ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА

УДК 81.23

ББК 81.00

А.Ю. Корбут

РОЛЬ ЯЗЫКОВОЙ МОДЕЛИ ТЕКСТА В ПРОЦЕССЕ АКТИВНОГО ВОСПРИЯТИЯ: ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

В статье рассмотрены результаты экспериментальной проверки действия языковой модели текста, понимаемой как его пропорционально-симметричная форма, на процесс активного восприятия. При этом активным восприятием признается процесс восстановления и понимания деформированного текста. Попутно представлен новый аспект осмысления глубинной и поверхностной структур текста, а также рассматриваются симметрические свойства текстов, взятых для экспериментального исследования процесса активного восприятия.

Ключевые слова: синергетика; общая теория текста; активное восприятие; языковая модель текста; форма текста; симметрия; пропорция; коэффициенты симметризации; сильная позиция; поверхностная и глубинная структуры текста

A. Yu. Korbut

THE ROLE OF LINGUSTIC TEXT PATTERN IN THE PROCESS OF ACTIVE PERCEPTION: AN EXPERIMENTAL ANALISIS

The article presents the results of an experimental examination of the influence of linguistic text pattern, understood as its proportional symmetrical form, upon the process of active perception; active perception being defined as the process of deformed text restoration and understanding.

The article gives a new interpretation of text deep and surface structure as well as of symmetrical characteristics of texts used for an experimental examination of active perception process.

Key words: active interpretation; deep and surface structure; synergy; theory of text; linguistic text pattern; symmetry; text form; strong position; symmetrical coefficients

В рамках голографической синергетической парадигмы предполагается, что процесс самоорганизации немеханического динамического целого (а значит, и текста) позволяет при определенных деформациях осуществлять достройку этого целого по имеющейся части. Восстановление целого производится по операционно-измерительным схемам, однако восстановленных онтологий может быть некоторое множество [Аршинов, 2004, с. 118].

Для общей теории текста это положение может быть уточнено: при восстановлении целого текста последовательность элементов его структуры, реализует законы формообразования текста, закрепленные на глубинном уровне, в связи с чем на поверхностном уровне возникает то содержание, которое выражено первичной онтологией. Ряд экспериментальных исследований структуры текста уже позволяет с уверенностью говорить об искомой устойчивости его информационной структуры даже при наличии определенных деформаций (см. В.А. Дорофеева, Е.А. Коржнева, Н.В. Солодянкина, Э.Т. Болдырева).

Содержание единичной речевой системы здесь признается информацией и считается поверхностной структурой текста, поскольку именно эта структура является искомой, те. предназначенной для восприятия. Линейные стратегии, выстраивающие текст как последовательность единиц, не осознаются продуцентом. К ним относятся коммуникативная преемственность, линейная пропорциональная делимитация, симметризация и др. Это глубинные, не предназначенные для осмысления, свойства структуры текста. Главным свойством глубинной структурой текста признается его языковая модель-форма, детерминирующая линейные стратегии продуцирования.

Активным восприятием текста здесь условно называется процесс понимания деформированного текста, при котором первоначально осуществляется восстановление обеих его структур: как поверхностной, так и глубинной.

Если же текст является формально-содержательным единством, то и влияние языковой модели-формы (как структурно закрепленного варианта конкретной последовательности) на процесс восстановления после деформации должно быть значительным. В этом случае после деформации уже состоявшегося текста разрушенная форма его стремится к восстановлению, движимая содержанием. Если языковая форма-модель текста (выделенная в исследованиях Г.Г.Москальчук и А.Ю. Корбут) имеет место в языковой системе, то в любом восстанавливаемом варианте с разной степенью вероятности должны проявиться признаки языкового инварианта (формы-модели), которые были реализованы в исходном тексте.

Одно из важнейших свойств языковой модели текста, верифицируемых данным исследованием, заключается в размещении содержательно значимых элементов в сильных позициях, которые соответствуют пропорциям золотого сечения [Корбут, 2004, 2005; Москальчук, 1998, 2003].

