Русский глагол в отечественной диалектологии Каргина А.П.

Russian verb in the dialectology of our country Kargina A.P.

Abstract

The article is devoted to the studying Russian verbs in the dialectology of our country. Verbs play an important part in language systems, which have an oral form of existing, because these words make a predicative center of a statement. That’s why verbs are attracted the attention of many linguists who studies dialects. In the article are regarded such main directions of the studying Russian verbs in the dialectology as studying forms, categories (aspect, tense, voice), morphemic, word-formative, semantic and syntactic functional peculiarities. The article also considers the problem of comparative analysis of verbs in dialects and in literary language. Dialectical material is confronted with the material that is presented in the dictionaries of literary language in reference to the indicated verb. The author comes to the conclusion that presents different lexemes with unique distinctive features.

Глагол занимает особое место в системе языка в силу особенностей сложной системы

формообразования, словообразования, грамматических категорий, семантики. Слова этой части речи привлекают пристальное внимание исследователей-

диалектологов, поскольку глагол, составляющий предикативный

центр высказывания, приобретает особую роль в системе языка, имеющего устную форму

бытования, каким является диалектный язык. На актуальность исследования особенностей

функционирования глаголов в говорах указывают многие

диалектологи. Вкратце

охарактеризуем направления, в рамках которых ведется изучение глагола в говорах.

1.1. Основные направления в изучении глагола в говорах

1.1.1. Изучение глагольных форм и категорий в говорах Формы глаголов,

функционирующих в говорах,

обладают, как правило, ярким диалектным своеобразием, поэтому явления, связанные с формами

глагола, как наиболее очевидно

демонстрирующие диалектную

специфику, не ускользают от внимания диалектологов,

занимающихся монографическим исследованием отдельных говоров. В этом случае исследователи ограничиваются перечислением фактов наличия тех или иных форм1, отличающих говор от системы литературного языка (далее

- ЛЯ). К этим фактам обычно относятся: 1. Среди форм

настоящего времени:

наличие / отсутствие чередований шипящих и заднеязычных конечных согласных основы;

наличие/ отсутствие смягчения

переднеязычных и губных

согласных; окончание на т, на т мягкий, без т; окончание без перехода е в о,

ударность/неударность окончания; наличие форм, относящихся к общему спряжению, наличие стяженных форм. 2. Среди форм повелительного наклонения: формы с и ударным и безударным 3. Среди форм прошедшего времени: формы

1 В своем исследовании мы не останавливались на анализе работ, посвященных изучению таких форм глагола, как причастие и деепричастие.

давнопрошедшего времени, наличие многократных глаголов. 4 Среди

форм инфинитива: формы на

мягкий и твердый т, формы на чи, с безударным ти и заднеязычным в корне. 5. Среди форм возвратных глаголов: наличие возвратных

глаголов в соответствии с невозвратными ЛЯ, и наоборот; варианты показателя возвратности [9; 10; 18; 19; 20; 21; 22; 25; 29; 30; 31; 69; 79; 80; 90; 96; 109; 115; 123; 131 и др.].

Исследования, посвященные

непосредственно глагольным

формам разных говоров, касаются различных аспектов. Это

обусловлено тем, что особенности глагольных форм в говоре могут быть связаны с: 1. Морфологической структурой форм (например, наличие-отсутствие конечного т в 3-м лице настоящего времени). 2. Системой спряжения («общее» спряжение в южных говорах, спряжение стяженных форм в среднерусских окающих говорах); 3. Словообразовательными и

формообразовательными моделями глаголов отдельных групп

(соотношение глагольных основ типа рисовал-рисовают); 4. Самой

номенклатурой глагольных форм (наличие в говоре перфекта и плюсквамперфекта и пр.) [101, 75;

110, 122]. Некоторые исследования касаются ударения глаголов [35; 132 и др.].

Система словоизменения глагола в говорах отличается от литературной прежде всего своей многовариантностью, которая

нагляднее всего проявляется в разных вариантах окончаний глаголов настоящего и будущего времени 3-го лица единственного и множественного числа. Именно эти формы привлекают внимание многих исследователей [91, 99; 67, 106-107; 124, 61-65; 44, 28, 34-35; 99, 102; 76, 121-122]. Описывается

и полная парадигма глагольного словоизменения [4], выстраивается максимальная модель глагольного словоизменения в диалектном языке [24]; называются типы спряжения диалектного глагола [24, 204; 76, 117-119; 101, 78-81; 99, 101-102;

112, 15; 36, 141; 113, 90-91].

С различными типами спряжения тесно связаны

словообразовательные и

формообразовательные модели

отдельных групп глаголов. В связи с этим, исследователей прежде всего интересуют явления, связанные с основами глаголов. К таким явлениям относятся соотношение основ настоящего и прошедшего времени и особенности чередований гласных и конечных согласных основ [111, 104].

Многие диалектологи отмечают

наличие многообразных диалектных различий в разрядной

принадлежности глаголов [99, 98]. Основной причиной появления

глаголов с такими различиями

называют морфологическую

аналогию (по другой терминологии -выравнивание основ под

воздействием разрядов с более простым их соотношением, тенденция к обобщению основы в пределах парадигмы, унификация одних форм с ориентацией на другие формы, устранение чередования согласных,

предшествующих

основообразующему суффиксу) [101, 75-77; 67, 110; 25, 183-184; 124, 59;

99, 98-99 и др.]. Вопросы,

связанные с выравниванием глагольных основ в говорах исследуются в работах

О. М. Соколовой, М. А. Романовой, А.Ф. Манаенковой [129, 23; 108, 74; 76, 114-115]. Соотношение основ может быть не связано с процессом взаимовлияния основ, а быть следствием наличия в говорах архаичных основ, что указывается в

работе Г.А.Касвин [56, 3].

Привлекают внимание

диалектологов не только формы, но и категории глагола. Прежде всего, это касается таких глагольных категорий, как вид и время: исследуется проблема

видообразования в говорах [124,

46], симметрия/ассиметрия видовой пары, дефектность парадигмы, связь категории вида с другими глагольными категориями [81]; отражение видовых характеристик глагола в лексикографической практике [145, 105-117].

Явления перфективации и имперфективации являются

важным звеном в описании видовой системы глагола, поэтому не остаются без внимания

диалектологов при изучении аспектуальности глагола в диалектах [42, 42; 106, 159-160].

Диалектологи, говоря об аспектуальных характеристиках глагола в говорах, указывают на многократные, или итеративные, глаголы [98; 108; 80; 42; 120; 107]. Спорным является вопрос о лингвистическом статусе

многократности в говорах. Так, некоторые исследователи трактуют такие глаголы как глаголы многократного вида [122] или подвида [20, 43-44], другие относят их к способу глагольного действия [107, 103; 95, 109], третьи называют особую категорию кратности (или итеративности) глагола в говорах [124, 47]. Неоднозначно трактуются и значения многократных глаголов [ср. 110, 137; 20, 44; 42, 124; 98, 92;

107, 98-103; 95, 59, 109].

Поднимается и вопрос о соотношении многократных

глаголов с глаголами совершенного вида [107, 103; 42, 143-144]. По наблюдениям многих диалектологов, в говорах происходит постепенное разрушение семантики

многократности итеративных

глаголов [42, 125-127; 98, 91; 95, 108].

Значение давнопрошедшего

действия связано не только с многократными глаголами, но и с наличием в некоторых говорах особых форм прошедшего времени: перфекта и плюсквамперфекта. Существующие в диалектном языке формы перфекта позволяют некоторым исследователям говорить об особой категории глагола, функционирующего в говорах, -

категории перфективности, или

временной отнесенности [99, 110;

76, 113]. Нам представляется более убедительным выделять не особую категорию перфектности в

глагольной системе говора, а перфектное значение некоторых

глагольных форм, так как эти формы могут иметь в говоре и другое, неперфектное значение, в результате чего снимается

грамматическая оппозиция

перфект-неперфект, на что указывает А.И Кобелева [59, 11].

Говоры содержат богатый

материал и для изучения другой

древней формы времени -плюсквамперфекта [76, 112],

исследуя которые, диалектологи указывают различные значения

этих форм [124, 56-57], выделяют абсолютный и относительный

плюсквамперфекты [99, 108].

Внимание исследователей

привлекают не только специфичные для говоров формы времени: изучаются и формы, которые функционируют в системе ЛЯ [128; 42; 127; 115; 60].

Категория залога глаголов, функционирующих в говорах, также вызывает интерес

диалектологов. Отмечается

употребление возвратных форм

глагола соответственно

невозвратным вариантам их как

вариантам литературным, замечено и обратное явление: соответствие

невозвратных форм глагола в системе диалекта соответственно возвратным глаголам ЛЯ [87, 61-63]. К таким выводам приходят многие исследователи, описывающие

отдельные говоры. Вопросы, связанные со спецификой залоговых значений в говорах обычно остаются за рамками исследования. Исключение составляют лишь единичные работы [133; 17]. Нам встретилась также статья,

посвященная проблеме отражения залоговых характеристик глагола в диалектных словарях [12].

1.1.2. Изучение особенностей морфемной структуры и

словообразования глагола в говорах.

