УДК 8П.351.31:81’37

ББК 81.603

Г 22

Гасанова С.Н. Семантические функции дательного падежа в агульском языке Аннотация:

В статье предпринята попытка на материале именных словосочетаний агульского языка, представляющих тексты разных жанров, выявить и описать семантикосинтаксические особенности датива, которая связана с тем, что в агульском языке, как и в других дагестанских языках, семантические функции падежей исследованы недостаточно. В основном исследователи обращают внимание на классификацию грамматических и местных (локативных) падежей и особенности их формообразования

Ключевые слова:

Датив, семантика, синтаксис, именные словосочетания, семантические функции падежей, устойчивые словосочетания.

Gasanova S.N. Semantic functions of a dative case in the Agul language

Abstract:

In the paper, an attempt is undertaken to reveal and describe semantic-syntactic features of a dative case on the basis of a material of nominal word combinations of the Agul language, representing texts of different genres. This study is made since in the Agul language, as well as in other Daghestan languages, semantic functions of cases are investigated insufficiently. Basically researchers pay attention to classification of grammatical and local (locative) cases and features of their shape formation.

Keywords:

Dative case, semantics, syntax, nominal word combinations, semantic functions of cases, stable phrases.

Агульский язык - один из малочисленных (по данным переписи 2002 г., население составляет 28 тыс. человек) дагестанских языков, входит в лезгинскую подгруппу. Характеризуется на уровне синтаксической типологии эргативностью, на уровне морфологической - агглютинативно-флективным характером. Письменность на основе кириллицы введена в 1990 году.

Синтаксис агульского языка пока не стал предметом специального исследования. Семантика дательного падежа в статье рассматривается на материале именных словосочетаний. Связь слов в словосочетания осуществляется, в основном, примыканием и управлением, наблюдаются также случаи согласования в числе (в субстантивных словосочетаниях). В агульском языке исследователи выделяют 28 падежей: 4 - основных и 24 - локативных. Как и в других лезгинских (дагестанских) языках склонение имени происходит по принципу двух основ: противопоставлены прямая и косвенная основы. Первая совпадает с абсолютивом (номинативом), вторая вычленяется во всех остальных падежных формах.

Дательный падеж в агульском языке образуется от основы эргатива при помощи аффикса -с: руш-а-с «девушке», х1ур-и-с «селу», цил-и-с «стене», г1уб-ура-с «лягушке», гъван-ди-с «камню» и т.д. В зависимости от грамматического значения и семантики управляющего слова различается дательный приглагольный и дательный приименный.

В каждом языке та или иная падежная форма редко когда имеет одну функцию,

обычно наблюдается несколько. При этом нужно отметить, что однозначного соответствия с точки зрения употребления падежей не наблюдается не только между языками, но иногда и внутри языка, между диалектами. В большинстве языков данный падеж при глаголе давать обозначает лицо, которому передается предмет. Данный падеж может кодировать также роль адресата речи, экспериенцера, для обозначения лица, чьи интересы затрагиваются действием глагола и т.д.

В имеющейся литературе по агульскому языку отмечается, что семантическое функционирование датива в агульском языке не отличается большим разнообразием. А.А.Магометов отмечает всего одну его функцию: «Дательный падеж является падежом косвенного объекта при переходном глаголе и падежом реального субъекта при глаголах чувствования» [1: 73].

Такая же функция у дательного падежа при глаголах данной семантики отмечается и в других дагестанских языках: в лезгинском [2: 71], аварском [3: 99], в рутульском [4: 31] и др.

Говоря о наиболее общих функциях «чистых» падежей в агульском языке, З.К. Тарланов отмечает, что «дательный падеж обозначает предмет, для которого предназначается глагольное действие, или то, что выражается глагольной группой (глагол + прямое дополнение)» [5: 87].

С.Р. Мерданова выделяет следующие основные значения датива:

а) адресат: руша гадайис к1едж лик1ине «девушка парню письмо написала»;

б) бенефактив: дада гадайис хал лихьине «отец сыну дом построил»;

в) экспериенцер: шиникквдис мик1илди а «ребенку холодно»;

г) локативное значение движения вовнутрь (инлатива): дад хулас хъушуне «отец домой ушел» [6: 27].

Относительно локативного значения датива надо отметить, что не во всех диалектах агульского языка он передает данное значение. В основном оно имеет место в керенском диалекте. Часть населенных пунктов, где говорят на этом диалекте, находится на территории Курахского района (С.Р. Мерданова рассматривает локативное значение дательного на материале речи с. Хпюк), в связи с чем речь носителей этих населенных пунктов испытывает сильное влияние лезгинского языка, в котором дативу свойственна локативная семантика. УА. Мейланова отмечает, что «:...местные значения дательного падежа дают нам некоторые основания предполагать, что это бывший направительный падеж из ныне неполной четвертой серии местных падежей...» [2: 61]. В агульском языке функционируют, как было уже отмечено выше, 24 локативных падежа - три серии по 8 падежей: серия покоя, серия направительных падежей и серия исходных. Употребление дательного падежа в локативном значении встречается также в речи жителей сел. Рича и с. Хпюк (керенский диалект):

Хатум алеф э абур!- Хатум степенна и прекрасна

Гимил ахттилат хьуне. На годекане был разговор.

