Э.М.Рянская А. С.Балкунова

Нижневартовск, Россия

E.M.Ryanskaya

A.S.Balkunova

Nizhnevartovsk, Russia

СЕТЕВОЕ ИМЯ (НИКНЕЙМ) КАК ЯЗЫКОВОЙ ЗНАК

NET NAME (NICKNAME) AS A LANGUAGE SIGN

Аннотация. Статья посвящена характеристике знаковой структуры сетевых имен (никнеймов). Рассматриваются общие признаки, присущие ему как знаку-ониму, и специфические, свойственные ник-нейму как языковому коду.

Ключевые слова: единица искусственной номинации; характеристики знака-онима; языковой код.

Abstract. The present article is concerned with characteristics attributed to semiotic system of netnames (nicknames). It analysis general features of a net name as of a naming unit, and specific characteristics of a nickname as of a semiotic code.

Keys words: unit of artificial nomination; characteristics of naming units; semiotic code.

Сведения об авторах: Рянская Эльвира Михайловна1, доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры лингвистики и перевода; Балкунова Александра Сергеевна2, аспирант кафедры лингвистики и перевода.

Место работы: Нижневартовский государственный гуманитарный университет._________________________

About the authors: Ryanskaya Elvira Mikhailovna1, doctor of Philology, docent, professor of Linguistics and Translation department; Balkunova Alexandra Sergeyevna2, postgraduate student of Linguistics and Translation department.

Place of employment: Nizhnevartovsk State University of Humanities.

Контактная информация: 628609, г. Нижневартовск, ул. Мира, д. 3б; тел. (3466)273577; e-mail: elohka2210 @yandex.ru, 2 nggu_eld@mail.ru

Сетевое имя, или никнейм, является единицей искусственной номинации и призвано идентифицировать пользователя сети Интернет. Это новое имя, своего рода визитная карточка, самая главная деталь выдуманного (виртуального) образа или имиджа. Возникновение никнеймов связано с новым видом коммуникации и имеет целью не столько скрыть реальную информацию о себе, сколько позиционировать себя в виртуальном мире, подчеркнув личностные черты или создав определенный образ, чаще всего придуманный. Специфика использования и, следовательно, создания никнеймов связана с тем, что интернет-коммуникация позволяет установить не односторонний, а взаимный контакт коммуникантов. Ценность изучаемого языкового явления состоит в том, как сам человек идентифицирует (определяет) себя в веб-среде (от англ. Web Runtime Enviroment, или WRT). Никнейм, обладая всеми характеристиками антропонима (личного имени), которое дают при рождении родители, отличается от него своей произвольностью и свободой выбора. Важно отметить то, что ники, образованные на основе личных имен, например, «дима», «саша» (именно с такой орфографией) потенциально не привлекают внимания других коммуникантов. Отсюда стремление создателей сетевых имен к использованию необычных имен, вызывающих больший интерес: БуБлЕжУй, Дождь, kolhozman, Шветка, Туманная, десантник, апельсин и т.д.

Ономастическая лексика, как любая языковая единица, соотносимая с объектом действительности, представляет собой знак, который может быть описан. Ее относят к безэкви-валентной лексике (реалиям) [7. С. 6], определяют как единственный символ-знак отдельного объекта, обладающего социально-дистинктивной важностью [4. С. 85], как обозначающую отдельный объект (референт), принадлежащий классу предметов, индивидуально выделяемых из него [2. С. 203]. Отсюда следует, что одни имена собственные связаны с единственным (единичным) объектом, например, Волга, другие — с одним из класса объектов, например, Иван. Во втором случае имя функционирует в двойной роли — как общее название, пока не отнесено к конкретному объекту, и как индивидуализированное, когда соотнесено с определенным референтом [4. С. 85].

Как было отмечено выше, никнеймы — это новые единицы из сферы искусственной ономастики или вторичной номинации, что осложняет интерпретацию их как знаковых

единиц. Наше исследование сетевых имен каталога интернет-программы ICQ (Айсикью — «I seek you» — 'Я ищу тебя') на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры показывает, что в образовании никнеймов участвуют имена собственные, нарицательные, комбинированные или искусственные знаки-символы: Егор, Ирина, СЕРЕГА; Иллюзия, ласточка; drug, podushka; *$cRaT*, Sn()wy.

По своему статусу никнеймы относятся к онимам, ближе всего — к псевдонимам. Исходя из этого положения все никнеймы либо единичны, неповторимы, следовательно, безэквивалентны и соотносимы с конкретным носителем, либо индивидуальны в условиях конкретной ситуации интернет-общения, поскольку никнеймы нескольких участников коммуникации могут совпадать.

