УДК 81’373

ББК 81.034

А 72

Антимирова В.В. Семантическая полиаспектность лингвистического термина

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассматривается проблема семантики лингвистического термина. Отсутствие взаимнооднозначного соответствия между планом выражения и планом содержания порождает многозначность терминов, когда один и тот же термин имеет не одну дефиницию, а несколько. Проведенный анализ лингвистической терминологии выявил, что термин-полисемант эксплицирует разные характеристики неоднозначности: амбисемию, эврисемию, репрезентируя семантическую полиаспектность лингвистического термина как материального языкового знака.

Ключевые слова:

Лингвистический термин, понятие, семантика, полисемия, омонимия, амбисемия, эврисемия.

Antimirova V.V. Semantic multi-aspect character of the linguistic term

Abstract:

The paper discusses semantics of the linguistic term. Absence of mutually monosemantic conformity between the plan of expression and the plan of the contents derivates a polysemanticity of terms when the same term has got several meanings. The carried out analysis of a linguistic terminology has revealed that the term - multi-semant explicits different characteristics of ambiguity: ambisemi, everysemi, representing semantic multi-aspect character of the linguistic term as material language mark.

Key words:

The linguistic term, concept, semantics, multisemi, a homonimy, ambisemi, evrysemy.

Язык научного стиля изложения, служащий средством формирования мысли и отождествляемый, в первую очередь, с терминологией, генетически и онтологически связан с общелитературным языком. Термины входят в состав всей лексической системы языка, поэтому общеязыковая закономерность - одна форма потенциально способна вместить в себя целый ряд содержаний - экстраполируется и на континуум терминологического яруса: термины подвержены тем же лексико-семантическим

процессам, что и слова общего языка, в частности, многозначность (полисемия) сохраняется и реализуется и у термина.

«Полисемия (полисемантизм) англ. polysemia фр. polysemie, нем. Polesemie, исп. polisemia. Наличие у одного и того же слова (у данной единицы выражения, характеризующейся всеми формальными признаками слова) нескольких связанных между собой значений, обычно возникающих в результате видоизменения и развития первоначального значения этого слова; ср. дисемия, моносемия» [1: 335]. «Полисемия (от греч. polysemos - многозначный), (многозначность) - наличие у единицы языка более одного значения - двух или нескольких» (выделено нами - В.А.) [2: 385]. При сравнении указанных словарных дефиниций легко обнаружить некоторую размытость границ самого термина «полисемия», тем более, что для понятия, обозначающего наличие у слова двух значений, существует лингвистический термин дисемия, однако, по нашим наблюдениям,

в научном узусе термин «дисемия» по частоте употребления уступает термину «полисемия». В связи с этим можно предположить, что термин «дисемия», не являясь в достаточной мере востребованным, возможно, сохранится лишь в сфере фиксации, точно так же, как существуют в лингвистической терминологии употребительные и малоупотребительные (индивидуальные) или устарелые, вышедшие из активного научного употребления, термины: залог - диатеза, значение - семантический состав слова, части речи - классы слов формальные, морфонема - коррелятива, лингвистика -глоттология, палатализация - осреднеязычение и др. Известно, что любая терминология претерпевает изменения, отражающие динамику научных понятий конкретной области знания: понятия могут сужаться, или, наоборот, расширяться, уточняться, таким образом выявляя свой семантический потенциал.

В специальной литературе в течение многих лет велась борьба за однозначность термина [3]. Однако на практике наблюдались обратные явления. Так, В.Н. Шевчук показывает, что даже в пределах одного поля технический термин обнаруживает многозначность. Из этого он делает вывод, что «однозначность - не свойство термина, а требование, к нему предъявляемое» [4: 7].

Как указывают А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева, «не всякое вновь конструируемое понятие непременно влечет за собой появление нового слова. Для его обозначения может быть использовано близкое по значению слово, уже существующее в данном языке, а также сочетание слов или элементов данного языка. В первом случае возникает полисемия, во втором - словосочетание или сложное слово, одна часть которого омонимична существующему, ср. массаж и гидромассаж» [5: 42]. Экземплификацией, подтверждающей данное мнение, справедливое и для лингвистической терминологии, может послужить следующее: лексика, лексикография, лексикология; лингвистика, металингвистика, неолингвистика, интралингвистика и др. Критерием разграничения полисемии и омонимии, как известно, служит наличие или отсутствие смысловой связи между понятиями, поскольку внешняя форма в обоих случаях соотносится с двумя и более понятиями.