Хилив фай кьяц1ул капур, Держа в руке открытый меч

Зубайл гим-и-с т1ушуне Двинулся Зубаил на годекан.

(Абумуслим. Тарихи Чархъи- къала.Махачкала. 2003).

Или еще пример:

Зун дуьньяйис адине, Я на свет появился,

Акьуна гьарай Издав крик.

(К.Ахмедов Агъул мег1ни. Махачкала,1992).

При глаголе адес «придти» вместо ожидаемой в большинстве диалектов агульского языка формы существительного в направительном падеже адес дуньяйиди, в керенском диалекте, как мы видим, употребляется форма с дательным падежом.

В агульском языке в одной из серий местный падежей (элатив) показатель - с сохранился в составе аффикса -ас: х1ури-ъ-ас (инэлатив ) «по направлению из(внутри) села», что, на наш взгляд, свидетельствует о совпадении в историческом прошлом в лезгинских языках форм датива и локативных падежей.

В субстантивных словосочетаниях существительное в дательном падеже выступает

зависимым компонентом и маркирует различные семантические роли:

1. Предназначения, адресата: сусас ишанар//паяр «невесте подарки» багунттарис (ирхе)1уьмур йирай «близким долгой жизни желаем»; сукъурас нетт «слепому вошь» (синонимично русск.: «слепой и этому рад»). Данное выражение является в языке усеченным вариантом фразеологизма сукъурас нетт фачархьуная «слепой схватил//слепому попалась вошь»; иттатис дарман «больному лекарство»; гашинттис гуни «голодному хлеб», ц1ак1инар аркьаттарис «тем, кто свадьбу играет»:

Ц1ак1инар аркьаттарис Свадьбу играющим

Се1эт иджеф акьурай! Пусть час будет добрым!

Дакьуна аметтарис Не сыгравшие пока

Аркьа ягъар агурай Пусть увидят такие дни!»

(Из агульских нар.песен).

Ай дере, Агъул-дере, «Ай ущелье, Агул-дере [ущелье],

Суварис сарин дере, Для гор прохладное, ущелье

Дусттарисухьтан дере! Для друзей прекрасное, ущелье!»

(Магомедов Г.Г. Сборник песен. Махачкала, 2005).

Дательный падеж активно используется также в заголовках песен, стихов-посвящений, в эпиграфах: Дег1виъ (лок.1п) гулуттарис «На войне пропавшим»; Райондин (род.п.) х1аттис «Главе района»; Мактаб ккирк1уттарис «Школу окончившим»; Баба (эрг.п.) солдатис «Мать солдату» (Магомедов Г.Г Указ. выше сборник);

2. Значение объекта-адресата, предназначения: чарккварис ккерхъаттар «цыплятам корм», маларис кичархъаттар «скоту на подсыпку (в хлев)»; шиникквдис 1экьулар «ребенку наставления», биц1иттарис муул г1адаркаттар - букв. «маленьким, губу помешивающее» -сладости для детей; к1илис бала - «голове беда» - вечно нависшая угроза; йирк1урас ряхьетвел - «сердцу покой»; джандис сагъвел «телу здоровье»; фунис 1эшалар «животу плачи/слезы» - т.е. очень мало еды; итталис дарман «от/для болезни лекарства» - лекарство от болезни; джандис г1езабар «телу/душе переживания».

Часто зависимый дательный падеж встречается в пословицах и поговорках:

Дагис рюкъ «ослу зола» - усеченный вариант компаративного фразеологизма,

Дагис рюкъ агуф суман «как осел, увидевший золу» - (о тех, кто ищет повод, чтобы отлынивать от работы).

Наврузбегдис гъаре сус ери к1ирк1ан баб хьурай (фолькл.) «жениху предназначенная невеста пусть будет матерью семи сыновей». Чаще всего такие конструкции встречаются в формулах речи, пожеланиях, проклятиях:

Сивис рак хьурай ве! «Рот твой, чтобы раком заболел» - проклятие тем, кто своим языком сеет раздор между людьми.

Йирк1урасрях1ет дахьурай ве! «Покоя чтобы сердцу твоему не было!».

Йирк1в алеттифас хьурай вун! «Самого желанного чтобы ты лишился!» [7].

Как свидетельствуют примеры, в песенном жанре порядок расположения главного и зависимого компонентов изменился: зависимое слово стоит в постпозиции. Такой порядок компонентов делает синтаксические конструкции экспрессивными, что не характерно для стилистически нейтральных структур.