Принципиальная возможность восстановления разрушенной последовательности текста была выявлена при помощи эксперимента по сборке разрозненных его элементов (эксперимент известен как «рассыпанный текст» А. Брудного). Сегодня мы пытаемся взглянуть по-новому на сам процесс восстановления «рассыпанного текста», учитывая новое знание о языковой модели текста.

Серия предварительных экспериментов показала, что на порядок восстановления разрушенной последовательности оказывают воздействие некоторые специализированные средства речевой системы. Это вводные слова, рифма, анафорический повтор, начальные союзы в предложении и др.

Необходимо, чтобы исходные тексты, избранные для экспериментального анализа воздействия языковой формы-модели (инварианта) на процесс активного восприятия, удовлетворяли двум требованиям. Тексты должны быть сопоставимы (иметь близкие параметры) и исключать названные выше специализированные языковые средства, предназначенные для фиксации последовательности предложений. Такое условие обеспечивает определенный уровень чистоты результатов эксперимента по анализу влияния сильных позиций.

После проведения серии пилотажных экспериментов для анализа воздействия инварианта на поверхностно-содержательную структуру восстанавливаемого текста были избраны три художественно-прозаические миниатюры:

текст 1 - «Два товарища» Л.Н. Толстого (из цикла «Рассказы для азбуки»), текст 2 - «Паутина» В.П. Астафьева (из цикла «Падение листа»), текст 3 - «Дыхание» А.И. Солженицына (из цикла «Крохотки»),

Текст 1 Два товарища Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь.

Один бросился бежать, влез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. Делать ему было нечего - он упал наземь и притворился мертвым.

Медведь подошел к нему и стал нюхать: он и дышать перестал. Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мертвый, и отошел.

Когда медведь ушел, тот слез с дерева и смеется.

-Ну, что, - говорит, - медведь тебе на ухо говорил?

-А он сказал мне, что - плохие люди те, которые в опасности от товарищей убегают.

(Л.Н. Толстой)

Текст 2 Паутина

Грибное предосенье. Липнет паутина к лицу. Заденешь, раздерешь паутину ив сырую траву горохом осыпаются пауки. Путаясь в смятой паутине, они часто и беспомощно перебирают закорючинками лапок.

А ведь в только что растянутой паутине, в сложных и мудрых хитросплетениях ее они жили, кого-то сторожили и чувствовали себя по-хозяйски дома.

Нарушился порядок. Не стало гармонии. Рухнул паучий мир, выпало звено из природной отлаженной жизни, лопнула еще одна ее тонкая струна.

Я смотрю на железнодорожный мост, мерцающий сплетениями паутины над широкой рекой, и вижу, как быстро-быстро по его нитям перебирается многолапый и многорукий паук.

(В.П. Астафьев)

Текст 3 Дыхание

Ночью был дождик, и сейчас переходят по небу тучи, изредка брызнет слегка.

Я стою под яблоней отцветающей - и дышу. Не одна яблоня, но и травы вокруг сочают после дождя - и нет названия тому сладкому духу, который напаивает воздух. Я его втягиваю всеми легкими, ощущаю аромат всею грудью, дышу, то с открытыми глазами, то с закрытыми - не знаю, как лучше.

Вот, пожалуй, та воля - та единственная, но самая дорогая воля, которой лишает нас тюрьма: дышать так, дышать здесь. Никакая еда на земле, никакое вино, ни даже поцелуй женщины не слаще мне этого воздуха, напоенного цветением, сыростью, свежестью.

Пусть это - только крохотный садик, сжатый звериными клетками пятиэтажных домов. Я перестаю слышать стрельбу мотоциклов, завывание радиол, бубны громкоговорителей. Пока можно еще дышать после дождя под яблоней - можно еще и пожить!

(А.И. Солженицын)

Предварительно был осуществлен симметрологический анализ всех трех текстов по коэффициентам симметризации.