В современной системе знания при дифференциации каждой научной области на более частные научные дисциплины происходит приращение терминологического фонда не только благодаря конструированию новых лексем, но и, в частности, за счет применения уже существующих лексических единиц для обозначения новых понятий в родственных или соприкасающихся сферах знания, например, термин антиципация функционирует в синтаксисе, стилистике, фонологии.

«Антиципация (лат. anticipatio - предвосхищение); (пролепсис; от греч. prolepsis -предположение, предчувствие, предвидение). 1. В синтаксисе (также катафора) -отклонение от обычной линейной последовательности элементов анафоры, предшествование местоименного обозначения замещаемому им слову. 2. В синтаксисе сложного предложения - предшествование придаточного предложения главному. 3. В стилистике - нарушение временной или причинно-следственной последовательности изображения событий. 4. В фонологии - регрессивная ассимиляция» [2: 34]. Таким образом, продуцируются как количественные, так и качественные изменения в терминосистеме.

Развитие полисемии, характерной для общелитературного языка, сдерживает строгие логико-семантические границы термина, поэтому терминам свойственны и специфические виды полисемии, связанные с развитием научных знаний. В терминологии существуют разные характеристики неоднозначности - амбисемия и эврисемия. Под первым понятием подразумевается неопределенность содержания. «Амбисемия термина рассматривается как его свойство функционировать в языке определенной области знания с неодинаковым объемом семантики. Это свойство обусловлено использованием термина учеными в разные периоды развития науки. Однозначность амбисемичного термина относительна, так как ограничена во времени - до тех пор, пока варьирующая часть его

семантики не сформируется как величина постоянная, категориальная. Амбисемичные термины, зафиксированные в специальных словарях с несколькими дефинициями, следует рассматривать как относительно однозначные еще и потому, что в каждый конкретный временной период представителем конкретной школы, направления такой термин используется в одном, закрепленном в дефиниции значении» [6: 19], например, глагольность - «1. Глагольное значение, сохраняющееся у слов и форм, образованных от глагольной основы. 2. По теории А.А.Потебни, А.М.Пешковского и др. основа всякого предложения [7: 76]; синтагма - (от греч. syntagma, букв. - вместе построенное, соединенное) - 1) интонационно-смысловое единство, которое выражает одно понятие и может состоять из одного слова, группы слов и целого предложения. Л.В.Щерба определил синтагму как фонетическое единство, выражающее единое смысловое целое в процессе речи-мысли, 2) последовательность двух (или более) языковых единиц (морфем - «дом-ик», слов - «старый дом», словосочетаний, предложений), соединенных определенным типом связи (напр., определительной). Употребление термина синтагма в этом значении восходит к Ф.де Соссюру» [2: 447].

В разных значениях термина сохраняющаяся моносема как результат процесса десемантизации приобретает абстрактный характер, объединяет неопределенное количество денотатов, генерируя возникновение эврисемии (широкозначности).

Эврисемии подвержены общенаучные, в том числе и общелингвистические термины, семный состав которых включает всего лишь одну сему обобщенного, неспециального характера: наука, раздел науки, часть речи, слово, элемент, система, метод, и т.д. «Подобные термины имеют неодинаковую денотативную соотнесенность, различные дефиниции, часто функционируют в ряде терминосистем, нередко имеют собственные парадигматические отношения, могут по-разному участвовать в деривационном процессе» [6: 21].

Примером такого широкозначного термина в лингвистической терминологии может служить, например, знак - показатель, выразитель данного языкового значения; знак демаркационный - ритмомелодические особенности данного языка, а также появление определенной фонемы или определенного дифференциального признака в определенной точке речевого отрезка; знак переноса - дефис, употребляемый для разделения слова на части при переносе его с одной строки на другую; знак фракционированный - то же, что фразеологическая единица.

Как видно из примеров, дериваты характеризуют различные свойства и стороны понятия, обозначенного широкозначным термином.

И.С.Куликова и Д.В.Салмина вводят понятие концептуальной полисемии, иллюстрируя этот факт на примере термина архифонема: «1. В некоторых

фонологических концепциях - звук-представитель фонемы в позиции нейтрализации (термин Н.С.Трубецкого). 2. В теории МФШ - то же, что Вариант II (т.е. изменение фонемы в сигнификативно слабой позиции, не позволяющей различать морфемы» [8: 11]. Как считают исследователи, словарь фиксирует не полисемию, а концептуальную неоднородность содержания терминируемого понятия, связанную с различием взглядов, концепций [9]. Указанное обстоятельство позволило Н.З.Котеловой утверждать, что «вариативность понимания термина - явление не только распространенное, но и более распространенное, чем вариантность терминов» [10: 36]. Однако разнообъемный интенсионал и неопределенные содержательные границы не являются отрицательной характеристикой термина, поскольку его семантическая определенность должна пониматься в смысле постоянного уточнения объема понятия, выражаемого термином.