Изучение морфемной структуры глагола, функционирующего в системе диалекта, осложнено тем, что не всегда четко можно определить структуру слова, его производящую основу. Именно

поэтому, вероятно, работ,

посвященных полному описанию морфемной структуры глагола в говорах почти нет. Нам встретилось лишь диссертационное

исследование Е.Н.Шабровой,

посвященное анализу морфемной структуры глаголов в вологодских говорах [139]. Отдельные

особенности морфемной структуры глаголов, функционирующих в говорах, называются и в работе С.А.Никишиной [86, 186].

Семантика и функции отдельных аффиксов описываются в других работах: исследуются глаголы с

приставкой при- [1; 2; 3]; глаголы с приставкой за- [57]; с суффиксом -ану- (-ону-) [68]; с аффиксами,

отсутствующими в системе ЛЯ [86, 242].

Способы глагольного

словообразования в системе диалектного языка исследуются в работах А.И. Завалишиной, Э.В. Марейчевой и др. [39, 14-21; 77, 17;

48, 14; 89]. Некоторые работы

посвящены исследованию

словообразовательных типов

диалектного глагола [32; 33; 34; 46; 143; 144; 93; 94; 27; 102]. О.И. Литвинникова исследует

словообразовательные варианты глаголов разных

словообразовательных типов в системе диалектного языка [72]. Анализируются и

словообразовательные возможности глаголов в говорах [37; 137].

1.1.3. Изучение синтаксического

функционирования глагола в говорах

Одна из наименее изученных областей диалектологии - синтаксис диалектного языка. Поэтому и исследований, посвященных

синтаксическому

функционированию глагола в говорах, очень мало. В основном эти работы касаются глагольного управления в словосочетаниях «глагол +имя» [75, 4; 125, 13-14; 45, 140].

Полное описание синтаксического функционирования одной

глагольной формы (инфинитива), дано в диссертационном

исследовании О.С.Тарико. Этот диалектолог описывает

синтаксическое поведение

инфинитива в брянских говорах, учитывая конструктивно-синтаксический, коммуникативный и прагматический аспекты;

сравнивает характеристики

предложений инфинитивного класса и другие, содержащие инфинитив, в ЛЯ и в говорах, выявляя специфику последних [131]. Нам встретилось и исследование, посвященное

предикату в структуре

пропозиционального компонента семантики предложения,

обозначающему свойства объектов и отношения между ними [8].

1.1.4. Изучение лексической

семантики глаголов,

функционирующих в диалекте

Одним из сложнейших,

многоаспектных объектов изучения является лексико-семантический уровень глаголов,

функционирующих в диалектных системах, что вызвано его емкостью, выразительностью,

динамичностью, большей (в отличие от имен) склонностью к полисемии. Исследования, посвященные

лексической семантике глагола, функционирующего в системе диалекта, многоплановы. В них изучаются отдельные компоненты лексико-семантической информации, лексико-

семантическая парадигматика, синтагматические характеристики лексемы в говорах, семантическая структура многозначного слова и семная структура отдельных значений, эпидигматические

отношения, отношения омонимии и т. п. Как правило, эти исследования осуществляются в русле общего подхода к рассмотрению лексики русского языка - системного принципа описания.

Наиболее типичным проявлением системности лексики является лексико-семантическая группа. Упоминание о глагольных ЛСГ в различных говорах встречаются во многих работах, посвященных исследованию диалектной

глагольной лексики. Специальному же анализу были подвергнуты глагольные ЛСГ со значениями: «работать/не работать» [138],

«работать-делать» [116; 119],

звучания, удара, стука [136], речевой деятельности [135; 136; 6; 13; 73], глаголы состояния [65],

мыслительной деятельности и чувства [64], перемещения [85]. Некоторые исследования

охватывают глаголы всех ЛСГ, существующих в лексической системе говоров [50; 86].

На примере различных ЛСГ

исследуются основные типы

системных отношений в лексике, которыми являются

парадигматические (антонимические, синонимические, родо-видовые и др.),

синтагматические и

эпидигматические. Так,

Н.Т. Свистунов исследует ряды глаголов, соотносимых с

антонимичными прилагательными хороший-плохой, а также их семантическими эквивалентами [121, 42-50].

Изучению синонимических

отношений глагольной лексики в системе диалектного языка посвящено много работ.

Исследователей интересуют

различные аспекты: приводятся

различные классификации

синонимических рядов [84, 19-24;

83, 10; 63, 38-40]; называются

различные функции глаголов-синонимов в говорах: языкового

перевода, уточнительная,

усилительная, характеристическая, функция замещения [52, 16; 83, 1516]; определяется иерархия глаголов, включенных в тот или иной синонимический ряд [136, 6-7;

52, 8]. Часть исследований касаются гипогиперонимических, или

родовидовых, корреляций [85, 6; 83,

9].

Мотивационные отношения

также определяют системный характер лексики. Исследователи мотивационных отношений

лексических единиц в говорах выделяют смысловые отношения у глагольной мотивемы и мотиватора-субстантива [15, 95], характеризуют специфику отношений структурной мотивации глагольной лексики [16,

89-93], проводят связь между актуализацией мотивационных

отношений и ситуациями,

характеризующими обычную,

повседневную деятельность [134, 137-140], вычленяют разновидности

мотивационных отношений в пределах конкретной группы глаголов [78, 8].

Синтагматические отношения глагольной лексики, проявляющиеся при употреблении слов в речи, также являются предметом исследования. Сочетаемостные

свойства глаголов в говорах и ЛЯ анализируют С. М. Антонова,

В.Л.Козлова, Г.А. Мординова, Э.А. Московая [5; б2, 58-6G; 83, 4; 85, 8].

Глагол очень часто обладает разветвленной семантической

структурой, все значения которого связаны внутрилексемными

семантическими отношениями.

Эпидигматические отношения

глаголов, функционирующих в говорах, анализирует В. В. Резцов [1G5, 13]. Он указывает на

определяющую роль

метафорического переноса в формировании семантической

структуры глагола в говорах [1G4, б1]. Э.А.Московая подчеркивает важность и таких процессов, как сужение значения, метонимия, функциональный перенос и пр. [85, 11-12]. С. А. Никишина одной из причин возникновения новых значений у глаголов видит в подвижности семантической

структуры слова: «возможна

актуализация одних и, наоборот, нейтрализация других сем, что создает основу для развития полисемии» [8б, 212].

Описание лексических значений глагола, функционирующего в системе диалектного языка, может осуществляться при помощи метода компонентного анализа, в ходе которого авторы вычленяют в значении слова элементарные

смысловые единицы - семы. В своем диссертационном исследовании Ю. А. Бессонова анализирует семный состав каждого значения

диалектных глаголов речи [13, 2122]. С. А. Никишина исследует

семный состав глагольной лексики в пределах алфавитной группы (глаголы на букву В) [86]. Л.С.

Коршунова выделяет не только денотативный, но и прагматический компонент значения глаголов, функционирующих в говорах: приводит разный семный состав в зависимости от уровня лексикосемантической информации

(понятийного или коннотативного) для глаголов говорения,

мыслительной деятельности, чувства в нижегородских говорах [64].

Прагматический компонент в значении глагола,

функционирующего в говорах, становится также специальным предметом исследования. Обычно исследователи останавливаются на анализе либо экспрессивных, либо оценочных глаголов. Общими местами в таких исследованиях становится характеристика

особенностей семантики

экспрессивно-выразительной глагольной лексики, изучение ее системных связей, анализ семной структуры, описание условий появления и средств выражения экспрессивности или оценочности [78; 47; 138; 70 и др.].

1.2. Изучение глаголов,

функционирующих в говорах, в рамках проблемы «общерусское / диалектное» в системе

диалектного языка

Лексический состав говоров неоднороден. Этот факт признают все диалектологи. Однако

существует большой разброс мнений по поводу того, что именно включает в себя диалектная лексическая система. Большинство исследователей выделяют два пласта лексики говоров: собственно диалектная лексика и лексика, общая для всего русского языкового пространства [142, 6]; лексика,

общая с лексикой ЛЯ, и лексика, неизвестная ЛЯ [110, 171]. Как

промежуточную группу выделяют слова, имеющие в словаре ЛЯ помету «просторечн.», слова,

ограниченные в своем

распространении, но входящие в словарный состав ЛЯ либо городского просторечия [111, 149;

14, 103-104].

Некоторые исследователи

классифицирует лексику

диалектной системы в зависимости от ее дифференциации от лексики ЛЯ: а) собственно диалектная

лексика - единицы

дифференцируются от

соответствующей литературной как в плане выражения, так и в плане содержания; б) лексику,

отличающаяся от соответствующей литературной лексики лишь в плане выражения; в этой группе три разновидности - фонологическая, акцентологическая, словообразовательная; в) лексику, дифференцирующуюся в плане содержания, т. е. отличающуюся только семантикой при сохранении тождества в плане выражения с соответствующей лексикой ЛЯ [85]. В этой классификации не учитываются факты идентичного употребления слов в ЛЯ и в говорах.

В пособии «Русская

диалектология» под ред. Нефедовой предпринята попытка объединить разные принципы классификации лексики говора (с точки зрения наличия/ отсутствия слова в ЛЯ и отличительных особенностей слова в говорах от слова в ЛЯ). Авторы выделяют пять пластов лексики: 1. Общерусская лексика, не

варьируемая в пределах

национального языка. М. Лексика,

общая для диалектов и просторечия.