3. Значение предназначения с временным оттенком: 1урдис къарфунар «к зиме припасы», г1улис кунар «для лета одежда», отпускайис путевкабур «к отпуску путевки», абкьанис 1элеф «к обеду еда» - еда к обеду; 1уьшас гуни «к ужину хлеб».

В словосочетаниях, где датив выражает семантику предназначения, могут быть реализованы и оттенки ограничительного значения: г1алашуварис аркьа гуни «гостям приготовленная [исключительно для гостей]еда»; х1аттарис мукьар «старшим места» (слово «старшие» здесь может быть употреблено в зависимости от контекста и в значении «руководители, занимающие высокий пост); хумбарис мукьар «женщинам [предназначенные

только для женщин] места». Синонимичны по семантике дативу трансформы с генитивом: хумбарин накьишар «женские [для женщин] узоры», идемарин ликіинар «мужские [для

мужчин] узоры», маларин лат «водопой для скота»; хіуппарин азалар «загон для дойки

овец».

Зависимым компонентом во всех группах могут выступать, как видно из примеров, как неодушевленные, так и одушевленные существительные, что может сказаться на грамматической семантике словосочетаний.

4. В фольклорных текстах (в песенном жанре) довольно часто дательный падеж существительного употребляется в субстантивных словосочетаниях с компаративной семантикой:

руш тукарисухшар «девушка, подобная цветкам».

Ср.: Арсуран кулагъ суман, «подобна серебряной бусинке,

руш къизилдин багъ суман, девушка подобна саду золотому

кканегьан ц1а вун агъай, как хотел я, о, огонь, быть тобою,

гіарас ярхіу рагъ суман, чтобы (коснуться тебя) как солнце касается луга».

(Тарланов З.К. Агульские песни и пословицы. Петрозаводск. 2003)

5. Кроме отмеченных выше значений, датив агульского языка в синтаксических конструкциях реализует и другие функции: в частности, при аффективных глаголах со значением чувственного и психического восприятия имя в дативе выступает в качестве субъекта, а объект оформляется номинативом. К таким глаголам относятся агвас «видеть», унихьас «слышать», ккан хьас «хотеть, любить», «желать», кьабул хьас «понравиться», гучі хьас «испугаться», неч хьас «стыдиться», хабар хьас «почувствовать», «узнать» и др. Дадас [дат., субъект] агуне мархал (им.п. - пр.доп.) чіурхай - «Отец увидел селевые потоки». Зас [дат. субъект.] агу 1эламатар дава ттиъан аязар (им.п. - пр. дополнение) - «Я не видел таких сильных морозов».

Дательный падеж выступает в роли субъекта и при глаголах джикіес «находить» // алчархьас «наткнуться»: іуькіер уцаттарис гіудуран муг алчархьуна уйи «косари

наткнулись на гнездо куропатки».

Истти руцай, джикіиндава ччуччус [дат.] лихун Москвайиъ «Год искал, но не нашел брат работы в Москве» (букв. «не нашлась брату работа»).

Отмеченные выше глаголы с аффективной семантикой могут быть компонентами сложных глаголов. Функционирование форм дательного падежа в составе таких сложных глаголов не отличается отступлениями от обычных норм.

Предварительная попытка анализа семантики датива, как на материале свободных именных словосочетаний, так и фразеологических единиц, пословиц, поговорок, формул речи, а также в текстах различных жанров позволила расширить рамки данного падежа. Проанализированный выше материал демонстрирует тот факт, что в формировании синтаксической функции слова принимают участие и содержательные свойства, т.е. его грамматическая семантика, сочетаемость с другими словами. Глубинный анализ семантики датива на более широком языковом материале, может выявить и другие, неспецифичные для данного падежа, роли.

Примечания:

1. Магометов А.А. Агульский язык. Тбилиси: Мецниереба, 1970. 241 с.

2. Мейланова УА. Морфологическая и семантическая характеристика падежей лезгинского языка. Махачкала: Изд-во Дагест. фил. АН СССР, 1960. 180 с.

3. Магомедов М.И. Субъектно-объектные отношения и категория залога в аварском языке. М.: Изд-во ин-та языкозн. РАН, 2003. 234 с.

4. Махмудова С.М. Морфология рутульского языка. М.: Изд-во ин-та языкозн. РАН, 2001. 256 с.

5. Тарланов З.К. Агулы: их язык и история. Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. ун-та,

1994. 287 с.

6. Мерданова С.Р Морфология и грамматическая семантика агульского языка. М.: Изд-во ин-та языкозн. РАН, 2004. 202 с.

7. В агульском языке нет грамматической категории рода или соответствующей ему категории класса, как в других дагестанских языках, поэтому адресат становится известен из контекста.