Наличие терминов, не равных по объему, позволяет говорить В.П. Даниленко,

О.С.Ахмановой и ряду других терминологов о категориальной полисемии, не представляющей никакой проблемы для пользования термином. Между значениями в этом случае устанавливаются типичные метонимические, т.е. строго логические, отношения. Чаще всего используется один термин и для обозначения аспекта языка, и для

науки, его изучающей: фонетика, морфология, синтаксис, стилистика,

словообразование, грамматика.

В отличие от омонимии, полисемия в реальной терминосистеме не является редкостью. По подсчетам И.Куликовой, Д.Салминой [9], в «Кратком словаре лингвистических терминов» имеется всего 67 многозначных терминов, составляющих около 4%, что существенным образом отличается от процентного соотношения полисемии в естественном языке. В «Словаре лингвистических терминов» О.С.Ахмановой в произвольно выбранной группе терминов на букву «В» на 200 единиц приходится 21 многозначный термин, т.е. 10%, что больше соответствует действительности. Так, значение термина лексема в КСЛТ (основная единица лексического строя языка, слово, рассматриваемое в аспекте номинации; слово как элемент лексикона во всей полноте его значений) соотносительно с 1-м значением в «Словаре лингвистических терминов», где отмечено еще 2 малоактивных значения. Однозначен этот термин и в «Лингвистическом энциклопедическом словаре» (1990), но в лингвистической литературе он часто употребляется в значении «единица плана выражения», и тогда слово предстает как единство лексемы (формы) и семемы (значения). Так используется термин лексема в работах Н.И.Толстого, В.Г.Гака, Е.М.Верещагина и В.Г.Костомарова, что объясняется спецификой этнолингвистического и сопоставительного подходов к слову. Из-за такой многозначности многие ученые вообще избегают пользоваться термином лексема, предпочитая ему термин слово (см. Маслов,1975; Будагов, 1965; Степанов, 1975).

Как можно заметить, каждый лексико-семантический класс, в том числе и полисеманты, характеризуется общностью категориального значения, форм выражения и функций образующих его единиц, однако вследствие нарушения равномерной связи термина как материальной языковой формы с понятием, семантические отношения в системе лингвистической терминологии складываются несколько иначе, чем в системе общего языка.

Примечания:

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1969.

2. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

3. Терпигорев А.М. Об упорядочении технической терминологии // Вопросы языкознания. 1953. № 1.

4. Шевчук В.Н. Производные военные термины в английском языке. М., 1983.

5. Суперанская А.В., Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминология. Вопросы теории. М., 2003.

6. Шестак О.В. Полисемия терминов медицинских наук: дис. ... канд. филол. наук. Краснодар, 2000.

7. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1976.

8. Краткий словарь лингвистических терминов. М., 1995.

9. Куликова И.С., Салмина Д.В. Введение в металингвистику: лингвистическая терминология в коммуникативно-прагматическом аспекте. СПб., 2002.

10. Котелова Н.З. Семантическая характеристика терминов в словарях // Проблематика определений терминов в словарях разных типов. М., 1976.

References:

1. Akhmanova O.S. Dictionary of linguistic terms. M., 1969.

2. Linguistic encyclopaedic dictionary. M., 1990.

3. Terpigorev A.M. About adjusting of a technical terminology // Questions of linguistics. 1953. No. 1.

4. Shevchuk V.N. Derivative military terms in the English language. M., 1983.

5. Superanskaya A.V., Podolskaya N.V., Vasilyeva N.V. General terminology. Questions

of the Theory. M., 2003.

6. Shestak O.V. Polysemy of terms of medical sciences: Dissertation of Candidate of Philology. Krasnodar, 2000.

7. Rozental D.E., Telenkova M.A. Dictionary of linguistic terms. M., 1976.

8. Brief dictionary of linguistic terms. M., 1995.

9. Kulikova I.S., Salmina D.V. Introduction in metalinguistic: a linguistic terminology in communicative - pragmatic aspect. SPb., 2002.

10. Kotelova N.Z. Semantic characteristic of terms in dictionaries // Problematics of

definitions of terms in dictionaries of different types. M., 1976.