Коэффициенты симметризации. К выявлению глубинных законов текстообразования текстосимметрика идет, анализируя три основные структурно-функциональные единицы дискурса. Первая из них - микроструктура (конкретный текст, единичный дискурс), вторая -жанровая макроструктура (совокупность текстов в единой среде, например, политический или научный дискурс), третья - внежанровая макроструктура (вся речевая масса текстов, сплошной дискурс). Первая единица абсолютно конкретна и может быть охарактеризована с любых позиций. Свойства структуры второй единицы имеют обобщенный характер и обусловлены специфическими признаками среды ее бытия.

Структура третьей единицы исключительно абстрактна и не может быть охарактеризована с позиций дискурса, несмотря на то, что фактом дискурса она является. Преимущество тек-стосимметрики состоит в том, что для исследования текстовых структур самых различных уровней она имеет адекватные любому уровню абстрагирования «единицы измерения» - коэффициенты симметризации. Универсальность предложенных коэффициентов симметризации заключается в том, что они в равной степени могут быть применены по отношению к любой из названных единиц как конкретной, так и абстрактной.

Все три коэффициента симметризации текста: коэффициент симметрии, коэффициент избыточности и коэффициент антецедентов - характеризуют процесс симметризации структуры лингвистического текста с разных сторон. Все три коэффициента представляют пропорциональное количество единиц текстовой структуры, участвующих в процессе симметризации этой структуры, относительно всего количества ее единиц (относительно целого). Полученная делением количества искомых единиц на общее количество единиц структуры десятичная дробь (любой из коэффициентов симметризации) представляет пропорциональную часть от целого - долю, которая и легко может быть превращена в процентную характеристику. Значит, любой из названных коэффициентов характеризует количество анализируемых структурных элементов относительно целого.

Общее пропорционально-относительное количество единиц текста, участвующих в процессе симметризации структуры без их системно-процесуального разделения - представляет коэффициент симметрии (далее - КС). Он показывает, какая доля текста занята элементами симметрии (далее ЭС), которые являются повторами разного рода [Корбут, 2005]. Следовательно, какая доля участвует в создании групп симметрии текста, какое относительное количество элементов необходимо для создания устойчивой фрактальной структуры. Математически КС представляет собой отношение количества лексических элементов текста, являющихся ЭС, к общему количеству его лексических элементов.

Коэффициент избыточности (далее - КИ)в свою очередь представляет собой отношение количества условно избыточных элементов текста, собственно повторяющих какую-либо уже представленную информацию (организуя связность и корректируя информативность), к общему количеству элементов. Этот коэффициент непосредственно связан с категорией информативности текста, так как характеризует относительно-пропорциональное количество элементов, создающих жесткость смысловой структуры при передаче и ее надежность при восприятии.

Поскольку такие элементы в разной степени информационно избыточны, достаточно высокое значение этого коэффициента требует осмысления проблемы соотношения информативности и информации. Собственно КИ позволяет представить количество информации в тексте в процентном отношении к его объему.

Для текстосимметрики коэффициент избыточности имеет принципиальное значение. КИ характеризует активность процесса симметризации структуры, поскольку показывает числовое значение пропорционального количества собственно симметричных элементов, ЭС-повторов, симметризующих структуру.

Третий из коэффициентов симметризации - коэффициент антецедентов (далее - КА) -вычисляется как разность КС и КИ и характеризует пропорционально необходимое количество структурообразующих элементов, которые будут повторены, симметризованы, далее. Сущность КА - в оценке пропорционально необходимого исходного количества структуре / системообразующих элементов текста для его теоретически достаточной эффективности.

Числовое значение процентного содержания антецедентов в структуре говорит о другой стороне процесса симметризации: увеличение КА ослабляет этот основной текстообразующий процесс. Коэффициент антецедентов, характеризуя количество первично употребляющихся элементов (не повторяющих информацию), напрямую связан с количеством информации. Следовательно, его числовое значение участвует в вычислении значения коэффициента асимметрии, который характеризует количество абсолютной информации.