III. Лексика, общая для части

говоров и ЛЯ. IV. Лексика, представляющая варианты

общерусских слов: 1.

Акцентологические. 2.

Фонематические, различающиеся

составом фонем. 3.

Грамматические. 4.

Словообразовательные, различающиеся составом аффиксов.

5. Семантические. 6.

Различающиеся лексической или семантической сочетаемостью. 7.

Различающиеся экспрессивно-

стилистическими

характеристиками. V. Собственно диалектная лексика: 1. Слова,

отсутствующие в ля (непроизводные или содержащие неизвестные ЛЯ корневые морфемы). 2. Слова,

состоящие из общерусских корневых и аффиксальных морфем в специфических для диалекта комбинациях [113, 126-127].

Н.А.Лукьянова выделяет три

фонда лексики любой

разновидности русского языка (в том числе диалекта): 1) общерусский лексический фонд; 2)

специфический лексический фонд каждой подсистемы: а)

литературные слова,

функционирующие в лексикосемантической системе ЛЯ, в разных его функциональностилевых разновидностях; б)

просторечные слова,

характеризующие городское

(внелитературное) просторечие; в) диалектные слова, специфичные для диалектных систем; г) лексика,

специфичная для арго и жаргонов; 3) единицы лексических фондов

других подсистем. [74, 13-14].

Выделение арготической и

жаргонной лексики в составе

диалектной лексической системы представляется нам сомнительным. Таким образом, большинство исследователей выделяет три основных пласта лексики в составе говоров: общерусские,

просторечные и собственно диалектные.

Существуют различные термины для обозначения языковых

элементов (в том числе и слов), общих для всех подсистем русского национального языка, в частности для ЛЯ и говоров. Один из таких терминов - «общеязыковой». Так, исследователи говорят об

общеязыковой структуре

семантической организации

словообразовательного типа, единой как для ЛЯ, так и для диалекта [102,

47]. Шаброва Е.Н. упоминает об общеязыковых закономерностях, которые проявляются в том, что в структуре диалектных глаголов представлены те же типы связанных корней, те же типы семантических отношений морфем, что и в ЛЯ [139, 184]. Далее этот же автор говорит об общеязыковых морфемах. В.Я. Ильин употребляет термин «общеязыковой»

применительно к значению приставок и к основам [48, 14]. Мы видим, что этот термин относится к общим фактам языка как системы, вне зависимости от ситуации употребления и вида подсистемы этого языка (ЛЯ, говор и т.п.).

Следующий, более

распространенный термин -«общенародный». Н.И.Андреева-Васина применяет этот термин для описания основ [3, 152].

Г.Л.Щеулина сопоставляет

общенародные и диалектные факты в отношении к анализу словообразовательных моделей [143, 9-10]. Для обозначения лексики, общей для говоров и ЛЯ, употребляют этот термин многие исследователи [81, 133; 129, 10; 14, 102; 105; 142; 46]. Этот же термин О. И. Соколова использует для характеристики русского

национального языка [129, 33].

Другой термин - «общерусский». Об общерусской основе говоров говорит Л.В.Иванова [46, 20]. С.Н. Гудкова употребляет этот термин для характеристики

словообразовательной подсистемы

отыменных суффиксальных

глаголов говора [32, 151]. Об

общерусских моделях глагольноименных словосочетаний в

шадринском говоре упоминает

А.А.Скребнева [125, 13].

Общерусские тенденции в области имперфективации и перфективации глагола в говорах называет

О.Г.Ровнова [106, 151]. Термин

«общерусский» встречается в

исследованиях, посвященных

лексике говоров [50; 74; 113].

Еще один термин, который применяется к лексике, общей для всех подсистем русского

национального языка -

«литературный» [119; 53; 123]. На наш взгляд, это не совсем корректно, поскольку этот термин не отражает сущности понятия: он отсылает не ко всем формам

национального языка, а лишь к одной из них - литературной, кодифицированной.

Многие исследователи применяют для обозначения лексики, общей для всех форм русского национального языка несколько терминов в качестве синонимов-дублетов.

Например, Л. С. Коршунова

использует в своем исследовании для обозначения слов,

функционирующих и в ЛЯ и в системе диалектного языка, следующие: общенародный,

недиалектный, литературный,

общерусский [64, 162-163]. Г.С.

Коготкова уравнивает термины общенародный и литературный [61]. В качестве синонимов

употребляются термины

общенародный и общерусский [41; 26; 111, 149-151], общенародный и общеязыковой [14, 105]. В учебном пособии «Русская диалектология» под ред. Л. Л. Касаткина термины общерусский и общенародный используются применительно к таким подсистемам языка, как ЛЯ и просторечие, которые называются

общерусскими (общенародными) формами языка.

В своем исследовании мы будем придерживаться термина

«общерусское слово», т. к. считаем его наиболее удачным для обозначения слова, общего для всех подсистем русского национального языка.

Существуют различные

определения общерусского слова. Н.Г. Ильинская дает такое определение: «Общерусское слово -условное название лексической единицы, имеющей одинаковую форму выражения,

функционирующей в ЛЯ и в говорах, не являясь в последних заимствованием из ЛЯ или из

каких-л. других источников» [50,

29]. Автор называет термин условным, поскольку «нельзя

считать никакое слово

общерусским, пока не будет

установлен факт его наличия во всех (хотя бы основных) говорах русского языка, на всех территориях распространения

русского языка» [50, 23]. И далее Н.Г. Ильинская продолжает:

«Полноценным членом

лингвистической

терминологической системы

«общерусское слово» станет лишь тогда, когда будут исследованы все говоры, появятся диалектные словари, которые позволят нам с полным основанием говорить, что если какая-то лексема существует и в ЛЯ, и во всех диалектных системах, то она действительно является общерусской» [50, 23].

Н.А.Лукьянова дает другое определение: «Общерусское слово -такое слово, которое не ограничено в своем употреблении ни территориально, ни социально и которое функционирует в разных подсистемах русского языка» [74, 16]. Е.Н.Щепина также отмечает, что для лексики, общей для всего

русского языкового пространства, критериями вхождения лексических единиц в исследуемую группу являются критерий

распространенности слова и его фиксация в нормативных словарях русского языка [142, 6].

О. И. Блинова указывает, что общерусские слова составляют основу словарного состава любого территориального диалекта и известны любой из разновидностей национального языка [14, 103]. Она считает, что критерием определения слова как общерусского

< общенародного по терминологии

О.И.Б.> , помимо названного

критерия территориальной

распространенности, должен

являться и критерий тождества. Общерусские слова, по словам автора «должны быть

тождественными друг другу, т. е. не выходить за рамки понятия «одного и того же слова» [14, 105]. Проблема тождества общерусского слова охватывает следующие вопросы: «являются ли две соотносительные в плане выражения и в плане содержания лексические единицы, функционирующие одна - в диалектной системе, другая - в системе ЛЯ, одним и тем же словом или двумя разными

самостоятельными словами»? [74,

22]. Н.А.Лукьянова называет

условия, при которых тождество

имеется: I. Если при наложении

соотносительных лексических

единиц а) совпадает план выражения этих единиц при реальной или потенциальной возможности варьирования; б) полностью совпадают

(совмещаются) их системы

значений. М. Если при наложении

соотносительных лексических

единиц частично совпадают их системы значений [74, 26]. Она

выделяет два типа тождества слова:

абсолютное и относительное. Абсолютным она называет «такой вид отношений между

соотносительными лексическими единицами, при котором не только полностью совпадают их значения, но последние одинаково

распределяются в системе значений данного слова» [74, 27].

Относительное тождество

подразумевает «такой тип

отношений между

соотносительными лексическими единицами, при котором системы их значений частично совмещаются (не совпадает количество

заполненных мест) или имеют иное распределение в семантической структуре соотносительной

лексической единицы» [74, 29].

Автор выделяет подтипы

относительного тождества: 1)

многозначное в системе ЛЯ слово имеет только одно значение в диалектной системе; 2)

многозначное в системе ЛЯ слово является многозначным и в

диалектной системе, но количество

значений соотносительных

лексических единиц не совпадает, при этом: а) в диалектной системе общерусское слово имеет на 1 + п значений меньше, чем в ЛЯ; б) в диалектной системе общерусское слово имеет на 1+ п значений

больше, чем в ЛЯ [74, 29-30].

На материале общерусских глаголов, функционирующих в

архангельских говорах,

Н. Г. Ильинская дает более

подробную типологию различий семантического, грамматического и стилистического планов

общерусского слова в системе диалектного языка [49; 50].

Н.А. Лукьянова отмечает, что «в подавляющем большинстве случаев диалектные отличия не приводят к разрыву тождества слова,

функционирующего в системе

говоров и ЛЯ: в диалектной системе

общерусское слово является тем же словом, что и в системе ЛЯ, а не другим словом» [74, 34]. С ней

согласна и Н. Г. Ильинская:

«Общерусское слово,

функционирующее в диалектных системах, будет тождественно слову ЛЯ (при общности корневой части, что предполагает и семантическую общность) и в тех случаях, когда наблюдаются акцентологические, фонематические, морфемные

отличия, отличия в лексической сочетаемости, в грамматической характеристике, в стилистической маркированности» [50, 41-42].

