УДК 81’22 ББК 81.001.4 Л 64

Литвяк О.В.

Аспирант кафедры общего языкознания Адыгейского государственного университета; e-mail: zemlya-ah@yandex.ru

Репрезентация природы языкового знака и его содержания

(Рецензирована)

Аннотация:

Рассматривается универсальный характер различных аспектов природы языкового знака естественного языка. Показано, что понимание самого явления знаковой репрезентации, его моделирование, определение знака и его значения зависят от того, как интерпретируется знаковая система языка. Отмечается, что непосредственная связь языка с мышлением, с механизмом и логикой познания - уникальное свойство человеческого языка и служит универсальной знаковой системой обозначения всего многообразия объективного мира. Установлено, что интерпретация «знаковости» естественного языка зависит и от того, как определяется сам язык - как знание или как реальность, как суммативная система средств выражения или как знаковая деятельность, регулирующая внутреннее (психическое) и внешнее поведение человека.

Ключевые слова:

Репрезентация, естественный язык, знаковый аспект, знаковые функции, языковые единицы, языковой знак, означаемое, означающее.

Litvyak O.V.

Post-graduate student of General Linguistics Department, Adyghe State University Representation of the nature of a language sign and its content

Abstract:

The paper discusses the universal nature of various aspects of the nature of a language sign in a natural language. Understanding the phenomenon of sign representation, its modeling and definition of a sign and its meaning depend on how the sign system of language is interpreted. The author proves that the direct connection of language with thinking, with the mechanism and logic of knowledge is a unique property of human language which serves as a universal sign system of designation of the whole variety of the objective world. It has been established that interpretation of signs of a natural language depends also on how the language itself is identified: as knowledge or reality, as summative system of means, expression or the sign activity regulating internal (mental) and external behavior of the person.

Keywords:

Representation, natural language, sign aspect, sign functions, language units, language sign, meant, meaning.

Знаковый характер человеческого языка составляет одну из его универсальных черт и основных особенностей; не случайно к понятию знака издавна обращались представители разных научных направлений в целях более глубокого проникновения в сущность языка; и «если бы наши размышления над своими мыслями имели отношение только к нам самим, достаточно было бы созерцать мысли сами по себе, не облекая их в слова и не пользуясь какими-либо иными знаками» [1: 31]. Из понятия знака имплицитно исходили в своих научных спорах о сущности вещей и их наименований древние эллины, номиналисты и

реалисты - последователи двух диаметрально противоположных философских направлений средних веков, классики сравнительного и типологического языкознания. На понятии знака со времен Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра покоятся все сколько-нибудь значимые теории языка в современной лингвистической науке.

Под знаковым аспектом естественного языка понимаем соотнесенность языковых элементов (морфем, слов, словосочетаний, предложений и др.), а следовательно, и языка в целом, в той или иной форме и степени опосредствованности с внеязыковым рядом явлений, предметов и ситуаций в объективной действительности. Причем, «последовательность знаков позволяет пользоваться принятыми в языке «стандартами» нормами перехода от языковых выражений к обозначаемым ими денотатам...» [2: 186].

К знаковой функции языковых единиц относят их свойство обобщенно выражать результаты познавательной деятельности человека, закреплять и хранить итоги его общественно-исторического опыта.

Под знаковый аспект языка подводят, наконец, способность языковых элементов, в силу закрепившихся за ними значений, нести определенную информацию, выполнять различные коммуникативные и экспрессивные задания в процессе общения. Термин «знаковый» - многозначен и поэтому может выполнять разные функции языка: функция обозначения (репрезентативная), обобщающая (гносеологическая), коммуникативная и прагматическая. Непосредственная связь языка с мышлением, с механизмом и логикой познания, уникальное свойство человеческого языка служить универсальной системой обозначения всего многообразия объективного мира - все это сделало знаковый аспект языка предметом изучения разных наук (философии, семиотики, логики, психологии, языкознания и др.), в силу общности объекта не всегда четко между собой разграниченных.

Языковой знак - единица языка (морфема, слово, словосочетание или предложение), служащая либо для обозначения предметов или явлений действительности и их отношений [3: 339]. Языковой знак материален и идеален одновременно; он представляет собой единство звуковой оболочки (акустического образа) - означающего (формы) и обозначаемого понятия - означаемого (содержания); означающее материально, означаемое идеально.

