служебной дисциплины, повышение результативности служебной деятельности, сплочение сотрудников во взводах .

Конкурс проводится на постоянной основе, с ежеквартальным подведением итогов. Взвод оценивается по следующим критериям:

Состояние служебной дисциплины:

- замечание за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей - -1 балл;

- выговор - -5 баллов;

- строгий выговор - -10 баллов;

- неполное служебное соответствие - -15 баллов;

- увольнение (за нарушение) - -25 баллов.

Предотвращение кражи с охраняемого объекта:

- с задержанием преступника - +5 баллов;

- без задержания преступника - +3 балла;

Допущение кражи - -20 баллов.

Результаты работы по охране правопорядка:

- среднее участие в раскрытии преступления -+3 балла;

- личное раскрытие преступления -+14 баллов;

- выявленные преступления - +2 балла;

- привлечение за мелкое хулиганство - +2 балл;

- доставление в медвытрезвитель - +0,5 балла;

- привлечение за появление в пьяном виде в общественном месте - +1 балл.

Расчет данных показателей ведется в следующем порядке:

Служебно-боевая подготовка (СБП):

- результаты рубежных контролей по физической подготовке и результаты итоговых занятий - среднее арифметическое из общих оценок сотрудников взвода - 6 баллов - 5 баллов... 1 балл;

- результаты по боевой подготовке оцениваются по наличию конспектов: наличие всех конспектов - 10 баллов, отсутствие 1 конспекта - -1 балл.

- результаты контрольных занятий по СБП по итогам за год - среднее арифметическое из общих оценок сотрудников взвода - 6 баллов - 5 баллов... 1 балл (х 2).

Экспертами смотра-конкурса являются заместитель начальника ОВО по службе, командир ОБМ ОВО, начальник отделения по КВР и ПП, начальник дежурной части, заместитель командира ОБМ по КиВР ОВО, командир РМ ОБМ ОВО, старший инспектор СБП ОБМ ОВО, командиры взводов либо помощники командиров взводов, представитель женсовета.

Итог смотра-конкурса заключается в сравнении показателей дисциплины и работоспособности каждого взвода строевого подразделения. Количественный показатель (цифровой) переводится в качественный и, как следствие, создает основу для «морального» воздействия на сотрудников через коллектив. Сотрудники видят и осознают свой вклад в проведенном соревновании и, главное, стремятся улучшить свою работу, влияющую на результаты смотра-конкурса деятельности всего коллектива в целом.

Проведение смотра-конкурса на звание «Лучший взвод ОВО при УВД по г. Прокопьевску» наглядно показал улучшение работоспособности строевого подразделения ОВО и, в частности, каждого сотрудника.

СИМВОЛИКА ЦВЕТА В РАЗНЫХ СФЕРАХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Е. Н. Белая, В. Г. Болотюк

Статья посвящена символике цвета в разных сферах профессиональной деятельности. Рассматриваются через цветовой код устойчивые словосочетания, которые раскрывают особенности менталитета представителей разных культур. Делается вывод о том, что понимание смысла устойчивых выражений помогает преодолеть языковой барьер и быть успешным в процессе профессиональной коммуникации.

Ключевые слова: устойчивые выражения, фразеологическая компетентность, код культуры, цветовой символизм.

Процессы глобализации и усложнение межкультур-ных контактов свидетельствуют о необходимости формирования языковой компетентности у специалистов разных сфер деятельности, в том числе и у сотрудников правоохранительных органов. В настоящее время все чаще приходится оказывать содействие полицейским властям различных государств в борьбе с преступностью, отдельные виды которой приняли международный характер. Успешные и эффективные контакты с представителями других культур невозможны без практических навыков в международном общении. Известно, что языковой барьер представляет очевидное препятствие на этом пути, а в любом языке самым сложным пластом являются его образные средства, которые открывают вход в иноязычную культуру. Опознать, идентифицировать человека, таким образом, можно не только по отпечаткам пальцев и почерку, но и по стилистическим особенностям его речи. Учеными выдвигаются гипотезы о связи образных средств языка с кризисными состояниями сознания, с поисками разрешения проблемной ситуации. Образные средства оказывают влияние на число разрешения этих проблем. И в кризисные периоды количество этих языковых оборотов возрастает. Практика показывает, что у специалистов необходимо развивать языковую компетентность, которая связана с культурой представителя того или иного этноса. Отсюда целью статьи является раскрытие образных средств языка, его устойчивых словосочетаний, знание которых помогает преодолеть языковой барьер как с носителями родного языка, так и с представителями других культур.

