(-------

69

Лингвистика

Е.Н. Бакурова

Регионально окрашенная лексика как средство передачи фактов культуры региона на иностранном языке

В данной статье рассматривается регионально окрашенная лексика с точки зрения ее использования в процессе обучения иноязычному говорению в целях передачи фактов родной культуры носителям других культур.

Ключевые слова: регионально окрашенная лексика, региональный компонент содержания, обучение иноязычному говорению.

Изменение экономической ситуации и открытие границ в России явилось причиной проявления интереса к нашей стране со стороны других государств, в том числе, в плане культуры, и обусловило приток представителей других культур к нам. Как следствие, возросла потребность общества в трансляторах культуры, то есть в тех, кто может представить ее носителям других культур на понятном им языке. Это предполагает развитие умения показывать свою страну в условиях иноязычного межкультурного общения. В связи с этим представляется актуальным организовать процесс обучения говорению на иностранном языке в культурологическом контексте. В свою очередь, такой контекст может быть создан лишь за счет включения в содержание обучения регионального компонента, дающего возможность донести региональную культуру до умов и сердец представителей другой культуры.

Для реализации данной цели необходимо обращение к региональному компоненту, выражающемуся во включении в содержание говорения региональной специфики содержания, рассматриваемого

70

Лингвистика

]

в культурологическом контексте и позволяющего изучать культуру родной страны и страны изучаемого языка в сопоставлении друг с другом.

Реализовать идею обучения мотивированному продуктивному говорению представляется возможным с помощью регионального содержания и соответствующих заданий. Региональное содержание эксплицируют проблемы, актуальные для данного региона, и регионально окрашенная лексика. Под последней следует понимать лексические единицы, обозначающие местные реалии и являющиеся необходимыми при характеристике фактов культуры региона. Под таковыми понимаются культурно значимые факты. Е.И. Пассов рассматривает в качестве фактов культуры духовные ценности, воплощенные или невоплощенные материально, которые приобретают для человека социальное и культурное значение, связываются с познавательными и волевыми процессами, определяют его мотивацию, мировоззрение и нравственные убеждения, становятся основой формирования индивида, развития творческих сил и способностей [4]. Это дает основание в рамках обучения иноязычному говорению с использованием регионального компонента понимать факты культуры как духовные ценности, имеющие культурное значение для данного региона и воплощенные или невоплощенные материально.

Поскольку передача фактов культуры региона на иностранном языке возможна с помощью регионально окрашенной лексики, то имеет смысл обратить внимание на предложенные О.А. Корниловым три вида национально-специфической лексики: 1) обозначения национально-специфических реалий; 2) обозначения универсальных концептов, имеющих специфические прототипы; 3) обозначения специфических абстрактных концептов [2].

Национально-специфические обозначения реалий в любом языке могут быть распределены по тематическим областям с последующим выделением в каждой из них более мелких лексико-грамматических групп. Перечень лексики этого типа очень велик как в области названий феноменов природы, так и в области материальных артефактов конкретной культуры. Неодинаковость вербализации природной среды и рукотворной среды бытования этноса становится очевидной при сопоставительном изучении и описании практически любых одноименных лексических групп двух или более национальных языков. Можно, к примеру, сопоставить наименования природно-климатических зон и их элементов, названия животных или растений, обозначения явлений природы (виды осадков, ветров и т.п.), названия национальных блюд, предметов обихода. Любое такое сопоставление неизбежно выявит несовпадение планов выражения и стоящее за ним различие планов содержания, то есть специ-

фичность означаемого, запечатленного в национальной лексике. Семан-тизация такой лексики предполагает обязательное погружение в культурно-исторический контекст, знакомство со средой. Многие блюда традиционно связаны с национальными праздниками. Например, русские блины предполагают рассказ о масленице, а она, в свою очередь, - знакомство с языческими истоками русской культуры.

Традиция готовить к праздникам особые блюда может иметь и свои увлекательные истории, основываться на преданиях. Например, народный праздник носителей немецкого языка масленица, или карнавал, называется в разных местах по-разному: Fastnacht - в Швейцарии и Рейнланд-Пфальце, Karneval - в Северном Рейне-Вестфалии и Ной-бранденбурге, Fasching - в Баварии и Австрии; выпускные экзамены в средней школе в Австрии и Швейцарии называются Matura, в Германии - Abitur.