Н.А.Лукьянова называет

критерии оценки слов как отдельных (не тождественных): а) невозможность установить

синхронные семантические связи между их значениями; б) соотнесенность их с разными реалиями; в) осознание носителями говоров таких единиц как разных, т. е. языковая интуиция

диалектоносителей, эксплицирующаяся в метаязыковых выражениях типа «это уж другое слово» [74, 34]. Н.Г. Ильинская

уточняет: «Об отношении к

полисемии или омонимии следует вести речь, если рассматривается семантическая структура слова в пределах какой-то одной языковой системы: либо ЛЯ, либо диалектного, другие варианты сопоставления неправомерны» [50, 42]. Эта же

точка зрения отражена и в пособии по диалектологии [111, 150-151]:

«одной и той же звуковой форме в разных диалектах может

соответствовать такие разные значения, которые не могут быть выведены одно из другого как результат закономерных

семантических изменений. Такие значения создают разные слова, которые в пределах одной системы квалифицировались бы как омонимы... одной и той же звуковой

форме в разных диалектах может соответствовать и такие разные значения, которые в одной языковой системе

квалифицировались бы как разные значения одного слова».

Другая проблема, вызывающая споры диалектологов, касается генетической характеристики

общерусской лексики в системе диалектного языка. На этот счет существуют две точки зрения:

1. Общерусские слова являются заимствованием из других источников (ЛЯ или просторечия). 2. Общерусские слова существует в системе диалекта исконно.

Первая точка зрения связана с проблемой соотношения

диалектного языка и других подсистем национального языка, ЛЯ и просторечием. Характер соотношения ЛЯ и говоров может трактоваться в исследованиях по диалектологии как

однонаправленный или

взаимонаправленный процесс

(«ЛЯ^диалектный язык» или «ЛЯ^диалектный язык»).

Э.В. Марейчева указывает на то, что литературная лексика все больше становится базой для словопроизводства, а диалектных мотивирующих основ в процессе словообразования уже не хватает [77, 17]. Автор соглашается с тем, что самостоятельность

словообразовательной системы

говоров сохраняется, т. к. дериваты еще остаются диалектными, но приходит к выводу о постепенном изживании диалектов под влиянием ЛЯ. К подобным выводам приходит и А.И.Завалишина [39, 21]. Г.Я

Симина пишет: «В наше время

воздействие литературного языка на систему диалекта особенно велико. Наблюдаются при этом

естественные процессы

нивелировки говоров: литературные нормы произношения в какой-то

мере усваиваются вместе с заимствованным словом, а это, наряду с другими факторами, приводит к постепенному стиранию диалектных различий, к

перестройке диалектной системы, «олитературиванию» ее» [123, 127128]. Этой же точки зрения придерживается Т.С.Коготкова [61].

Вполне обоснованным нам видится следующее возражение: «Русские диалекты функционируют в гомогенной среде и контактируют с литературным языком через школу, средства массовой

информации, через общение с лицами, репрезентирующими

литературный язык. Принято считать, что в таких условиях диалектоносители переходят на литературный язык, а диалекты нивелируются. Этот тезис

принимается как бы априорно, поскольку он не всегда подтверждался изучением реального процесса влияния литературного языка на русские диалекты» [55, 115]. Несмотря на пророчества сторонников первой точки зрения, «русские диалекты проявили большую устойчивость и

сохраняются как нормально функционирующие системы» [55,

120]. Л.Э. Калнынь справедливо замечает: «Диалекты,

существовавшие в условиях территориальной и временной преемственности вопреки

официальной языковой политике демонстрируют структурную

устойчивость (консерватизм),

естественно присущую живому языку. Это заставляет с сомнением относиться к тезису, согласно которому русские диалекты в современной языковой ситуации якобы занимают периферийное место, отведенное языковым реликтам. Территориальные

диалекты - это варианты современного русского языка,

которые для значительной части его носителей являются нормальными средствами коммуникации» [55,

123-124]. Диалекты «не только выполняют традиционную роль объекта воздействия со стороны литературного языка, но и сами при определенных условиях влияют на него. Одним из результатов влияния одной формы на другую является проникновение в эту последнюю элементов первой» [54, 58]. С.М. Антонова также отмечает

отношения ЛЯ и говоров как процесс взаимодействия и взаимовлияния. Она констатирует факт влияния ЛЯ на лексическую систему диалекта (её обогащение новыми лексическими ресурсами, открытость для инодиалектного и литературного влияния и т. д.) и, вместе с тем, обратное -

функциональное воздействие

говоров на ЛЯ (развитие у

периферийных глаголов

приспособленности к обозначению речевого действия через

сочетаемость с прямой речью, через обогащение их семной и

семантической структуры

«речевыми» компонентами) [6, 75]. С. М. Антонова выявляет

специфические черты, характерные только для одной из подсистем национального языка: либо ЛЯ, либо диалекта [6, 76].

Каждая из подсистем

национального языка (и ЛЯ, и диалекты) представляют собой уникальное явление. Они могут

иметь общие точки

соприкосновения ввиду

генетической общности, находятся в отношениях взаимодействия и взаимовлияния, но утверждать, что система диалекта (в том числе и такая ее часть, как лексический состав) полностью подчинена системе ЛЯ, у нас нет никаких оснований. Поэтому мы допускаем, что общерусские слова не являются

«заимствованием

из

ЛЯ,

оно

существует в диалектных системах исконно, живет там своей собственной жизнью» [50, 42].

О.В.Загоровская пишет: «В целом несовпадение в семантике общерусских слов в системе литературного языка и системе территориального диалекта -явление обязательное. Любое слово в говоре имеет специфику в своей семантике, хотя бы на уровне одного из компонентов значения. Безусловно, следует иметь в виду, что во многих случаях подобная специфика оказывается весьма незначительной. Однако сама по себе минимальность явления не должна приводить к отрицанию его бытия» [41, 179-180]. Т.С.Коготкова, предсказывая неизбежное слияние ЛЯ и диалектов, указывает, что «освоенным до конца слово литературного языка в говоре будет считаться тогда, когда оно правильно воспроизводится в говоре не только по форме и содержанию, но и сохраняет языковые отношения дающей системы» [61, 131]. Исследования, изучающие особенности

функционирования общерусских слов в составе диалекта, убеждают нас в том, что такого освоения общерусских слов в говорах нет и не может быть. Различия в

семантической структуре слова, особенностях его грамматического функционирования, стилистических характеристиках говорят о самобытности общерусского слова, функционирующего в говорах, а не о «господстве ложного диалектизма» на пути освоения слова, заимствованного из ЛЯ, лексической системой говора [61, 133].

Запутанным в терминологическом отношении является и вопрос о том, какое слово нужно считать диалектным. В учебниках по лексикологии встречаются

определения, относящие к

диалектной лексике слова,

распространение которых

ограничено той или иной территорией. Д.Н.Шмелев проводит различие между диалектными

словами и диалектизмами: «В

отличие от диалектизмов,

помещаемых в толковых словарях современного литературного языка (и тем самым признаваемых частью литературной лексики) с пометой «областное» (и тем самым

признаваемых особыми,

стилистически отмеченными

элементами этой лексики), диалектные слова, о которых здесь говорится, не представляют в настоящее время каких-либо местных говоров» [141, 272]. Другое понимание этого термина мы

встречаем в диалектологической литературе.

О.В.Загоровская понимает

термин «диалектное слово» широко: он означает «любую словесную единицу, бытующую в народных говорах, вне зависимости от ее территориального распространения и наличия или отсутствия в

литературном языке» [41, 4]. В

таком же широком смысле употребляют термин диалектный применительно к лексике говора и другие исследователи: «диалектное слово» [81, 134, 146; 92, 53],

«диалектные лексемы» [85, 9-10],

«диалектный глагол» [13, 193] и др.2

Существует и более узкое

понимание этого термина. Н.А.

Лукьянова приводит следующее определение: «Диалектное слово -такое слово, которое ограничено в своем употреблении определенной территорией, т. е. имеет изоглоссу на территории русского языка,

является функциональной единицей

2 По другой терминологии такое слово могут называть региональным [64, 156], регионализмом [58, 59], областным, чисто диалектным [81, 133-134]

диалектных систем, не

употребляется в литературном языке или употребляется в нем как стилистически окрашенное

средство» [74, 17]. Подобное

определение дает и О.И. Блинова: «диалектные (или областные) слова -это такие лексические единицы, которые как целое принадлежат только диалектной системе (отсутствуя в литературном языке) и характеризуются изоглоссой на территориальной карте русского языка» [14, 108]. На

территориальную ограниченность диалектного слова указывают и другие исследователи [например, 111, 149].

Однако степень территориальной ограниченности может быть

различной. Именно этим вызвано желание некоторых исследователей дать более подробные

классификации диалектных слов, не известных ЛЯ, но

функционирующих в говорах. Например, Л.Н.Храмцова, исследуя экспрессивные глаголы,

квалифицирует их как узко- и широкоареальные [138, 13] Среди узкоареальных выделены глаголы, существующие только в одной диалектной лексической системе и являющиеся проявлением ее специфики и глаголы, имеющие более широкие ареалы; называются разновидности соотношений между системами значений материально тождественных широкоареальных глаголов [138, 13-14]. Н.Т. Бухарева различает в говорах Сибири: а)

узкорегиональную лексику, которая отражает самобытность отдельного говора (например, говора отдельного села) и не имеет изоглосс в других говорах; б) региональную лексику, которая очерчена границей ряда родственных говоров,

объединенных общностью генезиса, территории, внешних условий и языковых закономерностей [26, 48].