Следует отметить, что культурологический подход к исследованию языка обосновывается тем, что культура и язык - это формы сознания, отображающие деятельность человека. Культура включена в язык, поскольку вся она моделируется в тексте [5, с. 105-113]. Между культурой и языком существуют сложные взаимосвязи, опосредуемые комплексом социально наследуемых знаний и отношений, запечатленных в семантике слов и устойчивых словосочетаний. По признанию многих исследователей, устойчивые словосочетания в языке отражают в наибольшей степени обусловленные национальной культурой особенности мировосприятия его носителей, как законопослушных, так и нарушающих закон. Во внутренней форме многих устойчивых словосочетаний хранится культурная информация, которая, являясь образным представлением о мире, придает ей культурно-национальный колорит.

В настоящей статье анализ устойчивых словосочетаний осуществляется через коды культуры, которые фиксируются, воплощаются в них. Код культуры можно рассматривать как совокупность окультуренных представлений о картине мира того или иного этноса. Следует отметить, что само существование кодов культуры как феномена является универсальным по своей природе. Однако удельный вес каждого кода в определенной культуре всегда национально детерминирован и обусловливается конкретной культурой. Мы рассматриваем те коды культуры, которые соотносятся с архетипичес-кими представлениями, так как именно в них зафиксированы «наивные» представления о мироздании.

Существуют различные коды культуры (соматический, цветовой, биоморфный, предметный и т. д.). Мы ограничимся цветовым кодом, который является одним из наиболее древних.

Цвета природы оказывают на нас огромное влияние, формируя наши психологические и физиологические качества, управляя жизнью еще на заре человечества. Символы цвета мышлением архаичного человека, не вооруженным понятийными формами, связывались с универсальными элементами его жизненного опыта и становились одним из средств структурирования информации о реальном мире и ее эффективной передаче другим. Основой связи цвета, объектов и явлений окружающего мира являются, очевидно, механизмы синестезии (ощущения одной модальности описываются в категориях другой сенсорной системы, например, «черная зависть», «красная цена» и др.). Этот глубинный синес-тетический код можно считать универсальным для представителей различных культур.

Древняя символика красок и их интерпретация в различных культурах находит свое подтверждение в современных теориях взаимосвязи цвета и эмоциональноволевых состояний не только отдельного человека, но и целых общностей. Каждый человек отдает предпочтение какому-то одному цвету, по крайней мере, не больше, чем двум-трем (в зависимости от того, где эти цвета используются - в одежде, обстановке, цвете автомобиля; в речи - при употреблении тех или иных цветообоз-начений). Цвет, которому отдается предпочтение, может многое рассказать о характере и эмоциональном складе человека. Психологи в таких случаях используют цветовой тест, разработанный швейцарским ученым-психо-логом М. Люшером в конце 1940-х гг. и используемый в самой широкой практике. Этот тест заключается в ранжировании по предпочтению набора лишенных текстуры цветовых поверхностей (8 квадратиков из цветной бумаги). За каждым цветом закреплено символическое значение, поэтому исследователь расшифровывает и прочитывает полученную от испытуемого цветовую последовательность (раскладку) как некий тест о его эмоциональном состоянии. При этом в данном анализе большое значение имеет то место в ряду, на котором стоит тот или иной цвет. В этом случае интерпретация значения цвета и его сочетаний сильно меняется.

В отечественной психологии имеется успешный опыт применения этой методики в психодиагностике неврозов, в практике исследования внутрисемейных отношений, в психологии спорта, при оценке психоэмоционального состояния несовершеннолетних при их

определении в приемную семью, при подборе кандидата на роль воспитателя и т. д. В настоящее время учеными делаются активные попытки использовать влияние цвета на психофизиологию человека в коммерческих и бытовых целях. Методика М. Люшера применима и в деятельности правоохранительных органов.