Приведенные примеры слов не имеют лексических эквивалентов в других языках, поскольку у них нет соответствий на уровне концептов. Русские слова валенки, лапти, щи и т.п. нельзя перевести, и они не могут быть представлены носителям других языков, поскольку в их образной системе кодирования знаний о мире нет соответствующих прототипов, так как в их материальном мире отсутствуют сами именуемые объекты. Это имеет отношение и к региональным обозначениям некоторых объектов. Например, тростник в некоторых регионах России называли очерет.

В каждом языке, обслуживающем самобытную культуру, подобных слов великое множество. Знакомство с такой лексикой не предполагает «подводных камней», это лишь вопрос усердия и добросовестности, «работы» в следующей последовательности: ознакомление с именуемым объектом или его разновидностями, объединяемыми общим концептом -получение представлений об объекте в виде образа-прототипа - запоминание слова, обозначающего данный концепт.

Лексика, обозначающая универсальные концепты, имеющие специфические прототипы, не может быть правильно понята только в результате ознакомления с реалиями бытования нации, поскольку слова этого типа не называют конкретные предметы, а являются обозначениями весьма абстрактных понятий. Понимание таких слов затруднено наличием псевдокоррелятов в родном языке, что затрудняет попытки проникнуть в суть подобных понятий, поскольку проблема как бы снимается.

Например, понятие суп имеется как в русской, так и в немецкой культуре, но носители данных культур подразумевают под ним совершенно разные блюда. Русские супы не имеют ничего общего с блюдами, которые

Филологические

науки

Лингвистика

подаются на Западе в крошечных чашечках и называются так же. В России большие тарелки до краев наполняются горячим супом, в который входят капуста, свекла, картофель, морковь, лук плюс огромный кусок мяса. Суп должен быть сдобрен щедрой порцией сметаны.

Национальная специфика семантики обозначений специфических абстрактных концептов имеет вполне материалистическое обоснование и может быть объяснена конкретными факторами материальной среды бытования этноса, которые формируют национальную ментальность. Национальное же сознание, сформированное под воздействием этих факторов, порождает абстрактную лексику, не имеющую адекватных коррелятов в других языках. Природные условия, оказавшие наибольшее влияние на формирование национальной ментальности, различны у разных народов.

Например, для русских безусловной доминантой внешней среды являются большие пространства, отсюда непереводимость слова простор. Или, например, русские слова воля, удаль, разгул, размах, ширь, раздолье, тоска... Любому из них двуязычные словари дают определенные соответствия, которые на самом деле оказываются мнимыми. Истинных же соответствий просто нет, а понятным и очевидным это становится лишь тогда, когда семантический анализ опирается на весь культурно-исторический контекст.

Подобные слова есть во всех национальных языках, проблема, однако, заключается в том, что без помощи специальных комментариев проникнуть в суть именуемых абстрактных концептов чрезвычайно трудно. Например, концепт порядок в немецкой культуре вмещает в себя не только такие понятия как чистоплотность (что характерно для русской культуры), но и корректность, пристойность, предназначение и множество других вещей. В немецком языке нет никаких подвохов с произношением - произношение слова соответствует его написанию, что свидетельствует о таких качествах носителей языка, как работоспособность, организованность, дисциплина, опрятность и пунктуальность, чем немцы, безусловно, гордятся. Улицы чистые, дома свежевыкрашенные, мусор там, где ему и положено быть - в баках. Из всего этого, по их мнению, складывается порядок (Ordnung).

При передаче культурной специфики на иностранном языке необходимо решать проблему выражения региональных реалий: имен собственных, географических названий, наименований специфических для данного региона предметов быта, материальной и духовной культуры, традиций, характерных явлений из сферы общественной, экономической и государственной жизни и т.п.

Особенностью реалий является то, что у носителей данной культуры и языка с ними связываются такие фоновые знания и ассоциации, которые на определенном этапе межнациональных и межъязыковых контактов могут отсутствовать у носителей других культур и языков. При переводе реалий возникает, с одной стороны, необходимость подчеркнуть их особый колорит, подчас уникальность, а с другой - передать в какой-то мере их значение и типичные для носителей языка-источника ассоциации, причем по возможности избегая многословия. При этом выбранные в языке перевода средства должны быть коммуникативно равноценными или эквивалентными средствам исходного языка, а также соответствовать нормам языка перевода.

Лексические единицы вне текста, как правило, многозначны. В тексте под влиянием определенной ситуации общения и в окружении других слов и словосочетаний обычно на первый план выходит одно из этих значений, называемое актуальным. При переводе передаются именно актуальные значения слов и их комбинаций.