Наиболее дискуссионным является вопрос о наличии значений у индивидуальных имен. Довольно распространенное мнение, по заключению Н.Г.Комлева, состоит в том, что имя собственное значения не имеет до тех пор, пока оно не связано с определенным объектом — лицом или вещью [4. С. 85]. По мнению автора, имена собственные легко идентифицируются как представители определенного класса. «Они состоят из звукотипов (фонем, слогов) и составлены по морфологическим и грамматическим правилам конкретного языка. Они имеют и лексическое понятие, ибо, услышав, например, имя Марфа, мы уже узнаем не только слово-знак, но и целый ряд других моментов (русское женское имя, несколько архаичное)» [Там же].

По мнению Н.Ф.Алефиренко, понимание того, что онимы не обладают обобщающим значением, потому что соотносятся с единичными объектами, противоречат аксиомам, что «всякое слово обобщает» и «значение», «обозначение» и «употребление» взаимосвязаны, но не тождественны [2. С. 203].

Обобщающая часть ономастического значения, считает автор, сообщает о присущих объекту номинации признаках, что «составляет сущность сигнификативного компонента ономастической семантики» [2. С. 204]. Однако приведенный Н.Ф.Алефиренко пример Байкал иллюстрирует случай, когда с объектом (озером) связано отражение в сознании как индивидуальных признаков, так и общих (с другими озерами). В случае с никнеймами в сигнификативном компоненте ономастического значения отражаются лишь наши знания, а если точнее, представления о конкретном носителе виртуального имени.

Референтная отнесенность онимов проявляется в том, что имя призвано выделить уникальность объекта, в то время как назначение апеллятива — назвать обобщенный объект, подчеркнуть его серийную сущность. В связи с этим, как отмечает Н.Ф.Алефиренко, оним является результатом процесса дифференциации и по своей сути сходен с дейктиче-ским значением, т.е. служит средством идентификации и индивидуализации. Тип номинативной функции апеллятива — классифицирующий, собственно-лингвистический, онима — репрезентативно-дифференцирующий, обусловленный преимущественно экстралингвисти-ческим характером [2. С. 205—206].

Следует согласиться с тем, что поскольку онимы — это слова, то они не могут не иметь значений «как вербализованного отражения в нашем сознании объекта именования», следовательно, сигнификатом ономастического значения является единичное понятие об отдельном объекте [2. С. 208].

Отметим также, что репрезентативно-дифференцирующая функция никнейма связана с выбором десигната как особого культурно-знакового кода. Как уже упоминалось, ник-нейм наиболее близок к псевдонимам, а понятие «псевдоним», по справедливому замечанию Г.В.Холодных, изоморфно понятию «аноним», поскольку в обоих случаях подлинное имя заменяется условным знаком [12. С. 7]. Как полифункциональный знак псевдоним представляет или скрывает определенные характеристики автора (пол, возраст, национальность, социальное положение и т. д.), а также тип авторства (индивидуал, соавторы, коллектив) [12. С. 18]. С этой точки зрения никнейм — «индивидуал». К числу общепризнанных

свойств знака относят отсутствие детерминированности знака предметом, который он замещает [10. С. 15], т.е. речь идет о произвольности языкового знака. Если говорить о создании никнеймов, то это своего рода «рукотворный» символ, созданный носителем псевдонима. Это результат наполнения знака различными компонентами, формирующими образ «Я».

Напрашивается аналогия со статусом названия текста — быть не просто знаком объекта, а кодом, содержащим внутреннюю сущность, демонстрирующим лишь намек на содержание. При этом кроме смыслового содержания за знаком (названием) могут стоять эмоциональные, психологические, социальные, этические и даже мировоззренческие аспекты [9. С. 80—81].

Имя собственное как «лингвосоциальный артефакт» интегрирует, по мнению В.А.Ра-жиной, и денотат, и концепт [7. С. 4]. С этой точки зрения никнейм можно рассматривать как знак, содержащий не просто придуманный образ, но и мировоззрение, социальный статус и другие признаки целого концепта «Я», представляющего своего рода слепок с нового образа самосознания.

Концепт «Я» является основой осознания человеком его личностной идентичности [11. С. 31], поэтому выбор формы выражения самоидентификации позволяет носителю (автору) никнейма позиционировать те качества, которые его характеризуют или создают воображаемый образ. Справедливо отмечая, что никакой языковой образ напрямую не соответствует конкретному объекту действительности, Е. В. Рахилина рассматривает его как соединение нескольких представлений об этом объекте [8. С. 340]. Никнеймы несут в себе особый языковой образ, зависящий от интенций автора — скрыть за «именем-маской» свою реальную сущность или, наоборот, подчеркнуть какие-либо черты. Так, БеСтИя, knocker (от амер. knocker — красавчик), Skromnica (скромница), милашка, ЛАСКОВЫЙ, psiho, стерва и т. п. Приведенные примеры относятся к именам, позиционирующим определенные черты характера. Часть никнеймов, как показывает наш материал, не поддается расшифровке: atoz, ~laki~, putik 2006 и т.п.