Итак, за счет вычисления коэффициентов симметризации в системообразовании лингвистического текста наблюдаем два противоположно направленных процесса: симметризация и диссимметризация. Первый из них проявляется как увеличение пропорционального количества ЭС (повторов в первую очередь). В соответствии с увеличением количества ЭС происходит повышение степени симметричности какого-либо интервала текста в сравнении с другим интервалом. Процесс диссимметризации проявляется как уменьшение пропорционального количества ЭС и соответственно - понижение степени симметричности какого-либо ин-

тервала микроструктуры, жанровой или внежанровой макроструктуры в сравнении с другим интервалом.

Усиление процесса симметризации говорит об увеличении степени структурности текста, поскольку ЭС являются собственно структурообразующими элементами. Последним симметрическим параметром является позиционная симметризация, которая отражает наличие повторов (ЭС) в сильных позициях (точках золотого сечения).

Симметрические параметры исходных текстов. В данном эксперименте оценивались следующие симметрические свойства исходного текста: объем, степень структурированности (здесь рассматривается как соответствие языковому инварианту и оценивается посредством КС, КИ, КА), объем асимметрии, позиционная симметризация.

Симметрические параметры экспериментального материала перечислены в табл. 1.

Таблица 1

Симметрические параметры исходных текстов

№ текста Объем в лексемах Коэффициент Объем асимметрии Позиционная симметризация

симметрии избыточности антецедентов

1 77 0,533 0,403 0,13 0,597 87,5%

2 83 0,510 0,430 0,08 0,570 100%

3 123 0,480 0,366 0,114 0,664 75%

Выбор легко сопоставимого, объемно удобного для испытуемых и исключающего специализированные средства (указывающие на последовательность фрагментов) материала констатирующего эксперимента «рассыпанный текст» детерминирован девятью существенными для получения корректных экспериментальных данных признаками, которые объединяют все три текста.

Они принадлежат: 1. К одной жанровой группе - художественная проза.

2. К одной объемной группе - минитекст.

3. Принадлежат широко известным авторам.

4. Не имеют дополнительных средств, указывающих на порядок следования фрагментов (например, ритмической анафоры, вводных слов и др.).

5. Имеют наиболее характерную для избранной жанровой группы типовую структуру -повествовательную (простую в тексте 1 и осложненную элементами описания и рассуждения в текстах 2 и 3).

6. Имеют достаточно простую логико-информационную структуру.

7. Имеют близкое числовое значение коэффициента симметрии [Корбут, 2004, с.112-114], превышающее среднее его значение по жанровой группе (0,366), следовательно, их структурированность на уровне глубиной структуры достаточно высока.

8. Имеют антецедент структурообразующего повтора, представленный в заглавии с характерной номинативной структурой, что наиболее типично для жанровой группы.

9. Будучи художественными текстами, наиболее идеально соответствуют инварианту и не опираются на какие-либо жанровые стандарты.

Ход эксперимента. В эксперименте принимали участие 100 человек: учащиеся старших классов школы-интерната в количестве 45 человек; педагогический коллектив, медицинский состав вышеназванной школы в количестве 15 человек; студенты-филологи старшего курса в количестве 40 человек.

При анализе результатов принципиально не учитывались степень подготовки, личностные качества и возрастные особенности реципиентов. Испытуемым было дано задание: составить свой вариант текста из разрозненных фрагментов текста исходного авторского варианта и

записать полученный результат на лист бумаги. Таким образом, каждым из реципиентов были обработаны три представленных ему текста.

Экспериментально полученный материал представляет собой 300 текстов, воссозданных реципиентами: 100 текстов «Два товарища», 100 текстов «Паутина» и 100 текстов «Дыхание». Основная работа по анализу результатов представляла собой сопоставление экспериментально полученных вариантов с авторским вариантом - исходным текстом.