Конкретные соответствия часто носят ситуативный характер, то есть определяются не столько значением лексической единицы, сколько принятым в иностранном языке употреблением слов или выражений в той или иной ситуации, что требует ориентации на общепринятые образцы употребления слов в языке, на котором происходит общение. Например, для слова усадьба в немецком языке имеется несколько соответствий: der Hof; das Gutshaus (помещичья); крестьянская усадьба - der Bauernhof, das Gehöft.

Существуют реалии, имеющие в иностранном языке соответствующие лексические единицы, способные в достаточной степени передать их содержание, например: парная - das Dampfbad. К отдельным реалиям необходимы поясняющие слова в силу того, что люди, как правило, не располагают достаточной фоновой информацией о реалиях чужой культуры. Например, der Fluss Don, der Schriftsteller Prischwin. Реалии, характеризующие быт, требуют применения разного рода трансформаций: добавления и опущения слов, толкования понятий (Kwas ist ein Getränk aus Roggenmehl und Hefe), использования приближенного соответствия (например, значению русского слова застолье примерно соответствует немецкое слово das Festmahl). Это необходимо, если иностранный язык не располагает достаточными средствами для передачи той фоновой информации, которая не известна носителю другой культуры. Безэ-квивалентные лексические единицы передаются на иностранный язык также с помощью описания, иногда развернутого, например, хохотать -laut lachen, или их значение перераспределяется на несколько единиц,

Филологические

науки

Лингвистика

например, на авось - auf gut Glück. Так происходит в случаях, когда иностранный язык не располагает средствами, способными передать значение безэквивалентной лексической единицы.

Трудности при представлении фактов родной культуры на иностранном языке могут вызвать и определенные, так называемые провоцирующие факторы исходного текста, в качестве которых чаще всего выступают определенного свойства лексические единицы - слова и устойчивые словосочетания.

Наиболее известными из них являются интернационализмы - лексические единицы иностранного языка, сходные по звучанию и/или написанию с лексическими единицами родного языка. Те интернационализмы в иностранном языке, которые полностью или частично расходятся по значению со своими звукобуквенными аналогами переводимого языка, называют «ложными друзьями переводчика». Так, существует опасность попасть в ловушки фонетического сходства, под которыми скрываются существенные семантические различия. Лексические единицы, обозначающие в разных языках один и тот же денотат, могут иметь совершенно различную внутреннюю форму - структуру, образуемую корнем слова, суффиксами и префиксами. Ловушки со стороны внутренней формы возникают в случаях, когда лексема иностранного языка и лексема переводимого языка, имея аналогичные внутренние формы, обладают разным денотативным значением.

В языках есть множество слов и устойчивых словосочетаний, традиционно употребляемых в несобственных значениях. Особым видом иносказаний являются имена собственные, которые традиционно употребляются в переносных значениях. Нередко встречаются иносказания, в основе которых лежит замена названия объекта указанием его местоположения, а также иносказания с использованием названий животных и устойчивые лексические иносказания других типов.

Задача проникновения в систему образности иностранного языка для человека, не владеющего им, осложняется тем обстоятельством, что составители словарей, как правило, распространяют на фразеологию известный переводческий постулат о том, что переводиться должны не слова, а общий смысл фразы. В результате почувствовать региональный колорит фразеологии иностранного языка с помощью словаря оказывается практически невозможным, поскольку регионально-специфическая форма выражения фразеологизмов подменяется формой языка предполагаемого пользователя. Система образности иностранного языка искусственно подгоняется под привычную систему образности родного языка. В связи с этим, чтобы узнать, что скрыто за фразами на

иностранном языке, необходимо восстановить буквальный смысл каждой из идиом, вооружившись словарем. Проникновение во внутреннюю форму отдельных слов или фразеологизмов иностранного языка - это шаг к пониманию региональной специфики культуры. Невозможно в этом случае знакомиться с фразеологизмами без раскрытия их внутренней формы, без получения представления о системе региональной образности в целом.

В передаче на немецкий язык наименований административных единиц России (район, область, край) не выработалось однозначного подхода. При передаче их с русского на немецкий язык имеют место две тенденции - использовать соответствия-аналоги (например, область - Gebiet, край - Region, район - Rayon) или соответствия на основе транслитерации (Oblastj, Kraj, Rajon). В качестве совета в научной литературе предлагается следующий подход: в текстах литературного характера использовать аналоги (Gebiet, Region и т.п.), технического и официального характера -транслитерации. Что касается рассказов о фактах родной культуры, то в них уместны соответствия-аналоги, поскольку они более понятны иностранцам, да и подобные тексты не имеют официального характера.