Как языковые знаки, неотделимые от процесса коммуникации, онимы приобретают коннотативную и прагматическую значимость — способность передавать различные оттенки эмоциональных и интеллектуальных оценок [7. С. 4].

По мнению Н.Ф.Алефиренко, референтная, денотативная и сигнификативная отнесенность онимов представляет ядро ономастического значения, в то время как коннотативные смыслы образуют его периферию [2. С. 210]. Полагаем, что, прежде всего, при использовании никнеймов актуализируется мотивированное представление о личности как совокупности самооценок, создающих микроконцепт «я», связанное с приписыванием знаку определенного смысла. В никнеймах для выражения оценочных смыслов привлекаются различные средства. С мотивом номинации связано, прежде всего, фонетико-графическое и орфографическое оформление языкового знака. По наблюдениям некоторых ученых, звуки могут обладать нелингвистическим эмоционально-оценочным смыслом. «Фоносемантическое значение», как отмечает В.А.Пищальникова, возникает из ассоциативного сближения звуковых обликов слов и определенных чувственных представлений [5. С. 79]. Так, к эмоционально окрашенным знакам препинания П.В.Смородина относит: восклицательный знак, диграфы, включающие в себя вопросительный и восклицательный знаки, многоточия [9. С. 85]. Отметим несколько подобных примеров: Я!!!, Alenka!, Saimon!!! и др.

Эмоционально-оценочный эффект придают, на наш взгляд, такие особенности никней-мов, как использование прописных букв: OLYA, MARIANNA; включения прописных букв: AnGeL, NiKa; дефиса: Ole-g, Брю-ки; коммерческого знака: @nton, КроХ@; апострофа: Kom’OK; звездочек: *Don*, **Патриот**; знака доллара: Prince$$ka; круглых скобок: Эмочка))); тильды: Юлия~. В нашей картотеке встретились также звукоподражательные никнеймы, которые явно наделены оценочным коннотативным компонентом: ай-ай, Bul-bul.

Для подобных примеров своего рода языковой игры важны семиотически оформленные лингвистические и экстралингвистические знания [6. С. 287]. Лингвистические знания связаны с фонетикой, графикой, орфографией; паронимическими возможностями языка, лексической многозначностью, прагматическими компонентами. К экстралингвистическим знаниям относятся также прецедентные имена, ситуации и высказывания [6. С. 287—288].

Основными факторами порождения коннотаций являются двойственная природа языкового знака и его полифункциональность [3. С. 155]. Одна и та же форма может служить для обозначения нескольких объектов, в результате возникают вторичные функции и вторичные номинации. В связи с этим важным является замечание И.Е.Герасименко: «Если в знаках первичной номинации отражается тождественность реальности и ее смысла, то знаки вторичной номинации служат средством объективации смыслов уже из сферы лич-ностно значимых отношений» [Там же].

Применительно к никнеймам тезис о связи коннотации и вторичной номинации весьма актуален. Под влиянием лингвистических и экстралингвистических факторов, к которым, в нашем случае, можно отнести и самопрезентацию носителя виртуального имени (т.е. влияние языковой личности), в процессе вторичной номинации никнеймы получают эмоционально-образные и эмоционально-оценочные компоненты. Происходит, как образно описывает этот процесс Н.Ф.Алефиренко, транспозиция кодовых элементов — «погашение предметно-практических смыслов и порождение смыслов, возникающих в системе жизненно значимых отношений человека и среды его обитания» [1. С. 67].

Прием вторичной номинации позволяет выразить как положительную, так и отрицательную самооценку за счет использования имен нарицательных различных тематических групп: Халява, Боец, Next, веснушка, гном, Дождь. Довольно часто встречаются шуточные никнеймы (пайзонимы), имеющие целью произвести комический эффект: ГОЛОД, Пуговка, пупс, Кадриль, Babanja, podushka, Prizrakprizrakov. Распространены никнеймы-зоонимы, которые благодаря своему коннотативному потенциалу, легко используются для самооценки: пантерка, Серый Волк, Суслик, тигренок, saika (зайка), киска, моська, Мур, мышь, ёж,

Sweetcat (от англ. sweet cat — сладкий котенок).

В виртуальном пространстве важнейшей функцией является коммуникативная и, прежде всего, такая ее разновидность, как контактоустанавливающая. Прагматизм предполагает наличие коммуникативных потребностей, к которым относят: формирование собственной идентичности, желание произвести впечатление, реализовать свои творческие возможности, сыграть роль и т.д. Из всех коммуникативных потребностей чаще выделяют намерение автора виртуального имени произвести впечатление на коммуникантов.