Если авторский вариант «разрезанного» художественного прозаического текста признан исходным текстом, то анализ вариантов, предложенных реципиентами, воссоздающими деформированный текст из фрагментов, позволит увидеть степень собираемости данного текста и вероятность воздействия при сборке глубинной языковой формы исходного текста на его экспериментально полученные варианты.

Поскольку слово, выделенное из контекста, неизбежно превращается не в элемент текста, а в элемент языка (переходит из одной системы в другую), минимальной единицей, участвующей в сборке текста, признается предложение. Поэтому в данном эксперименте под фрагментом понималась наименьшая информативно законченная часть текста, состоящая из одного предложения. Текст был «рассыпан» по предложениям. Заглавие в экспериментальных материалах представлялось как равноправный фрагмент. Однако, в силу характерной для него номинативной структуры, специально не выделенное заглавие легко опознавалось испытуемыми и при сборке всегда выдвигалось на первое место.

Принципиальная собираемость разрозненных фрагментов в текст доказана еще в 1970-е гг. [Смысловое восприятие речевого сообщения, 1976, с. 78; Общение. Текст. Высказывание, 1989, с. 110-111 и др.]. Однако описание порядка сборки с учетом языковой модели текста - степени собираемости - пока не осуществлялось. Степень собираемости текста понимается здесь как вероятность приближения к исходному варианту. По нашим наблюдениям, степень собираемости - помимо свойств содержательной структуры - зависит от симметрических свойств исходного текста (инварианта).

Глубинная структура и коэффициент жесткости. Подтверждение значимости симметрических свойств исходного текста для участников коммуникации определялось по максимальной вероятности воспроизведения сильных позиций исходного текста. Вероятность воспроизведения сильных позиций исходного текста реципиентом, выраженная в процентах, названа коэффициентом жесткости структуры текста.

Самый высокий коэффициент жесткости был обнаружен у текста 1 («Два товарища»), который продемонстрировал собираемость, идентичную исходному тексту. Полученный результат обусловлен не только симметрическими свойствами этого текста: его минимальным объемом и максимальной степенью структурности. Степень собираемости данного текста детерминируется многоуровневыми лингвистическими средствами связности: а) морфологическая связность - сказуемые совершенного вида, выражающие последовательные действия; б) лексическая связность - местоименный и лексический повторы; г) синтаксическая связность - межфразовые связи подчинительного характера, выраженные СИИ со значением времени; д) однородность повествовательной структуры.

Обязательная собираемость текста 1 в единственном варианте обусловлена целым комплексом средств, действующих на разных структурных уровнях текстовой системы. А коэффициент жесткости структуры исходного текста «Два товарища» составляет 100%. Другими словами, эксперимент показал, что содержание данного текста может быть представлено единственной онтологией без вариантов. Данная лингвистическая форма отражает единственно возможный порядок следования минимальных информативно законченных частей текста. Соотношение глубинного и поверхностного уровней [Корбут 2004, с.31-32] в экспериментально анализируемом тексте «Два товарища» признается идеальным.

К симметрическим свойствам структуры, обеспечившим стопроцентный коэффициент жесткости, относятся: 1) минимальный в сравнении с другими объем, 2) максимальное в сравнении с другими числовое значение коэффициента симметризации, 3) максимальное в

сравнении с другими числовое значение коэффициента антецедентов, собственно характеризующего степень структурности, 4) высокая степень позиционной симметризации.

Два других текста показали статистический коэффициент жесткости, что, на наш взгляд, связано:

1) с неоднородностью повествовательной структуры,

2) с булыпим объемом, который влечет булыпее поверхностное многообразие,

3) с более низкой структурностью, отражаемой коэффициентом симметрии и коэффициентом антецедентов.