Названия компаний подлежат либо прямому графическому переносу в текст на иностранном языке, либо практической транскрипции и не должны содержать элементов перевода, не считая родовых слов завод, фабрика и т.п. При передаче на немецкий язык названий русских компаний рекомендуется транслитерировать аббревиатуры (если только иной вариант уже не зарегистрирован компанией как ее официальное юридическое именование на немецком языке). Не рекомендуется расшифровывать аббревиатуры, так как это может привести к возникновению стилистически неуклюжих наименований. Если аббревиатура входит в состав названия, ее следует транслитерировать (OAO Gidropriwod, где OAO = OAO = открытое акционерное общество), если не входит - можно передать его частично с учетом требований благозвучности (das Werk Gidropriwod) или вообще опустить (Gidropriwod).

В наименования многих предприятий, действующих на территории России, включается прилагательное, образованное от названия населенного пункта или региона, например, Елецкие кружева. Переводя такие названия, следует называть топоним по-немецки: Jelezer Krushewa.

Названия организаций, партий, учреждений, подразделений, комиссий, центров и т.п. обычно представляют собой сочетания из нарицательных слов и содержат краткую характеристику организации или указание на ее цели, поэтому обычно подлежат смысловому переводу. Что касается наиболее известных организаций, то немецкие соответствия для их

Филологические

науки

Лингвистика

названий уже закреплены официально, и транслятору культуры следует их использовать, обращаясь при необходимости к справочникам. В некоторых случаях, когда название имеет не столько характеризующий, сколько образный или эмоциональный смысл, применяются и транскрипционные соответствия, например, За победу - Sa Pobedu.

В состав наименований многих организаций и предприятий часто входят мемориальные антропонимы, то есть имена тех, в честь кого или кем эти организации были основаны. Например, музей И.А. Бунина - das Bunin-Museum, школа имени Алеши Оборотова - die Aljoscha-Oborotow-Schule. Как видно из примеров, антропоним в исходном русском наименовании ставится в конце наименования в родительном падеже, а в немецком соответствии стоит в начале в именительном.

Российские предприятия, организации и учреждения, как правило, включают антропоним либо в обороте со словом имени, либо в форме прилагательного: Музыкальная школа имени Т.Н. Хренникова, Третьяковская галерея. И в том, и другом случае следует передавать такие именования по-немецки, используя транскрипцию антропонима в исходной форме в начале соответствия: die Hrennikow-Musikschule, die Tretjakow-Galerie.

Названия русских литературных и художественных произведений передаются на немецкий язык семантически ориентированными способами. Но если произведение ранее публиковалось на немецком языке, желательно переводить его название не самостоятельно, а использовать имеющийся перевод, обращаясь к соответствующим энциклопедиям по литературе, кино и другим искусствам, где немецкий вариант этого названия уже, возможно, указан. Нарушение традиции допустимо лишь в силу веских причин, обусловленных особенностями ситуации общения, в которой транслятор культуры отдает себе в этом отчет. В остальных случаях названия литературных произведений рекомендуется передавать чаще всего способом калькирования, а не транслитерировать.

Учитывая все вышеперечисленные «подводные камни», которые могут встретиться при передаче реалий родной культуры на иностранный (немецкий) язык, можно сформулировать требования к процессу обучения, согласно которым необходимо:

- обучать правильному выбору значения многозначной лексической единицы, наиболее подходящему в данном контексте;

- формировать у обучающихся логическое мышление, позволяющее избежать грубых ошибок при передаче региональных реалий на иностранном языке;

- учить работать с различного рода словарями и справочниками;

- воспитывать у обучающихся самокритичность к себе и требовательность к продукту своего высказывания.

Библиографический список

1. Ермолович Д.И. Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи. М., 2005.

2. Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. М., 2003.

3. Маслова В.А. Когнитивная лингвистика: Учебное пособие. Минск, 2004.

4. Пассов Е.И. Коммуникативный метод обучения иноязычному говорению. М., 1991.

5. Хоруженко К.М. Культурология. Энциклопедический словарь. Ростов-на-Дону, 1997.

77

Филологические

науки