О. И. Соколова приводит другие

термины для обозначения этих же

понятий - «чисто» местная лексика и междиалектная лексика [129, 11].

Выделение территориальной

изоглоссы в качестве основного

признака диалектного слова принимается не всеми лингвистами, видимо, в силу размытости,

неопределенности этого критерия. Например, Н. Г. Ильинская дает другое определение: «Диалектное

слово - существующее в говорах и отсутствующее в системе ЛЯ» [50,

41].

Диалект представляет собой

единую систему, в которой лексика определенным образом структурно организована, поэтому не следует противопоставлять собственно

диалектные слова общерусским, т. к. любая частная диалектная система представляет собой систему взаимосвязанных единиц, которые взаимодействуют друг с другом как элементы некоего сложного

организма. «И территориально

ограниченные и территориально не ограниченные слова говора образуют единую лексическую систему говора, где все они вступают друг с другом в определенные парадигматические и синтагматические отношения» [92, 53]. Анализируя как общерусские, так и собственно диалектные глаголы, функционирующие в говорах камчадалов, мы будем руководствоваться следующими терминами:

Общерусское слово - слово, имеющее идентичную форму выражения в литературном языке и в диалекте и функционирующие в этих двух системах, не являясь в последних заимствованиями из литературного языка или из каких-либо других источников.

Собственно диалектное слово -слово, не имеющее соотносительного по форме выражения слова в

литературном языке,

функционирующее в говорах и отсутствующее в системе ЛЯ.

Собственно диалектное значение

- зафиксированное в говорах и отсутствующее в ЛЯ значение общерусского слова.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что изучение глагола, функционирующего в говорах, многоаспектно. Наиболее полно изучены грамматические категории и формы глагола. Как правило, исследованию подвергаются

аспекты, зафиксированные в программе по «Русской

диалектологии» [112, 15]. Менее

изученными областями являются морфемика, словообразование и синтаксическое функционирование глагола в говорах. Особое место занимают исследования по семантике глагола. Как правило, они ведутся с точки зрения системного подхода к описанию лексики: анализируются парадигматические и синтагматические связи в пределах ЛСГ, осуществляется компонентный анализ глагольной лексики. Среди исследований комплексного характера,

охватывающих все перечисленные области или большую часть их, можно отнести работу

С.А.Никишиной [86]. В настоящее время наиболее актуальным видится изучение глагола, сквозь призму проблемы

«общерусское /диалектное», поскольку описание специфики

функционирования общерусских глаголов в говорах было целью лишь одного диссертационного

исследования, которое проводилось на материале архангельских говоров [49; 50].

Библиография

1. Андреева-Васина Н.И. Глаголы

с приставкой при- в русских

народных говорах (в сопоставлении

с литературным языком).

Автореферат дисс... канд. филол. наук. Л., 1975. 20 с.

2. Андреева-Васина Н.И.

Значения глагольной приставки ПРИ- в русских народных говорах и произведениях устного народного творчества / / Лексика русских народных говоров (опыт

исследования) / Под ред.

Ф.П.Филина. М.-Л., Изд-во «Наука», 1966. С.87-105

3. Андреева-Васина Н.И. О

некоторых особенностях

диалектного словообразования (на материале глаголов с приставкой при-)// Вопросы изучения лексики русских народных говоров (диалектная лексика) 1971 / Под

ред. Ф. П. Филина и

Ф.П.Сороколетова. Ленинград, Изд-во «Наука», Ленинградское

отделение, 1972. С.152-160.

4. Андрющенко В.И.

Словоизменение глагола в

южнорусском говоре (на материале говора станицы Андрюковской Мостовского района Краснодарского края). Автореферат дисс. канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 1977. 24 с.

5. Антонова С. М. Глаголы

говорения в аспекте их функционирования в говорах Среднего Приобья и в литературном языке // Актуальные проблемы региональной лингвистики и истории Сибири. Материалы Всесоюзной научной конференции «Говоры и разговорная речь» (март, 1991) / Под ред. Л.А.Араевой,

В.А.Волчек. Кемерово, 1992. С. 7478

6. Антонова С.М. Лексикограмматическая сочетаемость

глаголов в ЛЯ и в диалекте. Авторефер. дисс.канд. филол. наук. Томск, ТГУ им. В. В. Куйбышева, 1989. 21 с.

7. Арзуманова Н.Г. К вопросу об

освоении финно-угорских

глагольных заимствований в севернорусских говорах (глагол рячкать) // Севернорусские

говоры. Выпуск 2. Отв. ред. проф. Н.А.Мещерский и проф. А.С.Герд. Ленинград, Изд-во Ленинградского ун-та, 1975. сс.84-90

8. Артемьева О.В.

Отсубстантивные глаголы в говорах Прибайкалья и Иркутской области: когнитивный аспект. Автореф. диссер... доктора филол. наук. Томск, Иркутский гос. ун-т, 2000. 21 с.

9. Барашков В.Ф. Русские говоры Ульяновской области. Пособие по краеведению. Ульяновск, УГПИ им. И.Н.Ульянова, 1977. 80 с.

10. Барашков В.Ф. Ульяновское

Поволжье: языки, говоры,

ономастика. Книга для студентов филологических специальностей и учителей-словесников, Ульяновск, Институт повышения

квалификации и переподготовки работников образования при УГПИ им И.Н.Ульянова, 1999. 68 с.

11. Белоусова Г. Г. Глагол ЖАБАТЬ в кежемском говоре Красноярского края // Координационное совещание по проблемам изучения сибирских говоров кафедр русского языка вузов Сибири, Урала и Дальнего Востока. Тезисы докладов 24-26 октября 1988 года // Под ред. Роговой В.Н. и др. Красноярск, 1988. С. 20-24

12. Белоусова Е.А. К вопросу о

пометах возвр. и страд. в

Псковском областном словаре // Псковские говоры (Псковский

областной словарь и актуальные проблемы региональной

лексикографии). Межвузовский сб. научн. трудов / Под ред.

Л.Я.Костючук. Псков, ПГПИ, 2001. С 38-44

13. Бессонова Ю.А.Семантика диалектных глаголов речи в орловских говорах и отражение в ней мировосприятия их носителей.

Дисс. канд. филол. наук. Орел, 2001. 269 с.

14. Блинова О. И. Лексика

диалекта (с точки зрения ее соотношения с формами

национального языка) / /

Лексические и грамматические проблемы сибирской диалектологии. Доклады и сообщения

межвузовского семинара кафедр русского языка высших учебных заведений Западной Сибири

(Барнаул, 1971). Барнаул, 1972. С. 102-109

15. Блинова О.И. Мотивационные

отношения слов диалекта// Проблемы грамматики,

словообразования и лексики сибирских говоров / / Под ред. В.В.Бебриш, Р.Т.Гриб, В.Н.Роговой. Красноярский государственный педагогический институт, 1978. С. 91-98

16. Блинова О.И. Структурная мотивация слов // Говоры русского населения Сибири: Сборник статей / Отв. редактор В.В.Палагина. Томск, Изд-во Томск. ун-та, 1983. С. 88-96

17. Бобряков Н.А. Возвратные

глаголы в говорах Киренского района Иркутской области // Труды кафедр русского языка вузов Восточной Сибири и Дальнего Востока 11 / Под ред. проф.

В.Д. Кудрявцева. Иркутск, ИГПИ, 1962. С. 274-281

18. Борисова А.Н. Исследование говора Лысьвенского района Пермской области (фонетикоморфологический очерк). Автореф. дисс... канд. филол. наук. М., МПГИ им В.И.Ленина, 1966. 20 с.

19. Бородина М.Н. Говор западной части Любимского района Ярославской области. Автореф. дисс... канд. филол. наук. М., МПГИ им. В.И.Ленина, 1969. 21 с.

20. Бородина М.Н. О глаголе в говоре западной части Любимского района Ярославской области //

Вопросы русского языка.

Современный русский язык и диалектология. Стилистика и

диалектология. Выпуск IV/ Под ред. Г.Г.Мельниченко. Ярославль, ЯГПИ им. К.Д.Ушинского, 1968. С. 37-51

21. Ботина Л.Г. Старожильческий

говор Правобережья Верхней Лены (грамматико-лексический очерк). Автореф. дисс... канд. филол. наук. Самарканд, Иркутский

государственный ун-т им.

А.А.Жданова, 1965. 21 с.

22. Браславец К. М.

Диалектологический очерк

Камчатки - Южно-Сахалинск, 1968, 469 с.

23. Брицын М.А. Диалектология.

Фонетическая система и

грамматический строй русских народных диалектов. Киев, Изд-во «Вища школа», 1973. 76 с.

24. Бромлей С.В., Булатова Л.Н. Очерки морфологии русских говоров. М., Изд-во «Наука», 1972. 448 с.