Собираемость исходных вариантов текстов 2 и 3 имеет вероятностный характер. Поскольку как при порождении, так и при восприятии текст-система проходит состояние неустойчивости, которое может отразиться в фиксации исследуемых сильных позиций. В связи с чем оценка воздействия языкового инварианта осуществляется путем вероятностного анализа попадания предложений, представленных в сильных позициях исходного варианта, в сильные позиции вариантов, предлагаемых испытуемыми.

Сильные позиции исследовались избирательно: заглавие (занимает позицию 0); зачин (первое предложение, занимает позицию 0,146); гармонический центр (предложение, которое занимает позицию 0,618), конец (последнее предложение, занимает две позиции 0,944 и 1). В связи с тем, что сущностное восприятие сильной позиции в условиях эксперимента не всегда может быть функционально дифференцировано (вследствие все той же неустойчивости), в анализе результатов учитывалось не только полное соответствие позиции предложения анализируемого варианта позиции этого предложения в исходном тексте, но и мена позиций. Если, например, предложение в варианте, испытуемого перемещено из сильной позиции гц в сильную позицию конца, то сильная позиция признается не восстановленной, но опознанной (табл. 2).

Таблица 2

Восстановление и опознание сильных позиций в «рассыпанном тексте» (вероятность в %)

Позиция 1 «Два товарища» 2 «Паутина» 3 «Дыхание» Средняя вероятность

восст. опозн. всего восст. опозн. всего восст. опозн. всего восст. опозн. всего

Загл.: 0 100 _ 100 100 _ 100 100 _ 100 100 _ 100

Зачин: 0,146 100 _ 100 90 1 ГЦ 91 73 2ГЦ 5 К 80 87,67 2,67 90,33

ГЦ: 0,618 100 _ 100 9 40 К 49 18 31 К 49 42,33 23,67 66

К: 0,944 и 1 100 - 100 27 15 ГЦ 42 87 1 ГЦ 2 Н 90 71,33 6 77,33

Средн. Р 100 - 100 56,5 14 70,5 69,5 10,25 79,75 75,33 8,09 83,42

Текст 2 «Паутина» показал:

- 100% вероятность восстановления позиции 0 (заглавие);

- 90% вероятность восстановления позиции 0,146 (зачин) и 1 перенос элемента зачина в позицию конца - общая вероятность опознания позиции 91%;

- 9% вероятность восстановления позиции 0,618 (гармонический центр) и 40% вероятность переноса этой позиции в позицию 1 (конец) - общая вероятность опознания позиции 49%;

- 27% вероятность восстановления позиций 0,944 и 1 (конец), и 15% вероятность их переноса в позицию 0,618 (ГЦ) - общая вероятность опознания 42%.

Средний позиционный коэффициент жесткости текста «Паутина» с повествовательной структурой, осложненной элементами описания и рассуждения, составляет 70,5%.

Текст 3 «Дыхание» показал:

- 100% вероятность восстановления позиции 0 (заглавие);

- 73% вероятность восстановления позиции 0,146 (зачин) и два варианта переносов: в ГЦ - 2%, в конец 5%, опознание позиции 80%;

- 18% вероятность восстановления позиции 0,618 и 31% вероятность переноса этой позиции в конец - общая вероятность опознания позиции 49%;

- 87% вероятность восстановления позиций 0,944 и 1,1% вероятность переноса позиции в ГЦ и 2% вероятность переноса в позицию 0,146 - общая вероятность опознания позиции 90%.

Средний позиционный коэффициент жесткости текста «Дыхание», с повествовательной структурой, осложненной элементами описания и рассуждения составляет 79,75%.

Усреднив результаты всех экспериментов, мы получили следующую картину сущностного восприятия и жесткости воспроизведения позиций глубинной структуры:

- позиция 0 восстановлена и опознана с вероятностью 100%;

- позиция 0,146 восстановлена с вероятностью 87,67%, опознана с вероятностью 90,33%;

- позиция 0,618 восстановлена с вероятностью 42,33%, опознана с вероятностью 66%;

- позиции 0,944 и 1 восстановлены с вероятностью 71,33%, опознаны с вероятностью 77,33%;

- средняя вероятность учета инварианта, понимаемая как восстановление позиций и средний позиционный коэффициент жесткости, составляет 75,33%;

- средняя вероятность опознания сильных позиций составляет 83,42%.