Формирование собственной идентичности реализуется виртуальной личностью путем выбора никнейма, отражающего, по представлениям автора, наиболее яркие качества или черты его «Я». Из опрошенных нами носителей виртуальных имен лишь 5% указали, что никнейм отражает их сущность, «Я». При этом в дальнейшем 68% положительно ответили на вопрос «соответствует ли никнейм твоему характеру, твоим личным данным?». Только 22% отметили, что такого соответствия нет, и 10% не смогли ответить на вопрос. Желание донести до собеседников информацию об определенных свойствах своей личности реализуется выбором ников, отражающих интересы и увлечения (8%). Третья часть респондентов (32%) объясняет свой выбор удобством, модой, оригинальностью, тем, что это имя просто понравилось. На случайный выбор никнеймов («просто так») указали 6% участников опроса.

Что касается стремления авторов реализовать в подборе свои творческие возможности, то они проявляются достаточно часто. Обратим внимание на ряд подобных имен: chin-chona «англ. to chin — болтать, я люблю общаться с интересными людьми»; Ренианна — «имя героини цикла моих рассказов»; Читатель снов — «понравился образ, созданный именем». Авторы часто останавливают свой выбор на игре слов: Юляфка; Шветка, Мифффанька (отМишенька); Bul-bul («люблю воду и всё, что с ней связано»).

Необычные имена привлекательны для собеседников, служат для установления первичного контакта, реализуя тем самым интенции их носителей произвести впечатление или привлечь внимание (Туманная, Майская роза). Тем же целям служит выбор имен известных героев фильмов, мультфильмов, книг, игр и т.д. по их личностным или внешним характеристикам. Такие ники выбрали 14% опрошенных. Приведем следующие примеры: Шато Марго («так зовут героиню песни группы “Сплин”»); Boombastic («Я поклонник Shaggy. У него есть песня “Мистер Бумбастик”, она мне очень нравится, отсюда мой ник... Я такой же, как он...»).

Исходя из изложенного можно утверждать, что в никнейме как слове-знаке прагматический компонент более эксплицирован, чем в псевдониме. Он выражает информацию о коммуниканте, стремящемся в первую очередь обратить на себя внимание, создать благоприятные условия для восприятия смыслового оттенка никнейма (если он присутствует).

Подводя итог характеристике знаковой структуры никнейма, можно заключить, что данная языковая единица несет в себе основные характеристики знака-онима, это:

• единичность, неповторимость, безэквивалентность;

• референтная отнесенность как соотносимость с конкретным носителем;

• принадлежность к репрезентативно-дифференцирующему типу номинативной функции;

• сигнификатом ономастического значения является единичное понятие об отдельном объекте;

• коннотативная и прагматическая значимость.

При этом можно отметить и ряд особенностей, отличающих в определенной степени никнеймы от остальной ономастической лексики:

• индивидуальность в условиях конкретной ситуации интернет-общения;

• полифункциональность (цель — замаскировать «я» или, наоборот, позиционировать себя);

• по своему сигнификативному содержанию — результат наполнения различными компонентами, формирующими образ «я»;

• высокая степень выраженности и мотивированности коннотативных смыслов;

• связь репрезентативно-дифференцирующей функции с выбором десигната как особого культурно-знакового кода;

• активное использование в качестве имени слов во вторичной номинации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алефиренко Н.Ф. Поэтическая энергия слова: Синергетика языка, сознания и культуры. М., 2002.

2. Алефиренко Н.Ф. Спорные проблемы семантики. М., 2005.

3. Герасименко И.Е. Коннотация и динамизм языкового знака // Известия Уральского государственного

университета. № 59. Вып. 16. Екатеринбург, 2008.

4. Комлев Н.Г. Компоненты содержательной структуры слова. М., 2006.

5. Пищальникова В.А. Фоносемантическое содержание текста: тенденции и методы исследования // Русский язык в школе. 2009. № 5.

6. Привалова И.В. Интеркультура и вербальный знак (лингвокогнитивные основы межкультурной коммуникации). М., 2005.

7. Ражина В.А. Ономастические реалии: лингвокультурологический и прагматический аспекты: Авто-реф. дис. ... канд. филол. наук. Краснодар, 2007.

8. Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость. М., 2000.

9. Смородина П.В. Категория названия на глубинном и поверхностном уровнях // Вестник Московского государственного университета им. М.А.Шолохова. Филологические науки. 2009. № 1.

10. Солнцев В.М. Языковой знак и его свойства // Вопросы языкознания. 1977. № 2.

11. Телия В.Н. О феномене воспроизводимости языковых выражений // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В.В.Красных, А.И.Изотов. М., 2005. Вып. 30.

12. Холодных Г.В. Псевдоиздания: понятие, сущность, виды (на примере изданий на французском языке XVIII — начала XIX вв.): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2007.