25. Бузник Л.Ф. Наблюдения над

говорами русских сел Липецкого района Харьковской области (Глагол. Формы инфинитива и настоящего времени) // Труды

филологического факультета

Харьковского государственного унив-та им. О.М. Горького, т. 6, 1958. С. 179-190

26. Бухарева Н.Т. Сибирская

лексика и фразеология.

Новосибирск, Изд-во «Наука», 1983. 202 с.

27. Валюсинская З.В.,

Овчинникова В.С. Отыменное глагольное словообразование в говорах Дона // Материалы 1Х и Х конференций северо-кавказского зонального объединения кафедр ря / Под ред. В.Коваленко. Р.-на-Д. Изд-во Рост. ун-та, 1971. С. 191-200

28. Ворошилова Т.С. Из наблюдений над изменением некоторых глагольных форм в условиях ивановского диалекта //

Вопросы русского языка. Выпуск 1. диалектология и историческая грамматика. Сборник ст.

преподавателей кафедр русского языка Ивановского, Костромского, Шуйского и Ярославского педагогических институтов.

Ярославль, ЯГПИ им.

К.Д.Ушинского, 1970. С. 108-115

29. Головин В.Г., Головина Л.И., Провоторова Е.А.. Говоры Липецкой области. Пособие по краеведению. Учебное пособие. Воронеж, Воронежский ордена «Знак Почета» государственный педагогический институт, 1987. 78с.

30. Гринкова Н.П. Воронежские

диалекты. Опыт монографического исследования. Дисс. доктора филол. наук. Л., 1940. 753 л.

31. Громов А.В. Некоторые

особенности говоров Мантуровского и Макарьевского районов

Костромской области //Вопросы русского языка. Выпуск 5.

Грамматика, стилистика,

диалектология, методика / под ред. Г.Г.Мельниченко и др. Ярославль, ЯГПИ им. К.Т.Ушинского, 1969. С. 75-84.

32. Гудкова С.Н. Глагольные

словообразовательные типы в

системе одного говора (опыт ономасиологического описания). Дисс. канд. филол. наук. Томск, 1983. 174 с.

33. Гудкова С.Н. Глагольные

словообразовательные типы в

системе одного говора (опыт ономасиологического описания). Авторефер. дисс.канд. филол. наук. Томск, 1983. 20 с.

34. Гудкова С.Н., Низгутская

Л.Г.О диалектной специфике словообразовательной системы (на материале глаголов на -ОВАТЬ) / / Говоры русского населения Сибири: Сборник статей // Отв. редактор В.В.Палагина. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1983. С.167-176

35. Данилов А.А.

Дифференциация морфологических значений с помощью словесного ударения в современном руссом литературном языке и некоторых русских народных говорах // Грамматическая семантика

языковых единиц / Под ред. Л.Л.Маловицкого и П.В.Булина. Вологда, ВГПИ, 1981. С. 37-47

36. Диалектные различия

русского языка. Морфология. Программа собирания диалектного материала / Под ред. С. В. Бромлей и др. М., Наука, 1998. 176 с.

37. Дребнёва Е.А. Глагол как

производящая база субстантива (на материале среднеуральских говоров) // Актуальные проблемы

региональной лингвистки и истории Сибири. Материалы Всесоюзной научн. конф. «Говоры и разговорная речь» (март, 1991) / Под ред.

Л. А. Араевой, В. А. Волчек. Кемерово, 1992. С. 107-113

38. Дронова Л.П. Об

омонимичности диал. метать и его этимологических связях / /

Этимологические исследования: материалы 1-11 научных совещаний по русской диалектной этимологии, Екатеринбург, 10-12 октября 1991 г., 17-19 апреля 1996 г. Выпуск 6. Екатеринбург, Уральский

государственный ун-т им.

А.М.Горького, 1996. С. 45-50

39. Завалишина А.И.

Словопроизводство глаголов в говоре села Михайловки

Залегощенского района Орловской области. Автореф. дисс. канд. филол. наук. Воронеж, 1981. 22 с.

40. Загоровская О.В. Семантика

диалектного слова и проблемы диалектной лексикографии.

Автореф. дисс. докт. филол. наук. Л., 1991. 32 с.

41. Загоровская О.В. Семантика

диалектного слова и проблемы диалектной лексикографии/

Институт русского языка АН СССР. М, 1990. 300 с.

42. Закревская В.А.

Употребление приставочных

глаголов совершенного и

несовершенного видов (на материале архангельских народных говоров). Дисс. канд. филол. наук. М., МГУ им. А.В.Ломоносова, 2002. 234 с.

43. Зиброва Т.Ф. Особенности глагольных форм в говорах Заволжья. Автореферат дисс. канд. филол. наук. Куйбышев, 1971. 22 с.

44. Зиброва Т.Ф. Спряжение

глаголов с основой на задненебный согласный в говорах Заволжья // Вопросы диалектологии и истории русского языка. Ученые записки. Выпуск 82. Ч. II. Кафедра русского языка. Куйбышев, КГПИ им.

В. В. Куйбышева, 1970. С. 19-43

45. Иванова В.А. Особенности

управления некоторых глаголов в русских говорах // Материалы и исследования по русской

диалектологии. Новая серия. Выпуск 11. Москва, Изд-во Академии наук СССР, 1961. С. 140149

46. Иванова Л.В. Структурно-

семантическая типология глаголов (на материале говора с. Татищево Переволоцкого района

Оренбургской области).

Автореферат дисс. канд. филол. наук. М., 1972. 21 с.

47. Иванова Ф.П. Экспрессивная глагольная лексика (на материале русских говоров Приамурья) // русские говоры Дальнего Востока. Хабаровск, ХГПИ, 1994. 105 с

48. Ильин В.Я. Глагольные

префиксы в диалектах и просторечии. Авторефер. дисс. канд. филол. наук. Саратов, 1971. 19 с.

49. Ильинская Н.Г. Общерусское

слово в грамматическом и стилистическом аспектах (на

материале архангельских говоров). Петропавловск-Камчатский, Изд-во КГПУ 2002. 149 с.

50. Ильинская Н.Г. Общерусское слово в лексикологическом аспекте. Петропавловск-Камчатский, Изд-во КГПУ, 2001. 343 с.

51. Казазаева М.А.

Функционирование многозначного глагола БЫТЬ в сфере диалектной лексики // Вопросы региональной лингвистики. Сборник научных трудов, посвященный памяти проф. Л.Л.Орлова. Волгоград, «Перемена», 2002. С 40-43

52. Казакова Т.Е. Глаголы-

синонимы в диалектной

лексической системе (на материале говора села Красный Яр Уватского района Тюменской области. Авторефер. дисс.канд. филол. наук, Л, 1983. 20 с

53. Казакова Т.Е. Об адаптации

литературной лексики в диалектной системе (на материале глагольных синонимических рядов) //

Литературный язык и народная речь. Межвузовск. Сб. научн. трудов / Под ред. Л. К. Андреевой и др. Пермь, ПГУ, 1984. С. 122-126

54. Калнынь Л.Э. Включение диалектизмов в художественный текст как разновидность контакта между диалектной и литературной формами русского языка / / ВЯ, 1998, №6. С. 58-68

55. Калнынь Л.Э. Русские

диалекты в современной языковой ситуации и их динамика // ВЯ, 1997 №3. С. 115-124

56. Касвин Г.А. Глагольные основы в русских говорах. Дисс. докт. филол. наук. Московский городской педагогический институт им. В.П. Потемкина. М., 1947. 472 л.

57. Клепицкая Н.А.Глагольные

образования с приставкой за- (на материале русских говоров Приамурья) // Народные говоры

Дальнего Востока. Межвузовский сборник научных трудов.

Хабаровск, 1989. С.79-84

58. Климкова Л.А. Глагольные

регионализмы: номинация,

семантика, образование,

сочетаемость // Глагол в системе языка и речевой деятельности. Материалы научной

лингвистической конференции / Отв. ред. Л. Г. Бабенко. Свердловск, Уральский госуд. ун-т,1990. С. 59-60

59. Кобелева И.А. Тенденции

развития неличных форм глагола в говоре и просторечии (по материалам русских говоров и городского просторечия на территории Коми АССР).

Автореферат дисс. канд. филол. наук.Л., ЛГУ им. А.А.Жданова, 1988. 15 с.

60. Ковалев Н.С. Глаголы

совершенного вида и временные планы: о вариантах соотношения в изолированных украинских говорах // Вопросы региональной

лингвистики. Сб. научн. трудов, посвященный памяти проф. Л. М. Орлова. Вологда, «Перемена»,

2002. С. 158-169

61. Коготкова Т.С.Русская

диалектная лексикология (состояние и перспективы). М., 1979.

62. Козлова В.Л. О

сочетаемостных свойствах

синонимов и некоторых вопросах диалектной лексикографии // Проблемы лексикологии,

фразеологии и лексикографии сибирских говоров. Красноярск, 1975.

63. Королькова А.В. К

характеристике глагольных

синонимических рядов в брянских говорах // Вопросы русской диалектологии. Сборник научных трудов / Под ред. В. А. Козырева и др.- Ленинград, ЛГПИ им.

А.И.Герцена, 1976. С. 33-41

64. Коршунова Л.С. Лексико-

семантические группы глаголов говорения, мыслительной

деятельности, чувства в говорах Нижегородской области. Дисс. канд. филол. наук. Арзамас, 2002. 367 с.