При реальности максимально возможного коэффициента жесткости прозаического текста повествовательного типа - 100% - экспериментально выявлен средний позиционный коэффициент жесткости текста того же типа, который составил 75%. Сумма результатов сущностного опознания сильной позиции увеличивает средний позиционный коэффициент жесткости повествовательного текста до 83%.

Влияние глубинной структуры текста - его языковой позиционной модели - имеет достаточно высокую вероятность. Полученные результаты не противоречат результатам исследования степени структурности и усиления симметризации в мини-, миди- и макситекстах в области текстосимметрики [Корбут, 2005]. Необходима и очень перспективна дальнейшая экспериментально-исследовательская работа, направленная на анализ процессов симметризации и преодоления энтропии при активном восприятии.

Результаты эксперимента по восстановлению последовательности фрагментов повествовательного текста показывают, что его типологическая осложненность, отсутствие специализированных лингвистических средств, указывающих на последовательность фрагментов, и увеличение объема, уменьшают коэффициент жесткости. Нет сомнений, что тексты других типологических принадлежностей - рассуждение и описание - и других жанровых групп (особенно поэтические минитексты) могут дать иные результаты.

Однако мы уверены, что определенное здесь числовое значение среднестатистического коэффициента жесткости, который демонстрирует влияние языковой модели структуры текста при сборке, значительно не изменится.

Наиболее важны для выводов о влиянии языковой формы-модели текста на результат сборки в экспериментальных условиях восстановления средние позиционные вероятности (см. табл. 2, ст. 5).

Соответственно языковому инварианту модели текста (в сравнении с результатами исследований 2004 и 2005 гг.) наблюдается следующие вероятностные свойства:

- максимальная вероятность восстановления позиций начала (колебания от 100 до 88%),

- затем уменьшение вероятности в гармоническом центре (до 42%), при этом вероятность восстановления гармонического центра все-таки представляет собой величину статистическую (более 40%>),

- увеличение вероятности восстановления в конце (до 71%).

Все совокупное разнообразие вариантов текстов 2 и 3, предлагаемых реципиентами, продемонстрировало справедливость положения об организации сложных систем, где упорядоченность на низших (глубинных) уровнях оборачивается кажущимся хаосом на более высоких (поверхностных) [Манаков, 2001, с. 17].

Творческая инициатива адресата (в данном случае испытуемого) активизирует состояние неустойчивости текста-системы [Лотман, 1992, с. 241-243] (что оказывается наблюдаемым при деформации) и приводит к изменению поверхностной и глубинной структур. Однако из результатов экспериментальной верификации процесса активного восприятия (который понимается здесь как процесс восстановления) можно сделать однозначный вывод: восстановление структуры осуществляется с учетом инварианта художественно-прозаического текста [Корбут, 2004, с. 185].

Таким образом, экспериментальная верификация функционирования структурноязыковой модели текста не только при его порождении [Корбут, 2002, 2004], но и при его восприятии предварительно осуществлена. Так как воздействие авторского инварианта на процесс экспериментального восприятия деформированного текста оказывается очень значительным, а анализ вариантов онтологий позволяет выявить авторскую позицию наиболее ярко, описанный эксперимент имеет большое практическое значение для учебной деятельности и уже применяется на протяжении ряда лет [Корбут, 2011].

Экспериментальные исследования наиболее ярко демонстрируют свойства текста как ге-незис-системы, т.е. системы, способной порождать новые материальные и ментальные структуры. Очень перспективной признается дальнейшая экспериментальная работа по анализу процессов порождения и восстановления линейных текстовых структур, что, как выяснилось, позволяет увидеть в некоторой степени приближения важные свойства языкового сознания.