Согласно М. Люшеру, первостепенное значение имеют четыре основных цвета: синий, зеленый, красный, желтый. К вспомогательным цветам относятся фиолетовый, коричневый, черный, серый. Четыре основных цвета представляют собой главные психологические потребности человека и должны стоять в начале ряда и быть среди пяти первых мест. В противном случае налицо физиологическое или психологическое нарушение, которое тем серьезнее, чем ближе к концу ряда стоит основной цвет - предпочтение. Из восьми позиций, на которые можно поставить цветные карточки, последняя, восьмая, т. е. группа «минус», дает более полную информацию о человеке. Многое можно сказать о нем, зная, какой цвет или какая пара цветов нравится ему меньше всего. По мнению М. Люшера, эти показатели универсальны для всех жителей Земли, для молодых и старых, для мужчин и женщин, образованных и неграмотных [2].

Исследования, проведенные российскими психологами, подтверждают имеющуюся взаимосвязь между эмоциональным состоянием человека и выбором им определенных цветов в качестве предпочитаемых. Например, в ситуациях радости предпочтение отдается энергонасыщенным цветам (желтый и красный), при отрицании синего и коричневого (цвета покоя и расслабленности), а также черного (цвета небытия). Когда человеком владеет чувство вины за различные поступки, энергонасыщенные цвета отрицаются, на первое место выходят серые и синие цвета (состояние пассивной подавленности). В ситуациях опасности характерно предпочтение зеленого цвета (волевое напряжение) и желтого (потребность в быстрой разрядке напряжения). Но если для страха характерно преобладание зеленого и серого цветов при отвержении желтого, красного и фиолетового, то для агрессивного возбуждения в ответ на опасность характерно сочетание желтого с зеленым, при отрицании черного и коричневого.

Следует отметить, что, совпадая в денотативных значениях, названия даже основных цветов не сходятся в метафорических значениях в языках, поскольку в разных культурах символика одних и тех же цветов различна. При этом мотивированность цветообозначения может варьировать в широких пределах. Так, например, во французском языке bleu (голубой) указывает на сильный крик, на сильную зависть: avoir une envie bleue. Прилагательное bleu используется как показатель интенсивности: peur bleue. Вызывает интерес устойчивое выражение passer au bleu. В буквальном смысле это выражение означает «подсинить белье». Известно, что при подсинивании белья желтизна исчезает, бесследно пропадает. Это явление и послужило источником метафорического образа, положенного в основу данного выражения. Очень часто французы связывают голубой цвет с надеждой, мечтой, романтическим и нежным чувством: petite fleur bleue, voyager dans le bleu, nager dans le bleu.

В русских «цветовых» устойчивых словосочетаниях прилагательное «синий» (голубой) встречается в значе-

нии «неприятность», «презрение» всего 4 раза, например, синий чулок. Самих выражений со словами «синий» и «голубой» чуть больше десяти (о роде войск, благородном происхождении, неуловимой удаче: синие мундиры, (устар.), голубая кровь, синяя птица).

В английском языке устойчивых словосочетаний с обозначением синего цвета значительно больше, чем в русском. Эта особенность обусловливается, по-видимому, географическим положением английского государства и его климатом - страна находится в окружении морей (синий цвет). Отсюда и большое количество устойчивых выражений, в которых синий цвет символизирует море, небо, тоску, панику, хандру, пессимизм, жестокость, гибель, сквернословие: till all is blue, the boys in blue, the blue blanket.

В немецком языке прилагательное синий (blau) символизирует неопределенность (insBlaue (hinein)), ложь, обман, притворство (das Blaue vom Himmel (herunter) lugen) [1].

В арабском языке голубой цвет употребляется для описания воды, моря, неба. В необычном лексическом окружении прилагательное azraq (голубой) подчеркивает исключительный характер явления. Как считает В. С. Морозова, начало этому было положено в давние времена. В Толковом словаре «Ал-Мунджид» зафиксировано устойчивое выражение al-aduww al-azraq (заклятый враг) (букв. голубой) и дается следующее объяснение: так как у большинства византийцев, с которыми арабы сильно враждовали, были голубые глаза, это и послужило причиной называть лютых врагов «голубыми» [3, с. 302].

Во французском языке прилагательное rouge (красный) символизирует возбуждение, энергетизм, беспокойство. Красный цвет связан у французов с представлениями о сильном гневе, ярости. Этот факт ярко иллюстрируют следующие устойчивые словосочетания: tirer (poursuivre) a boulets rouges sur qn. В прошлом артиллерийский обстрел вражеских позиций вели пушечными ядрами, раскаленными докрасна, с тем чтобы они сжигали все, что находилось на месте обстрела. Коррелят слова rouge часто вызывает ассоциативные реакции огня.