Означающее знака состоит из фонем, не являющихся знаковыми единицами; может быть также выделен нижележащий уровень дифференциальных признаков фонем, способствующих восприятию и различению знаков. Незнаковые единицы Л. Ельмслев называл «фигурами». Знак произволен: связь между означающим и означаемым обыкновенно не продиктована свойствами обозначаемого предмета. Тем не менее, знак может быть «относительно мотивированным» в случае, если возможен его синтагматический анализ (разложение на знаковые единицы низшего порядка, к примеру, членение слова на морфемы) или оно употреблено в переносном значении. Мотивированность ограничивает произвольность знака. В различных языках и в различные периоды существования одного языка соотношение произвольных и частично мотивированных единиц неодинаково:

1. Знак обладает значимостью (ценностью) - совокупностью реляционных (соотносительных) свойств. Значимость можно выявить только в системе, сравнив языковой знак с другими языковыми знаками.

2. Знак асимметричен: у одного означающего может быть несколько означаемых (в случаях полисемии и омонимии), одно означаемое может иметь несколько означающих (при омосемии). Идею асимметричного дуализма языкового знака высказал С.О. Карцевский. По его мнению, обе стороны языковой единицы (означающее и обозначаемое) не являются неподвижными, то есть соотношение между ними неизбежно нарушается. Это значит, что постепенно изменяется как звуковой облик языковой единицы, так и её значение, что приводит к нарушению первоначального соответствия [4: 85].

3. Означающее носит линейный характер: в речи наблюдается последовательное развёртывание единиц, располагаемых относительно друг друга по определённым законам.

4. Знак характеризуется вариантностью.

5. Знак характеризуется изменяемостью. Данное свойство может проявляться

различным образом:

• означающее изменяется, а означаемое остаётся неизменным. Например, раньше месяц февраль назывался феврарь, с течением времени это название трансформировалось в привычное нам февраль; ср. также чело - лоб;

• означающее остаётся неизменным, а означаемое меняется. Так, слово девка в ХУТТТ-Х1Х вв. не имело отрицательной коннотации, сегодня же мы его употребляем в выражениях наподобие гулящая девка. Также сволочью ранее называли того, кого приводили в полицейский участок. Слово парень обладало в XVТТТ-XТXвв. отрицательным уничижительным оттенком; в XX же веке слово юноша выходит из употребления и наблюдается нейтрализация слова парень. Значение может расширяться или сужаться с течением времени. Например, слово пиво ранее обозначало всё, что можно пить, а словом порох называли любое сыпучее вещество [5].

Лингвистическая разработка сущности знаковой репрезентации естественного языка была начата Ф. де Соссюром, который первый в истории науки наиболее полно и последовательно изложил целостную теорию языка как системы знаков.

Понятия «знаковая система», «знак» применительно к естественному языку имеют определенный смысл лишь в том случае, если определяются лингвистически и за презумпцией о знаковом характере языка в целом или отдельного его уровня стоит целостная теория языка, построенная на результатах изучения этих его свойств и сформулированная вследствие импликаций понятия языкового знака. С проблемой знаковости естественного языка связаны вопросы его сущности: 1) основной гносеологический вопрос, определяющий методологию лингвистического исследования о соотношении языка, объективной действительности и мышления; 2) характер структурной организации языка как семиотической системы особого рода; 3) специфика языковых знаков, их типы и закономерности функционирования; 4) природа и виды языкового значения.

Абсолютизируя социальный характер языка, Соссюр рассматривал последний не как орудие объективации материального мира, а, скорее, как социальную (всеобщую) форму расчленения и разграничения «хаотичного по своей природе мышления». Таким образом, теория языкового знака, ныне явно или неявно принятая в большинстве сочинений по общей лингвистике, ведет свое начало от Ф. де Соссюра. И положение Ф. де Соссюра о том, что природа знака произвольна, принимается в качестве очевидной истины, хотя и не эксплицитной, но на деле никем не оспариваемой. Эта формулировка получила быстрое признание. Всякий разговор о природе знака или о свойствах речи начинается с заявления о произвольном характере языкового знака. Этот принцип столь важен, что, о какой бы стороне лингвистики мы ни размышляли, мы обязательно с ним сталкиваемся. Тот факт, что на него повсюду ссылаются и всегда принимают за самоочевидный, и побуждает понять, какой смысл вкладывал в этот принцип Соссюр и какова природа фактов, служащих доказательствами.