65. Костенко Е.А. Глаголы со

значением ‘сердиться’ в донских казачьих говорах //Вопросы

региональной лингвистики. Сборник научных трудов, посвященный памяти проф. Л. М. Орлова.

Волгоград, «Перемена», 2002. С. 9294

66. Коткова Н.С. Из истории

русских терминов полеводства // Вопросы изучения лексики русских народных говоров (диалектная

лексика) 1971 / Под ред.

Ф.П.Филина и Ф.П.Сороколетова. -Изд-во «Наука», Ленинградское отделение, Ленинград, 1972. С. 6267

67. Кузнецов П.С. Русская

диалектология. Изд. 3-е

исправленное, М., Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1960. 184 с.

68. Кузнецова О.Д. Глаголы с

суффиксом -АНУ- (ОНУ) в говорах русского языка // Лексика русских народных говоров (опыт

исследования) / Под ред.

Ф.П.Филина. М.-Л. Изд-во «Наука», 1966. С. 35-61

69. Кустарев М.А. Говор села Старо-Пожвистнева Похвистевского района Куйбышевской области. Дисс. доктора филол. наук, Смоленск, 1947. 180 л.

70. Лаврентьева Н.Б.

Экспрессивно-выразительная глагольная лексика (на материале говоров Новосибирской области). Авторефер. дисс.канд. филол. наук Томск, 1980. 18 с.

71. Лаврентьева Н.Б.

Энантиосемия как результат метафоризации / / Проблемы грамматики, словообразования и лексики сибирских говоров /Под ред. Бебриш В. В. и др. Красноярск, КГПИ, 1978. С.104-110

72. Литвинникова О.И.

Словообразовательные варианты в системе русского диалектного глагола. Киев, 1994. 96 с

73. Лобова Ю.Б. Глаголы

речевого воздействия //

Диалектная лексикология и лексикография: брянские говоры. К 90-летию проф. В.И.Чагишевой. Коллективная монография. СПб, Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 1999. 214 с. С. 95-101

74. Лукьянова Н.А. Лексика современных говоров как объект изучения. Учебное пособие. Новосибирск, НГУ им. Лен. комсомола, 1983. 180 с.

75. Луппова Г.П. Глагольноименные словосочетания в русских говорах на Алтае (на материале говоров Топчихинского района). Автореф. дисс. канд. филол. наук. Красноярск, 1973. 26 с.

76. Манаенкова А.Ф. Русская

диалектология. Минск,

«Университетское», 1992. 238 с.

77. Марейчева Э.В.

Морфологические способы

словообразования глаголов в говорах западной зоны Курской области. Автореф. дисс. канд. филол. наук. Воронеж, 1972. 18 с.

78. Матвеева Т.В. Семантические основания экспрессивности глагола: (на материале говоров Среднего Урала). Автореферат дисс. .канд. филологи. наук. Томск, 1979. 16 с.

79. Минина Н.Е. Особенности спряжения и формообразования глаголов в островных русских говорах Витебщины / / Пятые поливановские чтения. Сборник научных статей по материалам докладов и сообщений. Часть 2. История славянских языков и диалектология. - Смоленск, 2000. С. 174-179

80. Михеева М.С. Основные

особенности грамматической

системы Сереговского говора // Ученые записки Коми

государственного пединститута. Выпуск 8. Кафедра русского языка, Сыктывкар, Коми книжное изд-во, 1960. С. 97-121.

81. Моисеева Л.С. Категория вида русского глагола в говорах Тамбовской области. Дисс. канд. филол. наук. Тамбов, 1999. 284 с.

82. Мокиенко В.М. К вопросу о

диалектных источниках

просторечия (сачок, сачковать) / / Севернорусские говоры. Выпуск 2. // Отв. ред. проф. Н.А.Мещерский и проф. А.С.Герд. Ленинград, Изд-во Ленинградского ун-та, 1975. С.137-144

83. Мординова Г.А.

Парадигматическая и

синтагматическая организация

диалектной глагольной лексики (на материале говоров Каргасокского района Томской области).

Авторефер. дисс.канд. филол. наук. Томск, 1985. 24 с.

84. Мординова Г.А.Об одном

случае связи многозначности и синонимии (на материале говора) // Проблемы лексикологии,

фразеологии и лексикографии сибирских говоров / Под ред. Роговой В.Н. и др. Красноярск, КГПИ, 1979. С.19-24

85. Московая Э.А. Опыт

системного исследования глагольной диалектной лексики (на материале говора села Татищево

Переволоцкого района

Оренбургской области). Авторефер. дисс.канд. филол. наук. М, 1968. 20с.

86. Никишина С.А. Глагол в

орловских говорах (в

семасиологическом и

морфологическом освещении). Дисс. канд. филол. наук. Орел, ОГУ, 1998. 328 с.

87. Обнорский С.П. Очерки по морфологии русского глагола. Изд-во Академии наук СССР, М., 1953. 251 с.

88. Овчарова В.Н. Глаголы начинательного значения (на материале русских говоров южных районов Красноярского края // Лексические единицы и их

взаимодействие в говорах Сибири. Межвузовский сборник научных трудов. Красноярск, 1988.

89. Овчарова В.Н.Системные отношения в префиксальном словообразовании глаголов // Координационное совещание по проблемам изучения сибирских говоров кафедр русского языка вузов Сибири, Урала и Дальнего Востока. Тезисы докладов 24-26 октября 1988 года / Под ред. Роговой В.Н. и др. Красноярск, 1988.

90. Оленина С.А. Говор села Мариинского Ульчского района Хабаровского края // Труды кафедр русского языка вузов Восточной Сибири и Дальнего Востока/ под ред. М. М. Власенко и др., Иркутск, ИГПИ, 1960. С. 126-134.

91. Орлов Л.М., Кудряшова Р.И.

Русская диалектология:

современные процессы в говорах. Волгоград, «Перемена», 1998. 144с.

92. Оссовецкий И.А. Лексика современных русских народных говоров. М., Наука, 1982.

93. Павленко П.И.Глаголы с приставкой воз - в русских народных говорах / /Диалектная лексика 1969 / Отв. ред. Ф.П.Филин и Ф.П.Сорокалетов. Ленинград, Изд-во «Наука», Ленинградское отделение, 1971. С.171-186

94. Павленко П.П. Структурнословообразовательные особенности глаголов с приставкой воз- в говорах // Диалектная лексика, 1975 / Под ред. Ф.П.Сороколетова. Л., 1978. С. 132-145

95. Пак М.К. Многократные глаголы в архангельских говорах. Дисс. канд. филол. наук. М., 1993. 291 с.

96. Плеханова Е.Д. Говор потомков казаков Иртышской укрепленной линии. Автореф. дисс... канд. филол. наук. Алма-ата, Казахский ГУ им. С. М. Кирова, филологический факультет, 1970. 19

с.

97. Пляскина Е.И. Лексические синонимы в говоре сел Борзинского района Читинской области // Координационное совещание по проблемам изучения сибирских говоров кафедр русского языка вузов Сибири, Урала и Дальнего Востока. Тезисы докладов 24-26 октября 1988 года / Под ред. Роговой В.Н. и др. Красноярск, 1988. С. ??

98. Пожарицкая С.К. О семантике итеративных глаголов в севернорусских говорах // Современные русские говоры / Под ред. Ю.С.Азарх. М., «Наука», 1991.

С. 84-94

99. Пожарицкая С.К. Русская диалектология. М., Изд-во МГУ, 1997. 168 с.

100. Попова Т.В. Семантическая

характеристика лексико-

семантической группы глаголов со значением «работать». Дисс. канд. филол. наук. Тамбов, ТГУ им. Г.Р.Державина, 1999. 227 с.

101. Пристайко Т.С., Шиловский

А.Н. Учебно-наглядное пособие по русской диалектологии (фонетика и морфология). Днепропетровск,

Днепропетровский ордена

Трудового Красного знамени государственный университет им. 300-летия воссоединения Украины с Россией, 1985. 87 с.

102. Прокуденко Н.А.

Семантическая организация

диалектных отсубстантивных

глаголов на -ИТЬ / /

Координационное совещание по проблемам изучения сибирских говоров кафедр русского языка вузов Сибири, Урала и Дальнего Востока. Тезисы докладов 24-26 октября 1988 года / Под ред. Роговой В.Н. и др. Красноярск, 1988.

103. Путятина Л.Ф. Два случая морфонологических чередований в русских говорах Приамурья //

Русские говоры Дальнего Востока. Межвузовский сб. научных трудов. Хабаровск, ХГПИ, 1984. С. 81-87

104. Резцов В. В. Регулярная полисемия диалектного глагола // Диалектная лексикология и лексикография: брянские говоры. К

90-летию проф. В.И.Чагишевой. Коллективная монография. СПб, Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 1999. 214 с. С. 61-71

105. Резцов В.В. Семантическая структура диалектного глагола в лексикографическом аспекте (на материале брянских говоров). Автореф. дисс. канд. филол. наук. Л., ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1988. 17 с.