Библиографический список

1. Аршинов, В.И. Синергетика постижения сложного [Текст] / В.И. Аршинов, В.Г.Буданов // Синергетика и психология : Тексты : Когнитивные процессы. - М. : Когито-Центр, 2004. - Вып.З. - С. 84-125.

2. Болдырева, Э.Т. Креативный аттрактор как структурный компонент текста [Текст]: автореф. дис. ... канд. филол. наук : 10.02.19 / Э.Т. Болдырева. - Челябинск, 2007. - 21 с.

3. Дорофеева, В.А. Структурно-информационная устойчивость текста к деформациям его объема [Текст] : дис. ...канд. филол. наук : 10.02.19 / В.А. Дорофеева. - Кемерово, 2004. - 175 с.

4. Дорофеева, В.А. Структурно-информационная устойчивость текста к деформациям его объема [Текст] : автореф. дис. ... канд. филол. наук : 10.02.19 / В.А. Дорофеева. - Кемерово, 2004. - 23с.

5. Корбут, А.Ю. Коэффициент жесткости структуры текстов разной типовой принадлежности [Текст] / А.Ю. Корбут // Человек - коммуникация - текст / под ред. A.A. Чувакина. - Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 1998. -Вып. 2, ч. 1. - С. 163-165.

6. Корбут, А.Ю. К проблеме симметрии / асимметрии текста и среды [Текст] / А.Ю.Корбут // Языковое бытие человека и этноса : психолингвистический и когнитивный аспекты. - М. : МГЭИ, 2002. - Вып. 5. - С. 46-49.

7. Корбут, А.Ю. Лингвистическая поэтика [Текст] : учеб. пособие / А.Ю. Корбут. - Иркутск : ВСГАО, 2011. -160 с.

8. Корбут, А.Ю. Принцип симметрии в классификации элементов текста и его объясняющая сила [Текст] / А.Ю. Корбут, Г.Г. Москальчук // Вестник Оренбургского государственного университета. Приложение : Гуманитарные науки. - 2005. - № 2 (40). - С. 64-70.

9. Корбут, А.Ю. Текстосимметрика как раздел общей теории текста [Текст] : дис. ... д-ра филол. наук : 10.02.19 / А.Ю. Корбут. - Барнаул, 2005. - 343 с.

10. Корбут, А.Ю. Текстосимметрика [Текст] : монография / А.Ю. Корбут. - Иркутск : Изд-во ИГПУ, 2004. -200 с.

11. Коржнева, Е.А. Деятельность лингвиста-экспериментатора при исследовании структуры текста [Текст] : автореф. дис. ... канд. филол. наук : 10.02.19 / Е.А.Коржнева. - Кемерово, 2003. - 23 с.

12. Лотман Ю.М. Культура и взрыв [Текст] / Ю.М. Лотман. - М. : Гнозис; Прогресс, 1992. - 272 с.

13. Манаков, H.A. К основаниям текстосимметрики [Текст] / H.A. Манаков, Г.Г.Москальчук // Лингвосинерге-тика : проблемы и перспективы. - Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 2001. - С. 57-63.

14. Москальчук, Г.Г. Структурная организация и самоорганизация текста [Текст]: монография /

Г.Г.Москальчук. - Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 1998. - 240 с.

15. Москальчук, Г.Г. Структура текста как синергетический процесс [Текст] / Г.Г. Москальчук. - М.: Едитори-ал. УРСС, 2003.-286 с.

16. Общение. Текст. Высказывание [Текст]. - М.: Наука, 1989. - 175 с.

17. Смысловое восприятие речевого сообщения [Текст] / отв. ред. Т.М. Дридзе, А.А.Леонтьев. - М.: Наука.

1976. - 263 с.

18. Солодянкина, Н.В. Целостность текста в аспекте согласования его формальной и смысловой структур (на

мат. исходных и вторичных текстов) [Текст] : автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.19 /

Н.В. Солодянкина. - Кемерово, 2004. - 24с.