По мнению Ф. де Соссюра, «наше мышление представляет собой психологически, если абстрагироваться от его словесного выражения, всего лишь аморфную и неясную массу. Философы и лингвисты единодушно признают, что без помощи знаков мы были бы неспособны отличать одно понятие от другого четким и постоянным образом. Мышление, взятое само по себе, подобно некоей туманности, где ничто не разграничено обязательным образом. Здесь не существует предустановленных идей и ничто не оформлено до появления языка» [6: 161]. С другой стороны, разум приемлет только такую звуковую форму, которая служит опорой некоторому представлению, поддающемуся идентификации; в противном случае разум отвергает ее как неизвестную или чуждую. Следовательно, означающее и означаемое, акустический образ и мысленное представление являются в действительности

двумя сторонами одного и того же понятия и составляют вместе как бы содержащее и содержимое. Означающее - это звуковой перевод идеи, означаемое - это мыслительный эквивалент означающего. Такая совмещенная субстанциальность означающего и означаемого обеспечивает структурное единство знака. Сам Соссюр опять-таки обращает на это наше внимание, когда говорит о языке: «Язык можно сравнить также с листом бумаги: мысль -лицевая сторона, звук - оборотная, нельзя разрезать лицевую сторону, не разрезав при этом и оборотную; то же самое в языке: невозможно отделить ни звук от мысли, ни мысль от звука, этого можно достичь лишь с помощью абстракции, в результате которой мы пришли бы либо к чистой психологии, либо к чистой фонетике» [6: 163]. То, что Соссюр говорит здесь о языке, приложимо прежде всего к языковому знаку, в котором, бесспорно, и проявляются главные свойства языка.

Таким образом, понимание самого явления знаковой репрезентации, его моделирование, определение знака и его значения зависят от того, как интерпретируется знаковая система языка и какой аспект языка - динамический или статический, деятельностный или структурный - берется за основу. Интерпретация «знаковости» естественного языка зависит и от того, как определяется сам язык - как знание или как реальность, как суммативная система средств, выражения или как знаковая деятельность, регулирующая внутреннее (психическое) и внешнее поведение человека. Если в основе определения языка как знакового феномена лежат коммуникативная и прагматическая функции, наиболее полно раскрывающиеся в речевой деятельности, то знаковость предстает в виде знакового процесса, знаковых актов (semiosis, acte semique); если язык квалифицируется как «орудие формирования и средство функционирования специфически человеческой формы отражения действительности социально-психической, или сознательной формы отражения», то знаковость выступает в виде особой «знаковой деятельности», опредмеченной в языке. В том случае, когда язык рассматривается как некая данность, сумма средств выражения, обозначения и обобщения предметов и явлений объективного мира, то знаковость находит определение в виде системы субстанциональных знаков.

Примечания:

1. Арно А., Николь П. Логика, или Искусство мыслить. 2-е изд. М.: Наука, 1997.

331с.

2. Ахиджакова М.П. Межкультурные основы в текстовом аспекте современной лингвистики // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. Майкоп, 2012. Вып. 1. С. 182-187.

3. Словарь русской лингвистической терминологии / под общ. рук. А.Н. Абрегова. Майкоп: Качество, 2004. 347 с.

4. Карцевский С. Об асимметричном дуализме лингвистического знака // История языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях / сост. Звегинцев В.А. Ч. II. М.: Просвещение, 1965. С. 85-90.

5. [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/

6. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М.: Наука? 1977. 251 с.

References:

1. Arnaud A., Nicole P. Logic, or the art of thinking / A. Arnaud, P. Nicole. 2nd ed. -M.: Nauka, 1997. - 331pp.

2. Akhidzhakova, M.P. Intercultural bases in text aspect of modern linguistics // The Bulletin of the Adyghe State University. Series «Philology and the Arts» - M.: AGU publishing house, 2012. - Issue1. - P. 182-187.

3. The dictionary of the Russian linguistic terminology / under the general guidance of Prof. A.N. Abregov. - Maikop: «Kachestvo», 2004-347 pp.

4. Kartsevsky S. On the asymmetric dualism of a linguistic sign / S.O. Kartsevsky // V.A. Zvegintsev (comp.). History of linguistics of the XIX-XX centuries in sketches and extracts.

Part II. - M.: Nauka, 1965. - P. 85-90.

5. 5.http://ru.wikipedia.org/wiki/

6. Saussure F. de. Works on linguistics / F. de Saussure. - M.: Nauka. 1977. - 251pp.