В английских устойчивых словосочетаниях прилагательное красный символизирует опасность, неприятность, убытки, препятствие, пренебрежение, заблуждение, раздражение: red alert, catch somebody red-handed, get out of the red. Реже красный цвет обозначает мужество, смелость, элегантность: red blood, red carpet.

В русском языке красный цвет символизирует положительные свойства, качества людей, объектов, явлений: красная девица, красный следопыт, красный уголок, проходить красной нитью, красные дни и др.

В немецком языке прилагательное rot (красный) ассоциируется с жизнью (heute rot, morgen tot), с особым событием (sich etwas rot im Kalender anstreichen).

В арабском языке слово ahmar (красный) символизирует отрицательные свойства. Интересны сочетания ряда цветовых прилагательных со словом mawt (смерть) : al-mawt al-abyad (белая смерть), т. е. естественная; al-mawt al-ahmar (красная смерть), т. е. насильственная; al-mawt al-aswad (черная смерть), т. е. от удушения. Как следует из примеров, существительное «смерть» в сочетании с цветовыми прилагательными дает нам представление не только о том, что человек умер, но и о том, как он умер [3, с. 301].

Желтый цвет во французском языке вызывает следующие ассоциативные реакции: лимон, солома, одуванчик, золото, отсюда и соответствующие устойчивые словосочетания: jaune comme un citron, jaune comme un nankin, jaune comme un souci, jaune comme de la cire, jaune comme un cierge pascal. Однако этот цвет у французов часто символизирует измену, разлуку: рeindre en jaune. Во французском языке есть также устойчивое словосочетание желтый смех. А. Г. Назарян отмечает, что «выражение связано с тем, что у человека, смеющегося вопреки своей воле, от досады якобы усиленно выделяется желчь, что придает его лицу желтый оттенок. Поэтому “желтый смех” является синонимом принужденного, притворного смеха. Ведь еще в старину желтый цвет считался цветом лжи, неискренности» [4, с. 64].

В арабском языке функционирует устойчивое выражение al-ibtisamah as-safra (буквально «желтая улыбка, желтый смех»), здесь не исключена возможность калькирования с французского языка.

Следует отметить, что во французской и арабской лингвокультурах зрительные впечатления стоят на первом плане rire jaune, sourire jaune, тогда как в русском языке в данном случае преобладают вкусовые качества (кислая улыбка, горькая усмешка, горький смех).

Устойчивые словосочетания с обозначением желтого цвета в английском языке встречаются 10 раз. Почти все «желтые» выражения имеют отрицательный смысл (подлость, болезнь, предательство, тревога): yellow dog, look green and yellow about the gills и др.

В русском языке встречаются устойчивые выражения с обозначением желтого цвета. Все они носят отрицательный смысл: желтый билет, желтый дом, желторотый птенец.

В немецком языке прилагательное gelb (желтый) ассоциируется с завистью, фальшью, ненавистью (der gelbe Neid, vor Neid gelb und grun werden).

Приведенные примеры проливают свет на этническую логику, предопределяющую различия в восприятии мира у представителей разных народов. В настоящее время ученые обращают внимание на необходимость формирования языковой компетентности у профессионалов в разных областях деятельности. Чтобы быть успешным в работе, профессионалу необходимо постоянно следить за культурой своей речи, а также уметь разбираться в речевом поведении представителей других культур. Вспомним русского ученого В. И. Даля, который по речевым оборотам приходящих к нему крестьян мог сказать, из каких они деревень, чем ввергал их в крайнее изумление. Сотруднику правоохранительных органов, работающему как с законопослушными людьми, так и с правонарушителями, возможно использование такого рода знаний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Белая E. Н. Теория и практика межкультурной коммуникации: учебное пособие. Омск, 2008.

2. ЛюшерМ. Цвет вашего характера / пер. с англ. М., 1996.

3. Морозова В. С. Символика цветообозначения при описании концептов эмоций в современном арабском литературном языке // Фразеология в контексте культуры. М., 1999.

4. Назарян А. Г. Идиоматические выражения французского языка. М., 1978.

5. Тарасов E. Ф. Язык и культура: методологические проблемы // Язык. Культура. Этнос. М., 1994.