106. Ровнова О. Г. Говоры старообрядцев зарубежья как источник нового материала по диалектной аспектологии / / Материалы и исследования по русской диалектологии I (VII). К 100-летию со дня рождения Р. И. Аванесова / Под ред. Л.Л.Касаткина и др. М., «Наука», 2002. С. 151-171

107. Ровнова О.Г. Многократные глаголы в одном вологодском говоре // Современные русские говоры / Под ред. Ю.С.Азарх. М., «Наука», 1991. С. 94-103

108. Романова М. А. Продуктивные

классы глаголов в русских говорах Тюменской области // Проблемы грамматики и словообразования

сибирских говоров. Сборник

научных трудов / Под ред.

В. В. Бебриш и др. Красноярск,

КГПИ, 1982. С. 67-75

109. Романова М.А., Светлова

В.Н., Лецкин М.А. Русские говоры Зауралья (Учебное пособие). Тюмень, ТПГИ, Свердловский ГПИ, 1971. 97 с.

110. Русская диалектология / Под ред. В. В. Колесова. М, 1990.

111. Русская диалектология / Под ред. проф. Л.Л. Касаткина. М., «Просвещение», 1989. 224 с.

112. Русская диалектология.

Программа высших учебных заведений для специальности «Русский язык и литература» / сост. Л.Л.Касаткин, отв. ред. Е.И. Диброва, М., МГОткр. ПИ, Учебнометодическое объединение, 1994. 27 с.

113. Русская диалектология:

Учебное пособие для практических занятий / Под ред. Е. А. Нефедовой. М., Изд-во Московского ун-та, 1999. 208 с.

114. Русские говоры Среднего

Приобья. Ч. 1 // Под ред.

В.В.Палагиной, Томск, Изд-во Томского унив-та, 1984. 208 с.

115. Рыко А. И. Проблемы

индоевропейского глагольного

словоизменения: на материале 3-го лица презенса в северно-западных русских говорах. Автореф. дисс.канд. филол. наук. СПб, СПбГУ, 1999. 20 с.

116. Самотик Л.Г. Из наблюдений

над лексикой старожильческого говора Тасеевского района Красноярского Края // Материалы и исследования по сибирской диалектологии, 1971 // Под ред.

Р.Т.Гриб и др. Красноярск, КГПИ,

1973. С. 90-102

117. Самотик Л.Г. К вопросу о

парадигматических и

синтагматических сторонах

значения глагола в говоре // Лексические единицы и их взаимодействие в говорах Сибири. Межвузовский сборник научных трудов. Красноярск, 1988.

118. Самотик Л.Г. К проблеме многозначного слова как части диалектной лексико-семантической системы // Проблемы сибирской диалектологии. Часть 2 // Под ред. Л. Г. Самотик и др. Красноярск, КГПИ, 1979. С. 39-54

119. Самотик Л.Г.Особенности

функционирования глагола «делать» в системе русского

старожильческого говора

Тасеевского района Красноярского края // Материалы и исследования по сибирской диалектологии, 1971 // Под ред. Р. Т. Гриб и др. Красноярск, КГПИ, 1973. С.106-124

120. Саркисьян С.Г. К вопросу о

морфонологии многократных

глаголов (на материале

архангельских говоров //

Современные русские говоры / Под ред. Ю.С.Азарх. М., «Наука», 1991.

С. 104-110

121. Свистунов Н .Т. Глаголы-

антонимы, производные от прилагательных хороший-плохой и их семантических эквивалентов (на материале брянских говоров) //

Вопросы русской диалектологии. Сборник научных трудов / Под ред.

В.А.Козырева и др.- Ленинград, ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1976. С. 4250

122. Сергеева Т.В. Фонетикоморфологический очерк говора села Громы Братского района Иркутской области. Автореф. дисс... канд. филол. наук. Иркутск, ИГУ им. А.А. Жданова, 1967. 23 с.

123. Симина Г.Я. Литературная

лексика в системе диалекта (фонетическая адаптация

заимствованных из литературного языка слов) // Вестник Лен. ун-та №

20. История, язык, литература. Выпуск 4. Л, 1968. С. 127-137

124. Симина Г.Я. Пинежье.

Очерки по морфологии пинежского говора. Л., Географическое общество СССР, Комиссия топонимики и транскрипции географических названий, 1970.

131 с.

125. Скребнева А.А. Глагольноименные словосочетания в диалектной речи (на материале шадринского говора. Авторефер. дисс. канд. филол. наук. М., 1971. 23 с.

126. Скребнева А.А. Описательные глагольно-именные обороты в функции сказуемого (на материале

уральских говоров) // Вопросы

истории и диалектологии русского языка. Вып. 6 / Под ред.

Г. А. Турбина и др. Челябинск, ЧГПИ,

1974. С.43- 50

127. Смирнов И.Н.

Лексикографическая интерпретация семантической структуры

производного глагола // Диалектная лексикология и лексикография: брянские говоры. К 90-летию проф.

В.И.Чагишевой. Коллективная

монография. СПб, Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 1999. 214 с. С. 71-79

128. Смирнова В.А. Структура и

функционирование глагольных

форм непрошедшего времени в говоре с. Карам Казачински-Ленского района Иркутской области. Автореферат дисс. канд. филол. наук. Томск, 1975. 20 с.

129. Соколова О. И. Глагольная

система диалекта (на материале говора и произведений устного народного творчества Пудожского айона Карельской АССР). Автореф. дисс.канд.филолог. наук.

Самарканд, 1970. 37 с.

130. Соцкова О.А.Говоры

Мышкинского Поволжья

(Ярославская область): фонетика и морфологияч. Автореф. дисс... канд. филол. наук. Л., ЛГПИ им.

А.И.Герцена, 1966. 24 с.

131. Тарико О.С. Синтаксическое функционирование инфинитива в брянских говорах. Дисс. канд. филол. наук. Брянск, 2000. 204 с.

132. Тер-Аванесова А.В. Ударение тематических глаголов с корнями, оканчивающимися на нешумные в говорах Заонежья // Современные русские говоры / Под ред. Ю.С.Азарх. М., «Наука», 1991. С. 67-

84.

133. Титовская В.В. Возвратные глаголы и залоги в диалектной речи жителей Воронежской области // Диалектологический сборник / Под ред. Жбанковой Т. С. и др. Рязань, РГПИ, 1976. С. 70-83.

134. Топорова Е.Н. Лексическая мотивированность в говорах русского Севера. Дисс. канд. филол. наук, Екатеринбург, ЕГУ им. А.М. Горького, 2001, 192 с.

135. Фадеев Г.А. Глагол «ворчать»

и его синонимы в говоре Заонежья Медвежьегорского района

Карельской АССР.// Вопросы грамматического строя и

словообразования народных

говоров. Межвузовский научный сборник/ под ред. А.Ф.Герд и др. Петразаводск, ПГУ им. О.В. Куусинена, 1976. С. 79-85.

136. Фадеев Г.А. Структурносемантический анализ

синонимических отношений

глаголов со значением звучания, удара-стука и говорения в говоре Заонежья Медвежьегорского района Карельской АССР. Автореферат дисс. докт. филол. наук. Л, ЛГУ им

A.А.Жданова, 1986. 20 с.

137. Халина Н.В. Особенности

семантической деривации

префиксальных глаголов (на материале ля и диалектов) //

Актуальные проблемы региональной лингвистки и истории Сибири. Материалы Всесоюзной научн. конф. «Говоры и разговорная речь» (март, 1991) / Под ред. Л.А.Араевой,

B.А.Волчек. Кемерово, 1992. С. 60-

64.

138. Храмцова Л.Н.

Экспрессивные глаголы с архисемой ‘работать / не работать’ в говорах Урала, Сибири и Дальнего Востока в семантическом, сопоставительном и лексикографическом аспектах (на материале региональных словарей). Автореферат канд. дисс, Томск, 1996. 20 с.

139. Шаброва Е.Н. Структура

непроизводных глаголов в

вологодских говорах. Дисс. канд. филол. наук. Вологда, 1997. 300 с.

140. Шатунова Л.В. О некоторых особенностях образования и функционирования глаголов в

камчатском наречии // Проблемы грамматики, словообразования и лексики сибирских говоров / Под ред. Бебриш В. В. и др. Красноярск, КГПИ, 1978. С.47-53.

141. Шмелев Д. Н. Современный

русский язык. Лексика: Учебное

пособие. М., Едиториал УРСС, 2003. 336 с.

142. Щепина Е.Н. Общенародное

слово в диалектной лексической системе (на материале имен существительных в брянских

говорах). Автореф. дисс.канд. филол. наук. СПб. 1992. 21 с.

143. Щеулина Г.Л. Глагольное

словообразование в говоре казаков-некрасовцев (суффиксальное

образование глаголов от других

частей речи). Автореферат дисс. канд. филол. наук. Б.м., 1972. 21 с.

144. Щеулина Г.Л. Сочетаемость

словообразовательных морфем

глаголов на -и(ть) в говоре казаков-некрасовцев / / Материалы 1Х и Х конференций северо-кавказского зонального объединения кафедр ря // Под ред. В.Коваленко. Р.-на-Д. Изд-во Рост. ун-та, 1971. С. 201205.

145. Этерлей Е.Н. К вопросу о

видовой дифференциации русского глагола// Вопросы изучения лексики русских народных говоров (диалектная лексика) 1971 / под

ред. Ф. П. Филина и

Ф.П.Сороколетова. Ленинград, Изд-во «Наука», Ленинградское

отделение, 1972. С.105-118.